149 900 произведений, 34 800 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 1

Текст книги "Искушай меня снова"

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

  • Текст добавлен: 4 октября 2013, 00:57


Автор книги: Барбара Смит


Жанр: Исторические любовные романы, Любовные романы


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 15 страниц)

Барбара Доусон Смит

Искушай меня снова

Пролог

Окрестности Оксфорда, Англия, 1808 год

Лорд Гэбриел Кеньон не впервые обнаружил в своей кровати красивую девушку. Но, на сей раз, почему-то смутился и не сдержал вздоха.

Кейт Талисфорд сидела откинувшись на подушки, натянув до самого подбородка покрывало. Пламя стоявшей на столике рядом с кроватью свечи бросало блики на ее вздернутый носик и скуластые щеки, вьющиеся золотистые волосы рассыпались по плечам. Большие зеленые глаза смотрели на него решительно и настороженно.

Она выглядела так, будто решила положить на алтарь свою девственность.

Зная, что ее родители и сестра в соседней комнате, Гейб плотно закрыл дверь и прошептал:

– Какого дьявола вы здесь делаете?

– Жду вас, милорд.

Ее сладкий голос и зовущая улыбка потрясли его. Он не может соблазнить юную дочь профессора Генри Талисфорда.

– Сейчас полпервого ночи, – выпалил Гейб, – немедленно отправляйтесь в свою комнату.

– Нет, я хочу вам кое-что сказать. – Она смотрела на него пугающе настойчиво. Уселась поудобнее и прижала одеяло к подбородку. – Что-то очень важное.

– Поговорим утром.

– Но утром вы уезжаете вместе с отцом.

Она наверняка пришла сюда, чтобы поссориться с ним. И пока он изучал карты с профессором Талисфордом внизу, придумывала, как осуществить свой безумный план. А под покрывало забралась потому, что продрогла.

А вовсе не потому, что хотела его соблазнить. И как только ему такое могло прийти в голову?

Гейб подошел к кровати.

– Мне жаль, что наш отъезд вас расстроил! Но вам не удастся его предотвратить.

– Правда? – проворковала она, буквально сводя его с ума. – Если вы меня выслушаете...

– Не тратьте время, – строго произнес Гейб тоном старшего брата. – Вам давно пора понять, чем чреваты визиты к мужчине по ночам. Ваша репутация может сильно пострадать.

Она откинулась на подушки.

– Не надо обращаться со мной как с ребенком. Я уже женщина.

Это он видел. И именно поэтому спешил уехать.

– Вам всего шестнадцать, и вы по-прежнему школьница.

– Мне почти семнадцать... и я в вашей постели.

– Но здесь вам не место. – Он попытался схватить ее за руку. – А теперь идите к себе. Сейчас не время для дискуссий.

– А я и не собираюсь дискутировать. – Жемчужные зубки сверкнули в улыбке. Она вздохнула и театральным жестом откинула одеяло. – Дорогой Гэбриел, не покидайте меня. Я так вас люблю! Жить без вас не смогу!

Сквозь ночную рубашку он видел округлости ее тела и мучительно пытался взять себя в руки.

– Еще вчера вы насыпали мне в чай соль, налили в мою чернильницу воды. Обозвали вошью, которую следует раздавить.

– Я просто старалась скрыть свои чувства, – сказала Кейт с наигранной страстностью. Она вскочила с постели и теперь стояла перед ним, сжав кулачки так, что костяшки на руках побелели. – У меня последняя возможность сказать вам правду, – быстро проговорила она. – Я полюбила вас с первого взгляда. Вы самый красивый, самый замечательный мужчина из всех, кого я знаю.

– Чушь какая! – сказал он. Это тщательно отрепетированное признание все же взволновало его. – Вы знаете не больше десятка мужчин, включая булочника, садовника и священника.

– Я знаю свое сердце, – сказала она дрогнувшим голосом. – Позвольте мне показать вам, как сильно я вас люблю. Я хочу принадлежать вам, дорогой.

Она бросилась ему на шею. От неожиданности он чуть не свалился на сундук и, повинуясь инстинкту, раскрыл ей объятия. Ее груди прижались к нему, вызвав желание. Но он быстро овладел собой и легонько оттолкнул ее.

– Вы сошли с ума. Я на десять лет старше вас и не имею привычки соблазнять невинных девушек.

– Я не невинная, – настаивала она. – Я знаю о том, что мужчины делают с женщинами.

– Очень сомневаюсь.

На ее щеках выступил очаровательный румянец.

– Нет, знаю... Они... целуются. В губы.

– Не только.

– Еще вместе лежат. В кровати.

Ее взгляд убедил его в том, что она ничего не знает, но и он с трудом сдержал улыбку.

– Женщина должна позволить мужчине прикасаться к ее телу, несмотря на то что это может ее смутить.

Кейт быстро заморгала. Ее щеки стали пурпурными.

– Фэнни говорит, что это самое большое наслаждение на свете.

– Фэнни, – выдохнул он, представив себе толстую служанку с лошадиными зубами и вьющимися волосами. – Так вот кто научил вас всем этим непристойностям. Скажу вашей маме, чтобы уволила ее.

– Мама думает только о своих растениях... а я только о вас, милорд.

Кейт продолжала смотреть ему в глаза, когда ее тонкие пальцы начали расстегивать пуговки на ночной рубашке. Одна пуговица оторвалась и упала на пол. Пот выступил у него на лбу. Он увидел ее девичью, но уже сформировавшуюся грудь.

– Пожалуйста, Гэбриел, – со вздохом произнесла она, – не ездите в Африку. Не увозите моего отца. Если вы заберете свой вклад, он не сможет оплатить расходы на экспедицию. И тогда останется дома. А я в благодарность стану... вашей любовницей.

На какой-то миг сладкое томление чуть было не лишило его рассудка. Ему захотелось раздеть ее, покрыть поцелуями ее тело.

Схватив покрывало, он набросил его ей на плечи:

– Прикройтесь.

Кейт спустила покрывало на живот:

– Но вы же сказали, что женщина должна раздеться.

– Я не вас имел в виду, – процедил он сквозь зубы. – Я просто хотел объяснить, что вы заблуждаетесь.

– Нет, – заявила она, вздернув подбородок. – Я готова на все, только бы сохранить мою семью.

– Если родители узнают, что вы заплатили за это своим телом, ваша семья наверняка разрушится.

Ее губы задрожали.

– Папа не должен ничего знать. Он с головой ушел в свои книги.

Это действительно было так. Окруженный древними томами и артефактами, Генри Талисфорд забывал о еде, не говоря уже о семье. Корделия Талисфорд целые дни пропадала в своем саду, и ее дочери, Кейт и двенадцатилетняя Мег, были предоставлены заботам слуг.

Гейб схватил Кейт за руку и подтолкнул к двери:

– Забудьте о вашем глупом предложении. И не предлагайте себя больше мужчинам, разве что будущему мужу.

Кейт переминалась с ноги на ногу, дрожа от холода. Гейба поразила упрямая ярость, блестевшая в ее глазах.

– Глупость – это ваша экспедиция. Папа ученый, а не путешественник. Он слишком стар, чтобы выдержать путешествие в джунглях и в пустыне.

– Ему сорок, для мужчины самый цветущий возраст. Он, как и я, с детства мечтал исследовать Африку.

– Нет, не мечтал! Я бы знала об этом. Мне бы он сказал. – В ее голосе звучало отчаяние.

На миг Гейба охватило чувство вины, но он быстро справился с ним.

– Вы должны гордиться отцом, он хочет обеспечить вас и вашу сестру. Мы привезем столько золота, что вы будете считаться одной из самых богатых наследниц.

Кейт скрестила на груди руки.

– Мне не нужно богатство. Я такая же транжира, как вы, но не стала бы выбрасывать деньги на эту идиотскую экспедицию.

– В этой затее нет ничего идиотского. Профессор обнаружил упоминание о древнем городе в старых манускриптах. Уверен, там есть сокровища. Их только надо найти.

Гейб осознавал, что ни одна женщина его не поймет. Они с Генри Талисфордом будут искать какой-то призрачный древний город, затерянный в диких лесах Абиссинии где-то у неизведанных берегов Нила. Его пробирала дрожь при одной лишь мысли, что он первый коснется древних стен, побывает там, где еще не ступала нога исследователя. И тогда, наконец, освободится от опеки своих старших братьев и станет самостоятельным.

Майкл и Джошуа были категорически против этой его затеи, но все же попрощались с ним и попросили себя беречь. Бабушка, разумеется, и слышать не хотела об этом. На то она и женщина.

– Мы с профессором Талисфордом отправляемся завтра с первыми лучами солнца, – уверенно сказал Гейб. – И ничто не может нам помешать.

– Нет! – взвизгнула Кейт. – Иначе я последую за вами. Вы не сможете меня остановить!

Копна непослушных рыжих волос делала ее похожей на кельтскую принцессу. Он должен был положить конец ее ребячествам раз и навсегда.

– Мы немедленно отправим вас обратно, – хрипло сказал он. – Ни я, ни ваш отец не нуждаемся в компании капризной маленькой девочки.

Она всхлипнула и со злостью швырнула ему простыню.

– Я проклинаю вас, Гэбриел Кеньон. Проклинаю! Надеюсь, вы погибнете в джунглях! – Она вылетела из спальни.

Гейб поднял с пола маленькую белую пуговку. Он был в отчаянии оттого, что обидел Кейт, мало того, он ненавидел себя за то, что безумно хотел ее. Но почему, черт возьми, он должен был перед ней оправдываться? Когда-нибудь она поблагодарит его за то, что он спас ее от ее собственной глупости.

Пробормотав что-то грубое, он швырнул пуговицу на кровать.

Глава 1

УЖАСНЫЙ ГОСТЬ

Окрестности Оксфорда, Англия, 1812 год

– У меня потрясающая новость, – выпалила Мег, врываясь в гостиную Ларкспер-Коттеджа. – Вернее, две замечательные новости.

Разогнув уставшую спину, Кейт Талисфорд перестала упаковывать вещи и улыбнулась, когда ее младшая сестра водрузила корзинку на кресло. Вместе с Мег в хмурую темную комнату ворвался солнечный лучик. Коллекция картин покойной матери была распродана, и на стенах остались светлые квадраты на тех местах, где они висели. Дубовые книжные полки казались голыми и безжизненными, покрытые полосками пыли. Самую тяжелую работу – натирку полов и стирку белья – взяла на себя горничная, но в последнее время Кейт была слишком занята, чтобы заниматься уборкой. Глядя на дом, где прошло ее детство, она чувствовала себя такой же опустошенной, как и осиротевшие без мебели комнаты, и была рада возвращению Мег.

– Что за новости, дорогая? – спросила Кейт, заворачивая серебряный подсвечник в кусок старой фланели. – Миссис Вустер, наконец, родила?

– Господи, нет. Она бродила по рынку, как жирная рождественская утка. Вот что я хотела тебе показать. – Порывшись в корзинке, Мег извлекла оттуда свернутый листок бумаги и, подбежав к Кейт, показала его ей. – Смотри, в город приехали бродячие актеры! Я только что видела, как они устанавливали палатки на лугу перед церковью. Будут игры и кукольный спектакль и повсюду будут продавать конфеты. Кейт, давай сходим на ярмарку!

Положив подсвечник, Кейт взглянула на листок, и на мгновение ей передалось волнение сестренки. Как же ей хотелось посмотреть на жонглеров и фокусников, посмеяться над пародиями мимов, полакомиться горячими мясными рулетами и сладкими шариками. Возможность отвлечься, убежать от реальности хотя бы на несколько часов соблазняла ее. Но благоразумие взяло верх.

– Мы не должны тратить сбережения, – сказала она с сожалением, отдавая листок Мег. – И не забывай, нам еще многое надо упаковать.

– Но мы можем только посмотреть, не обязательно покупать. – Мег прижала руки к груди. – Пожалуйста, скажи «да». Я умру, если мы не пойдем.

Кейт не могла сдержать улыбки. Мег напомнила ей о том, как в нежном юном возрасте, когда мир казался незаконченным полотном, полным богатых красок и волнующих возможностей, ее душа трепетала от необузданных желаний. Именно тогда она появилась в спальне наверху и бросилась в объятия отвратительного искателя приключений.

Она запретила себе вспоминать об этом случае. Сколько ни копайся в прошлых ошибках, ничего уже не изменить. Впрочем, то унижение пошло ей на пользу, она поняла, как важно быть осторожной и расчетливой. Это был первый шаг на пути к взрослению.

– Посмотрим, – сказала она твердо. – Все зависит от того, что мы успеем сделать до ярмарки.

Когда Мег открыла рот, чтобы продолжить уговоры, Кейт предостерегающе подняла руку.

– Ну а вторая новость?

Выскользнув из пальто, Мег повесила его на крючок.

– Я видела сегодня Джона Тергуда на Хай-стрит, – сказала она с горящими глазами. – О Боже, он еще вырос с прошлых пасхальных каникул. У него такая широкая и мужественная грудь. А взгляд его темных глаз приводит меня в трепет. – Театрально вздохнув, она прошла между старыми зелеными креслами и тахтой.

Кейт нисколько не удивил рассказ о новом увлечении Мег: ее сестренка влюблялась чуть ли не каждый день.

– Джон Тергуд уже окончил школу и слишком стар для девочки шестнадцати лет. Кстати, где твои перчатки?

Мег перестала пританцовывать и растерянно посмотрела на свои руки.

– Вот черт! Наверное, забыла их возле моста.

– Не возле Фолли-Бридж, случайно?

– Да, а что? – Сняв простенькую черную шляпку, Мег бросила ее на стол. – Мне стало жарко от ходьбы, и я остановилась, чтобы выпить воды, – ответила она через плечо. – Не могла же я промочить мои единственные перчатки.

Кейт строго посмотрела на сестру:

– Интересно, что же тебя отвлекло? Может быть, ты балансировала на парапете моста на глазах у всего города?

Мег густо покраснела.

– Опять Уизли-Бизли. Неужели ты думаешь, что эти детские сказки все еще имеют для меня значение?

Их сосед с озабоченным видом прошел по коридору и отвлек Кейт от работы.

– Миссис Уизли не может дискредитировать тебя, дорогая, если ты не даешь ей повода. Это древний и неустойчивый мост. Тебе не стоит ходить по нему.

– Тра-ля-ля. – Мег провальсировала к зеркалу и пригладила шелковистые черные, идеально гладкие и послушные волосы, предмет зависти Кейт. – Ходят же бродячие артисты по канату. Почему я не могу позволить себе такое удовольствие?

– Потому что ты юная леди и должна вести себя подобающим образом. – Кейт коснулась руки сестры. – О, Мег! А ведь ты сама это хорошо понимаешь.

Мег засопела:

– Плевать мне на правила приличия. Мы все равно отсюда уезжаем.

– Переселяемся в город, – уточнила Кейт. – И правила приличия имеют большое значение. Если мне удастся закончить и продать папину книгу, ты сможешь выходить в свет. Так что не стоит портить репутацию глупыми выходками.

Мег капризно надула губки.

– У нас все равно никогда не будет денег на Лондон. И ты это прекрасно знаешь. Мы даже не можем себе купить одно новое платье на двоих. Эти траурные платья остались с тех пор, как мама... – Она посмотрела на свою потрепанную юбку, и на глазах у нее показались слезы, как у обиженного ребенка.

Кейт заморгала, чтобы тоже не заплакать. Почти сразу после того, как отец отправился в эту свою несчастную экспедицию по Африке, мама заболела воспалением легких, попав под холодный ливень, когда возилась со своими любимыми цветами в саду. По воле судьбы Кейт пришлось заменить Мег и мать, и отца. Вдобавок они потеряли все свои сбережения, когда банковский клерк растратил вклады инвесторов. Им с Мег удалось сохранить лишь это разоренное гнездышко.

Мег, конечно, ничего не знала о возможности получить пятьсот золотых гиней, от которой Кейт недавно отказалась. Оставаясь одна в своей спальне, она размышляла о том, правильно ли поступила.

Обняв сестру, Кейт сжала кружевной носовой платочек в руке.

– Не плачь, дорогая, – пробормотала она. – Надо смотреть вперед, прошлого не вернешь и тем более не изменишь.

Мег заглянула ей в глаза:

– Вот бы папа и лорд Гэбриел привезли целый корабль сокровищ. Золото, бриллианты, слоновую кость, изумруды. Тогда бы мы утерли нос этим снобам лондонцам.

Кейт содрогнулась, вспомнив о грандиозных обещаниях лорда Гэбриела. Как легкомысленно он предложил воплотить в жизнь мечты отца, втянув его в это ужасное путешествие. Время от времени отец присылал им короткие записки с какой-нибудь ценной безделушкой – бивнем слона или древней вазой. В ответ они писали ему, бросали письма в почтовые ящики, не зная, получил ли он хоть одно из них, известно ли ему о смерти жены.

Кейт вздохнула:

– Я была бы счастлива, если бы папа вернулся, пусть даже с пустыми руками. Только бы был жив.

– Я тоже, – быстро проговорила Мег. – О, Кейти, не думай, что я корыстна. Но жизнь намного проще, если есть деньги.

Кейт ничего не могла возразить и подвела сестру к полкам:

– Помоги собрать тарелки.

Мег послушно взяла голубую фарфоровую тарелку и воткнула в кипу соломы, лежавшей в ящике.

– Мне так не хочется уезжать. В эти ужасные тесные комнаты на вонючую рыночную площадь.

– Там жилье дешевле. А нам надо экономить.

Кейт завернула чайник в кусок старой газеты, стараясь не думать о том, как мама наливала чай, весело смеясь и болтая о своих любимых цветах.

– Зачем нам так много места? Надо быть практичными.

– Ненавижу экономить, а еще больше – быть практичной. – Мег посмотрела в открытое окно; апрельский ветерок колыхал занавески. – Так хочется сходить на ярмарку...

Кейт уложила чайник в ящик.

– Через три дня надо увезти вещи. Новые жильцы въедут сюда в субботу. А мы еще не начали разбирать вещи в папином кабинете.

– Тогда давай поспешим, – сказала Мег, открыв шкаф и сбрасывая его содержимое в ближайший ящик. – Видишь, как просто, – сказала она, отряхнув руки.

Кейт посмотрела на кучу старых салфеток, ненужных фигурок и связки струн.

– Я хотела все перебрать. В нашем новом жилище слишком мало места.

– Тогда мне лучше присоединиться к бродячим музыкантам, – буркнула Мег. – Они по крайней мере наполняют свою жизнь не вещами, а свободой и развлечениями.

Неужели она действительно так думает? Неужели может сбежать из дома?

– Не болтай глупости, – оборвала ее Кейт. – Пообещай, что не сбежишь с этими бездельниками и бродягами.

Мег с вызовом посмотрела на нее:

– Я бы хотела стать известной актрисой. Не забывай, я играла Джульетту в академии мисс Минчен в прошлом году. – Она патетически сложила руки и продекламировала: – О Боже, няня, вот брачное ложе. И не Ромео будет здесь со мной!

– Между школьным любительским спектаклем и настоящей сценой огромная разница. Тебе придется часами заучивать роли. Дождливыми ночами дрожать от холода в палатке или фургончике, где даже негде согреться. Брести по грязи и снегу из города в город, и все это за грош, брошенный в шляпу...

Мег вскрикнула.

Кейт удивилась, что нарисованная ей картина вызвала у сестры такую реакцию. Но Мег смотрела не на нее, а в окно.

Кейт проследила за ее взглядом и тоже вскрикнула. На подоконнике сидело темное мохнатое существо с человеческими чертами и волосатыми конечностями, выглядывавшими из-под рукавов и штанин. Темный пытливый взгляд изучал обстановку коттеджа.

– Боже милостивый, – сказала она, задыхаясь. – Обезьяна? По-моему, шимпанзе.

– Ага, – удивленно кивнула Мег. – Очень похож на того, что когда-то нарисовал лорд Гэбриел. Помнишь, папа присылал нам этот рисунок?

Упоминание о лорде Гэбриеле до сих пор волновало Кейт, и это вызывало у нее досаду.

– Но откуда взялся этот зверь?

– Ярмарка! Ну конечно! Наверняка сбежал от бродячих актеров. – Мег подошла к обезьяне. – Милое создание! Ты потерялся? Не можешь найти дорогу домой?

Издав угрожающий звук, шимпанзе поднялся на свои короткие кривые ножки.

– Осторожно, – вскрикнула Кейт, последовав за сестрой. – Он может укусить.

– Ерунда. Вид у него вполне смирный. Он еще маленький. Разве у него не прелестная мордашка?

Кейт не могла не признать, что в этих странных чертах был определенный шарм. Темные глаза светились, как у шаловливого ребенка. Сгорая от любопытства, она подошла поближе и остановилась рядом с сестрой, которая была на расстоянии вытянутой руки от незваного гостя.

– Как ты думаешь, что нам с ним делать? – прошептала Мег, как будто он мог услышать ее и обидеться.

– Надо отвести его на ярмарку. Но как?

– Я возьму его. – Мег смело шагнула к зверю. Кейт медленно двинулась вперед.

– Подожди! Он скорее послушается своего дрессировщика. Сбегай на ярмарку и позови актеров...

В мгновение ока шимпанзе протянул к ней волосатую руку и схватил расческу из слоновой кости, которой были сколоты ее волосы. Кейт не успела ему помешать. Густые волосы упали ей на плечи.

– Ах ты, воришка! – вскрикнула Кейт. – Отдай немедленно!

Она попыталась поймать его, но шимпанзе прыгнул на шкаф. Там он начал вертеть гребень в лапах, свернул трубочкой губы и издал несколько воплей.

Глаза Мег искрились смехом.

– Вот проказник! Он просто дразнит тебя, сестричка!

Кейт проглотила обиду, подошла к шкафу, подняла голову и протянула руку.

– Дрянной мальчишка! – пробормотала она. – Немедленно отдай гребень!

Шимпанзе, посапывая, начал бегать по шкафу, подняв пыль, которая припорошила нос Кейт. Засунув гребень в собственную голову, он теперь напоминал уродливую матрону.

– Уизли-Бизли, – не сдержалась Кейт. – Вот на кого он похож.

Мег захихикала:

– Боже мой! Он просто копия этой кикиморы!

– Ладно, хватит. Я не позволю ему стащить мамин любимый гребень.

Кейт залезла на стул, чтобы дотянуться до шимпанзе, но едва ее пальцы коснулись волосатой лапы, как шимпанзе прыгнул на другую полку. Ему очень нравилась игра, он даже улыбнулся, показав ряд широких кривых зубов.

Мег передвинула кресло к противоположной стороне шкафа.

– Оставайся там, – сказала она. – Вдвоем мы с ним справимся.

Но зверь и на этот раз перехитрил их. Он прыгнул к окну и начал карабкаться по выцветшей золотистой шторе. Балансируя на деревянной перекладине, издал радостный вопль, держа гребень над головой, как военный трофей.

Сестры переглянулись в полном изнеможении.

– Лучше беги за помощью, – сказала Кейт. – А я буду следить за ним, а то он еще что-нибудь натворит.

Кивнув, Мег выскочила в прихожую. Скрипнула входная дверь, и до Кейт донесся удивленный возглас сестры:

– Господи Боже мой!

– Что случилось? – крикнула Кейт.

Мег не ответила – она с кем-то разговаривала. Причем таким голосом, каким обычно разговаривала с мужчинами, – низким, с легким придыханием. Чертова девчонка! Нашла время кокетничать с кавалерами.

Не отрывая глаз от шимпанзе, Кейт направилась в прихожую. С вежливой улыбкой выглянула за дверь, чтобы поторопить сестру.

И снова пережила потрясение. Второе за этот день.

В дверях стоял высокий мужчина. Лицо его оставалось в тени, и Кейт с трудом разглядела высокие скулы, мужественный подбородок, голубые глаза. Словно пират на палубе корабля, он стоял, широко расставив ноги в грубых ботинках, и внимательно слушал Мег. Он улыбался, и ослепительно белые зубы ярко выделялись на потемневшей от южного солнца коже.

Он взглянул на Кейт, и улыбка сбежала с лица.

Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации