112 000 произведений, 32 000 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 3

Текст книги "Королевский инженер"

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 19 марта 2017, 14:10


Автор книги: Алексей Бессонов


Жанр: Научная фантастика, Фантастика


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 3 (всего у книги 23 страниц) [доступный отрывок для чтения: 16 страниц]

Часть первая
Грустна канатоходца песнь



1

Солнце, теряя свою еще недавнюю белую ярость, коснулось вечнозеленых деревьев, венчающих вершину холма, застроенного по склонам островерхими домиками из коричневато-желтого камня. Где-то далеко на юге ударил храмовый гонг, в ответ ему визгливо залаяли несколько псов.

– Все-таки Мейсас любил писать о том, о чем не имел представления, – высокий мужчина, сидящий за столиком таверны, «солнечный нос» которой, прикрытый полосатым брезентом, смотрел на залив Барне, разочарованно покрутил в воздухе небольшой книжкой. – Жаль потраченного времени.

– Ты часто покупаешь совершенно никчемные книги, – улыбнулась коротко стриженная девушка в соседнем креслице из мореной лозы.

– А потом то ли дарю их кому попало, то ли просто оставляю на постоялых дворах, – кивнул ее собеседник, – и ничего не могу с собой поделать – страсть к книгам у меня с самого детства…

Мужчина поскреб давно не бритый подбородок и задумчиво улыбнулся. Закат окрашивал волну залива в удивительный медно-золотистый колер. Пара длинных рыбацких лодок, уходящих на ночной лов, плыла, словно по самой поверхности расплавленного металла.

– Нужно зайти в мастерскую к старику Дотти, – вздохнул наконец он и запустил руку в карман замшевой безрукавки, на груди которой висел маленький зеленый значок королевского инженера. – Так что идем потихоньку.

Господин инженер положил в ладонь мальчишки-разносчика пару серебряных монет, которые тотчас исчезли у того за пазухой, потом снова улыбнулся своей спутнице:

– Может, возьмем еще немного вина на вечер?

Та ответила ему лукавым кивком – подхватив со спинки кресла свою шерстяную шаль, она уже шла к выходу из таверны, слегка покачивая при этом бедрами, и вслед ей смотрели несколько седобородых купцов, только что яростно споривших по поводу какой-то сделки. Королевский инженер хмыкнул и выбрался на улицу, узенькую, кривую, мощенную серым булыжником. Солнце совсем спряталось за крышами на горе, отчего мир вокруг стал царством всех мыслимых оттенков оранжевого. Девушка взяла инженера под руку, и они пошли вниз, к берегу, над которым едва заметно покачивались мачты кораблей – в городе стояло немалое войско, а с ним и десяток транспортов, загруженных продовольствием и боеприпасами.

Инженер достал из кармана короткую трубку с чашкой из черного дерева, но раскуривать ее не стал: вместо этого он вдруг резко обернулся назад и выставил вперед ладонь, останавливая несущегося сверху молодого солдата, на шапке которого красовалась служебная эмблема вестового:

– Не меня ли ты искал, парень?

Юноша, только что спешивший со всех ног, сильно заморгал и даже приоткрыл рот:

– Э-эээ… Видимо, вас… Я вижу ваш значок. Вы ведь господин инженер Хадден?

– Именно я. Что там у тебя?

– Велено передать на словах… Его милость барон Лейен приглашает вас к себе, то есть во дворец князей Падур, где он нынче квартирует. Это срочно, господин инженер. Мне приказано проводить вас сразу, как только найду.

– Ну, чего-то такого мы и ожидали, не так ли? – произнес Хадден, поворачиваясь к девушке. – Пойдем, Дали. Лейен прибыл недавно, но уже явно засиделся на месте и скоро начнет изобретать всякие каверзы.

Солдатик облегченно вздохнул – похоже, кто-то предупредил его о том, что характер господина инженера оставляет желать лучшего, так что он ожидал отказа, за который ему, без сомнения, надрали бы уши.

– Так вы пойдете? – на всякий случай переспросил он.

– Дурак я, что ли? – поднял брови Хадден. – Господин барон – старый мой знакомец, в винах он знает толк почище многих, так отчего ж мне не откликнуться на зов? А Падуры, как я помню, находятся совсем недалеко?

– Два квартала всего, ваша милость. Быстро дойдем.

Они свернули за угол и пошли задворками большого рынка, который давно уже закончил торговлю, так что теперь только собаки да редкие нищие бродили среди каменных прилавков, отыскивая себе поживы на вечер. Вестовой, ощутив свою значимость, гордо выпятил грудь под кожаным панцирем, а потом, чуть поразмыслив, снял с плеча короткое копье – собственно, при сопровождении начальства так и полагалось, но сперва он об этом позабыл. Встречные обыватели слегка усмехались, однако гордый собой служака этих усмешек не замечал, уж слишком он был молод.

Скоро впереди показалось трехэтажное здание с витыми колоннами у входа, обнесенное низким решетчатым заборчиком. У подъезда дворца прохаживались солдаты в полном снаряжении, чуть сбоку стояла запряженная четверкой карета – все говорило о том, что здесь квартирует какой-то немалый чин.

Выйдя далеко вперед, вестовой с важностью доложился о себе седоусому начальнику караула, и тот, покивав головой, повернулся к подошедшему Хаддену.

– Вашу милость ждут с нетерпением.

– Благодарю, – улыбнулся инженер. – Госпожа находится на службе наравне со мной, так что…

– Мы все осведомлены о доблестях благородной дамы, – щелчок пальцев, и мальчишку-вестового сменил другой солдат, который повел гостей куда-то во внутренний двор старого княжеского гнезда.

Два коридора, поворот, высокие, настежь распахнутые двери – и вот они на просторной площадке, с трех сторон окруженной рядами фруктовых деревьев, за которыми виднелась скромная башенка домашнего храма. В десятке шагов от выхода стоял походный шатер, над которым реял оранжевый с синими полосами вымпел барона Лейена. Хадден решительно шагнул под полог.

Посреди шатра торчал довольно вычурный письменный стол со складными ножками, сбоку от него громоздились несколько окованных бронзовыми полосами сундуков с канцелярией; за столом, в легком парусиновом кресле, восседал – иначе и не скажешь – широкоплечий мужчина с огромной седой головой, густые и тяжелые локоны полностью закрывали его плечи, спрятанные от солнца под шелковым платом. Вокруг столпились трое незнакомых офицеров, среди которых Арвел сразу отметил высокого усатого капитана в неполном доспехе королевской тяжелой кавалерии. Судя по его лицу, покрытому множеством шрамов, капитан воевал уже очень давно – и успешно.

Офицеры разом повернулись, разглядывая вошедших, а седовласый барон, приподнявшись в своем кресле, вдруг хлопнул в ладоши и весело рассмеялся.

– Вот и ты! – рявкнул он и, продолжая смеяться, ткнул в сторону Хаддена обоими указательными пальцами: – Паф!

Инженер подошел к столу и отвесил церемонный поклон, при виде которого Лейен захохотал пуще прежнего.

– Ладно тебе, ладно! – он встал и схватил руку Арвела своими мощными лапищами. – Я очень рад, что ты оказался здесь. Давненько мы не виделись, а?

– Чуть больше года, – отозвался Хадден. – Впрочем, жизнь теперь быстротечна.

– Хорошо сказано, клянусь проклятьем святителя Кики! Господа, – повернулся барон к своим людям, – позвольте представить вам одного из образованнейших людей нашего времени: господин Арвел Хадден из Юлиха и его, хм, соратница госпожа Дали. Этим господам прошу верить, как мне. Знакомься, Арвел: лейтенант Энгл, капитан Битен и старый наш латник капитан Трир.

Кавалерист почтительно склонил голову, а его молодые товарищи, кивнув Хаддену, уставились на девушку, скромно стоящую за спиной инженера.

– Так… – Лейен выбрался, наконец, из-за стола и коротко взмахнул рукой: – По местам, господа. Триру остаться.

Не глядя на удаляющихся офицеров, барон отошел в глубь шатра, где Арвел разглядел большой походный поставец. Из недр его Лейен выудил шесть длинногорлых бутылок вина и, не оборачиваясь, приказал Триру:

– Кликни вестовым, чтобы повара тащили закуски. И сюда – никого, хоть небеса на землю!

Пока капитан распоряжался во дворе, Лейен аккуратно собрал разбросанные по столу бумаги, уложил их в папку и швырнул ее куда-то в сторону.

– Присаживайтесь, – произнес он, указывая на дюжину складных парусиновых стульчиков, прислоненных к сундукам. – Разговор не будет коротким.

В шатер почти неслышно вернулся Трир.

– Я поставил шестерых по углам двора, – сказал он. – Так что… Вряд ли кто-то услышит.

– Я в тебе не сомневался, – хмыкнул барон. – Садись.

Капитан очень осторожно умостился на стульчик между Хадденом и Дали. Барон тем временем достал откуда-то четыре простых бронзовых кубка и наполнил их до краев вином.

– Ты здесь уже давно, – утвердительно произнес он, глядя на Хаддена.

– Относительно, – пожал плечами тот. – Мне велено было дожидаться авангардов Битци, а вместо них я вижу вашу милость.

– Я здесь три дня, – отрезал Лейен. – И у меня не самые приятные вести для всех нас. Впрочем… за встречу!

Они выпили. Едва кубки вернулись на стол, в шатер зашел повар с двумя поварятами – на подносах стояли блюда с жаренным на углях мясом, полкруга сыра, маринованные овощи, пучки свежего зеленого лука и большая деревянная миска еще горячего хлеба.

Лейен довольно кивнул – впрочем, Хадден видел, что от веселости его не осталось и следа. Барон выглядел встревоженным, и следы возраста теперь явственно проступали на его лице.

– На рассвете в гавань вошел королевский корабль с пакетом для меня, – заговорил Лейен, накладывая мясо на тарелку Дали, – и содержимое этого пакета не радует.

– Дурные новости с Юга? – осторожно поинтересовался Хадден.

– И да, и нет. Новости не так, чтобы дурные, и не совсем с Юга. Просто кое-что для нас может здорово усложниться. Барона Роддера сильно побили на северо-западе, у Койтского перевала. Теперь тамошние сторонники Южных Претендентов воспрянут духом: это, конечно, не значит, что они смогут угрожать столице, однако силы их растут.

– Перевал теперь открыт? – уточнил Хадден.

– Да, перевал открыт. Для нас с тобой все это особой роли не играет – просто эпизод, но вот Южная Звезда думает иначе. Хирц готовит большое наступление на острове Наэр.

– Какими силами?! – Арвел не донес до рта вилку с кусочком сыра, замер. – Откуда у них ресурсы для прорыва на восточном фланге, ведь Трон сжег весь их транспортный флот еще прошлой осенью?

– Если говорить правду, то по ресурсам они снова превосходят нас. У них новые пушечные заводы, новые корабли, и, будь я проклят, у них опять очень много кавалерии, пусть и не того качества, что прежде. Мы все еще сохраняем превосходство на море, но уже уступаем в артиллерии. Роддера разбили пушки, как-то привезенные с Юга – эти пушки бьют с невероятной точностью и на большое расстояние. Им даже не пришлось поднимать их к самому перевалу, они стреляли с плато Барсал, да так, что наши солдаты и дернуться не могли.

Дали бросила на Хаддена короткий острый взгляд и опустила голову. В ответ инженер раздраженно запыхтел, потом достал из кармана свою трубку и кисет.

– Я предполагал это еще пару лет назад. У них работают очень талантливые люди, денег на этих людей Претенденты не жалеют, а толковых металлургов там хватало во все века.

– Пеллия в первую очередь морская держава, – негромко перебил его барон. – Все наши силы уходят на флот, особенно сейчас, когда от обороны побережья зависит буквально все. Ты знаешь, сколько сейчас платят хорошему плотнику?

– Я совершенно убежден в том, что исход этой войны решится на суше, – в голосе Хаддена прозвучало упрямство. – В противном случае, она будет идти до тех пор, пока мы окончательно не перебьем друг друга. Хотя сейчас, конечно, мои измышления не имеют никакого значения… Чего нам следует ждать на Наэре?

– Ты хочешь спросить, штурм тебя ждет или осада? – усмехнулся Лейен. – Ох, нет, Арвел. Дело, которое тебе предлагают, хуже любого штурма.

– Предлагают?..

– Именно предлагают, потому что я сейчас говорю отнюдь не от своего имени. Распоряжение относительно тебя получено от князя Уллы, господина Конюшего правой стороны и прочее-прочее. Да, твой старый соученик Улла теперь поднялся так высоко, что с земли и не разглядеть. Но тебя он, как видишь, помнит. Не стоит краснеть, я бы тоже гордился дружбой с таким человеком. И, конечно, следует ожидать, что после возвращения в наши боевые порядки ты получишь такую награду, о какой не смеют мечтать многие люди куда более высокого ранга.

– Это если я вернусь, – мрачно рассмеялся Хадден. – Господин наш Улла человек тонкого стратегического ума. Коли он рассчитал дело так, что ему потребовался злосчастный инженер Хадден, это говорит только об одном: вернутся немногие.

– И тем не менее. Улла тебе доверяет, а доверие таких вельмож стоит куда дороже золота. Мне приказано – причем приказано категорически, без малейших там церемоний, – собрать для тебя группу из самых лучших людей, какие только есть у меня под рукой, а также довести до их сведения, что любые твои распоряжения, сколь бы идиотскими они им ни показались, должны исполняться молча и бегом.

– Я понимаю, – кивнул инженер. – Улла мог бы собрать людей в столице, у него есть там кое-кто, но тогда в них были бы не слишком уверены вы, господин барон. А отвечать за все это дело придется именно вам, не так ли?

– Я отвечаю за снаряжение и отправку. Дальше вас встретят на северном побережье острова и снабдят проводниками. И, кстати, ты даже не спрашиваешь, куда придется идти?

– Это очевидно. С севера на юг вдоль берега, не так ли? Остров фактически разрезан пополам, так что двигаться по суше нет никакого смысла. Я пока спрашиваю себя, что именно мне придется там взрывать. Верфи или все же гавань?

– Там сейчас нет гаваней, которые мы не смогли бы разрушить с моря, – тихонько засмеялся Лейен. – Так что, если ты думаешь, что тебя ждут береговые батареи или что-то в этом духе – увы. Все намного хуже. Трир, будь любезен, подай мне ту карту, что в синем тубусе. Сейчас я покажу вам кое-что такое, отчего вам точно захочется как следует выпить…

Лейен сдвинул тарелки в сторону и расстелил поданную капитаном карту. Глянув на нее, Хадден сразу узнал сильно изрезанный мысами и заливами неровный ромб острова Наэр.

– Сейчас Хирц держит весь юг и часть востока, – палец барона уверенно прочертил косую линию, – и разорвать его пути снабжения нам не удается: пролив, отделяющий его от соседних островов Мансор и Хиэр, довольно широк, и там полно отмелей, так что небольшие суда прорываются между ними вполне успешно. Наши основные позиции расположены здесь, к северу от холмов Брюзо. Хирц стоит южнее; стоит ему вырваться на равнину, как мы покатимся до самого берега, а он в это время ударит с востока. Пока силы примерно равны, но проблема в том, что Претенденты имеют превосходство в проклятой артиллерии. Хирц собирает большой артиллерийский парк – слухи об этом ходили давно, однако нам долго не удавалось выяснить, где именно. Для чего ему этот парк, ты понимаешь?

Хадден пожевал губами, обдумывая ответ, и в итоге слегка двинул плечом. Сейчас у него были резоны изобразить недоумение.

– Он атакует только при наличии мощных резервов и только после тщательной разведки местности, таков его стиль, – негромко вмешался до того молчавший Трир. – Да, мы били его, но оба раза это удалось только потому, что его резервы бежали с поля боя. Сейчас, как я понимаю, Хирц сделал правильные выводы. Он концентрирует артиллерию в совершенно недоступном для нас месте, чтобы использовать ее при наступлении там, где она ему понадобится. Пушкарям он верит больше, чем пехоте.

– Пушкарям хорошо-о платят, – протянул Хадден, глядя на карту. – Да, общий замысел мне понятен. Но что значит – недоступное место? У нас вроде хватает сил, чтобы развалить любой из его фортов, и дальнобойная артиллерия ему не поможет.

– Еще как поможет, – вздохнул барон, – особенно если ее будет много и в нужном месте. Хирц собирает артиллерийский парк не для того, чтобы засолить его на зиму. Его задумка проста и эффективна – при наступлении концентрируется артиллерийский резерв, способный пробить брешь в любых наших построениях. У него достаточно тяжеловозов лучших южных пород – из тех, что способны вспахать камень, – для того, чтобы быстро доставить свои батареи в любую точку фронта. Пушкари не предадут, в этом ты можешь быть уверен… Но сейчас вся эта сила упрятана за прочными стенами, к которым нам не подобраться никак!

Палец барона воткнулся в карту где-то посредине острова, и Арвел потянулся вперед, высматривая, что там такое.

Увидел он глубокий ломаный разлом, тянущийся с северо-востока на юг. Хадден прищурился: в университете он был одним из первых по географии, и сейчас память услужливо подсказала давно забытое: Наэр – остров вулканического происхождения, известный своим не совсем обычным рельефом. Больших гор на нем нет, но глубоких низин и ущелий хватает с избытком.

– Карт иного масштаба у нас сейчас нет? – поинтересовался он, заранее зная ответ.

– По прибытии тебе выдадут местные, – вздохнул барон Лейен. – Я знаю следующее: артиллерийский парк собран в старинном полуразрушенном замке, который стоит над ущельем. Единственный мост, преодолимый для тяжеловозов с пушками, находится в двух лонах на запад, но подобраться к мосту нельзя: войска Претендентов плотно контролируют территорию радиусом в три-четыре лона. Там тоже артиллерия, постоянные конные разъезды. Джунгли выкошены на полтора лона. К мосту подойти не сможешь даже ты. Взорвать замок надо, хоть убейся… Иначе летом мы потеряем пусть не все, но слишком уже многое.

Арвел поджал губы. Ему очень не нравилось расстояние от порта высадки до точки приложения усилий.

– Сейчас там месяц дождей, вот это я знаю точно, – сказал он. – Морем нам – неделя в худшем случае. Хирц никогда не начнет наступление до того, как просохнут поля. Но по острову – сколько? Недели две? Или три, под сплошным ливнем?

– Ты сам сказал, – осклабился Лейен. – Наступление начнется после того, как просохнут поля и сельские дороги. Извини, но большего я для тебя сделать не могу. Сейчас ты получишь аванс – я без понятия, сколько там в мешке, но думаю, что при желании тебе хватило бы нанять пару сотен хороших вояк. Улла щедр с тобой: знаю многих, кто сдох бы от зависти…

– Бумаги? – спросил Арвел, массируя кисть правой руки.

– В этот раз все только на словах. И… Вот еще что: с этого момента ты не можешь принадлежать самому себе. Твои люди будут ждать тебя завтра утром, а пока с тобой останется Трир и двое солдат. Это приказ, старина, и не нам его обсуждать…

Под арками дворца ждали двое солдат в легких кожаных доспехах, держащие пару лошадей. Триру подвели роскошного серого коня, за седлом которого висели несколько расшитых бисером сумок. Капитан рискнул было подставить стремя Дали, но та, презрительно усмехнувшись, взлетела в седло с места.

Господин королевский инженер забрался на свою лошадку, чуть двинул ее ногами по бокам и взмахнул рукой, веля кавалеристу приблизиться.

– Мое имя Арвел, – сообщил он.

– Это мне известно, ваша милость, – слегка поклонился кавалерист.

– Никаких «милостей». Мы идем в бой, и тебе придется исполнять мои приказы. Мы переходим на «ты», без церемоний и прочих глупостей. Я изъясняюсь достаточно понятно?

– Разумеется. Меня зовут Манли.

– «Хлеб несущий» на северном диалекте?

– Да, это так. Мой дед был знатоком пшеницы. Меня назвали так по его воле.

– Я был бы рад такому имени. Сейчас мы едем на улицу Медных Узлов. За мной, и не отставать. За своих солдат отвечаешь ты, Манли.

Залив уже тонул в жарких фиолетовых сумерках. Этот остров миновали ужасы войны – злаки всходили, как всегда, рыбы хватало, и многие семейства даже поднабрали жирку на поставках в менее удачливые места. Все, впрочем, понимали, что это случайность. Все боялись, поэтому прибытие сорокатысячного корпуса барона Лейена было воспринято с некоторым облегчением. Сейчас Трон не экономил на жалованье. Портовые бордели зажили новой жизнью, кузнецы, механики и оружейники ощутили большой прилив оптимизма. «Нам бы так почаще!» – говорили, гладя бороды, цеховые старшины.

Невыносимые бедствия двадцатилетней войны, разорившей миллионы семей, прошло мимо них – и поэтому Арвел Хадден смотрел вокруг себя с легким презрением.

Подъем в верхнюю часть города был довольно труден из-за гладкой древней брусчатки. Кобыла Хаддена, оказавшаяся еще и капризной, еле брела. Не выдержав, Арвел наклонился к шее лошади, хлопнул по ней ладонью и довольно громко произнес:

– Будешь брыкаться – суну в задницу бомбу. Или ты меня не знаешь?

К изумлению капитана Трира, после такого предупреждения лошадь рванула наверх более чем резво.

Вскоре инженер свернул влево, брусчатка закончилась, и дело пошло легче. Узкая улочка, застроенная ветхими домами, вела в северо-западную часть города, которую издавна населяли ремесленники и цеховые мастера. Очевидно, Хадден знал дорогу как свои пять пальцев: проехав мимо конюшен, перед воротами которых стояли несколько здоровенных ломовых телег, он снова повернул и через полсотни шагов остановился у какой-то низкой подворотни.

– Останься пока здесь, – велел он капитану. – Мы недолго.

Дали легко спрыгнула со своей лошадки, и они с инженером исчезли под округлым глиняным сводом.

– Надеюсь, Дотти успел закончить, – произнесла девушка, – а то будет обидно.

– Не просто обидно, – фыркнул Арвел, – будет паршиво.

Арка вывела их в небольшой дворик, со всех сторон замкнутый белеными двухэтажными флигелями. Ломаные старинные плиты, которыми его замостили много лет тому, были присыпаны соломой, сбоку от арки возвышалась аккуратная поленница; возле опустившейся в землю двери напротив дремал мохнатый светло-серый ослик.

– Привет, Вилло! – крикнул ему инженер. – Ну, где там твой старый хозяин?

В дальнем флигеле, почти скрытом тростниковым навесом, что служил для сушки соломы, завизжала дверь полуподвала.

– Здесь я, здесь, – легко преодолев высокую каменную ступень, на свет выбрался старик в кожаном фартуке, плотно перетянутом широким поясом с множеством крючков и петель для инструментов.

На лице его, скуластом и темном от вечного загара, ярко сверкали из-под обгорелых бровей удивительно молодые голубые глаза. Гладкий лысый череп покрывали мелкие шрамы, от левого уха остался лишь огрызок, а правое предплечье, широкое, с бугристыми мышцами настоящего кузнеца, украшала расплывшаяся от времени татуировка в виде якоря и молота: юность свою господин Дотти провел весело.

– Заказ ваш готов, – улыбнулся старик, поклонившись гостям. – Хотите глянуть?

– Время у нас есть, – весело ответил Хадден. – Давай уж посмотрим.

Он кивнул Дали, и та, сбросив с плеч небольшой кожаный рюкзак, достала кувшин с запечатанной пробкой.

– О, это я люблю, – зашевелил бровями Дотти. – Ну вы проходите, проходите…

Несмотря на свое расположение, мастерская старого механика освещалась самым наилучшим образом, так как почти всю противоположную от входа стену занимали три высоченных, под самый потолок, окна с дорогим толстым стеклом северной работы. В дальнем углу стоял горн, возле него, на большом верстаке, находились кузнечные оправки, тиски и деревянные болваны для доспехов. Рядом виднелась каменная ванна с водой. У боковых стен располагались столы с множеством ящиков; к одному был привинчен небольшой сверлильный станок с ножным приводом, сбоку от второго стоял токарный. Еще один сверлильный станок, горизонтальный, мастер поместил под окнами, поближе к свету. На стенах висели десятки досок с крючками, держащими клещи, молотки, напильники и отвертки.

Здесь сильно пахло железом, запах этот въелся и в чисто выметенный каменный пол, и в дерево верстаков, и в самого старого механика – едва войдя, Арвел машинально втянул носом воздух, чтобы зажмуриться в мечтательной улыбке.

– Хорошая у тебя старость, Дотти, – произнес он, садясь на вращающийся стул с высокой спинкой.

– Я не жалуюсь, – хмыкнул хозяин и достал из шкафчика над столом глиняные бокалы. – У меня всегда полно рыбы, лепешек и свежих овощей, у меня есть осел, и мне не приходится много ходить… да еще и вино иногда приносят!

Они сделали по два глотка, и старик, пригнувшись, достал из-под большого верстака сверток, перевязанный грязной серой лентой.

– Вот, – сказал он, разматывая полотно, – то, что вы и просили, господин инженер.

Арвел поднялся со своего места. На ткани перед ним лежали три десятка небольших, довольно тонких трубок из жести, пробитых по всей своей длине толстым гвоздем таким образом, что внутренняя поверхность их образовывала нечто вроде терки. Возле трубок мастер выложил пять бронзовых штырей в ладонь длиной; с одного конца каждый штырь имел сквозное отверстие, с другого – грубую косую насечку, доходящую примерно до середины длины. Хадден взял один из штырей, вставил его в дырчатую трубку, повозил туда-сюда и с довольным видом отложил в сторону.

– Отличная работа, – произнес он. – И спасибо, что вовремя: скоро мы уезжаем.

– Да, – сумрачно кивнул мастер. – Война…

Он небрежно бросил в ящик стола золотую монету, переданную ему Арвелом, и подлил вина.

– У меня есть для вас еще кое-что. Сейчас выпьем, расскажу. Уж очень редко приходится пить с достойными людьми, знаете ли. Изысканное удовольствие…

Дотти допил свой бокал до дна, а потом ушел в дальний угол мастерской и долго возился в глубине за сверлильным станком. Несколько раз звякнуло железо. Наконец мастер вернулся, неся в руках пакет из плотной серой бумаги.

– Один человек, твердо держащий сторону Трона, но уже неспособный показать себя на поле боя, полгода назад побывал в Ангрене и его окрестностях, – тихо заговорил Дотти. – Кто он да что – то не ваше дело, важно, что он там увидел. Так вот… В Ангрене построили печи тройного расширения и теперь варят тугоплавкую бронзу – ту самую, которая никак не получалась у барона Вильдена. У них получилось!

– Да ты что! – вскочил Арвел. – Это точно?.. Значит, они все-таки докопались до «нижних» углей на Таре? Кто мог в это поверить?

– Видимо, да, – оборвал его старый механик. – Так что теперь они обеспечены еще и превосходной сталью. Но это не самое важное. Человек этот умудрился оказаться на оружейном дворе Лейтра, и вот что он там увидел…

Дотти вытащил из пакета несколько тонких полупрозрачных клочков старинной ткани «фойл», сотканной из размотанных гнезд подземных стоножек, и осторожно положил на стол перед Хадденом. Арвел тотчас же склонился над рисунками, нанесенными на ткань какой-то оранжевой краской; человек, зарисовавший увиденное, явно имел техническое образование, так что господин инженер быстро разобрался, что к чему.

– Значит, запирание камеры притирочным конусом, – забормотал Хадден, – и рычажный замок с большим усилием на крюке. Хм, что-то подобное лет сто назад пытались соорудить пушкари-лавеллеры, но у них ничего не получилось, замок не выдерживал теплового расширения… но с тугоплавкой бронзой при стальной камере результат будет, конечно, другой… И что, – Арвел выпрямился, посмотрел на мастера в упор, – тот человек видел это все уже в металле?

– Не просто в металле, – качнул головой Дотти, – а несколько десятков готовых образцов.

– Но это невероятно трудоемкая работа!

– Если у вас есть мастера, есть станки и, главное, есть деньги – такую работу вполне можно сделать за какое-то время…

– Отправь это в горн, – резко бросил Арвел, пряча свой заказ в сумку, – и забудь. Никто не должен это видеть, ясно?

– Да уж как не ясно? – скривился Дотти. – Ясно, что письмо я принес по адресу. А остальное мне, в общем-то, и не важно, господин инженер. Когда мы сможем увидеться снова?

– Не скоро, – Арвел вздохнул и протянул старику ладонь. – Если вообще сможем.

– Да ладно вам, – в спину ему произнес механик. – Доживем!

Хадден не стал оборачиваться.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


Популярные книги за неделю

Рекомендации