145 000 произведений, 34 000 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 7

Текст книги "Страна сказок 392-395"

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 13 мая 2015, 01:00


Автор книги: Александр Барсуков


Жанр: Юмор: прочее, Юмор


Возрастные ограничения: +6

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 7 (всего у книги 9 страниц) [доступный отрывок для чтения: 7 страниц]

Эпилог

Самое лучшее время – с 23 до 3 ночи. Но бывает, что в это время глючит. Да и вообще, пока лицо не играет роли, кайфа нет, и я пытаюсь успокоиться. Пью валерьянку по капле. Ещё помогает анальгин. Рассасывает тромб в мозгу. Этот тромб всё портит. Обычно же его не бывает, как щас. Щас я написал сказку и доволен. К.

Страна сказок-395

Письмо в никуда-3941,5-3944

24 ноября 2014 года. Тривиальная сказка про Кондома Хлимена. Это такой Борец со Злом. В прошлый раз я его превратил в женщину, но это было в прошлый раз. Теперь же он мужчина с зонтиком в руках. В красной шляпе и штанах, с красным зонтиком в руках. Зонтиком он будет обороняться и нападать против зомби. Как он будет обороняться, нам не интересно. А вот нападать…

Итак, первая, на кого он напал, была его Кормилица Арина Хлименовна.

“Ты что делаешь, ирод? Супостат!” – сказала она.

“Простите, мэм, но ваша рожа похожа на рожу зомби!” – оправдывался Кондом.

“Ты что, китаец? Ты что, нас, славян, не различаешь?”

“Наоборот, мэм! Все вы, китайцы, на одно лицо!” – сказал Кондом, сплюнул и отправился на поиски своей девушки Аликс. Она давеча прислала ему странную СМС-ку: “Я у подруги. Целую, обнимаю!” Кондом понял, что это она обнимает не его, а подругу. Он уже приготовился задать ей риторический вопрос: “Ты где была?” “Пиво пила!” Короче, Сити-18 был огромен. Где живёт эта подруга, Кондом не представлял. Может, в Цитадели?

Он поднатужился и послал Аликс новую СМС-ку: “Ты где?” “Я тут, ик!” – пришёл ответ. Понятно, что от подобных ответов толку мало. “Как зовут?” – телетайпировал Кондом. “Аликс!” – пришёл ответ.

“Какой я дурак! Надо было спросить: как зовут подругу? Потом бы я нашёл её в Справочнике и нанёс бы бомбовый удар по той части города!” – подумал Кондом и написал: “Как её зовут?” “Слон!” – пришёл ответ.

“Странная фамилия. Но в Сити-18, может, миллион девушек с фамилией Слон! Это же не Сара О,Коннор!” – подумал Кондом. Заметим в скобках, что данную Сару искал Терминатор. И нашёл с третьей попытки. До этого пострадали невиновные Сэра и Сира. Кондом не хотел плодить смерть и разрушения, как Терминатор. Он открыл Справочник и нашёл девушку с фамилией Слон. Её звали Аликс. Аликс Слон Данченко.

“Понятно!” – подумал Хлимен. – “Вторая фамилия, конечно, фальшивая! Но сколько родителей назвали своих дочерей странным именем Данченко! Или странной фамилией Слон! Пошла бы в милицию-полицию и поменяла эту дурацкую фамилию на более благозвучную. Например: “Хлимен”. Надо будет взять её в жёны, чтобы она сменила таким образом фамилию на мою. Ладно, ладно, не буду её брать в жёны. Мало ли, какие есть фамилии: Беловянченкошвили! Что мне их всех, женить на себе? Слишком жирно!”

Итак, объект атаки был обозначен: Аликс Слон!

“Или эта Слон взяла в мужья мою девушку Аликс, и Аликс стала Слоном?” – подумал Кондом. – “Ладно! Сажусь в свой флиппер и флипаю до Космопорта, где проживает Слон!”

И вот он сел в флиппер. Горючего, как обычно, не было.

“Всё приходится делать самому!” – возмутился Кондом и помочился в бензобак. Эффект был ошеломляющий. То есть, никакого эффекта не было.

“Ах, да! Чуть не забыл!” – сказал Кондом и бросил в бензобак горошину. И там пошли процессы! Повалил сизый дым! Затарахтело!

“Жаль, у меня нет крысиных лапок и змеиного яда! Тогда процесс пошёл бы скорее!” – подумал Кондом. Но и так процесс шёл своим ходом.

Флиппер прыгнул на 3 метра и врезался в столб, погнув его!

“Понаставили столбов, долбо..!” – подумал Хлимен и посмотрел на приборную доску. Доска была классная! То есть, это была не приборная, а человеческая доска. На пульте управления спала какая-то плоская по жизни зомби. Она-то и была доска-доскою.

“А всё-таки, я, кажется, обнаружил грудь в ничтожном количестве!” – сказал Хлимен.

“Не может быть!” – сказала Доска. – “Разрешите представиться: Седьмой Элемент по имени Постамент! Мной можно затыкать любые дырки, квасить капусту, мариновать помидоры. И ещё однажды я спасу весь Сити-18 от неминучей гибели! Когда найду своих корешей: первых шесть элементов.”

“А знаешь, ты мне подходишь! Да-да! Подходишь! У меня в дне флиппера есть дыра, так ты заткнёшь её своей ногой в полосатом носке!” – сказал Кондом.

“А что мне за это будет? Чмоки-чмоки? Учтите: я – сексуальная маньячка. Ещё меня называют Мартышка!” – сказала Мартышка.

“Да не люблю я Мартышек! Ничего тебе не будет. Но вот если ты будешь крутить лопасти моего пропеллера, то я поцелую тебя в лобик! Или в твою плоскую отсутствующую грудь!” – сказал Хлимен.

“Чем выше любовь, тем ниже поцелуи!” – сказала Мартышка. – “Скорее ввысь!”

И она вытянула полосатую ногу и стала бороздить ею просторы дорог Сити. Все зомби, как это увидели, чуть не упали со смеху. По-крайней мере, Кондому так показалось. Давно известно, что зомби лишены чувства юмора и упали просто так, от старости. Или от голода.

Мартышка сказала:

“Первым делом-первым делом – самолёты! Ну а Хлимены, а Хлимены – потом!”

Делать нечего, Хлимен нажал на кнопку “Старт”!

И флиппер покатился задом вперёд.

“Ты на какую кнопку нажал, балда?!” – сказала Мартышка. – “Тут надо нажимать всё наоборот! Вот, нажимаю кнопку “Катапультироваться”! И…”

И бедного Хлимена вышвырнуло из флиппера и ударило об асфальт.

“Нам это как 2 пальца об асфальт!” – пришло ему на ум. И ещё: “Кстати, флиппер называется флаером!”

“Ну как?” – спросила Мартышка. – “Я же говорила: “Ну а Хлимены – потом!”

“Я в жизни не встречал более тупого пилота, чем ты! Лучше бы сидела дома с куклами, няньками и танцами! Мартышкам не место в авиации!” – сказал Хлимен.

“Да я же просто пошутила!” – сказала Мартышка. – “Вот, смотри: кнопка: “Сброс шасси!” Нажимаю! И!..” И флаер плюхнулся брюхом на дорогу, задавив какую-то бабку-зомби и кошку-зомби.

“Бабушка сбита, кошка – в лепёшку, еду я по пешеходной дорожке!” – сказал Хлимен.

“Да никуда я не еду! В том-то и соль! Меня в нашем полку “Ночных Ведьм” прозвали Пучеглазницей! Ведьмы – потому что ведьмы-аски в воздухе!” – сказала Мартышка. – “У меня такие очки, что в них всё троится! И пучеглазие!

“Настоящая ведьма!” – говаривал наш унтер-офицер Поланек.”

“Ладно, Пучеглазница, щас взлетаем!” – сказал Хлимен и снова влез во флаер. – “Его надо было назвать: “фляга”. Влез во флягу! Вофляга!”

Пучеглазница сказала:

“Большому самолёту – большое плавание! Плох тот воробей, который не мечтает стать самолётом!”

“У тебя левый двигатель дымит! И правый тоже!” – сказал Хлимен.

“Да не дымит, а полыхает пламя Мировой Контрреволюции! Оптимист придумал самолёт, а пессимист – парашют! Да у нас же масло течёт! Что же ты молчишь?! Надо кричать: масло течёт! Масло течёт!” – закричала Пучеглазница.

“Я не кричу, потому что у нас в самолёте отродясь не было масла! Его и в холодильнике-то нету!” – сказал Хлимен.

“Тогда что это течёт?” – спросила Пучеглазница.

“Это течёт у тебя из-под юбки! Вероятно, наступили ЭТИ дни! Или ты обмочилась!” – сказал Хлимен.

Пучеглазница поняла свою ошибку и стала слизывать бедствие таким длинным языком, что он доставал до юбки. Хлимена перекосило:

“У вас в полку все такие?”

“Какие такие? Ты на что намекаешь?” – спросила лётчица.

“Я намекаю на то, что лучше бы взял шофёра! То есть, пилота! Их там полно было!” – это он имел в виду упавших около флаера зомби. Может, там и были пилоты. Но Пучеглазница озлобилась:

“Я – Самый Лучший Пилот в Мире! Заруби себе это на носу!”

При этих словах флаер одним крылом задел водонапорную башню.

“Теперь у нас нет одного крыла! Ты не лётчица! Ты – камикадзе!” – сказал Хлимен.

“Слушай, Хлимен! Не учи орла летать! Не учи меня летать! В своём полку я была Чемпионом Полка!” – сказала зомби.

“И ставила рекорды скорости по утоплению экипажа!”

“Нет! Я была второй!” – сказала зомби.

“Потому что в соревнованиях было всего две женщины!” – продолжал острить Хлимен. Но так или иначе, внизу показался район, где жила Аликс Слон! Этот район назывался Мёртвожоровка.

“Садись, дура! Кому говорят!” – закричал Кондом.

Но бедная Пучеглазница увидела в своих очках какую-то летящую курицу, и её всю переклинило! Имеется в виду, пилотку.

“Я не могу раздавить эту бедную курицу! Возможно, она голодна и хочет есть! А может, несёт ам-ам своим цыплятам!” – закричала Пучеглазница.

“Нет там никакой курицы!” – сказал Хлимен. – “Ты как хочешь, а я прыгаю с парашютом!”

“Может, тебе ещё кофе подать?” – спросила зомби.

“Да! Без кофеина! Он очень тонизирует!” – сказал Кондом и выпрыгнул.

Без него флаер врезался в большой такой плакат: “Аэролинии Третьего Мира!”

“Будем надеяться, что пилотка погибла!” – подумал Хлимен.

Но это было не так. Бодрая Пучеглазница воссоединилась с Хлименом:

“Хорошо, парень, что у нас было только два парашюта! Больше и не надо!”

“Если ты думаешь, что пойдёшь со мной на Дело, то ошибаешься! Я работаю без напарника! Особенно в самых сложных Делах, как это!” – сказал Хлимен.

Он осмотрелся. Место было мрачное и затхлое. Напоминало конец пруда, где Хлимен жил в детстве. Там был пруд и был его, пруда, конец.

“А вот я без конца жить не могу!” – сказала Пучеглазница. И только эхо разнесло её слова: “Не могу, не могу, не могу…”

“Не ори и выполняй все мои инструкции!” – сказал Хлимен. – “Сейчас ты подойдёшь вон к той бабке и скажешь, сплёвывая через каждое слово: “Бабка! Мне нужны твои очки, твои тапки и твой мотоцикл!” Поняла?”

“Тапки… Очки… А бабки бабкины мне не нужны?” – спросила дотошная зомби.

“Нет! Я же говорю: точно придерживайся инструкций! Если это окажется не бабка (а со спины хрен видно, кто это такой), то прикинься проституткой и скажи: “Вы не угостите даму спичкой?” Когда он угостит, ты скажешь: “Ко мне или к тебе?”

Короче, Пучеглазница подошла и хлопнула человека по плечу:

“Привет!”

Человеком оказался малыш Хювяринен с обручем! Все так и опешили. И Хлимен, и Пучеглазница. Малыш сказал:

“Ну, чего надо?”

“Мне бы, э-э, твои очки! И твои спички!” – сказала шпионка Хлимена.

“Нету у меня ни очков, ни тапочек, ни мотоцикла!!” – заорал Малыш ни с того, ни с сего. – “У меня только обруч! Понятно?”

“Да понятно, понятно!” – сказал Хлимен, подходя. – “Тётя ошиблась! С кем не бывает. Ты же, Малыш, нам, конечно, покажешь, где Третья улица Строителей?”

“А зачем вам эта улица?” – спросил тупой Малыш.

“Там живёт моя зазноба! Где же ты, моя черноглазая, где? На улице Строителей, в Мертвожоровке-ке-ке! В доме, где весной палисад! У-ууу! Зеленоглазые мои! У-ууу! И черноглазые мои! Уу-уу! И разноглазые мои! Притормози, притормози!” – сказал Хлимен.

“А! Знаю! Вам нужна Аликс Слон!” – сказал Малыш. Лучше бы он этого не говорил. Кондом весь запыхтел, затрясся и сказал:

“Откуда знаешь?!”

“Потому что на улице Строителей всего один дом! И там живёт всего одна разноглазая! Но, если вам вообще нужны девочки, то я могу провести вас на другую улицу, улицу Красных Фонарей!” – сказал Малыш.

“Нам нужна эта девочка!” – сказал Хлимен. – “Вот только не могу вспомнить, зачем? Нет, не трахать её. Не то. Поговорить с ней? Убить её? Зачем ещё она может быть нужна?”

“Может быть, взять у неё её очки, тапки и мотоцикл?” – робко спросила Пучеглазница.

“Да нет! Какая глупость! Ладно! Пойдём, там увидим! Может, у неё такие первозданные данные, что не пролезают ни в какие двери!” – сказал Хлимен.

И вот они оставили Малыша с его обручем и пошли пешком. Многие опасности подстерегали их в пути на улицу Строителей! Некоторые зомби выливали нечистоты прямо под ноги путникам из окон своих хавир! Пролетали гнус и мошка! Которые алчили крови Борцов со Злом! Но, вообще говоря, у Кондома кровь была такая едкая и ядовитая, что все мошки тут же отбрасывали ласты от неё. Недаром на его моче летали самолёты-флаера.

Пучеглазница сказала:

“Кондом! Вы такой мужественный! Дайте, я вас обниму!”

У Кондома с этими объятиями были связаны неприятные воспоминания. Однажды одна девочка-упыриха хотела обнять Кондома на кладбище. Обняла и высосала всю кровь. После этого кровь его и стала едкой. Поэтому он сказал:

“Нет-нет, лучше потом! После Дела! Если, конечно, мы все вернёмся живыми, и нас не наградят посмертно!”

Наконец, возникла улица Строителей. Дом был действительно только один и гордо назывался “Дом 24”. Кондом робко постучался.

“Кто там?” – раздался женский голос, и вышла в тапочках-зайчиках какая-то женщина.

“Мадам! Ваш муж утоп, не стесняйтесь, можете плакать!” – сказал Кондом.

Женщина заревела.

“Да не переживайте вы так, миссис Слон! В городе полно этих отвратительных зомби! Найдёте другого!” – сказала Пучеглазница.

“Миссис Слон? Но я – миссис Данченко!” – сказала женщина и перестала плакать.

“Что Слон, что Данченко – нам всё “по барабану”! Колись, сука, где Аликс?” – спросил Кондом. И тут его осенило: он вспомнил, зачем искал Слон! Ему нужна была Аликс, чтобы, наконец, исполнить свой супружеский долг! Или попытаться его исполнить. Потому что если у милиционеров это с трудом, так как 2 контрольных долга в воздух, то у Борцов со Злом ещё труднее! Потому что они вообще, может, на это не запрограммированы!

“Аликс?” – спросила Слон. – “Аликс берут все, кто хочет, бесплатно! Хочешь меня? Плати 100 франков!”

“Да какие там франки?!” – сказал Хлимен и выволок Аликс из притона. Она была никакая.

“Аликс! Это я! Можно сказать, твой папа! Твой папа заботится о тебе!” – сказал Кондом и потащил Аликс прочь с улицы Строителей. Войти-то туда легко, а вот выйти без ножа в спине – не просто! Конец сказки. К.

Письмо в никуда-3944-3946,5

27 ноября 2014 года. Сказка про Витю, про Кратово, про детство. Как Витя пошёл в клуб смотреть муви и увидел разные ужасы. Очень поучительно. И страшно!

Итак, сидит Витя и смотрит. На экране какой-то толстый мужик. Оборачивается и оказывается Черепом! Череп, Лысый Череп! Бедный Витя спрятался под стул от такого.

Но тут на экране появился щеголеватый молодой человек с литерой “С” на животе. Наверное, любит сосиски. Он подошёл к Черепу и протянул ему связку сосисек:

“Кушай, кушай, дорогой!” Череп стал жрать сосиски, и вместо черепа на его голове выросла сарделька!

“Причём здесь сарделька? Он же сосиски жрал!” – подумал Витя. Но мужики уже, обнявшись, шли в ресторан “Монголия” (или “Магнолия”) с песнями под гармошку.

“Какой хороший фильм!” – подумал Витя. – “Про Любовь! Про любовь парней к сосискам и к мужикам-черепам! Обязательно порекомендую этот фильм всем своим друзьям!”

Но тут фильм испортился. В ресторане мужики заказали не дичь, как хотелось бы Вите, а морковные котлеты. Это был фильм про вегетарианцев! Вегетарианцев Витя с детства терпеть не мог потому, что его самого кормили брюквой. Итак, нажравшись этих котлет, молодой парень принялся клеиться к двум одиноким девушкам.

Они отвечали на его ухаживания.

Он показал им “джага-джага”, повертев бёдрами, и они пошли, типа, танцевать.

Но парень не пошёл, а набросился на оставленные на столе у девушек те же морковные котлеты!

“Да! Это явно фильм против ожирения!” – подумал Витя.

Оставшись без партнёра, девушки принялись танцевать сами с собой. Это была зажигательная джига. Они так и кружились в танце, так и тёрлись друг об дружку. А на лице их было написано, что это кайфно!

Витя подумал: “Интересно, а мужики могут так же тереться друг об друга? Наверное, нет! Какой смысл?”

Наконец, натанцевавшись, женщины вернулись к своему столику, где жрал парень. И все втроём, забыв обиды, они стали распевать Рождественскую Песенку.

Череп сидел-сидел, смотрел-смотрел, потом не выдержал и послал настойку из корнеплода “вашему столику от нашего столика”.

“Эк его развезло!” – подумал Витя. – “Спрашивается, с чего? С настойки? Видать, крепкая штука! Настояна на медицинском этиловом спирту! 99 %!”

Между тем, послав настойку, Череп остался без корнеплода. Это его огорчило. Он стал щёлкать пальцами и орать: “Человек! Человек!”

Пришёл Человек. Это был не совсем Человек, а точнее, Терминатор-7!

“Что Терминатор-7 делает в “Монголии”?” – подумал Витя. – “Наверное, это фантастический триллер, этот фильм! Или Терминатор опустился и подрабатывает здесь!”

Терминатор сказал: “Чего изволите-с?” Но после морковных котлет язык плохо слушался Черепа. Он схватил Терминатора за шею и ткнул в пустую тарелку, что, видимо, означало: “Глаз на ж. пу натяну!” Потому что у Терминатора был только один глаз.

“Так-с, так-с!” – деловито сказал Терминатор и принялся строчить в свою книжечку. Череп махал руками, пытаясь объяснить, как это “от нашего столика вашему столику” и процесс передислокации бутылки. Терминатор дописал и сказал:

“Значит, трюффельный салат! Два!” И ушёл. На лице Черепа было написано: “Какого чёрта мне трюффельный салат? Мне бы ещё выпить безалкогольной капустной настойки!”

И тут к столу Черепа подошла сногсшибательная блондинка! То, что она сногсшибательная, Витя понял, так как его опять потянуло спрятаться за спинку переднего стульчика. Блондинка была страшна, как смертный грех. Но для Черепа с мордой сардельки она была неотразима.

“Садись, закусывай, выпивай, чем Бог послал! А потом, может, потанцуем, хотя я волочу ножку!” – сказал этот ловелас Блондинке.

“Да я, собственно, не за этим!” – сказала Блондинка. – “Помогите Даме! У меня кончились деньги, и мне некому бросить таракана в тарелку, чтобы поднять скандал и ничего не платить в этом ресторане! Да и таракана нету!”

“Это не беда, мадам!” – сказал галантный Череп. – “Эй, Мишка!” Это он звал своего друга парня, который в это время сидел в обнимку с двумя женщинами за другим столиком. – “Мишка! Ходь сюды!”

И вот все: Череп, Мишка, Блондинка и две женщины принялись ползать по полу в поисках таракана! Но таракана, как назло, не было.

Пришёл Терминатор:

“Что с вами?! Что с вами?!”

“Да вот, запонка отшпилилась!” – сказала Блондинка, а сама изловчилась и ударила Терминатора в пах!

“Да эта Блондинка просто террористка какая-то!” – подумал Витя. – “Не стоит рекомендовать этот муви детям до 16-ти лет! А то станут такими же непредсказуемыми и опасными для общества!”

“А у меня ещё вот!” – сказала Блондинка и показала зрителям и всем татуировку в виде слона, занимающегося любовью с другим слоном в джунглях зелёных. Вите была знакома эта татуировка. Она была и у Женечки из медпункта. Но там был слон, занимающийся ананизмом. Чисто лагерная наколка.

“Откуда у тебя эта наколка?” – спросил Мишка.

“С детства!” – сказала Блондинка. – “Она символизирует, что “два слона, две попы толстые, любить друг друга так не просто им!”

“Да она поэтесса!” – подумал Витя. – “Если её зовут не Барто, то я никакой аналитик фильмов про поэтесс!”

“А как зовут тебя, милое дитя?” – спросила одна из женщин.

“Зовите меня просто: фон Кукенквакен!” – сказала Блондинка. Витя понял, что он не аналитик.

“Но имя-то, имя-то хоть должно быть романтичным! Скажем, Стелла или Афина-Паллада!” – подумал Витя.

“Имя: Афина-Паллада!” – сказала Афина.

“Угадал! Угадал!” – торжествовал Витя в своём кресле.

“Сегодня Акция!” – сказал Терминатор, с трудом поднимаясь с пола: “Всем Афинам завтрак бесплатно! Для формальности покажите ваш паспорт!”

“Чтобы удостовериться, что Афина!” – понял Витя.

“Вот мой паспорт!” – сказала Афина. В паспорте было написано, что он принадлежит Варваре Кузькиной из Нижних Долбунов.

“Ну что ж, – сказал рассудительный Терминатор, – с вас, Варвара, 97 рублей 13 копеек за сожранную морковную котлету и тыквенный напиток “Звезда Востока”!”

Афина-Варвара погрустнела, и неизвестно, чем бы всё щас кончилось (может, у неё началась бы истерика, и она принялась бы бить зеркала за 97 тоже рублей), если бы по полу в это время не полз таракан! Таракан этот был старожил местного кафе “Монголия”. Он указывал поварам, как и что готовить, так как был дока в вегетарианской кухне. Варвара схватила Таракана и бросила его в тарелку!

“Какая подлость! Заслуженного ветерана!” – подумал Витя.

Таракан сучил лапами и орал:

“Я буду жаловаться директору ресторана мистеру Боблику!”

“Да жалуйся хоть Лёлику и Болику!” – сказала злобная Варвара.

“Зря она не дооценивает мистера Боблика!” – подумал Витя. – “Вот у нас в Кратово есть мистер Бублик, так он – глава Якудзы! Самого страшного мафиозного образования! Якудзы перелезают к нам через забор и ныряют с пирса в трусах в “цветочек”. Я уж молчу, что они там вытворяют вообще с девушками! Подныривают под них! И кто знает, может, скоро в Кратово появятся детишки в трусах в “цветочек”! Кто знает!”

Терминатор на экране сказал:

“Ну, раз Таракан в тарелке, то это наша кульпа, то есть, наша вина, вы можете идти бесплатно!”

Варвара схватила Черепа за шею и сказала:

“Пошли отсюда! Я вся горю! Давай сделаем это прямо в подвале!”

Видимо, она чего-то хотела, но чего она хотела, Витя по малолетству недопонял.

“Наверное, хочет облегчиться!” – подумал Витя. – “Я хоть ничего и не допонимаю по малолетству, но помню рассказ, как одна влюблённая таким образом пара встала раком, и его шибануло током в подвале! Ну и он облегчился. Да и она тоже. Потом стирались. Штаны стирали.”

Оператору, видимо, тоже было не особенно интересно, куда пойдут Череп и Варвара, так как камера наехала на Мишку и двух женщин. Одна из них сказала:

“Ты за нас заплатишь, дорогой?”

От слова “дорогой” у Мишки чуть не случилось прободение прямой кишки от счастья.

“Конечно, нет!” – сказал он. – “Сами платите за себя, шалавы, профуры, проститутки!”

И вот тут случился драматический момент! Витя так и вздрогнул. Одна шалава ка-ак даст Мишке по шее наманикюренной рукой! И у Мишки остался след её пятерни на шеке!

“Ну это уже жесткач!” – подумал Витя. – “Явно это фильм ужасов!”

А вторая подошла к Мишке и ка-ак врежет ему по шарам! Мишка упал на пол! Профуры расплатились у ушли. Мишка лежит без сознания!

“Товарищи! Товарищи!” – чуть не закричал добрый Витя. – “Товарищу надо помочь!”

И тут Луч Света в Тёмном Царстве проник в этот забытый Богом фильм! Терминатор поднял Мишку и сказал:

“Товарищ? Нету денег? Тогда позвольте предложить Вам непыльную работу по уборке нашего ресторана! Сейчас все ушли, вот вам метла, метите!”

“Какой добрый и жизнерадостный финал!” – подумал Витя. – “Сейчас Мишка подметёт, мошонка у него пройдёт, и он сможет снова кадрить баб! Но какой фильм без погони или, на худой конец, Штиблица?”

И как в воду глядел. В фильме прошло 40 лет. Так и было написано: “Прошло 40 лет!” Ресторан переименовали в “Элефант”. И туда пришли пьянствовать фашисты!

“Ну и ну! Что за сюжетный ход! Оригинально!” – подумал Витя. Но так как в меню по-прежнему были только вегетарианские блюда, фашисты решили расстрелять Терминатора, Таракана и мистера Боблика!

И тут за них вступился Мишка! Он как раз кончил подметать.

“Не скажем, что он подметал 40 лет, но, может, подметал по разу каждый год!” – подумал Витя.

Мишка сказал:

“Господа фашисты! Не надо излишнего насилия и жестокости! Я, я приготовлю вам стейк!” И он пошёл на кухню готовить стейк!

У Вити навернулись на глаза слёзы:

“Он же не умеет готовить!” И точно! Вместо того, чтобы готовить стейк, Мишка увидел на кухне ряд тортов.

“Сейчас он проедется по ним всем мордой и скажет сам себе: “Ты испортил все торты!” – подумал в отчаяньи Витя. Но дело обстояло ещё хуже! На кухню вышел мистер Боблик! У него на рукаве была тряпка с надписью “ПРЕДАТЕЛЬ”! Его науськивал Таракан! Это Боблик схватил Мишку и проехался им по тортам! Потом Боблик выбежал к пирующим фашистам за столиками и сказал:

“Он испортил все торты!”

На удивление, Боблика никто не послушал. Оказывается, за столики к фашистам сели профуры из прошлого эпизода. Теперь это были русские разведчицы Белка и Стрелка! Так как они обожали морковные блюда, то они эту свою любовь привили и фашистам, которые от моркови и брюквы прямо обалдели. Так подумал Витя. На самом деле обалдели они от прелестей и данных Белки и Стрелки, которые принялись отплясывать на столиках голые!

“Ну и ну!” – подумал Витя. – “А я-то думал, что они профуры! А они выполняют свой Долг! У каждого мгновенья свой резон! Свои колокола, своя отметина! А в общем, надо просто помнить Долг! От первого отметина до последнего! Они щас усыпят бдительность фашистов! И позволят многострадальному Мишке скрыться! И ещё, чего доброго, украдут у фашистов карту военных действий!” Но никакой карты у фашистов не было. Они отвалились и захрапели, так как им в еду наши доблестные разведчицы подмешали клофелина.

Теперь осталось разобраться с Мальчишами-Плохишами Тараканом и Бобликом! Терминатор, как оказалось, был тоже на нашей стороне. Белка и Стрелка, всё такие же неприкрытые, толкнули дверь кухни!

“О-оо! Помираю я! С пиписькой я!” – жалобно закричали в углу. Это был, понятно, Мишка. Боблик и Таракан в ужасе жались к конвейеру по производству шнапса из кефира. Шнапс получался очень красивый, но его совершенно невозможно было пить. Ранее этот конвейер выпускал конфетки “Голд Стар” из дерьма. С ними была такая же фигня. Очень красивые, но несъедобные.

“Итак, значит, Боблик-Предатель и Таракан!” – сказала Белка.

Но тут на кухню ворвалась Варвара! По умолчанию, годы не состарили её, ей по прежнему было… 16 лет!

“Какого чёрта она тут делает?” – подумал Витя. – “Щас всё испортит!”

“Оставьте их мне! Я над ними надругаюсь в изощрённой форме!” – сказала Варвара.

“Нет, это мы над ними надругаемся в изощрённой форме!” – сказала Стрелка.

“Ну и ну!” – подумал Витя. – “Так вот, какой у них своеобразный Долг и какие Мгновения! Хоть я ещё и маленький, но мнится, это Мгновения Страсти!”

И Белка со Стрелкой стали наступать на Боблика, выпятив свои груди!

“Не делайте этого!” – завопил Мишка из своего угла. – “Боблик заражен! Заражен доктором Вернером фон Брауном! Всякий, кто вступит с ним в контакт, отбросит ласты!”

“Ничего страшного!” – сказала Белка. – “У нас есть Презерватив! Первого Питерского Презервативного Завода!”

Мишка закрыл глаза.

Даже Витя закрыл глаза, так как знал, что на этом ПППЗ изготовляют презервативы по рецепту Демидовых, из чугуна!

“Не делайте этого!!” – хотел закричать Витя, но тут фильм стыдливо кончился, так и не показав ничего более. Ни Нашей Победы, ни Нашего Удовлетворения!

“Да! Хороший фильм!” – подумал Витя. – “Вот только погони не было. А жаль. Там бы тра-та-та-та! И фашисты катятся в кювет! Но ладно! Главное, что не зря отдал 5 копеек за просмотр. Духовно обогатился. Надо будет рекомендовать этот фильм Володе Коровкину.” И Витя вышел вместе со всеми из клуба. Слабонервные утирали слёзы, беременные продолжали быть беременными, кормящие кормили, а жующие жевали. Этих ничто бы не проняло. Конец сказки. К.

Внимание! Это ознакомительный фрагмент книги.

Если начало книги вам понравилось, то полную версию можно приобрести у нашего партнёра - распространителя легального контента ООО "ЛитРес".
Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


Популярные книги за неделю

Рекомендации