112 000 произведений, 32 000 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 1

Текст книги "Древний Рим"

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

  • Текст добавлен: 31 декабря 2013, 17:09


Автор книги: Андрей Потрашков


Жанр: Культурология, Наука и Образование


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 25 страниц)

А. С. Потрашков
Древний Рим

Введение

Когда мы начинаем говорить о загадках в истории Древнего мира, то почему-то на ум сразу приходят тайны постройки пирамид в Египте, Великой стены в Китае, Атлантида или загадочный Стоунхендж в Англии. Некоторую ауру таинственности имеют древние царства Ближнего Востока, Египет и Минойский Крит. Даже в истории Древней Греции – таком, казалось бы, понятном и досконально изученном предмете, остается еще много спорных вопросов (например, о достоверности Гомера, его «Илиады» и «Одиссеи»). А вот Древнему Риму в отношении тайн и загадок повезло меньше. Не то чтобы их там не было, просто так получилось, что Древний Рим оставил массу письменных памятников, которые если и не полностью, то хотя бы фрагментарно рассказывают нам историю этой величайшей державы античного мира. А ведь еще есть археология. Древние римляне оставили массу памятников архитектуры. Чего стоит только сам Рим, с его сохранившимися форумами, колоннами, триумфальными арками, Колизеем и крепостными стенами. По всей Европе, Африке и Азии археологи обнаруживают следы римского присутствия – руины городов, храмов и укреплений, дороги, акведуки и т. п.

Сохранившиеся труды древних авторов и современная археология проливают свет на многие аспекты жизни Древнего Рима, лишая их ореола таинственности. Современные ученые, используя данные раскопок, самые современные технологии и, конечно же, сведения, сообщенные самими римлянами, построили довольно точную и убедительную картину жизни Рима практически на протяжении всего его существования – от основания города Ромулом в середине VIII века до н. э. до падения Западной Римской империи в середине V века н. э. С одной стороны, это правильно: история не терпит досужих домыслов, но с другой – скучно.

Конечно, интересней во всем видеть загадку и тайну, пытаться разобраться, разгадать. Поэтому всех любителей неразгаданных тайн и загадок истории привлекает Атлантида, Стоунхендж и пирамиды, а Рим, со всеми его грандиозными постройками, завоеваниями и великими людьми остается как бы в стороне. Но так ли это? Действительно ли в истории Древнего Рима не осталось места загадкам и полету фантазии для интересующегося человека? Конечно, это не так. И цель этой книги доказать, что в истории Древнего Рима есть еще масса спорных моментов и недописанных страниц. Остановимся на них вкратце.

Первая и самая большая загадка Древнего Рима – этруски. Современные ученые до сих пор не смогли расшифровать письменность этого народа и не располагают сведениями о его происхождении, хотя, казалось бы, неразгаданных тайн не должно быть, ведь до нашего времени дошли остатки городов этрусков, образцы их изделий. Это привело к появлению большого количества теорий, которые зачастую противоречат друг другу, а иногда и вовсе носят фантастический характер. Поэтому в этой книге мы попытаемся разобраться в запутанных вопросах этрусковедения, по возможности избегая домыслов и используя только проверенные факты.

Вторым по порядку, но отнюдь не по важности после этрусков, стоит вопрос о происхождении самих римлян и времени основания Рима, а также вопрос о достоверности первых римских царей. До сих пор в науке нет единого мнения о том, кто такие сами римляне и когда возник Вечный город. Одни связывают появление римлян на исторической сцене с Троянской войной и бегством Энея из горящей Трои, другие – с этрусками, третьи – с кельтами, а четвертые – считают, что Рим продукт объединения и усиления местных так называемых притибрских племен латинов. Мнений очень много и до сих пор нет окончательного ответа на эти вопросы, поэтому вторую главу мы посвятили истории основания и заселения Рима, а также легендарным первым римским царям – Ромулу, Нуме Помпилию, Туллу Гостилию, Анку Марцию, Тарквинию Древнему, Сервию Туллию и Тарквинию Гордому.

Еще одной большой загадкой для исследователей Древнего Рима была религия римлян. Когда мы говорим о римской религии, то представляем богов классического римского пантеона – Юпитера, Марса, Минерву или Нептуна, которые из-за многовекового влияния греков стали практически неотличимы от греческих – Зевса, Ареса, Афины или Посейдона. Но так было не всегда. На самом деле первоначальная религия римлян сильно отличалась от греческой. Еще более интересной и многогранной религия Рима стала во времена расцвета и заката Римской империи. Ведь именно в это время места в храмах Рима и других городов, наряду с «классическими» богами, заняли таинственные и непонятные божества, пришедшие из Египта и Малой Азии – Великая Мать, Исида, Адонис, Серапис, Митра и, наконец, богочеловек Иисус Христос. Все эти божества имели своих почитателей в разных слоях римского общества и все они требовали таинственных и непонятных современному человеку обрядов и приношений. Даже сами римляне не могли разобраться в том круговороте разнообразных верований, религий и культов, которые прижились на благодатной почве Рима в последние века его существования. Поэтому в третьей главе нашей книги мы попытаемся приподнять полог тайны, окружающий римскую религию, и попробуем в общих чертах представить, в кого верили и кому поклонялись жители Рима.

Еще одним интересным и загадочным моментом в жизни Древнего Рима была его политическая система. Наверное, ни одно государство Древнего мира не имело столь разнообразных и столь противоречивых институтов власти. В Риме правили цари, после свержения царской власти – народ, затем власть перешла в руки олигархов – сената, а наивысшей точкой стало правление императоров – этих полубогов на троне империи. Достигнув, казалось бы, недосягаемых высот власти, римские императоры, хотя и считали себя богами, все же оставались простыми смертными людьми, со всеми их желаниями, страстями и пороками. Поэтому кажется очень интересным разобраться в причинах поведения и поступков людей, которых судьба и боги (а скорее обстоятельства и их личные данные) вознесли столь высоко. Своими мыслями и догадками в отношении некоторых представителей правящей верхушки Рима периода Империи мы посчитали необходимым поделиться с читателями в четвертой главе этой книги.

В пятой, заключительной, главе – «Тайны пропавших легионов», речь пойдет не столько о загадках исчезновения римских легионов, хотя в некоторой степени и о них, сколько о римской армии в целом. А точнее, об одной большой загадке: почему именно римской армии удалось подчинить и долгое время удерживать в составе Империи огромные территории, какие не удавалось подчинить и удержать никаким другим завоевателям.

Этруски – таинственные предшественники Рима

Загадочные, таинственные, неизвестные – такими эпитетами обычно награждают этрусков – народ, населявший в глубокой древности территорию современного Апеннинского полуострова. В некоторой степени это справедливо, так как, несмотря на достаточно большое количество сохранившихся до нашего времени материальных остатков их культуры – городов, гробниц, изделий бытового и культового характера, этот народ во многом остается неразгаданной тайной. Даже цивилизации Египта и Древнего Востока представляются для современной науки более понятными и изученными, чем этруски. Можно сказать, что этруски продолжают быть белым пятном на карте Истории наряду с цивилизациями Минойского Крита, майя, инков или строителями Стоунхенджа в доисторической Англии. Во многом такое положение этого древнего европейского народа обусловлено отсутствием у современных исследователей ключа к расшифровке их письменности, а также четкого представления, откуда пришли этруски. Это привело к появлению большого количества более или менее правдоподобных теорий, которые зачастую противоречат друг другу, а иногда и вовсе носят фантастический характер, приписывая этрускам чуть ли не инопланетное происхождение. Выдающийся древнеримский историк Полибий сказал: «Историк не должен изумлять своих читателей рассказами о необычайных событиях». Поэтому мы попытаемся, следуя его совету, разобраться в запутанных вопросах этрусковедения, по возможности избегая домыслов и используя только проверенные факты. Но так как проверенных фактов, в общем, не много, то совсем без домыслов, наверное, не получится…

Итак, на сегодняшний момент известно, что народ, который римляне именовали этрусками или «тусками», а греки – «тирренами» или «терсенами», сам себя называл «расна» или «расена». Считается, что он появился в Италии в XI веке до н. э. Далее следует перерыв в несколько веков, когда об этрусках ничего не было слышно. И вдруг к концу VIII века до н. э. выясняется, что этруски – это народ с развитым земледелием и ремеслами, их города ведут обширную заморскую торговлю, вывозя зерно, металл, вино, керамику, выделанные кожи. Этрусская знать – лукумоны – строит укрепленные города, ищет славы и богатства в непрерывных походах, набегах и сражениях. Два народа боролись в это время за господство на море – греки и карфагеняне. Этруски заняли в этой борьбе сторону карфагенян, их пираты господствовали на Средиземноморье, да так, что греки боялись выходить даже в Тирренское море. В VII–VI веках до н. э. в Этрурии возникают крупные города-государства: Вейи, Цере, Тарквинии, Клузий, Арреций, Популония. Этрусское влияние распространилось от Альп до Кампании. На севере они основывают Мантую и Фельзины (нынешняя Болонья), в Кампанье – двенадцать других городов. Этрусский город Адрия на северо-востоке Апеннинского полуострова дал название Адриатическому морю. К VI веку до н. э. этруски контролировали территорию в 70 тысяч квадратных километров, их численность превышала два миллиона. Таким образом, можно сказать, что в средиземноморской части античного мира этрусская цивилизация занимала доминирующее положение. Многое из того, что мы считаем исконно римским, родилось не на холмах Лация, а на равнинах Этрурии. Сам Рим создавался по этрусскому обряду и застраивался по этрусскому образцу. Древний храм на Капитолии и ряд других святилищ в Риме были построены этрусскими мастерами. Древнеримские цари из рода Тарквиниев были этрусского происхождения; многие латинские имена имеют этрусские корни, а некоторые историки считают, что именно через этрусков римляне заимствовали греческий алфавит. Древнейшие государственные установления, законы, должности, цирковые игры, театральные зрелища, бои гладиаторов, искусство гадания и даже многие боги – всё это пришло к римлянам от этрусков. Символы власти – фасции (связки прутьев с вложенными в них топорами), которые несли впереди царя, сенаторская тога, отороченная пурпурной каймой, обычай триумфа после победы над врагом – и это наследство этрусков. Сами римляне признавали: триумфальные и консульские украшения были перенесены в Рим из Тарквиний. Даже само слово «Рим» этрусского происхождения, как и другие слова, считающиеся чисто латинскими – таверна, цистерна, церемония, персона, литера.

Как же случилось, что более развитая Этрурия была побеждена почти что варварскими италийскими племенами? В чем же загадка столь стремительного взлета и не менее стремительного заката этой таинственной цивилизации? Как полагают многие современные ученые, причина упадка этрусков заключалась в том, что они, подобно грекам эпохи, предшествовавшей великому Александру Македонскому, не смогли создать единого государства. Возникла только федерация (союз) самоуправляющихся городов. Собиравшиеся в Вольсиниях в святилище божества Волыумны (Вольткумны) главы этрусских городов поочередно выбирали из своей среды главного лукумона, которого только условно можно было считать царем, и жреца-первосвященника. Для этруска понятие «Родина» ограничивалось городскими стенами, и далее них его патриотизм не распространялся. Захват и разрушение крепнущим римским государством одного этрусского города нисколько не волновал жителей другого, а зачастую падение конкурента даже вызывало нескрываемую радость. Но как это обычно бывает: «Хорошо смеется тот, кто смеется последним», радость оказывалась недолгой. И вот уже этот город становился добычей молодого хищника. Смеялся, как правило, Рим.

Сила и влияние этрусков достигли своего зенита в 535 году до н. э. Тогда в битве при Алалии на Корсике объединенный карфагено-этрусский флот нанес сокрушительное поражение грекам, и Корсика перешла во владение этрусков. Но буквально через несколько лет этруски начали терпеть поражения от греков и ранее покоренных италийских племен. Приблизительно в это время освобождается от этрусского господства и Рим. В V веке до н. э. территория Этрурии сильно сокращается, связь между городами, и без того непрочная, рушится. Как уже говорилось, города не приходят на помощь друг другу. Опытные земледельцы и строители, искусные металлурги, хитроумные изобретатели якоря и морского тарана, бесстрашные и свирепые воины оказались бессильны перед молодым Римом и его сплоченными союзниками. Подчинив себе всю Этрурию, римляне продолжали оставаться под влиянием этрусской культуры, которая медленно увядала по мере расцвета римской цивилизации. К середине I века до н. э. этруски в культуре Рима потеряли всякое значение. Этрусский язык помнили только отдельные любители. Одним из таких любителей был император Клавдий (10 г. до н. э. – 54 г. н. э.). Он написал этрусскую историю на греческом языке в двадцати томах и распорядился, чтобы каждый год по установленным дням чтецы публично читали ее с начала до конца в специально построенном для этого здании. «Тирренику» – «Историю Тирренов», или, как сказали бы мы сейчас, «Историю этрусков», Клавдий считал величайшим своим достижением, наряду с еще одним многотомным опусом «Карфадоника» – «История Карфагена». Что заставило Клавдия заниматься историей именно этих двух древних народов? Был ли его интерес к карфагенянам и этрускам случайным или он отражал стремление глубже заглянуть в тот исторический период, когда Рим скромно стоял у самого начала своего пути и вынужден был отвоевывать позиции в борьбе против этрусков и греков, а за пределами Италии – против карфагенян? К сожалению, об этом мы можем лишь догадываться, так как книги Клавдия до нас не дошли.

По всей вероятности, двадцать книг Клавдия об этрусках были своеобразной энциклопедией познаний об этом народе. Судя по внушительному объему труда, император не имел причин жаловаться на недостаток источников. В I веке н. э. еще сохранилось много свидетельств, которые до наших дней уже не дошли. Клавдий мог еще видеть памятники этрусской культуры, впоследствии разрушенные. Он слышал речь этрусков. Правда, в его время она звучала все реже, но все еще раздавалась в этрусских городах. Он мог встречаться с этрусками, причем не только в Этрурии, но и непосредственно в императорском дворце. Мало кто из неспециалистов знает, что к этому таинственному народу принадлежала его первая жена, Плавтия Ургуланилла. Клавдий познакомился с ее родней и благодаря этому сравнительно тесно был связан с этрусским миром. Вернее с тем, что еще от него оставалось. Произведения Клавдия уже в то время были явлением исключительным. Император систематизировал сведения, которые до него не были обобщены ни в одном самостоятельном исследовании. Странным может показаться и то, что они принадлежали перу римлянина, а не этруска. Это тем более удивительно, что в эпоху Империи было немало образованных этрусков, которые нередко занимали высокое положение и могли бы при желании сами написать произведение, подобное трактату Клавдия, если не лучше.

Примером может послужить Гай Цильний Меценат, выдающийся политик и доверенное лицо императора Августа. Его имя стало нарицательным: пользуясь своим влиянием, Меценат поддерживал деньгами одаренных поэтов и художников. К ним относился и известный римский лирик Гораций. Из его стихотворений стало известно, что у Мецената имелись аристократические предки в одном из этрусских городов. Несмотря на то, что Меценат, этруск по происхождению, был близок к искусству, не сохранилось никаких сведений о том, что он интересовался прошлым своего народа. То же можно сказать и о другом высокообразованном этруске – сатирике-баснописце Авле Персии Флакке, выходце из этрусского города Волатерры, жившем в I веке н. э. И он проявлял гораздо больше интереса к проблемам Рима, чем к истории этрусков. Его сатиры были направлены на высмеивание римских нравов. Некоторый интерес к истории своего народа проявлял друг Цицерона (Марк Туллий Цицерон – выдающийся римский оратор и политический деятель I века до н. э.), романизированный этруск Авл Цецина, который тщательно изучал этрусскую науку толкования молний. Вероятно, именно от него Цицерон почерпнул сведения о предсказаниях этрусками будущего, на которые ссылается в своем труде «О гаданиях». Марк Туллий, человек весьма прагматичный и получивший великолепное образование, с величайшим почтением относился к занятиям своего этрусского друга. Еще в начале карьеры Цицерона Цецина предсказал, что, несмотря на достигнутую молодым оратором славу, народ однажды отвернется от него и приговорит к изгнанию. Так и случилось. Когда в 58 году до н. э. Цицерон был изгнан, Цецина вновь предсказал, что он вскоре вернется. Предсказание сбылось.

Другие известные нам исторические деятели, этруски по происхождению, не оглядывались назад и, к сожалению, не причисляли себя к народу, который уже ушел с исторической сцены древней Италии. Это бесспорный признак упадка этрусков. Вследствие отсутствия у самих этрусков интереса к своему прошлому обобщить все, что было известно об их истории, выпало на долю греков и римлян. Но история этрусков интересовала их только постольку, поскольку она была связана с историей их собственных народов.

Наиболее полное описание этрусков принадлежит Диодору Сицилийскому, римскому историку I века до н. э., писавшему по-гречески. Однако приведенные в его труде сведения об этрусках не являются плодом его собственных исследований. Он заимствовал их из работ греческого историка Посидония, жившего веком ранее. Вот что он говорит об этрусках:

«Они отличались мужеством, захватили обширную территорию и заложили много славных городов. Они также выделялись своими морскими силами и долгое время владычествовали на море, так что благодаря им соседнее с Италией море получило название Тирренского. Для совершенствования сухопутных войск они изобрели горн, очень помогающий при ведении войны и названный в их честь тирренским. Высших воинских начальников они удостаивали звания ликторов, предоставив им право сидеть в креслах из слоновой кости и носить тогу с красной полосой. В домах они построили очень удобные колоннады, чтобы заглушить звуки, издаваемые челядью. Большую часть этого переняли римляне, завели в своих поселениях и улучшили. Они жадно учились, в первую очередь письменности, науке о природе и богах; больше всех других людей они занимались наукой о молниях. Поэтому до сих пор ими восхищаются правители почти всего мира и используют их в качестве толкователей предзнаменований, посылаемых богами с помощью молний. А так как они живут на земле, которая, возделанная, рожает им все, то урожай их плодов достаточен не только для того, чтобы питаться, но и приносит богатый доход, позволяет жить с излишествами. Дважды в день они заставляют готовить себе богатые блюда и другие вещи, обычные при роскошной жизни. Они приобретают простыни, расшитые цветами, и множество серебряных чаш, и рабов для обслуживания их; одни рабы отличаются красотой, другие облачены в одежды, более дорогие, чем подобает рабу. А просторные жилища имеет не только их прислуга, но и большинство свободных граждан. Силу свою, которая издавна была предметом зависти других, они полностью растратили.

Понятно, что они лишились боевой доблести своих отцов, если проводят время в оргиях и в недостойных мужчин развлечениях. Их расточительности способствовала, не в последней степени, богатая земля. Ибо они живут на земле весьма тучной, на которой можно возделать все, и собирают богатый урожай всех плодов.

В Этрурии всегда хороший урожай, и раскинулись в ней обширные поля. Она разделена крутыми холмами, тоже пригодными для обработки. Там достаточное количество влаги не только зимой, но и летом».

В труде Диодора встречаются и другие упоминания об этрусках, но в основном при описании каких-либо событий (похож подход и многих других древних авторов). Чаще всего такими событиями становились войны, в которых этруски постоянно сталкивались с Римом. Учитывая патриотизм римских авторов, этруски зачастую показаны в черном цвете. Исключением может являться только описание их религиозных обрядов. Веря в таинственные способности этрусков, римляне с трепетом относились к их познаниям в области гадания и предсказаний.

Еще более скупую характеристику этрускам дал римский историк Тит Ливий, живший во времена правления императора Августа, в своем обширном труде «История Рима от основания города». Вот что он сообщал:

«Туски еще до основания Рима владели огромными пространствами на суше и на море. Наименования нижнего и верхнего морей, омывающих Италию наподобие острова, указывают на прошлое могущество тусков, потому что италийские народы одно море назвали Тусским, по имени этого народа, а другое Атриатическим морем, по имени Атрии, колонии тусков; греки эти самые моря зовут одно Тирренским, а другое Адриатическим. И, простираясь от одного до другого моря, туски заселили оба края, основав там по двенадцати городов, раньше по сию сторону Апеннин до нижнего моря, а с течением времени, выслав колонии и по ту сторону Апеннин, в таком же числе, сколько и метрополий, и заняв этими колониями все местности за рекою Падом вплоть до Альп, за исключением земли вернетов, заселяющих угол морского залива».

Одновременно с Ливием жили два известных ученых, писавших на греческом языке, – географ Страбон и историк Дионисий Галикарнасский. Оба они в своих сочинениях упоминают этрусков. Страбон писал:

«До тех пор, пока у этрусков был один правитель, они были очень сильны. Но со временем их организация, вероятно, распалась, и они разбились на отдельные города, уступив нажиму соседнего населения. Ибо в противном случае они бы не оставили тучную землю и не пустились бы в разбой на море, одни на этих, другие на тех водах. Ведь они были способны, объединившись, не только отразить нападение, но и нападать сами, предпринимать далекие экспедиции».

Дионисий Галикарнасский создал обширный труд, посвященный истории Рима. Естественно, что в его работе не могли не появиться этруски. Предложенное Дионисием описание этрусских обычаев интересно тем, что напрямую указывает, откуда римляне взяли многое из своих, казалось бы, исконных традиций. Так, например, Дионисий описывает появление в Риме традиции, по которой главному должностному лицу полагалось почетное сопровождение в виде двенадцати ликторов:

«Как некоторые рассказывают, принесли Тарквинию (имеется в виду Тарквиний Древний – этрусский царь, правивший в Риме) двенадцать топоров, по одному из каждого этрусского города. Это, как кажется, этрусский обычай, что перед каждым правителем идет ликтор, который кроме связки прутьев несет и топор. И каждый раз, когда эти двенадцать городов предпринимали совместное выступление, они передавали эти двенадцать топоров одному правителю, которому поручали общее командование».

Сведения об этрусках, их истории и жизни, приводимые греческими и римскими авторами, иногда совпадают, иногда дополняют друг друга, а иногда находятся в противоречии. Эти противоречия еще более сгустили пелену таинственности, окутывающую этрусков. Давайте и мы попытаемся обратиться к решению загадок этого таинственного народа.

Итак, загадка номер один – «Кто такие этруски, и откуда они пришли в Италию?»

На этот вопрос не имели однозначного ответа даже древние авторы. В V веке до н. э., когда этрусская цивилизация еще процветала, греческий историк Геродот, которого называют «отцом истории», записал интересные свидетельства. В своей знаменитой «Истории», посвященной в основном Греко-персидским войнам, он сообщил много ценной информации и о жизни других народов. В числе племен, втянутых в круговорот событий вокруг Греко-персидских войн, Геродот упоминает и жителей Малой Азии – лидийцев. «В царствование Атиса, сына Манея, была большая нужда в хлебе по всей Лидии. Вначале лидийцы терпеливо сносили голод; потом, когда голод не прекращался, они стали измышлять средства против него, причем каждый придумывал свое особое. Тогда-то, говорят они, и были изобретены игры в кубы, в кости, в мяч и другие, кроме шахматной игры; изобретение шахмат лидийцы себе не приписывают. Изобретения эти служили для них средством против голода: один день они играли непрерывно, чтобы не думать о пище, на другой день ели и оставляли игру. Таким способом они жили восемнадцать лет. Однако голод не только не ослабевал, но все усиливался; тогда царь разделил весь народ на две части и бросил жребий с тем, чтобы одной из них остаться на родине, а другой выселиться; царем той части, которая по жребию оставалась на месте, он назначил себя, а над выселившимися поставил сына своего, по имени Тиррена. Те из них, которым выпал жребий выселиться, отправились в Смирну (древний город на побережье Малой Азии), соорудили там суда, положили на них нужные им предметы и отбыли отыскивать себе пропитание и местожительство. Миновав многие народы, они прибыли наконец к омбрикам (племенам, населявшим в древности область Италии, называемую Умбрией), где основали города и живут до настоящего времени. Вместо лидийцев они стали называть себя по имени сына того царя, который заставил их выселиться; имя его они присвоили себе, и названы были тирренами».

Так звучит самый первый и самый связный из дошедших до нас рассказ о происхождении этрусков, которых греки называли тирренами. Геродот, как и многие последовавшие ему древние ученые, считал, что этруски были народом пришлым и не принадлежали к коренному населению Италии. Версия о восточном происхождении этрусков кажется еще более убедительной, так как на протяжении столетий греческие и римские, а за ними и византийские авторы с различными вариациями пересказывали рассказ Геродота. Во времена Римской империи, по словам древнеримского историка Тацита, послы двух лидийских городов – Сард и Смирны, спорили о том, кому будет принадлежать честь воздвигнуть храм в честь императора Тиберия. Победили Сарды, так как сумели доказать сенату Рима, что именно из их города отправился на поиски новой родины царь Тиррен и что по крови они ближе к римлянам. Этот рассказ интересен тем, что в нем вместо Смирны местом отплытия тирренцев назван город Сарды. Высказанная Геродотом версия происхождения этрусков не потеряла своей актуальности и в наши дни.

Еще одна, существующая со времен античности, версия происхождения этрусков – автохтонная. Это значит, что этруски ниоткуда не приходили и никуда не уходили, а жили в Италии с самой глубокой древности. Первым ее высказал уже упоминавшийся нами выдающийся римский историк I века до н. э., грек по происхождению, Дионисий Галикарнасский. Он доказывал, что этруски не имеют ничего общего ни с лидийцами, ни с греками. В своем труде «Римские древности», посвященном истории Рима от основания города до его первого столкновения с Карфагеном, Дионисий писал: «Ближе к истине те, которые считают, что этруски ниоткуда не приходили, но что они народ туземный в Италии, так как это народ очень древний и не похож ни на какой другой ни по языку, ни по обычаям». Свидетельства Дионисия представляют особый интерес и потому, что он знал этрусков и мог слышать их речь. Некоторые современные ученые называют Дионисия Галикарнасского создателем «этрусской проблемы». Но если бы процитированный отрывок из произведения этого автора и не дошел до наших дней, этрусская проблема все равно, так или иначе, возникла бы. Своеобразие этрусского языка, этрусского искусства и всей этрусской цивилизации само по себе выдвигает вопрос об источниках ее зарождения.

Существовала еще и третья версия происхождения этрусков. Ее мы впервые встречаем у Тита Ливия:

«И альпийские племена, бесспорно, тоже по происхождению этруски, особенно ретии, которые, однако, под влиянием окружающей природы одичали до такой степени, что они не сохранили от старых обычаев ничего, кроме языка, но даже язык они не сумели сохранить без искажений». Ливий имел в виду население древней Рении – области, простирающейся от Боденского озера до Дуная и включающей в себя нынешний Тироль (Австрия) и часть Швейцарии. Что же касается происхождения этрусков, то этот отрывок до конца еще непонятен и допускает различные толкования. Например, из него можно предположить, что некоторые римляне считали этрусков выходцами откуда-то с севера, а Реция служила им своеобразной перевалочной базой. Оттуда этруски двинулись на Апеннинский полуостров. Эта теория получила развитие уже в более поздние времена.

Итак, в Древнем мире существовало, по крайней мере, три точки зрения на происхождение этрусков. Практически без изменений они дошли до нашего времени. Причем в определенные периоды развития этрускологии какая-нибудь одна версия становилась наиболее популярной. Кроме этих трех, самых известных, в последнее время появилось множество новых, иногда убедительных, а иногда и вообще фантастических предположений о прародине этрусков. Но о них поговорим позже.

Начнем с теории происхождения этрусков, предложенной «отцом истории» Геродотом. В современной исторической науке ее окрестили «малоазийской теорией», или «геродотовской теорией». Многие выдающиеся историки-этрускологи придерживались малоазийской теории, дополняя и расширяя ее, в чем им очень помогала археология. Так, например, геродотовскую версию защищает англичанин Конвей. Он предположил, что в конце II – начале I тысячелетия до н. э.

банды лидийских пиратов начали высаживаться на западном берегу Италии, к северу от Тибра. Здесь они вытеснили умбров, а затем расселились и дальше по полуострову. Схожее мнение высказал и итальянец Дукати. Он считал, что тирренцы-этруски происходили из Малой Азии и с островов Эгейского моря. В поисках плодородных земель небольшие группы завоевателей высадились в районе Тосканы, где подчинили местные племена умбров, а со временем и слились с ними в один народ – этрусков. Первым основанным ими городом в Италии стали Тарквинии (конец VIII – начало VII века до н. э.). Местному населению переселенцы дали свой язык, алфавит, утварь и оружие, религию и т. д.

Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


Популярные книги за неделю

Рекомендации