145 000 произведений, 34 000 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 18

Текст книги "Варяги"

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

  • Текст добавлен: 2 октября 2013, 18:33


Автор книги: Александр Тестов


Жанр: Исторические приключения, Приключения


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 18 (всего у книги 19 страниц)

Глава девятая
Будем жить!

Изменчивость – это сущность людей…


Первое, что увидел Сигурд, открыв глаза, был яркий свет горящей рядом лучины.

– А, уже пришел в себя, – услышал он знакомый голос, – это хорошо, очень хорошо.

Скальд подставил рядом с его ложем табурет, сел.

– Ничего, ничего, – утешал он неудавшегося беглеца, – не так уж и сильно они тебя приложили.

Вемунд стал осторожно менять повязку на его голове.

– Где я? – едва слышно спросил Сигурд, пытаясь оглядеться.

– Лежи. Ты там, откуда сбежал.

«Опять подвал? Неужели?» – подумал юноша, но затем различил крепкие бревна, из которых была сложена изба, и старую печку-каменку. «Я в бане», – осенила беглеца счастливая догадка. Все же, как ни крути, в бане куда уютнее и теплее, чем в сыром подвале.

– Меня казнят? – спросил Сигурд и тут же понял глупость своего вопроса – раз не убили сразу, значит, он для чего-то понадобился ярлу.

– Нет, – ответил старик, продолжая колдовать над ссадинами, – не казнят.

– А что тогда?

– При побеге ты зашиб бревном одного воина – Сёльви, кажется, так его звали…

– Какого еще Сёльви? Я его даже не знаю.

– А ты и не спрашивал, когда бревно на него уронил. Признаешь?

– И что?

– Да ничего, – равнодушно ответил скальд, – бревно расшибло ему голову и он отправился к Одину, а его брат Торир теперь жаждет мести. Ярл распорядился устроить хольмганг.

– А что за Торир такой?

– Ты его уже видел и даже успел сразиться с ним, правда, в кулачном бою.

При упоминании о здоровяке с пудовыми кулаками у Сигурда заныла вся голова, от челюсти до макушки. Страшно было подумать, как этот Торир мог управляться, например, с двуручным топором. «М-да, задачка не из легких», – подумал юноша, а мозг инстинктивно начал прикидывать, чем противостоять этакому противнику. Перед глазами стали мелькать различные картинки – позиции, стойки, удары, контрвыпады.

– М-да…

– Что? – не расслышал Вемунд.

– Все нормально, скальд, все нормально… Значит, выход только один?

Скальд пожал плечами.

– Хольмганг.

– Здорово! А если я убью этого Торира, меня отпустят?

Вемунд закончил перевязку и протянул юноше кружку с водой. Сигурд, не дождавшись ответа, жадно выпил.

– Так что же, меня отпустят? – отбросив кружку и приподнявшись на локтях, вновь спросил он.

– Не знаю, – честно признался старик, – не знаю.

– Так, значит, я опять пленник?

– Нет, – ответил скальд, – ты можешь свободно передвигаться внутри борга, а Ториру запрещено подходить к тебе.

– А если я снова убегу?

Сказитель отрицательно покачал головой.

– Тебя убьют на месте, а в поединке у тебя есть шанс.

Сигурд вдруг ощутил приступ дурноты, голова слегка закружилась, и он опустился на постель.

– Ты бы не ерзал пока, – предупредил Вемунд.

– Так ты думаешь, у меня есть шансы?

– Конечно, Сигурд. Ты воин и тебе нечего терять, кроме жизни. Победив, ты обретешь уважение, а что может быть важнее для воина, чем уважение?

– Свобода! – Сигурд сжал кулаки. – Свобода, скальд, важнее.

– Ты молод и оттого глуп. Нет такого воина, который бы не мечтал получить уважение к себе от своих же врагов.

– Я и не мечтал, чтобы ярл Атли и его воины стали моими врагами, – с иронией в голосе произнес юноша.

– На все воля богов…

– А когда бой?

– Когда ты сможешь встать и держать в руках оружие.

– М-м-м, – из груди юноши вырвался стон.

– Так или иначе, – продолжил Сказитель, – но мне поручено ярлом скорее поставить тебя на ноги. А дальше – как решат боги.

– О, боги! – процедил Сигурд сквозь зубы. – Им до всего есть дело.

– Так устроен мир, – философски изрек скальд и встал со своего места.

* * *

Девять раз небесное светило, дарованное людям богами, поднималось над лесами и полями Альдегьюборга и девять раз пряталось от людских глаз, прежде чем Сигурд смог нормально ходить и держать в руках меч.

Ярл Атли через Сказителя передал свое настойчивое желание увидеть битву через три дня. Сигурду не оставалось ничего другого, как приступить к тренировкам. Ему принесли щит и меч и разрешили упражняться на небольшом участке возле стены. Первый день юноша посвятил физподготовке – бегал, прыгал, отжимался – одним словом, приводил в порядок одеревеневшие после лечения мышцы. Единственным допущенным до общения с пойманным беглецом по-прежнему оставался лишь скальд. Остальные обитатели борга старались не замечать его, и если Сигурд все же ловил чьи-то взгляды, то не мог избавиться от чувства, что викинги смотрели на него как на покойника. От этих взглядов по коже пробегали мурашки размером с бегемота, но Сигурд каждый раз сжимал кулаки, пытаясь внешне оставаться спокойным.

«Все нормально, – говорил он себе, – все нормально. Победа будет за нами!»

На второй день юноша взял в руки оружие. Сделав несколько выпадов, он остался доволен. Меч ему дали вполне хороший, острый, а щит, диаметром около восьмидесяти сантиметров, был в меру увесист, что тоже немаловажно.

Поупражнявшись с мечом и щитом, Сигурд завершил день пробежкой и отжиманием. Он с удовлетворением заметил, что мышцы ожили.

Третий, решающий день он с самого утра посвятил фехтованию. Принес от бани, где жил, несколько увесистых чурбаков и соорудил из них манекен-мишень. Наблюдавший со стороны скальд видел, как юноша выплясывает вокруг манекена, выводя замысловатые па, то и дело нанося удары. Сигурд старался двигаться быстро. Он прекрасно понимал, что именно от его скорости зависит благоприятный исход боя. Именно скорость и высокий темп в борьбе с тяжеловесом Ториром может принести ему победу, а значит – жизнь! Он крутился, как волчок, менял углы атаки, сменял темп и рубил – резко и хлестко, да так, что к концу тренировки чурбаки превратились в обстроганные поленья.

– Ты хороший воин, – заметил Вемунд, подходя ближе, когда Сигурд, выбившись из сил к концу дня, остановил свой поединок с манекеном.

– О! Ты еще не видел меня в настоящем бою, – иронично усмехнулся Сигурд, восстанавливая дыхание, – в бою я лев!

Сказитель улыбнулся ему в ответ.

– Охотно верю, юноша, охотно верю.

– На сегодня – все! – подытожил Сигурд. – Будем считать, что я готов.

* * *

По древнему обычаю священный поединок – хольмганг – проводился один на один, и без посторонних глаз, ну, если не брать во внимание, когда один воин из противоборствующего отряда бросал вызов другому. Тогда – да, поединок происходил перед строем, на глазах всей дружины. Но в случае кровной мести, коим считался этот хольмганг, закон предписывал поединщикам уединиться и лучше бы на острове, где никто и ничто не могло помешать воле богов. Однако ярл Атли посчитал иначе. Именно он распорядился взять беглеца живым и пообещал Ториру, брату убитого при побеге Сёльви, что поединок состоится, но только внутри борга и при всей дружине. Торир не возражал, и сам направился на поиски Сигурда, что, впрочем, ему и удалось.

В назначенный день, ровно в полдень, вся дружина заняла свои места, образовав широкий круг в центре борга. Дружинники стояли в ожидании поединщиков, стража взирала вниз с крепостных стен, а ярл Атли, удобно устроившись впереди всех на короткой скамье, дал знак начинать.

Первым в круг вышел Торир, без шлема и обнаженный по пояс. Он был вооружен щитом и мечом. Ударом меча о щит он приветствовал ярла и всех собравшихся. Затем в круг пропустили ответчика. Сигурд был также без одежды. Он спокойно прошествовал в противоположную от Торира сторону и занял позицию.

– Я Торир, сын Ульфа, – прогремел бас, – обвиняю этого человека, называющего себя Сигурдом, – при этом он тыкнул мечом в сторону ответчика, – в смерти моего брата Сёльви.

Ярл согласно кивнул.

– Отрицаешь? – обратился Атли к Сигурду.

– Нет! – громко ответствовал юноша.

– Хорошо. Пусть боги даруют вам справедливость. Начинайте! – ярл небрежно махнул рукой.

Вскинув щит, Торир широкими шагами устремился на ответчика. Сигурд принял боевое положение, готовый в нужный момент отпрянуть в сторону от надвигающейся скалы.

– Один! – взревел нападавший викинг и широко размахнулся.

Он надеялся на мощь своего удара. Меч, описав широкую дугу, разрубил пустоту. Сигурд словно ждал этого богатырского замаха. Он обманно выкинул щит вперед, якобы намереваясь принять удар, а сам юркнул назад и в сторону, одновременно выбрасывая свой меч по косой. Он практически все рассчитал правильно. Викинг промахнулся и чуть провалился вперед, но меч Сигурда оказался не таким длинным. Лишь краем лезвия он достал Торира и вспорол ему кожу на правом предплечье. Дружина единогласным выдохом поддержала это первое и столь стремительное кровопускание. Легко раненный Торир от досадного промаха взревел, как лось в брачный период. Он разозлился мгновенно, собственно именно этого и добивался Сигурд. Юноша невольно улыбнулся своей удаче, что окончательно вывело Торира из себя. С невероятной прытью для своего громоздкого тела он подскочил к ответчику и на сей раз не промазал. Сигурд едва успел подставить щит, как сильнейший удар едва не расколол пополам доски щита. «Только не пятиться», – сказал он себе и тут же отскочил в сторону. Он старался скакать вокруг разъяренного здоровяка, не давая ему нанести точный удар. Они кружились в смертельном кольце, как танцоры. Наконец Сигурд сделал шаг навстречу противнику и позволил еще раз нанести удар. Он специально выставил левую ногу далеко за кромку щита, и Торир не преминул возпользоваться этой, якобы нечаянной оплошностью врага. Меч угодил точно в голень, но для того, чтобы нанести такой удар, викингу пришлось немного наклониться вниз и вперед. Этого Сигурд только и ждал. Он подпрыгнул как можно выше и ударил сам. Каким чудом Торир успел на пару сантиметров приподнять щит, никто не понял, но меч Сигурда серединой врубился в край досок. Лезвие раскололо защиту и вновь лишь слегка коснулось плеча. Кожа лопнула, полилась кровь. Даны разом выдохнули. Второе кровопускание, устроенное их опытному Ториру никому не известным воином, повергло многих в удивление. Но то, что этот юнец не только мужественно сражался с матерым волком, но и сумел дважды ранить его, придало зрителям больше азарта.

– Ты смотри, каков, – услышал Сигурд позади себя.

Лестно? Конечно, но радоваться было еще рано. Сигурд мгновенно выдернул оружие из щита противника и очень вовремя отскочил назад. Меч Торира просвистел совсем рядом, так рядом, что юноша даже втянул живот, дабы его не задело.

Дружинники, охваченные зрелищем, один за другим принялись подбадривать поединщиков звонкими ударами оружия о щиты.

Отражая выпады беспрестанно пытающегося атаковать викинга, Сигурд на миг потерял чувство пространства и неожиданно для себя оказался спиной у щитов окружения. Он даже кому-то наступил на ногу. Секунда, всего секунда замешательства, и Торир уже рядом. Юноша заслонился щитом. Крепкий удар – и сразу две доски на щите не выдержали и отлетели в сторону. Надо было срочно уходить от второго удара. Сигурд резко упал на колени и кубарем откатился в сторону, но меч Торира уже нельзя было остановить.

– Ты что, спятил?! – заорал один из дружинников, на щит которого пришелся удар.

Но Торир не услышал его. Он стремительно развернулся и наотмашь рубанул пустоту, видимо, полагая, что противник уже готовит удар в спину. Однако ответчик уже отошел подальше. Викингу вновь пришлось начинать атаку заново. Ослепленный яростью, Торир рванул напролом. Сигурд опять было дернулся в сторону, но на этот раз маневр не прошел. Поединщик разгадал его замысел, пресек взмахом меча и сразу же нанес удар ребром щита. Неудачно, очень неудачно для юноши пришелся этот удар. Ребро вражеского щита угодило прямо по фалангам пальцев правой руки. На миг Сигурду показалось, что пальцы сами разожмутся и он от боли вот-вот выронит меч. Заметив действенность удара, Торир его повторил. На этот раз юноша встретил летящий щит правой ногой – отбил и сам угостил противника отменным ударом. Сигурд вскинул остатки своего щита вверх, упал на колени и мечом, словно косой, рубанул по ногам.

Падая, Торир все же обрушил меч на врага, в надежде пробить ошметки щита и поразить ответчика, но удар пришелся в умбон. Железка прогнулась, повредив Сигурду руку. На мгновение они оба оказались на коленях, друг против друга. Из разрубленной ноги викинга обильно лилась кровь, а руки Сигурда с перебитыми фалангами пальцев предательски подрагивали, и из них тоже текла кровь. Но Торир еще был способен прикончить врага, и его меч вновь угрожающе поднялся. Время для Сигурда как будто остановилось, или это он стал на удивление быстр. Он с силой швырнул свой изрубленный щит в лицо викинга и, пока он летел, закрывая тому обзор, перехватил меч двумя руками и, словно шило, вогнал его в открытый бок противника. Он вложил в удар всю силу, всю энергию тела, и лезвие вошло в плоть почти по рукоять.

Торир так и замер с занесенным мечом над головой. Его глаза злобно прищурились, и Сигурд поймал его взгляд, полный яда ненависти. Затем ему показалось, что полумертвый воин злорадно улыбнулся…

– Один! – как проклятие, как последний призыв вылетело из уст викинга, и его меч стал медленно опускаться вниз.

Как Сигурда осенило швырнуть щит в лицо врага, он не мог объяснить. Вскинув обе руки вверх, он, как домкратом, подпер опускающуюся с мечом руку Торира. Они так и застыли, словно два титана, подпирающие небо. Незримая борьба продолжалась еще пару секунд. Викинг пытался давить вниз, а Сигурд вверх, не давая мечу поразить себя. Со стороны казалось, что они застыли в этой позе навечно. Наконец давление ослабло, и глаза Торира погасли. Из его груди вырвался последний выдох, а кровь из раны, вытолкнув все остатки жизни, практически перестала течь. Сигурд почувствовал, как тело его поединщика обмякло, и он разжал хватку. Юноша отвел руку умершего в сторону, и тяжелый меч увлек тело к земле. Торир упал.

Сигурд испытал огромное облегчение, а почти две сотни мечей продолжали монотонно стучать о щиты.

– Один! Один! Один!

Возгласы прекратились только тогда, когда в центр круга прошествовал сам ярл. Он повелительно поднял правую руку, призывая дружину к тишине.

– Мы все видели, и боги тому свидетели, – начал Атли, – что этот воин по имени Сигурд одержал славную победу. Один рад будет встретить Торира в своих чертогах.

Даны вновь огласили округу радостными выкриками и принялись барабанить мечами по щитам.

– Один! Один! Один!!!

От строя отделились трое дружинников. Они подошли к поверженному поединщику и, сложив свои щиты в виде носилок, поместили тело Торира на них. Ярл коротким взглядом проводил процессию и обернулся ко все еще сидящему на земле Сигурду.

– Ты храбрый и искусный воин, хотел бы я иметь такого в своей дружине.

Он произнес это как бы невзначай, видимо желая отдать должное мужеству победителя.

Набежавшая изнутри волна ударила Сигурда в самое сердце, разум его на секунду затуманился. В этом тумане запечатлелся красивый образ: кикимора что-то тихо прошептала, а Сигурд повторил вслух:

– Согласен.

Морок тут же пропал, в голове прояснилось, а стоящий рядом Атли от неожиданного ответа даже приподнял брови.

Глава десятая
Путь воина

У тебя есть друг?

Лучший друг – это твой меч!


Несколько дней Сигурд оставался в своей старой баньке, где скальд Вемунд хлопотал над его покалеченными руками.

– Пустяки, заживет, – шептал Сказитель, трижды в день меняя повязки и нанося свежую мазь.

Однако, несмотря на всю заботу со стороны скальда, юноша заметил, что после победы в хольмганге старик как-то по-другому смотрит на него. И что больше всего тревожило Сигурда, так это то, что они перестали разговаривать по душам. Потому, улучив подходящий момент, юноша решился спросить:

– Ты осуждаешь меня, что я пошел в дружину к ярлу?

– Нет, – спокойно ответил скальд, – ты воин, а место воина в дружине.

– Тогда скажи, Вемунд, что не так? Я же вижу, что что-то не так.

– Что начертано тебе судьбой, того не изменишь….

– Да перестань ты! Опять за свое, – перебил его Сигурд, – ты мне толком скажи!

Сказитель склонил голову набок и с прищуром посмотрел на юношу.

– Ты убежал, чтобы вернуться, или ты все же хотел найти своих друзей?

– Да не знаю я, где их искать, – зло ответил Сигурд, – и потом, я почувствовал, что поступлю правильно, если останусь.

Скальд проигнорировал слова нового дружинника ярла Атли. Он молча снял повязки с рук Сигурда.

– Пошевели.

– Работают, как новые, – отозвался юноша, опробовав движение фаланг пальцев, – спасибо!

– Ты полностью здоров, и я тебе больше не нужен.

– Что?

– Я ухожу, – спокойно ответил скальд.

– Но я хотел…

– Я знаю, – перебил Вемунд, – знаю, что ты хотел.

Он поднялся, оправив одежду.

– У тебя много вопросов, но у меня нет на них ответов. На прощание могу сказать только одно: ты привел своих друзей в этот мир.

– Я? Почему я?

– Да, ты.

– Но как?

– Я же сказал, что больше ответов у меня нет!

* * *

Как ни грустно было Сигурду, но пришлось свыкнуться с мыслью, что скальд, единственный человек, посвященный в его тайну, ушел. И никто не видел, как и куда подевался Вемунд Сказитель. Впрочем, никто из обитателей Альдегьюборга не придал этому ни малейшего значения. Скальд – бродячая душа… И все же Сигурд сожалел, ведь теперь уже не с кем было поговорить о причудах мироздания и о сдвижении времен. Последние слова скальда крепко засели в мозгу нового дружинника. «Разве из-за меня мы переместились во времени? И почему именно я в этом виноват?» – вопросы путали мысли и переносили к общим тренировкам в дружине. Тут уж думать было некогда. Атака, защита, уклонение – это он знал не хуже других, и даже успел доказать свою состоятельность в недавнем поединке с Ториром. Но четко биться в строю – это другое дело! Не просто было держать строй, не вырываться вперед или не проваливаться назад, тем самым поставив под угрозу товарищей – именно этой науке Сигурд был рад. «Круто! Здорово!» – радостные признания самому себе горячили молодую кровь. В конце концов, разве это не дело настоящих мужчин, разве не об этом должен мечтать настоящий реконструктор? Хотя это все уже в прошлом. Теперь это не реконструкция, теперь это жизнь. Жизнь настоящего воина. Но умение воина заключается не только в умении обращаться с оружием и держать строй, а в умении исполнять приказы. И в этом Сигурду пришлось скоро убедиться.

После очередной тренировки Сигурд направился в дружинный дом, где он с недавнего времени проживал на правах полноправного дружинника. Почти у самого порога его нагнал один из воинов.

– Сигурд, надо найти нашего десятника…

– Ивара? – переспросил юноша, он еще не всех в своем десятке помнил по именам, но имя самого десятника, кажется, запомнил.

– Да, Ивара, – подтвердил воин, – пусть он идет к хевдингу Асбьерну.

– Хорошо, передам, – кивнул Сигурд.

Воин развернулся и хотел было отойти, но Сигурд остановил его.

– А ты не знаешь, в чем дело?

– Кажется, твоему десятку есть работа, – загадочно улыбнулся воин, – так что собирайся, я думаю, вас отправят в поход.

– Ага, спасибо.

Войдя в «казарму», как Сигурд про себя называл дружинный дом, он первым делом направился в центр, к очагу. Еще издали он заметил, что у огня грелись несколько дружинников, в том числе и десятник Ивар.

– Тебя хевдинг Асбьерн вызывет, – сказал ему юноша, положив руку на плечо десятника.

– Что-то стряслось? – спросил Ивар.

– Не знаю, – соврал Сигурд, – сходи, потом нам расскажешь.

– Думаю, ярл задаст Веслу направление и мы все погребем вперед, – ехидно заметил один из воинов.

Шутку тут же поддержали общим смехом. Не смеялся только десятник.

– Ждите, я скоро, – коротко распорядился он, вставая со своего места.

Ждать, и правда, пришлось недолго. Ивар вскоре вернулся и, подозвав всех своих воинов к очагу, объявил:

– Завтра выступаем.

– Куда? – спросил воин с седой бородой. Насколько помнил Сигурд, он был чуть ли не самым старым из всех.

– Ярл приказал объехать ближайшие поселения и объявить о сборе дани, – продолжил десятник.

– Ну, это дело! – вставил все тот же седобородый.

«Кажется, его зовут Кари или Кали…» – Сигурд пытался припомнить имя говорившего.

– Это дело, Кари, – обратился к седому Ивар, – скоро зима и нам бы пригодились дары местных.

– Да! – воскликнул еще один воин. – Пусть знают, что мы пришли навсегда!

– Тем более что собственный ярл бросил их и сбежал, как трусливая свинья, – заметил другой воин по имени Свен. Этого Сигурд почему-то запомнил по имени.

Викинги засмеялись.

– А ты чего такой хмурый? – обернувшись к Сигурду, неожиданно спросил десятник.

– Мне все равно, – равнодушно ответил юноша, – надо идти, так пойдем, в чем же дело…

– Ты смотри, – вновь вмешался Свен, – нам тут скоро жрать нечего будет, а ему все равно!

Сигурд пронзительно посмотрел на говорившего, но промолчал.

– Ладно, – примирительно изрек Ивар, – хватит. Всем приготовиться, завтра с рассветом выступаем.

* * *

К ярлу Атли подошел его хевдинг Асбьерн Весло, прозванный так за свой высокий рост и необычайно длинные руки, с ладонями, напоминающими лопасть весла.

– Я отобрал три десятка, как ты и просил, – начал хевдинг, – они готовы.

Ярл пристально оглядел готовых к походу воинов.

– У нас нет на всех лошадей, – начал Атли, – посему придется немного размяться пешком. – Он улыбнулся, и его единственный глаз, излучавший железную уверенность, пробежал по рядам. Дружинники в ответ заулыбались в усы и бороды, – мол, понятно, шутка удалась.

– Я не уверен, что, узнав о взятии нами Альдегьюборга, местные вожди поспешат принести нам клятвы и дань. Особенно если учесть, что мы до сих пор не знаем, где их ярл Гутрум. Мы не можем ослаблять оборону борга, посему отправляются только три десятка. Вы должны вернуться до первого снега.

– А как мы узнаем, где их искать? – подал голос десятник Ивар.

– Асбьерн, – скомандовал ярл.

Хевдинг повернул голову и, махнув рукой, крикнул кому-то:

– Давай!

Все три десятка воинов повернули головы вслед за Асбьерном. Из-за ближайшего дома двое дружинников вывели хрупкого человека в лохматой и местами драной шубе. Шуба из звериных шкур свисала до самой земли, полностью скрывая фигуру незнакомца. Его голову венчала поношенная лисья шапка с торчащими ушами зверька, практически полностью скрывающая лицо.

Когда человека подвели ближе, хевдинг подошел к нему и сорвал шапку – черные густые волосы рассыпались по плечам.

– Это бепская девчонка укажет вам путь, – во всеуслышание объявил ярл, – она доведет вас до ближайшей деревни, а там вы уже найдете новых проводников. – Ярл Атли скривил губы в ехидной улыбке. При его словах девушка едва заметно дернулась, и в ее глазах отразился страх, по всей видимости, для нее слова ярла прозвучали как приговор.

Сигурд при виде девчонки невольно покрутил головой и подметил в глазах двух молодых воинов плотоядные огоньки.

– Хороша, – тихо произнес один из них, толкая соседа локтем.

– Ну-у-у, – пренебрежительно протянул другой, – на безрыбье и рак…

– И не вздумайте шалить с местными бабами! – резко прервал их ярл. – Нам нужен мир! Во всяком случае, пока!

– Особенно это касается вас, Хаук и Гисли, – добавил хевдинг Асбьерн, обращаясь к двум молодым дружинникам, – смотрите у меня.

Сигурд вновь посмотрел на эту парочку, те в ответ широко улыбнулись и кивнули.

«Иш ты, поняли они, – подумал, глядя на них, Сигурд, – врут, собаки, такие проглотят девчонку вместе с ее шубой и не подавятся». Юноша четко решил про себя, что будет приглядывать за этими двоими во время похода, ох будет…

* * *

Три десятка воинов шагали за хевдингом Асбьерном по лесной тропе почти до полудня. Вскоре впереди показался просвет, и они вышли на удобную полянку.

– Стой! – скомандовал хевдинг. – Привал.

Дружинники моментально расположились в большом круге и принялись утолять голод. Десятник Ивар лично выставил несколько караулов. Сигурду достался северный сектор, как раз по пути следования.

– Мы тебя скоро сменим, и сможешь поесть, а пока смотри в оба, – напутствовал юношу десятник.

– Хорошо, – ответил Сигурд и, проводив начальника взглядом, изобразил бдительного караульного.

Безмятежное несение службы продолжалось совсем не долго. Неожиданно справа затрещали кусты. Сигурд перевел копье в боевое положение, и в следующую секунду из кустов вылез медведь.

– О-па, – вырвалось из груди Сигурда.

Животное застыло, принюхиваясь и приглядываясь. Насколько мог судить юноша, мишка был в меру крупным и упитанным, однако это нисколько не умаляло достойнств его челюстей и когтей. Медведь изучающе смотрел на человека и, судя по всему, учуял, что человек тут не один. И все же Сигурда и зверя отделяли от остальных несколько десятков метров и плотнорастущие раскидистые елки. Молчаливое противостояние продолжалось недолго. Лесной хозяин поднялся на задние лапы и грозно зарычал – что-то ему явно не понравилось в облике человека.

«Ну, этот рык навярняка услышали все», – подумал Сигурд, готовясь отразить атаку. Насколько прыткими бывают медведи, он знал из «Мира животных», но чтобы настолько…

Зверь пролетел отделяющие его от человека десяток метров, как реактивная ракета. Сигурд инстинктивно присел, выставив далеко вперед свое копье. Лесной обитатель обрушился на него всей своей массой. Из пасти медведя вырвался душераздирающий рык, и юношу обдало жаром его дыхания. В следующий миг он услышал треск ломающегося копья и лапа хищника мощно садануда его по шлему. Еще секунду он стоял, уперев копье в землю, а затем стал приседать. Зверь давил все сильнее и сам насаживал себя на копье. Наконец древко не выдержало и окончательно сломалось. Медведь всей массой обрушился на Сигурда, тот получил еще один удар по шлему и тут же почувствовал второй удар в бок. Когти вырвали клок кожаного доспеха и достали плоть, но Сигурд в азарте боя не почувствовал боли. Юноша успел ухватить медведя левой рукой за глотку, тем самым не давая тому пустить в ход зубы. И все же противники упали. Хищник всем весом придавил человека, но Сигурд не имел намерения сдаваться. Свободной правой рукой он чудом извлек нож и нанес несколько коротких ударов в горло. Кровь заливала ему лицо, а он продолжал с остервенением наносить удар за ударом. Он почувствовал, что сопротивление лесного хозяина ослабевает и нанес решающий удар, пронзив снизу челюсти хищника.

Медведь глухо прорычал и резко отпрянул от потенциальной жертвы. Животное приподнялось на задних лапах, но лишь на секунду. Выпустив горячий пар из ноздрей, зверь рухнул всей своей массой вниз, намереваясь умереть, но раздавить человека.

Сигурд был не в силах увернуться от этой туши. Молниеносно нащупав под рукой обломок древка, он выставил его перед собой как последнюю преграду. Мохнатое тело рухнуло, полностью накрыв собой Сигурда.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


Популярные книги за неделю

Рекомендации