151 500 произведений, 34 900 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 1

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 9 ноября 2015, 18:00


Автор книги: Алексей Верховодько


Жанр: Учебная литература, Детские книги


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 7 страниц) [доступный отрывок для чтения: 2 страниц]

Алексей Верховодько, Розалия Рупова
Свет России грядущей. Человек и общество в «русской идее» Ивана Ильина

«Россия есть живая духовная система, со своими историческими дарами и заданиями. Мало того, – за нею стоит некий божественный исторический замысел, от которого мы не смеем отказываться и от которого нам и не удалось бы отречься, если бы мы даже того и захотели…»[1]1
  Ильин И. А. «О русской идее» // И. А. Ильин. Избранное. Смоленск: «Посох», 1995. С. 71.


[Закрыть]
.



«Россия восприняла свое национальное задание тысячу лет тому назад от христианства: осуществить свою национальную земную культуру, проникнутую христианским духом любви и созерцания, свободы и предметности. Этой идее будет верна и грядущая Россия»[2]2
  Там же. С. 75.


[Закрыть]
.


Предисловие

И в XIX, и в начале XX века, и теперь, в начале третьего тысячелетия, актуализируется целая группа тем, проблем, идейных течений и дискуссий, которые объединяются понятием «русская идея». Интерес к «русской идее» был и остаётся характерным для российской философии. Особо этот интерес усиливался в кризисные времена истории Отечества: первую мировую войну, Февральскую и Октябрьскую революции, вторую мировую войну.

После 1917 года многим крупным философам пришлось размышлять о русской идее уже в эмиграции. После распада Советского Союза и последующего нестабильного периода в социальной, политической, экономической областях была утрачена некая «точка опоры», позволявшая говорить о национальном достоинстве, патриотизме, национальных идеалах, содружестве народов нашей страны и т. д.

Представляя схематично, в XX веке сформировались три основных подхода к «русской идее». «Русский путь» своеобразен; русский народ-мессия, народ-богоносец (православие – единственно истинное христианство). Как следствие-изоляционизм, резкое неприятие образа жизни, культуры, философии других народов.

«Русский путь» неотделим от исторического развития, пути других народов, от развития цивилизации, от опыта всего человечества, учитывая при этом специфику и уникальность России и «русской души».

Третий подход заключался в отвержении первых двух, как попыток возродить славянофильские и западнические идеи, и обратиться к историческому опыту и характеру новой эпохи, принёсшей иные объединяющие и разделяющие тенденции.

Труды замечательного русского философа И. А Ильина публикуются и становятся достоянием читателей и исследователей в России уже более 20 лет, но круг тем его творчества, трактовка и осмысление их автором, а также манера изложения своих взглядов по-прежнему вызывают интерес, ассоциируясь с проблемами наших дней, звучат современно и актуально.

В течение всего 2013 года проходили мероприятия, посвящённые празднованию 130-летия выдающегося русского мыслите ля. На заседаниях, конференциях и «круглых столах», входивших в программу «Ильинских чтений», присутствовали историки, писатели, философы, духовные лица, деятели культуры, преподаватели, аспиранты и студенты высших учебных заведений. Во всех выступлениях звучали слова о выдающемся значении концептуальных трудов И. А. Ильина для современного мира.

В словаре «Русская философия» термин «русская идея» раскрывается так: «Русская идея – философский термин, введенный В. С. Соловьевым в 1887–1888 гг. Широко использовался русскими философами в конце XIX и XX в. (Е. Н. Трубецкой, В. В. Розанов, В. В. Иванов, С. Л. Франк, Г. П. Федотов, И. А. Ильин, Н. А. Бердяев и другие) для интерпретации русского самосознания, культуры, национальной и мировой судьбы России, ее христианского наследия и будущности, путей соединения народов и преображения человечества». «В 10-е гг. XX в. окончательно сложился классический жанр русской идеи… Ему свойственна особая образность, не связанная с выработкой какого-либо однозначного «научного» определения русской идеи»[3]3
  Русская философия: Словарь / Под общ. ред. М. А. Маслина. – М.: «Республика», 1995. С. 421, 422.


[Закрыть]
. Уже в этом определении показано удивительное по широте и многоаспектности понятие «русская идея», которое предполагает различное наполнение в плане содержания и трактовки, а также содержит в себе возможность развития по разным направлениям. И. А. Ильин определял её так: «Эту творческую идею нам не у кого и не для чего заимствовать… Она должна выражать русское историческое своеобразие и в то же время – русское историческое призвание. Это идея формулирует то, что русскому народу уже присуще, что составляет его благую силу, в чем он прав перед лицом Божьим и самобытен среди всех других народов. И в то же время эта идея указывает нам нашу историческую задачу и наш духовный путь…»[4]4
  Ильин И. А. О русской идее // Ильин И. А. Избранное. – Смоленск: «Посох», 1995. С. 66.


[Закрыть]
.

В наше время, когда всё чаще слышны разговоры о духовно-политическом кризисе, кризисе культуры, утрате духовных ориентиров, да и просто сомнения в безопасности бытия, также часто раздаются голоса о возвращении понятия «русская идея» в социально-политическую и духовную сферы жизни общества. За истекшие десятилетия возникали различные мнения по поводу «русской идеи» и разные трактовки этого понятия. Современные дискуссии о путях развития России по эмоциональному накалу, непримиримости, стремлению к однозначным и крайним выводам близки к характеру выступлений, к тональности некоторых произведений И. А. Ильина. В связи с этим его имя, а также цитаты из его сочинений стали часто использоваться как аргументы в пользу той или иной точки зрения, наметились тенденции «осовременить» творческое наследие мыслителя. Во всяком случае, представляется важным вернуться к первоисточникам, чтобы предотвратить или исправить возможные искажения мыслей и идей по данному вопросу.

В трудах И. А. Ильина темы, относящиеся к «русской идее», представлены наиболее полно и многогранно. Поэтому, рассматривая современные тенденции развития «русской идеи», исследователи обязательно обращаются к книгам и статьям, переписке и выступлениям И. А. Ильина. Вот как, например, отражаются мысли философа в вышедшей в последние годы книге В. И. Гидиринского: по мнению автора, важно чётко сформулировать положения «русской идеи» как составляющей части идеи национальной, не только «русской», но «российской». Эта идея должна отражать «смысл существования России в мире, её планетарную миссию и место в системе мировых цивилизаций»[5]5
  Гидиринский В. И. Русская идея как философско-исторический и религиозный феномен. – М.: ПСТГУ, 2010. С.145.


[Закрыть]
. «Русская идея» неотделима от исторического пути нашей страны. «Она выражает объективно сложившуюся в течение столетий общность русского народа и других народов России», вне содружества народов России не может быть. «Православное христианство и православное богословие вместе с другими конфессиями… являются духовно-нравственным базисом русской идеи»[6]6
  Там же. С. 146.


[Закрыть]
. Как видим, размышления прошлого столетия о России не только не утратили актуальности, но, пожалуй, приобрели ещё более острую форму.

Труды И. А. Ильина официально вернулись в Россию позже, чем книги других писателей «Русского зарубежья». Первая российская публикация – работа «Философия и жизнь», вышедшая в сборнике «На переломе. Философия и мировоззрение» в 1989 г., первая изданная в России книга – «Наши задачи», составленная из статей 1948–1954 гг., т. е. публицистики последнего периода жизни автора. Исследования о личности и работах И. А. Ильина появились в России в конце 80-х годов XX века, когда, наконец, стали более доступны его книги и статьи. Это работы Н. П. Полторацкого, изданные ещё за рубежом. Затем вышли в свет работы Ю. Т. Лисицы, сыгравшего неоценимую роль в распространении трудов И. А. Ильина в России – написавшего немало содержательных статей о нём, составителя и комментатора 10-томного собрания сочинений И. Ильина. Важны для изучения творчества философа исследования И. И. Евлампиева, Д. В. Цыганкова, М. В. Назарова, Ю. И. Сохрякова, А. В. Гулыги, Н. В. Мотрошиловой. Исследованием творческого наследия занимаются и иностранные авторы: Филипп Грир – преподаватель из США, Феликс Ф. Ингольд – профессор русского языка и литературы университета Сен-Гален, Швейцария. В то же время, различные аспекты деятельности, определённые темы литературного наследия разрабатываются при написании диссертаций: например, Г. А. Гребнева «Эволюция философских взглядов И. А. Ильина»; Т. С. Коломейцева «Антропологическая интерпретация гегелевской философии в творчестве И. А. Ильина»; Т. В. Барковская «И. А. Ильин о роли культуры и религии в национальном возрождении России»; Е. А. Бороздина «Социально-политическое учение И. А. Ильина»; М. Н. Гутлин «Концепция духовного обновления российского общества в социальной философии И. А. Ильина»; А. М. Шарипов «Факторы становления российской цивилизации в культурно-исторической концепции И. А. Ильина» и другие.

Интересны и многогранны материалы семинаров, конференций и «круглых столов», посвящённых определённой тематике. Например, в Санкт-Петербурге в 1992 году состоялась конференция «Русская философия: преемственность и роль в современном мире», одна из первых, где прозвучали выступления, посвящённые творчеству И. А. Ильина; ряд семинаров и «круглый стол» по теме «Социальная философия Ивана Ильина», проходивших в Санкт-Петербурге и Москве в апреле 1993 года и приуроченных к 110-й годовщине со дня рождения философа. К 120-летию со дня рождения в Москве состоялся «круглый стол» «Русская культура в экономике, политике, праве: живое слово Ивана Ильина», а в Екатеринбурге прошли Всероссийские научно-богословские чтения. В 2013 году состоялись уже упоминавшиеся «Ильинские чтения», организованные Международным комитетом по подготовке и проведению празднования 130-летия И. А. Ильина.

Целью настоящего небольшого исследования является выявление специфики разработки «русской идеи» в трудах И. А. Ильина. Для достижения этой цели решаются следующие задачи:

1) Показать формирование мировоззрения философа и становление смыслового поля «русской идеи» в контексте драматических событий российской истории;

2) Исследовать понятие «русской идеи»;

3) Проследить путь её исторического развития;

4) Рассмотреть современное состояние вопроса.

Данная работа строится на текстологическом анализе произведений И. А. Ильина с применением историко-сравнительного и системного методов исследования. В основание работы с историческими материалами положен принцип объективности и научности.

Работа может быть использована в учебно-педагогических целях в общем курсе по истории философии, по религиозной философии, культурологии, а также для политологических исследований.

Авторы выражают искреннюю признательность Марине Владиславовне Карпенко за существенную помощь в работе с источниками и исследованиями по данной теме; кандидату исторических наук, доценту кафедры социальной философии, религиоведения и теологии Российского государственного социального университета Александру Павловичу Скогореву, благодаря оценке которого, собственно, и возникла идея публикации; доктору философских наук, профессору Николаю Васильевичу Солнцеву и доктору философских наук, профессору Ибрагиму Мустафаевичу Меликову за доброжелательное отношение к осуществлённому исследованию и напутствие его издания в виде монографии.

Глава 1
Развитие «русской идеи» в истории философской мысли России

К настоящему моменту «русской идее» посвящено огромное количество работ философского и культурологического плана. К вышедшим в зарубежье в первой половине XX века и получившим, наконец, известность в нашей стране присоединяются труды, написанные уже в наше время в России. Некоторые исследователи высказываются даже о необходимости создания междисциплинарной науки – «россиеведения». В наши дни, когда совершаются попытки возрождения национального самосознания, когда прилагаются усилия к тому, чтобы заново научить людей чувству патриотизма, национального и человеческого достоинства, нравственности и ответственности за свою страну, обращение к «русской идее» вызывает массу дискуссий вокруг этой темы и различное её толкование.

Этапы формирования русской идеи

Сущностные черты русской идеи не были заданы изначально, но формировались в процессе исторического развития страны через осознание самим русским народом своеобразия своей истории и культуры. Таким образом, «возраст русской идеи есть возраст самой России», – писал И. А. Ильин в работе «О русской идее»[7]7
  Ильин И. А. Избранное. Смоленск: «Посох», 1995. С. 75.


[Закрыть]
.

Ступени развития феномена «русской идеи» исследователи связывают с определёнными этапами истории нашей страны, соответствующие периодам национального самосознания русского народа. «Истоком национального духа» считает М. А. Маслин «Слово о законе и благодати» митрополита Илариона, памятник культуры XI века, где впервые Русь занимает достойное место как христианская страна. «Философско-исторические и этические мотивы, пронизывающие «Слово», служат основанием для исторического оптимизма, ожидания великого будущего Русской земли»[8]8
  Русская идея // Сборник. Сост. и авт. вступ. статьи М. А. Маслин. – М.: «Республика», 1992. С. 15.


[Закрыть]
.

Различное смысловое «наполнение» термина «русская идея» присутствовало с самого начала его возникновения. Так, например, М. М. Маслин упоминает о свойственном некоторым трактовкам национально-мессианистском отпечатке, который не вполне соответствует исторически сложившемуся облику России. Возможно, истоки этого явления связаны с особой исторической и географической судьбой России – её территориальным расположением между Востоком и Западом и готовностью защищать свои рубежи от всех врагов. Но с Крещением Руси активно развивается национальная религиозная идея, и, начиная со средних веков, для русского самосознания был характерен мессианизм христианский, истоки которого исследователи находят в уже упоминавшемся «Слове о законе и благодати» митрополита Илариона.

Куликовская битва (1380 г.) вызвала новый подъём национального самосознания в XIV–XV веках. Тенденции к образованию единого Русского государства с центром – Москвой совпадают со следующим важным этапом в формировании «русской идеи». Им стало возникновение учения «Москва – третий Рим». Письмо старца Елеазарова монастыря Филофея содержало слова «два Рима пали, а третий стоит, а четвёртому не бывать», их стали воспринимать как идею «Святой Руси» – хранительницы православного христианства. Важной поддержкой этой идеи стал брак царя Ивана III с византийской царевной Софьей.

В наше время некоторые исследователи считают идею «Москва – третий Рим» неправильно понятой или даже связанной с идеями нехристианскими. Например, П. Г. Паламарчук писал, что эта идея «будучи создана в кругах образованных книжников…так и не стала частью государственной идеологии. Даже в общественном мнении средневековой Руси она отнюдь не пользовалась всеобщей поддержкой»[9]9
  Паламарчук П. Г. Москва или третий Рим?: Восемнадцать очерков о русской истории и словесности. М.: «Современник», 1991. С. 29.


[Закрыть]
.

Тем не менее, в этом учении выразилась надежда на возможность исторического и религиозного спасения не только русского народа, но и всего православного мира в целом. Идея «третьего Рима» имела большое значение в становлении национальной русской идеи. Эту идею весьма поддерживали в XIX веке славянофилы, отголоски её слышны в дискуссиях и по сей день.

Реформы Петра I, европеизация России и превращение её в современное государство европейского типа, вступление в эпоху Просвещения, вызвало, по мнению современников, падение традиционной культуры и утрату влияния религиозного мировоззрения, несмотря на рост промышленности, торговли, мореплавания и т. д. В XVIII веке Россия училась у Запада. Как полагают некоторые философы, коренная переориентация на Запад прервала естественный русский путь, нарушив исконные, природные закономерности исторического развития и деформировав национальную судьбу. Другие утверждают органичность Петровских реформ и их неизбежность и позитивность для России. Но обе стороны едины в утверждении того, что реформы рубежа XVII–XVIII вв. создали в стране два противопоставленных общественных класса, разделили народ и дворянство, «почву» и «цивилизацию». Таким образом, нация поделилась на два противоположных лагеря, дистанция между которыми определялась не только имущественным или экономическим положением, не только принадлежностью к двум принципиально различным культурным традициям; она определялась наличием в противоположных лагерях двух разных типов сознания, уходящих в древность Московской и Киевской Руси; в конечном итоге она определялась двумя противоположными национальными генотипами, в равной степени укорененными в национальной исторической традиции: азиатско-деспотическим, идущим от Поля и Монгольского ига, реализовавшимся в Московском царстве, и европейским, связанным с Киевским и Новгородским периодом русской истории, нашедшим свое продолжение в периоде послепетровском, петербургском.

Определенность русского сознания двумя противоположными генотипами, которые подчас причудливо переплетаются даже в мышлении одного человека, может многое проявить в русской истории нашего столетия[10]10
  Голубков М. М. Русская литература XX в. После раскола.// Учебное пособие для вузов. – http://lib4all.ru/


[Закрыть]
. Эти два типа сознания проявили себя в следующем этапе становления «русской идеи», связанном с подъёмом национального самосознания в середине XIX века. Подъёмом были охвачены все сферы российской культуры – философия, литература, богословие. Общественная мысль России разделилась на два интеллектуальных направления – славянофильство и западничество. Размышляя о судьбе России и, несомненно, желая ей добра, сторонники этих двух направлений нередко вступали в острую полемику, доказывая свою правоту. Славянофилы «поднимали на щит» национальное своеобразие России, западники призывали воспринимать полезный опыт Европы. Важно, что славянофильская идея изначально рассматривалась в тесной связи с идеей славянского единства – с народами Сербии, Чехии, Польши, Болгарии – начиная с Кирилла и Мефодия. В своём развитии русская идея, уже как часть идеи российской, продолжает путь открытого диалога культур всех населяющих нашу страну народов.

Родоначальником концепции русской идеи считают Вл. Соловьева. Именно он придал этому словосочетанию философское обоснование в докладе, прочитанном в 1888 году в Париже, который так и назывался – «Русская идея». В докладе остро критиковались существующее государственное устройство, церковь, казённый патриотизм, – поэтому-то работа и вышла за границей. Избегая национального самолюбования, этноцентризма или «официальной народности», Вл. Соловьев определенно высказывался против национальной ограниченности, утверждая, что лицо нации определяется высшими достижениями ее духовности, ее вкладом в мировую цивилизацию, в «реальное единство человеческого рода», а не тем, «что она думает о себе». «Идея нации есть не то, что она думает о себе во времени, но то, что Бог думает о ней в вечности»[11]11
  Цит. по сб. Русская идея // Сборник. сост. и авт. вступ. статьи М. А. Маслин. – М.: «Республика», 1992. С. 8.


[Закрыть]
, – писал он.

Итак, можно выделить важные черты концепции русской идеи конца XIX века:

1. Обеспечение культурно-исторического единства нации, противостоящего «множеству центробежных сил»;

2. Русская идея была сформулирована Соловьевым как идея народно-религиозная, она должна была воплощать характер русского «социального тела», то есть народа, по религии – православного. Преображение русской жизни, её совершенствование, предполагалось за счёт углубления христианского существования нации, развития общественной свободы, служение общечеловеческим идеалам добра и справедливости. Идея государственности, или церковности, получившая, по мнению Вл. Соловьёва, в официальной России гипертрофированное развитие, является лишь оборотной стороной бытия русского народа;

1. Русской идее был не чужд и принцип «национальной самокритики», впервые прозвучавшей в первом «Философическом письме» П. Чаадаева. Также А. Хомяков критиковал православную церковь и пороки, укоренившиеся на Руси: «безграмотность, неправосудие, разбой, крамолы, личности, угнетение, бедность, неустройство, непросвещение и разврат». Как отмечает М. А. Маслин, «едва ли характерны для любой другой нации такое бесстрашие, такая беспощадность, какие наблюдались в России в критике своих собственных недостатков, исторических упущений. Русская идея, таким образом, привержена и покаянию, понимаемому в христианском духе как преображение и очищение» [12]12
  Русская идея // Сборник. сост. и авт. вступ. статьи М. А. Маслин. – М.: «Республика», 1992. С. 11.


[Закрыть]
. Рассматривая проблематику русской идеи, М. А. Маслин замечает, что до революционных событий XX века широко дискутировалась тема народа и его взаимодействия – с интеллигенцией, человечеством вообще. Если в конце XIX века ведущими темами русской культуры были рассказы о страданиях народа, покровительстве и защите обиженных, несчастных, юродивых, то после революции 1905 года тематика меняется. В вышедшем в 1909 году сборнике «Вехи» творческая группа, включавшая Н. Бердяева, С. Булгакова, Б. Кистяковского, П. Струве, С. Франка, была заявлена иная позиция – не интеллигенция должна «вернуть долг народу», а, напротив, народ и общество должны защитить духовные основы национальной культуры. Однако, практически не оценивалась концепция сильного государства, вероятно, её не решались затрагивать из-за взаимосвязи с царской властью. Но после Октября многие с сожалением отмечали, что русское общество не понимало и не ценило великое благо – сильное государство.

XX век можно считать следующим периодом подъёма национальной идеи – русский культурный ренессанс охватил все виды творчества: живопись, музыку, театр, литературу, науку, искусство, философию. Одной из форм русского интеллектуального творчества становится религиозная философия XX века.

Как писал Н. Полторацкий в работе «Русская религиозная философия», зародившаяся ещё в допетровскую эпоху и по настоящему оформившаяся уже в петербургской России, русская религиозная мысль насчитывает четыре главных периода в своём развитии. Первый период – 30-40е годы XIX века, он связан с именами А. Хомякова и И. Киреевского. Второй период – конец XIX века, центральной фигурой считается Вл. Соловьёв, кроме того – Ф. Достоевский, Л. Толстой, К. Леонтьев, Н. Фёдоров и другие. Третий период связан с началом XX века, совпадает с временем «русского культурного ренессанса». Активная деятельность религиозно-философских обществ в Петербурге, Москве, Киеве связана с именами братьев С. Н. и Е. Н. Трубецких, B. В. Розанова Д. С. Мережковского, Вячеслава Иванова, Льва Шестова, С. Н. Булгакова, Н. А. Бердяева, П. Б. Струве, С. Л. Франка,С. А. Алексеева-Аскольдова, Н. О. Лосского, П. И. Новгородцева, П. А. Флоренского В. А. Тернавцева, В. Ф. Эрна и других. После 1917 года начался четвёртый период развития русской религиозной мысли – период эмиграции. Покинули Россию во время гражданской войны или были высланы в 1922 году почти все виднейшие представители русской философии: П. Б. Струве, кн. С. Н. Трубецкой, Л. И. Шестов, Н. С. Арсеньев, В. В. Зеньковский, Н. Н. Алексеев, Д. С. Мережковский Н. А. Бердяев, С. Л. Франк, Н. О. Лосский, О. С. Булгаков, И. А. Ильин, Б. П. Вышеславцев, Л. П. Карсавин, Г. П. Федотов.

Представители русской религиозной философии, по мнению Н. Полторацкого, исходили из утверждения, что «православие означает иное восприятие и понимание христианства, нежели католичество и протестантизм, а потому на основе его, в свете его, может быть найден новый подход к основным вопросам культуры и жизни, построено новое мировоззрение…, в котором все его планы – религиозный, философский, культурный, политический, социальный и даже экономический (как у С. Н. Булгакова, П. Б. Струве) – взаимно перекрывались. В результате, русская религиозная философия охватывала не только основные вопросы духовной культуры, но и главные вопросы социально-политической жизни»[13]13
  Полторацкий Н. П. Русская религиозная философия // Мосты. Литературно-художественный и общественно-политический альманах. № 4, 1960. Издательство центрального объединения политических эмигрантов из СССР (ЦОПЕ).


[Закрыть]
.

Далее автор приводит примерный список тем, демонстрирующих «всеохватность русской религиозной философии»:

«Проблема свободы». «Свобода и необходимость». «Соборность» (в отличие от авторитарности и индивидуализма). «Онтологизм». «Онтологический реализм» (противополагаемый также и отвлеченному идеализму). «Религиозный космологизм» (ожидание просветления и преображения мира).

«Гуманизм и его кризис». «Религиозный антропологизм» (в противоположность антирелигиозному или арелигиозному гуманизму).

«Учение о Богочеловечестве» (выводы из христологического догмата).

«Учение о Царстве Божием». «Эсхатологизм». «Проблема смерти и бессмертия». «Проблема зла и страдания». «Проблема этическая. Искание правды и смысла жизни». «Критика эмпиризма, рационализма и критицизма». «Знание и вера». «Познание целостным духом». «Проблема творчества». «Религиозное осмысливание и оправдание культуры». «Культура и цивилизация». «Техника и прогресс». «Нигилизм». «Построение христианской православной культуры». «Смысл истории». «Личность и массы». «Мещанство и буржуазность». «Социальная правда и социальный вопрос». «Социализм и коммунизм». «Марксизм». «Проблема революции – социальной и духовной». «Революция, как религиозная проблема». «Проблема власти». «Анархизм и деспотизм». «Либерализм и демократия». «Теократия». «Проблема христианского государства». «Православие, католичество и протестантизм». «Православие и русский исторический процесс». «Православие и русская душа». «Православие и русская культура». «Церковь и жизнь». «Церковная иерархия и церковный народ». ««Русские болезни» и их преодоление». «Церковный раскол». «Реформа Петра Великого». «Отсутствие органической связи между властью и обществом, между интеллигенцией и народом (беспочвенность русского культурного слоя)». «Путь России и русского народа в мире». «Россия и Европа, Восток и Запад». «Славянофильство и западничество». «Народничество и марксизм». «Большевизм»[14]14
  Полторацкий Н. П. Русская религиозная философия // Мосты. Литературно-художественный и общественно-политический альманах. № 4, 1960. Издательство центрального объединения политических эмигрантов из СССР (ЦОПЕ).


[Закрыть]
.

Как видно из перечня тем, русская религиозная философия охватывала все основные вопросы православия, жизни, культуры. Во многом эти темы были созвучны мировой проблематике, актуальной и современной в середине XX века, многие из них продолжают и развивают проблематику, связанную с русской идеей.

Исходя из важных качеств – антропоцентризма (сконцентрированности на теме человека и его судьбы); доминирования моральной установки; социальной ориентированности; историософичности; теоретически-практической целостности; к тому же отмечая пронизанность её необычайной свободой духа, Н. Полторацкий подчёркивает значение, заслугу и особенность русской религиозной философии. В ней, по выражению Бердяева, «сделан опыт христианского осмысливания процессов новой истории. В ней мысль христианского Востока дает свой ответ на мысль христианского Запада»[15]15
  Цит. по: Полторацкий Н. П. Русская религиозная философия // Мосты. Литературно-художественный и общественно-политический альманах. № 4, 1960. Издательство центрального объединения политических эмигрантов из СССР (ЦОПЕ).


[Закрыть]
.

Характеризуя русскую религиозную философию, автор упоминает ещё об одном важном аспекте. Он касается некоторого утопического взгляда на Россию, обусловленного отрывом от Родины, её государства, народа, её настоящего. С этим же связаны часто встречающиеся бескомпромиссные, максималистские высказывания, «требующие радикального переустройства общества и мира».

Большое количество тем, затрагиваемых в работах философов русского зарубежья, различные направления и течения русской религиозной философии, различная постановка вопросов и ответы на них, приводили к известным разногласиям и взаимоотталкиваниям. Тем не менее, эта необыкновенная активность философской мысли тех лет представляет собой необычайную ценность не только как памятник эпохи, но и для наших дней.

Н. Полторацкий подчёркивает: «Значение русской религиозной философии связано и еще с одним моментом. В результате революции 1917 года теперь на русском языке есть только две философии: марксистская философия – диамат и истмат – в Советском Союзе, и русская религиозная философия – в эмиграции. Никакой другой нет.

Представители «чистой» философии – за редкими исключениями, не меняющими общей картины – либо ушли из жизни, либо перешли к религиозной философии»[16]16
  Там же.


[Закрыть]
. Исходя из этого, делается вывод, что русская религиозная философия входит в общую мировую историю развития философской мысли, не ограничиваясь рамками русской философии.

Заслуга представителей Русского зарубежья состоит в том, что, будучи вынуждены покинуть Родину, они десятилетиями оберегали свою «русскость», выступая выразителями традиций русской культуры, они – сохраняли её, наблюдали, переживали, размышляли о судьбе России. Этим в той или иной степени наполнены все произведения Н. Бердяева, И. Ильина, Н. Лосского, С. Франка, В. Зеньковского, Г. Флоровского, Г. Федотова и других. Их заслуга ещё и в том, что, поставив своей задачей познакомить в полной мере страны Европы с российской культурой, искусством, литературой, т. е., устанавливая интеллектуальную связь с Западом, закладывая основы западного россиеведения, они пытались чётче и убедительнее сформулировать причины, приведшие Россию к бедственному состоянию, анализировали духовное и нравственное состояние русского народа, предлагали пути и действия для скорейшего восстановления и процветания Родины. В их творчестве русская идея нашла своё развитие и продолжение, они же были первыми, кто предпринял серьёзный анализ кризиса русской идеи.

Так, предложенную Соловьёвым трактовку русской идеи в начале XX века продолжили В. Розанов, Е. Трубецкой, Л. Карсавин, В. Булгаков, Н. Бердяев и другие.

Итогом многолетних разработок в исследованиях русского национального характера, воплотившегося в русской истории, философии, искусстве, православии, стала книга Н. Бердяева «Русская идея». Автора привлекают исследования русского характера, изучение его типов, тема противоречий русской души.

И. А. Ильин, часто полемизируя с Н. Бердяевым и критикуя его, полагал, что основы национального характера строились и должны строиться исключительно на православно-христианской основе. Как и Г. Федотов, он был убеждён, что кризис русской культуры представляет большое бедствие для России, так как затрагивает основы русской духовности. Как пишет М. А. Маслин, «Ильин высказывался против деструктивных методов реализации русской идеи. Его пафос был направлен на защиту конструктивной работы по возрождению религии, просвещения, правопорядка, хозяйства, семьи и быта. Он призывал к такому порядку вещей, при котором «идёт отрезвление и оздоровление: выдыхается ненависть и истощается зависть; в душах пробуждается патриотизм и гражданственность»»[17]17
  Русская идея // Сборник. Сост. и авт. вступ. статьи М. А. Маслин. – М.: «Республика», 1992. С. 14.


[Закрыть]
.

Несколько особняком в нашей схеме развития русской идеи находится евразийство. Это «оригинальное геополитическое течение, возникшее в 1921 г. в среде русской эмиграции, являло собой новое и вместе с тем достаточно традиционное для России течение мысли, объединявшее философию, историю, географию, экономику, психологию и другие отрасли знания. Евразийцы характеризовали себя следующим образом: «Евразийство есть пореволюционное политическое, идеологическое и духовное движение, утверждающее особенности культуры Российско-Евразийского мира»»[18]18
  Кривошеева Е. Вступительная статья: К истории евразийства, 19221924 гг. // Российский Архив: История Отечества в свидетельствах и документах XVIII–XX вв.: Альманах. – М.: Студия ТРИТЭ: Рос. Архив, 1994, вып. 5. С. 475.


[Закрыть]
.

«Для евразийцев Россия – это Запад и Восток одновременно, «синтез двух с преобладанием последнего». Европейская цивилизованность и азиатская самобытность – вот наше предназначение. Русским присущи открытость другим культурам, терпимость, стремление понять и принять инакодумающего и инаковерующего. Ужиться с ним. Симбиоз двух культурных регионов, постоянный диалог между ним и в пределах одной страны определил лицо нашей культуры»[19]19
  Гулыга А. В. Русская идея и её творцы. М.: «Эксмо», 2003. С. 37.


[Закрыть]
.

Страницы книги >> 1 2 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации