145 000 произведений, 34 000 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 2

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 30 января 2018, 20:00


Автор книги: Анна Владимирова


Жанр: Любовное фэнтези, Фэнтези


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 2 (всего у книги 5 страниц)

Я распласталась взглядом по маминой подписи внизу, затем с трудом подняла его в начало документа. Договор был, кажется, на итальянском. Кинула взгляд на нависшего надо мной Грэгхана. Он был похож на итальянца, как волкодав на чихуахуа.

– Здесь, – тычок в очередную стопку, – ваш договор…

– Подождите, – решительно тряхнула головой. – С чего вы взяли, что я соглашусь?

Он выпрямился и хмуро уставился на меня сверху.

– А почему бы и нет, Каролина? – прищурился он. – Вы получите возможность учиться в самой закрытой школе парфюмеров, о которой выпускники Грасса могут только мечтать и говорить о ней шепотом и с придыханием…

Мои глаза расширились, но от другого.

– Мама…

– Изабелла училась в Альрийской академии, – сухо подтвердил он, стремительно отводя взгляд, в котором скользнуло что-то… Но я едва обратила на это внимание, так как мысли рванулись в другую сторону.

Об Альрийской парфюмерной академии в Грассе ходили лишь слухи. Говорили, что этой академии на самом деле не существует, а также, что она просто спонсируется высшим обществом, и в нее попадают только самые перспективные мастера, доказавшие свой неоспоримый талант не одним годом работы на ведущие парфюмерные дома.

Видя, как разгорается огонь в моих глазах, Грегхан поспешил добавить:

– Только после завершения контракта Изабеллы.

Я очнулась и недоверчиво воззрилась на него.

– Я не могу оставить магазин, – возразила я.

– Какая помощь по магазину вам нужна? – сложил руки на груди мой собеседник. – Я предоставлю вам управляющего высшей категории. Если посчитаете нужным, проведете собеседования с несколькими кандидатами.

Я продолжала недоверчиво смотреть на него.

– Кроме того, ваш помощник заслуживает доверия, – легкая улыбка или мне показалось? Скорее, сарказм.

У этого странного типа все было под контролем и подготовлено к тому, чтобы все шло только по его плану.

– Что вам от меня нужно, Грэгхан?

Он лишь на мгновение задумался, но мне этого хватило, чтобы начинать понимать неоднозначность всего происходящего. Он недоговаривает. Вернее, он почти не говорит мне правды. А еще этот его запах… в нем появилось что-то новое… Я облизнула губы, непроизвольно пытаясь усилить восприятие, и вдруг обнаружила, что мужчина смотрит на мой рот и совершенно не торопится отвечать! Поспешила протереть губы ладонью и хмуро уставилась на него, напоминая, что вообще-то жду ответа!

– Чтобы вы завершили дело Изабеллы, – наконец послышался его заледеневший голос.

– Что такого она делала? – потребовала я. Мне все больше казалось, что тип, стоящий надо мной, таких как я вообще не считает за достойных себя собеседников. Или партнеров.

– Она занималась разработкой парфюмерной композиции.

Ну и что в этом такого особенного? Мои глаза, кажется, разочарованно потухли.

– Это очень необычная композиция, Каролина. Она стоит баснословных денег… – вероятно, заметив это, продолжил Грэгхан.

Деньги! Как это нетривиально! Это все меняет! Я подперла подбородок ладонью и уставилась на контракт. Конечно, мифическая Альрийская академия зацепила меня сильнее… Перевела прямолинейный взгляд на гостя.

Похоже, он сбросил ворох козырей, и теперь смотрит, на что я клюну: деньги, работа или мечта…

– Давайте точнее: я завершаю состав парфюма, вы его принимаете, и дальше я получаю шанс…

– Вы поступаете в академию.

Ого, даже так.

– Как вы можете это гарантировать? – театрально прищурила глаз, выражая сомнение. Сомневаться в словах этого мужчины, как подсказывала интуиция, было крайне недозволительно. От этого почему-то вдвойне было приятно это сделать!

– Могу, – взгляд его потемнел, желваки заходили туда-сюда, подтверждая, что такая, как я, просто не имеет права сомневаться в словах такого, как он. Я его, похоже сильно взбесила этим вопросом. В окружившем меня запахе стали преобладать угрожающие горькие ноты… полынь… дягиль… и, черт возьми, мускус… натуральный! А никакая не…

– Каролина, – низкое рычание словно окатило меня холодной водой. Я поспешила потереть лоб смущенно и опустить глаза. Меня еще никто не называл по имени столько раз за пол часа. Да еще и так…

– Мне нужно подумать, – деловым тоном заявила я, не придавая значения вопиющей фамильярности с его стороны. «И пострадать не помешало бы».

Все сегодняшние события чертовски отвлекали от мыслей о потере, о пережитом, о предстоящем… меня манил индийский ковер, в конце концов! Да, запереться, упасть на него и нарыдаться наконец!

– У вас есть десять минут, – процедил вдруг этот…

Распахнула чуть не вылезшие за пределы черепа глаза, рванулась с кресла и задела чашку с остывшим кофе. Та предсмертно взвыла тонким фарфоровым голоском и начала свое триумфальное шествие в сторону документов, разложенных Грэгханом на столе.

Я вообще не очень тороплива по жизни… Может от этого и восприятие мое настолько заторможено?  Но мой собеседник вдруг с такой прытью рванулся с кресла и смел документы от эпицентра падения чашки, что мне показалось, я стала свидетелем какого-то спецэффекта!

– С чего вы взяли, что я смогу завершить ее дело? – пролепетала завороженно. – Если мама училась в академии, то я – то еще нет…

Он бросил на меня убийственный взгляд, смахивая лужицу с кофе в противоположную сторону от спасенных бумаг.

– Сможете, – процедил он, – раз Изабелла вписала ваше имя в свой контракт. А ее мнению я доверяю … и лично прослежу за этим.

Я нервно сглотнула.

– Мне нужно прочитать контракт!

– В самолете прочитаете. У вас осталось семь минут.

– А если я все же откажусь?

Он вопросительно поднял бровь: «Не знаю такого слова».

– Почему, Каролина? – спросил как-то подозрительно мягко. – Приглашение в нашу академию не валяется на дороге. Закончите работу Изабеллы – заслуженно войдете в стены Академии. И я не вижу причин, по которой вы можете от этого отказаться.

«Наша академия»? Да кто он такой?! А мужчина вдруг подался вперед и проникновенно добавил.

– Кроме того, это хорошая возможность отвлечься…

Кинула на него возмущенный взгляд.

– Пять минут, – чуть насмешливо напомнил он, прекрасно понимая, что я уже согласна.

Действительно, он все обернул так, что мне не было никакого резона отказываться!

– У вас потрясающее чувство времени, – процедила, злобно сверля его взглядом.

А он, похоже, относился к распространенному мужскому типу, у которого улучшается настроение при осознании собственной непревзойденности!

– И все же я хочу позвонить своему юристу и получить его консультацию, – сказала холодно. Эта европейская (язык не поворачивался, глядя на Грэгхана, сказать – итальянская) манера «все бросили и побежали» меня напрягала еще с учебы во Франции…

– Сделайте это сейчас, и попросите доложить вам о результатах в течение пары часов, – Грэгхан достал мобильный, углубился в его экран на некоторое время. – Сейчас мы едем к вам… Самолет в 21.30.

Да что же это такое?!

– В контракте написано, что я должна с вами ехать к себе домой? – прорычала, стискивая подлокотники.

– Договор у вас на почте, Каролина, – поднял он на меня взгляд. – Пересылайте.

– Я никуда с вами не поеду, пока мой юрист не даст свое заключение.

Попыталась посмотреть на него с вызовом, но сразу поняла, что погорячилась. Из его глаз разве что ледяная крошка не сыпалась. Волосы у меня на голове зашевелились и привстали посмотреть, кто этот тип, что так наэлектризовал пространство в нашем с мамой кабинете? Но свою свободу отдавать так быстро я не собиралась. Не знаю, что все это значит, но пока не разберусь хотя бы с доступной информацией, с места не двинусь!

– Звоните юристу, – рявкнул Грэгхан. – Я жду вас в машине на улице. Мой помощник останется здесь.

Он резко поднялся и вновь обратился к своему чемодану.

– На случай, если у вашего юриста будут вопросы, – он припечатал к столу свою визитку, а рядом положил фотографию.

И уже выходя, добавил:

– У вас час.

А я не отрываясь смотрела на лицо моей мамы на фото. Каштановые волосы развевались на ветру, лазурное море маячило за ее плечами, на лице играла легкая улыбка, глаза щурились от солнца. А рядом с ней, приобняв ее за плечи, стоял Грэгхан. Оказывается, он умел улыбаться…


Глава 3.


Я ходила по вожделенному индийскому ковру туда-сюда уже двадцать минут. Родион сидел на кресле и внимательно вчитывался в документы, оставленные нашим утренним гостем. Мой экземпляр был на двух языках: русском и итальянском. Как только удалось оторваться от улыбки Грэгхана на фото с мамой, я набрала нашего семейного юриста, объяснила ситуацию и сбросила все документы.


– Даррэйн, – вдруг задумчиво произнес Родион, – договор между частными лицами…

– Я так понимаю, что мама работала на него, – раздраженно выпалила я.

Только почему она мне ничего не рассказывала об этой своей работе? Требовал контракт того или нет, я бы никому ничего не сказала. Хоть бы намекнула! А знать мне о таких знакомых не помешало бы. И то, что она занималась какой-то композицией… Так она часто ими занималась. Мы часто ими занимались.

– И ты поедешь с этим типом… – начал было поднимать на меня глаза Родион.

– Когда это мы перешли на «ты»? – рыкнула я, свирепо раздув ноздри. – Если Слава скажет, что все в порядке, может и поеду. Может, в договоре все так подогнано, что я даже не смогу отказать?! По крайней мере ведет этот Даррэйн себя именно так. Он сказал, что мое имя просто вписано в контракт мамы…

Одно только слово юриста, и у меня будет возможность потянуть время и разобраться во всем этом! К чему такая спешка? Надо было придумать какие-нибудь непреодолимые обстоятельства… Только что-то подсказывало, что все мои вопросы, сомнения и непреодолимые обстоятельства Даррэйн уже просчитал, продумал и преодолел.  Я ему была очень нужна. Это льстило. Только зачем? Чем я так уникальна? У него же есть «наша» Альрийская академия! Неужели ее выпускники или даже ученики не могут завершить работу над этой композицией?

Я сама окончила европейскую школу в Грассе, столице парфюмерии, легендарном городе, оказавшемся в свое время в центре событий романа Зюскинда, и не просто так. Академия Грасса является одной из самых престижных в мире, и мне действительно было, чем гордится. И маме тоже, как оказалось.

Я остановилась у стола и вновь опустила взгляд на фото.

– Я пару раз слышал, как она называла его имя в телефонном разговоре.

Изумленно распахнула глаза и перевела взгляд на Родиона. Телефон! Мамин телефон! Там же могли быть ответы!

– Что-нибудь еще помнишь? – потребовала нетерпеливо, плюхнулась на кресло и начала вскрывать ящики один за другим, заглядывая внутрь.

– Всегда называла его полным именем, – недоуменно наблюдая за мной, начал помощник, – поэтому мне и запомнилось его имя. Сокращенное «Грэг» я бы вряд ли запомнил. А так – имя действительно странное. Я от этого и обалдел, когда он представился.

Я продолжала пересматривать стопки документов, листать папки…

– Звонил всегда он сам. Говорили на итальянском.

Представить Грэгхана, говорящего на итальянском, было сложно. Скорее, отдающего рявкающие распоряжения на немецком! Я села на пол и уже было углубилась в нижний ящик, когда услышала:

– Разговаривала она с ним всегда с теплой улыбкой… – От неожиданности вынырнула из-под стола и уставилась на лицо Родиона. – С одной из самых теплых, которые я когда-либо у нее видел.

Помощник смотрел на меня, я – на него.

– Ты на чьей стороне? – прищурилась я.

– На вашей, – выделил он последнее слово особенно. – Если вы решите ехать, то можете не сомневаться, я справлюсь…

– Я тут, похоже, ничего не решаю, Родион, – опустила голову и снова принялась пересматривать содержимое нижнего ящика. – И он предложил своего управляющего, пока меня не будет.

Прислушалась к реакции помощника.

– Не перегибает палку? – после некоторой паузы послышался его голос.

Не перегибает ли он палку? Да он тут уже забросал все щепками!

– Тебе самому будет тяжело, какой бы ты молодец ни был, – пожала плечами. – Я пока не могу предположить, насколько меня этот тип загрузит, смогу ли я руководить процессом удаленно…

– Каролина, мы справимся, – прервал мои размышления вслух Родион, – я бы не хотел впускать в ваше семейное дело посторонних…

Нахмурилась. Родион был прав. Но мог не справится сам… Все же он помощник, а не руководитель. Хотя, а какой руководитель из меня?! Я же тоже могла не справится!

Я переложила очередную стопку документов с пола в ящик и задумалась: что, собственно, я сейчас искала? Какую-то записку, помарку на полях, что-то, что могло пролить чуть больше света на Грэгхана Даррейна… Но ничего. Я только –только заползла обратно в кресло, как позвонил мой юрист.

– Слава?

– Да, Каролина…

– Ну?

– Ты знаешь, я позвонил господину … или, как будет правильнее, синьору Даррейну, так как он является гражданином Италии…

– Слава, – зарычала я и спохватилась, что уподобляюсь Грэгхану.

– С документами все в порядке, – Слава не обратил на мой тон никакого внимания, – не подкопаться. Я уточнил некоторые пункты, показавшиеся мне двусмысленными, попросил переделать три из них. Он заверил, что сразу же внесет изменения в документ, и на подпись ты получишь уже согласованный со мной вариант. Я пришлю тебе фото моих поправок. И мне показалось, что синьор Даррэйн заслуживает доверия. Знаешь, почему?

Насторожилась.

– В договоре есть пункт о баснословных неустойках в случае твоего отказа. Договор действительно двойной. В случае…

Смерти мамы, пытался выдавить Слава.

– Я поняла.

– Да, – устало продолжил он, – ты являешься как бы запасным лицом. Ее договор на тебя не распространяется, ты будешь следовать только своему приложению. Имеет значение лишь сам факт твоей преемственности, поэтом переводить договор мамы смысла нет. Я консультировался уже с коллегой…

Стиснув телефон пальцами, задумалась. Похоже, Грэгхан скинул не все козыри…

«Заслуживающий доверия синьор», не успела я отбить звонок Славы, написал мне: «Жду вас в машине!» Хотя номер моему телефону не был знаком, он совпал с номером на оставленной визитке. Пришлось их познакомить. «Час еще не прошел!» – написала в ответ. Я не была уверена в том, что написала, так как не засекала время. Но раз он пока не вышиб дверь кабинета, я была не далека от истины.

Делать было нечего, но этот приказной тон вызывал резкое неприятие. Я тоскливо оглядела кабинет, и с удивлением почувствовала, как сильно хочу оказаться подальше отсюда.  От своей потери, от воспоминаний, вьющихся вокруг меня вместе с родными запахами, от индийского ковра… Я не могла смириться с произошедшим, не могла бороться с реальностью. Но могла от нее сбежать. Пока что. А там – посмотрим. Перевела взгляд на Родиона. Главное теперь было позаботиться о нашем с мамой деле.

– Пожалуй, я соглашусь на предложение Даррэйна.

Тот кивнул.

– Пока что останешься за главного, – продолжала я. Все доверенности у Родиона были. – Слава тоже в твоем распоряжении. С управляющим решим. Посмотрю, кого Даррейн мне порекомендует.

Встала из-за стола, похлопала по карманам джинс, проверяя ключи. Чувство самосохранения подсказывало, что час уже на исходе.

– Шеф, я могу вам звонить? – поднялся Родион мне навстречу.

– Так часто, как нужно, – посмотрела ему в глаза.

– И вы звоните, хорошо? – напряженно добавил помощник.

– Родион, давай уже на «ты».

Помощник улыбнулся, качая головой.

Шагая по магазину к выходу, скользила взглядом по полкам… Сколько тепла было вложено в каждый уголок этого места… Смогу ли я его удержать? Кинула взгляд через плечо на сосредоточенного Родиона, идущего следом.

– Видишь, надо было соглашаться утром на отпуск, – усмехнулась я. – Теперь он тебе долго не посветит.

Подойдя к двери, повернулась к нему. Он остановился, пряча остатки улыбки.

– Ничего, я люблю свою работу, – сказал серьезно. – И тебя тоже.

И он толкнул дверь на улицу, не давая мне возможности среагировать. Сразу за ней оказался оставленный Грэгханом помощник. Он сделал шаг назад, выпуская меня.

– Пойдемте, – лишь скомандовал нетерпеливо.

Стремительность его движений наводила на мысли, что я сильно превысила отведенные нам лимиты по времени.  Удивилась, обнаружив, к какому именно автомобилю мы направляемся. Ожидала все, что угодно: от непременно черного «Икс шестого» до катафалистого Лэнд Крузера… А тут – шведская практичность Вольво цвета шоколада с перламутром. Самая большая из их линейки, кажется.

– Каролина, – окликнул меня Родион, застывшую в нерешительности перед распахнутой дверью автомобиля. Обернулась и увидела тревожный взгляд помощника. – Звони в любое время дня и ночи. Мало ли… Я брошу все и примчусь.

– Ты не можешь все бросить, – напомнила и мягко улыбнулась. – На связи.

И нырнула в салон.

Грэгхан сидел на заднем сиденьи и с кем-то разговаривал по телефону. Тихо, отвечая коротко и напряженно. На меня он только кинул холодный взгляд и вновь углубился в разговор. Помощник тем временем сел на сиденье рядом с водителем, и машина тут же мягко тронулась с места. Я обернулась на стоявшего у магазина Родиона и глубоко вздохнула. Мимо замелькала смазанная акварель летнего города: дома, деревья, заборы, рекламные вывески… Кажется, я еще никогда так внимательно не рассматривала пейзаж за окном.

В машине царила тишина, нарушаемая только односложными ответами Грэгхана. Заметила, что все мужчины были в рубашках с длинными рукавами. Может, дресс-код или прихоть главного? Не удержалась и бросила взгляд на своего будущего шефа. Его профиль притягивал, как оказалось, еще больше, чем фас. Жёсткие линии скулы, сдвинутые густые брови, жесткий взгляд соревновались за моё внимание с умопомрачительной рельефной шеей. Безуспешно… Мужская шея всегда была моей слабостью. Наверное потому, что запах кожи на шее ярче и вкуснее. Целомудренный и эротичный одновременно …  А ещё говорят, что к особенно пахнущим участкам тела душа ближе…

Вдруг Грэгхан глянул на меня недоуменно, и я, словно ошпаренная, отвернулась. До самого своего дома я больше на него не смотрела, а он со мной не разговаривал. Когда машина затормозила у подъезда, я было схватилась за ручку, но тут же почувствовала тяжелую ладонь на своем плече.

– Подожди, – услышала его голос, а помощник уже вышел из машины и принялся пристрастно вглядываться в окружающий нас старый дворик.

Что-то у всей этой компании навязчивая паранойя… К чему все эти «танцы и прелюдии»? Обойдя машину по периметру, он наконец распахнул мою дверь.

– Пригласите нового босса на кофе? – вдруг послышалось вкрадчивое. Обернулась на мужчину. Грэгхан умел улыбаться по-разному, как оказалось… Сейчас это была слегка усталая легкая улыбка уголками губ, первая на моем счету. Можно было бы встать в позу и напомнить ему, что пока контракт не подписан, он мне не босс. Но, с другой стороны, нужно было начинать с ним дружить, раз уж я решилась на этот самый контракт.

– Конечно, – вежливо кивнула, – пойдёмте.

И только подумала на лестнице, что придется нарушить неприкосновенность маминой кухни, когда вдруг Грэгхан толкнул меня к стенке у самой двери в квартиру и перегородил ее своей широкой спиной.

– Что случилось? – прошептала и выглянула сбоку от него, чтобы тут же замереть в ужасе: дверь в квартиру была приоткрыта.  Грэгхан, прислонившись к стене, вглядывался через брошенную щёлку в прихожую, задвигая упрямую меня обратно себе за спину.  Наконец, он открыл дверь и тихо двинулся внутрь. Я последовала за ним по пятам.

Едва мы прошли через коридор, с моих губ сорвался стон отчаянья: все в квартире было перевернуто вверх дном. Повсюду валялись вещи, осколки стекла и керамики, одуряюще пахло смесью запахов десятков раздавленных в центре коридора флаконов духов… Грэгхан,  судя по интонации, выругался на незнакомом мне языке и потянулся к телефону. Я хотела уже пройти мимо него и углубиться в осознание масштаба бедствия, но он перехватил меня за плечо и остановил.

– Подожди, – помотал он головой, и продолжил разговор. Действительно, по –итальянски. И это поразило меня на столько, что я с готовностью переключилась на это действо. Итальянский в его исполнении был непривычно жестким и холодным, как если бы он говорил на шведском. Но что-то было в сочетании этих двоих: Грэгхана и итальянского языка. Что-то, чего не встретишь больше нигде и ни с кем…

– Пару часов хватит на сборы? – вернул он меня в реальность. И мне пришлось все же погрузиться в этот ад… Я молча прошла в свою спальню, холодея от догадки, и первым делом посмотрела на тумбочку у кровати. Телефон предсказуемо пропал.

– Телефона мамы нет… – пролепетала жалко и стиснула зубы.  Кто-то посмел забрать у меня последнее, что осталось от нее! Наш дом, наши вещи, наши воспоминания! Сама не поняла, как зарычала от бессилия и стиснула кулаки. До боли. Мгновение, и рычание вдруг перешло в крик. А крик в истерику… Я орала и плакала, отбивалась от рук, пытавшихся меня скрутить, била по кровати ладонями…

Понятия не имею, как долго была не в себе. Очнулась я на коленях Грэгхана. Мы сидели на полу, я – лицом к нему, уткнувшись лбом в его грудь. Меня всю трясло, а он растирал мои плечи и что-то говорил… Но я не понимала, что именно. Только тембр низкого голоса упруго вибрировал в моих ушах, удивительным образом успокаивая…

– Каролина, – наконец прорвалось в мою голову, – ты меня слышишь?

Он обхватил ладонями моё лицо и заставил посмотреть в его глаза. С трудом кивнула.

– Сейчас… сделаю кофе…

– Какой кофе! – прорычал мужчина и, подхватив меня на руки, стремительно шагнул к двери.


Последнее, что выцепил мой взгляд, были остатки бедного маминого цветка, растянутые по полу в осколках горшка…

Мы быстро спускались по лестнице, а я болталась лоскутком в мужских руках и совершенно не возражала против его действий. Наоборот, он сделал именно то, что было нужно. Молча, не спрашивая.

Мне показалось, что только сейчас мне кто-то снова сказал: «Каролина, мама не вернется. Ее больше нет.» И до меня наконец это дошло… Кто это сделал? Кто посмел растоптать наш с ней храм? Дом, в котором могла еще жить ее душа, вещи, которых она касалась!!!

Я стискивала рубашку Грэгхана пальцами на плечах, по щекам снова потекли слезы, смазывая реальность…

Выйдя со мной на улицу, он в два больших шага оказался рядом с машиной. Навстречу уже кинулся его помощник и распахнул задние двери. Усаживая меня на сидение, Грэгхан о чем-то говорил с ним снова на не знакомом мне языке. Я пялилась в спинку переднего кресла, обхватив себя руками. Перед глазами стояла разрушенная квартира. Дом, который у меня отобрали…

Я вздрогнула от хлопка двери и посмотрела на Грэгхана, севшего рядом.

– Поехали! – скомандовал он водителю, и мы мягко тронулись. Безликий охранник остался у моего подъезда. А рядом со мной легла моя сумочка, которую Грэгхан удосужился поднять с пола вместе со мной. Хоть что-то осталось… Я открыла ее и пробежалась взглядом по остаткам своей прежней жизни: телефон, кредитки, фото, что он кинул на мой стол, покидая кабинет… Кое-что было новым: на дне сумочки под моими пальцами зашелестели блистеры таблеток, прописанных психотерапевтом. Справляться самой все же было мне не под силу.

– Квартиру опечатают и уберут, – прервал мои мысли Грэгхан, едва глянув на меня. – Ваши вещи пришлют чуть позже…

– А милиция?

Голос охрип, вынуждая меня прокашляться.

– Ваши правоохранительные органы тут бессильны, Каролина. Этим займутся мои люди. Я выясню, кто это сделал, обещаю…

Я с удивлением обнаружила, что он в ярости. Его и так суровое лицо сейчас помрачнело еще больше.

– Скажите, вы с мамой… – стушевалась под внимательным холодным взглядом, – вы просто… так реагируете…

Отвернулась к окну, не в силах оформить мысль, и захлопнула сумку. Он ответил не сразу, и я поняла, что все, что было между ними, так просто в одно предложение не уложишь.

– Мы с ней очень давно знаем друг друга, – отозвался он наконец.

Опять он говорит о ней в настоящем времени.

– Почему она ничего мне не говорила? – вернула свой требовательный взгляд на его лицо. – Или в вашем контракте прописано и запрещено говорить даже о том, что не касается работы?

– Что-то типа того, – он отвел взгляд и отвернулся к окну, заканчивая разговор.

Ну и ладно! Сложила руки на груди и откинулась на сиденье. В молчании мы ехали довольно долго, пока впереди не замаячило здание аэропорта.

– Вы же говорили, что самолет вечером…

– Ничего не мешает нам улететь сейчас, – не глядя на меня, ответил он.

Меня охватила привычная дрожь: я была «счастливой» обладательницей аэрофобии. Не безнадежной, но гарантирующей мне неизменно неприятное времяпрепровождение в ожидании полета и в его процессе.


Я облизала пересохшие губы, впиваясь взглядом в проплывающие за окном терминалы. Грэгхан вышел из остановившегося на парковке автомобиля, быстро обошел его и встретил суровым взглядом меня, вылезающую со своего сидения самостоятельно.

– Вы что, приверженка феминистского движения? – скривил лицо мужчина, все же придерживая тяжелую дверь с моей стороны.

– Нет, – буркнула я.

– Тогда будьте добры, – проникновенно заговорил он, заключая меня в кольцо своих рук, хватаясь второй за крышу авто, – не выскакивайте самостоятельно из машины и куда-либо вообще, пока я не разрешу!

И не давая мне возможности возразить, взял меня за руку, второй рукой принял у подошедшего водителя знакомый мне чемоданчик, и мы зашагали к зданию аэровокзала. Я еле поспевала за ним, временами переходя на бег, но мысли мои крутились вокруг ощущений моей руки в его ладони. Он тащит меня куда-то в совершенно неизвестную жизнь, а я даже не знаю, куда! Как моя жизнь докатилась до такого? За пол дня!

– Куда мы летим? – повысила голос, стараясь перекрикнуть звуковой хаос зала аэропорта.

– В Рим, – не оборачиваясь, ответил он.

Стоило нам приблизиться к одному из международных терминалов, Грэгхан показал сотрудникам какую-то карту, с которой они быстро считали информацию, и нас пропустили, ничего не потребовав. И лишь пройдя в зону отправления, я опомнилась.

– У меня же нет с собой паспорта…

Даррэйн вообще не удостоил вниманием мою фразу. Посчитала, что с меня хватит, и в балласт я больше не играю.

– Мне нужно в аптеку, – сказала я, пытаясь одновременно вырвать свою руку из его хватки. Грэгхан сбросил скорость и одарил меня недоуменным взглядом. Решила добить его окончательно. – А еще – в туалет!

Сработало! Мужчина обреченно выпустил мою ладонь.

– Я буду вон там у окна, – неожиданно спокойно кивнул он, указывая рукой в сторону небольшого кафе с множеством столиков, расположенных вдоль панорамного окна с видом на взлетную полосу.

– И сколько времени у меня есть? – как можно серьезнее спросила я.

На этом его благосклонность разом и кончилась.

– Двадцать минут, – процедил он, сдвинув брови, и направился к обозначенному месту встречи.

Фыркнула и неторопливо пошла в дьюти фри. Внутри все как будто вибрировало, сердце бешено скакало в груди, а ноги подкашивались. Боялась даже начинать прислушиваться к себе. То, что мне было плохо, понятно было и так. Зайдя в аптеку, первым делом купила бутылку воды и выпила антидепрессант с транквилизатором, которые всегда теперь лежали у меня в сумке. Прислонилась к стенке помещения и постаралась выровнять дыхание. Выходило плохо. Пришлось выпить еще и адреноблокатор, чтобы унять скачущее сердце. Перед разговором, который я собиралась затеять со своим новоиспеченным боссом, нужно было успокоиться и набраться сил. Второе, что нужно было сделать – привести себя в порядок.

Вышла из аптеки и углубилась в косметические ряды ближайшего магазинчика. У меня было мало претензий к себе даже без косметики. Только все пережитое на пользу не шло. У мелькавшего в маленьких зеркалах моего отражения было много всяких не нужных мне в переговорах следов пережитого: синяки под глазами и неровный цвет лица, к примеру. Перед Родионом меня это не смущало. Все знали, что мне было плохо, и я соответствовала их ожиданиям. А перед Грэгханом так было нельзя. Он жалеть меня не собирался…

Кроме того, ничто мне так не поднимало настроение, как ритуальное приведение себя в порядок. Купила самое необходимое, уместила все это в небольшой бумажный пакет и направилась в туалет. Не улетит же босс без меня в конце концов?

За что любила свое лицо – незаметных усилий было достаточно, чтобы поменять его в лучшую сторону. Увлажнила бедную кожу, нанесла легкий тон, убрала синяки под глазами, слегка припудрила лицо сияющей пудрой, ей же прошлась по ключицам, накрасила ресницы, расчесала брови и растёрла каплю тинта по губам – и вуа-ля. На меня из зеркала смотрела уже не потерпевшая несчастная жертва, а симпатичная девушка без признаков косметики на лице. Не стыдно теперь и такого мужчину сопровождать. Встряхнула волосы руками и вышла из туалета. Таблетки начинали действовать, жизнь – возвращаться.

Вопреки ожиданиям, Грэгхан встретил меня спокойно, несмотря на то, что я опоздала минут на двадцать, и то лишь по ощущениям.  Вернее, он даже не обратил внимания на моё возвращение.

Он уже успел устроить из маленького стола филиал рабочего, разместив на нем ноутбук, а также две чашки с кофе и аппетитный сандвич. Села за столик почти вплотную к нему (другого варианта не было) и молча придвинула к себе кофе.

– Спасибо.

– Каролина, – начал было Грэгхан, отрываясь от монитора, но едва поднял взгляд на моё лицо, замер, и даже немного подался вперед. Видимо, не готов был к таким переменам. Еле удержалась, чтобы не улыбнуться. Видеть его таким удивленным, пусть и на несколько секунд, было очень приятно. Но он быстро пришел в себя и невозмутимо продолжил, – постарайтесь придерживаться временных рамок, которые я вам обозначаю.

– Вы будете обозначать мне подобные рамки на весь день? – прорычала, неожиданно быстро теряя самообладание.

– Нет, – холодно ответил он, буравя меня взглядом. – Только в тех случаях, когда посчитаю нужным. Если вы планируете работать на меня успешно, советую вам учитывать мои требования…

– Я могу выпить кофе? На это у меня есть время? – всеми силами сдерживаясь, чтобы не смахнуть весь его импровизированный рабочий стол, произнесла я.

– Пейте.

– Поесть тоже можно?

– Каролина, – он наклонился ко мне, и мне почудилось, что в солнечном сплетении что-то отозвалось на вибрацию его низкого раздраженного рычания, – не испытывайте меня на прочность… Вашим воспитанием, конечно, могу заняться. Но длинные терпеливые объяснения – не моя сильная сторона. Буду беспощадно пороть…

Последние три слова он выдохнул шепотом почти-что мне на ухо, наклонившись так близко, что я могла потереться носом о бьющуюся на его шее вену. Облизала вмиг пересохшие губы и отшатнулась.

– Что это за тест такой? – спросила возмущенно. – С вашим запахом?

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


Популярные книги за неделю

Рекомендации