112 000 произведений, 32 000 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 1

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 12 марта 2017, 14:10

Автор книги: Джеки Коллинз


Жанр: Зарубежные любовные романы, Любовные романы


Возрастные ограничения: +18

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 44 страниц) [доступный отрывок для чтения: 9 страниц]

Джеки Коллинз
Плесните любви, пожалуйста!

Посвящается моим читателям во всем мире.

Любовь…

Страсть…

Дружба…

Могущество.

Испытайте все.

Живите полной жизнью!


Jackie Collins

The Power Trip

Copyright © Chances Inc., 2012. All rights reserved

© В. Гришечкин, перевод на русский язык, 2017

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Э», 2017

Приквел

Париж

Где бы ни появлялся Флинн Хадсон, он неизбежно привлекал к себе всеобщее внимание. Женщины с восхищением смотрели ему вслед, мужчины гадали, кто это – известный актер, певец или спортсмен. Главным в облике Флинна была окружавшая его аура искренности, силы и опасности, способная вскружить голову любой женщине. Впрочем, и чисто внешне он выглядел на редкость привлекательно. Высокий, подтянутый, с атлетическим телом, чуть вьющимися светлыми волосами, серо-голубыми, словно стальными, глазами и короткой щетиной, густо покрывавшей красиво очерченный подбородок, он был похож на потомка викингов, какими их изображают в кино. Именно эта мужественная, немного варварская красота и делала его похожим на звезду экрана, хотя, в отличие от большинства знаменитых актеров, Флинн не славился самомнением и самовлюбленностью. Напротив, он был человеком достаточно скромным и непритязательным и легко соглашался на уступки – если только речь не шла о принципиальных вопросах.

Флинн был популярным журналистом и писателем. Большую часть своей жизни он проводил в дороге, путешествуя из одной «горячей точки» планеты в другую. В Париж, служивший ему чем-то вроде временной базы, Флинн вернулся сравнительно недавно. Почти две недели он работал в Афганистане, где по поручению издателя собирал материалы для цикла серьезных статей. К несчастью, эта командировка обернулась трагедией – на глазах Флинна погиб его коллега, французский фотограф Люсьен. Его угораздило оказаться в самом центре боестолкновения между афганскими пограничниками и боевиками-смертниками, которые на начиненной взрывчаткой машине прорывались в страну из Пакистана. Взрывом бедняге оторвало голову, и эта мрачная картина накрепко запечатлелась в памяти Флинна. Как ни старался он забыть об ужасном происшествии, у него ничего не получалось.

Возвращение в Париж стало для него не менее шокирующим. На улицах Флинн то и дело встречал людей, которые куда-то спешили по своим делам, смеялись, целовались, и никто из них даже не подозревал, какие ужасные вещи происходят, быть может, в этот самый момент, в других уголках земли. Флинну это казалось совершенно неправильным и бесконечно раздражало, хотя он и понимал, что окружающие ни при чем. Уж скорее, это с ним творится что-то не то.

Сразу по приезде его навестила хозяйка дома и потребовала плату за аренду. Как и большинство парижан, она недолюбливала англосаксов, хотя к Флинну была более или менее снисходительна. По-видимому, она считала, что этот красавчик нисколько не виноват в том, что появился на свет в англоговорящей семье.

Флинн всегда пользовался успехом у женщин. Они любили его, а он любил их – если только они не начинали требовать больше, чем он был способен дать. Флинн давно решил, что сколько-нибудь длительные отношения не для него. Однажды он обжегся, и ему хватило этого надолго. Повторения неприятного опыта Флинн ни в коем случае не желал.

Домовладелице Флинн выписал чек, а про себя решил, что вечером – после визита к вдове погибшего француза Сьюзи – попытается как следует напиться. Обычно он не злоупотреблял спиртным, но сейчас был особый случай. Флинн от души надеялся, что алкоголь поможет справиться с засевшими в голове страшными воспоминаниями.

Оказавшись у себя в квартире, он бросил на кровать дорожную сумку и проверил сообщения, скопившиеся на автоответчике и на сервере электронной почты за время его отсутствия. Многие издатели хотели заполучить его статьи по самым актуальным вопросам политической жизни – правдивые, резкие, зачастую очень резонансные и востребованные. Его веб-сайт и блог тоже пользовались широкой популярностью, но сейчас Флинн чувствовал себя не в силах отвечать ни редакторам, ни читателям, засыпавшим его острыми, злободневными вопросами. Только одно сообщение заинтересовало его – это было электронное письмо от Ольги Санеевой, личного секретаря и персональной помощницы знаменитого русского миллиардера Александра Касьяненко. С Александром Флинн был знаком давно – несколько лет назад он оказал ему одну очень важную услугу. Тогда-то он и переспал с Ольгой, однако с тех пор они ни разу не общались.

И вот теперь она прислала ему сообщение… Интересно, что ей вдруг понадобилось?

Флинн почувствовал себя настолько заинтригованным, что немедленно позвонил в Москву.

Ольга говорила по-английски свободно и практически без акцента. Кроме того, она была очень красива – Флинн до сих пор помнил ее округлые славянские скулы и полный, чувственный рот. В Америке она могла бы стать успешной моделью или актрисой, но, насколько он знал, Ольгу вполне устраивало положение личного секретаря могущественного олигарха.

После обмена приветствиями Ольга сказала:

– Я хотела предупредить, что скоро ты получишь от Александра одно очень важное приглашение. Если можешь – не отказывайся.

– Приглашение куда? – уточнил Флинн.

– Мистер Касьяненко, – Ольга заговорила почти официальным тоном, – планирует пригласить несколько очень важных персон в круиз на своей новой океанской яхте. Тебя в том числе.

– Вот как? – удивился Флинн. – С каких это пор я стал «очень важной персоной»?

– С тех пор как Александр принял такое решение, – отрезала Ольга. – Возможно, он просто хочет тебя видеть… или разбавить тобой общество высокопоставленных зануд, – добавила она с тихим смешком. – Вот я и решила предупредить тебя заранее. От таких приглашений не отказываются, Флинн.

– Спасибо, Оля, я подумаю, – ответил он. На самом деле Флинн ничуть не стремился оказаться в так называемом вип-обществе. Как верно заметила Ольга, большинство «очень важных персон» были просто надутыми, самовлюбленными болванами, и находиться с ними даже на очень роскошной яхте наверняка невероятно скучно.

– Позвони, когда в следующий раз будешь в Москве, – сказала Ольга. – Увидимся.

– Обязательно, – с готовностью откликнулся Флинн. В Москву он пока не собирался.

Потом он выключил телефон, накинул пиджак и отправился к Сьюзи. Этого визита Флинн почти боялся, но другого выхода у него не было. Вдова его друга должна была знать, как погиб ее муж, а Флинн был единственным, кто мог ей об этом рассказать. Когда раздался взрыв, унесший жизнь коллеги, Флинн стоял от него в считаных ярдах. Ему невероятно повезло, что он сам остался в живых и даже не получил ни царапинки.

Ему повезло, а его друг погиб.

Что ж, такова, видно, журналистская судьба.

Париж

Ухоженная, сексуальная, изящная Бьянка была на вершине славы. Ее экзотическая красота находилась вне конкуренции. Среди темнокожих звезд подиума она по праву считалась королевой. Глянцевые журналы ее обожали. Кожа цвета кофе с молоком, по-кошачьи мягкая походка, длинные ноги и страстные зеленые глаза были ее своеобразным фирменным знаком, прекрасно известным в мире моды – и не только.

Бьянка родилась в Нью-Йорке. Париж, Милан и Рим были ее игровой площадкой. Сейчас она жила в Москве со своим любовником – широко известным русским миллиардером Александром Касьяненко.

Впрочем, куда бы ни приехала Бьянка, повсюду у нее отыскивались поклонники и друзья, и она проводила с ними время приятно и весело. Обычно в поездках, особенно если с ней не было Александра, ее сопровождал целый штат преданных и верных сотрудников: француз-гример Жан-Жак по прозвищу Жо-Жо, стилист Пьер, очаровательная Си-Си, консультировавшая ее по вопросам моды, и персональный помощник Правильный Джефф, получивший свое прозвище благодаря тому, что он единственный среди ее спутников придерживался традиционной сексуальной ориентации. Джеффу исполнилось двадцать два года, и он работал у Бьянки сравнительно недавно, но уже был в нее страстно и безнадежно влюблен. Бьянка об этом хорошо знала, но не придавала его чувствам никакого значения. Она привыкла к любви, обожанию и всеобщему преклонению.

На этот раз она приехала в Париж на показ новой коллекции одного из своих любимых дизайнеров. Как и всегда, Бьянка прекрасно провела время, однако, несмотря на это, ей все равно хотелось как можно скорее вернуться к Александру. Такого мужчины у нее не было еще никогда. Их сексуальная жизнь складывалась на редкость гармонично, и Бьянка ни секунды не сомневалась, что они просто созданы друг для друга. Александр был невероятно богат, хорош собой и обладал сильным, властным характером. Последнее обстоятельство нравилось Бьянке едва ли не больше всего – жить с человеком, который умеет принимать важные решения и исполнять их, было легко и приятно. Все ее прежние любовники – а их у Бьянки было немало – казались по сравнению с ним просто инфантильными слабаками, и она быстро в них разочаровывалась. Только с Александром Бьянка чувствовала себя как за каменной стеной.

О большем она не осмеливалась и мечтать.

Их совместную жизнь омрачало только одно не слишком приятное обстоятельство: Александр был женат. Он, правда, хотел развестись, но его жена оказалась порядочной стервой и не хотела давать мужу развод, пока он не выполнит все ее условия.

Александр пытался решить этот вопрос, а Бьянке пришлось запастись терпением. Она, впрочем, не возражала – в случае необходимости Бьянка умела терпеть и ждать.

Да и дело того стоило.

Александр всегда добивался того, чего хотел.

Буквально на днях он сказал Бьянке, что великолепная красавица яхта, построенная по его заказу в Голландии, наконец готова и по завершении ходовых испытаний он планирует совершить на ней небольшое путешествие, чтобы в компании нескольких общих друзей отпраздновать тридцатилетие любимой. Услышав эти новости, Бьянка пришла в восторг. До ее тридцатого дня рождения оставались считаные недели, и она тут же принялась составлять список тех, кого ей хотелось бы пригласить на праздник. В том, что это должны быть самые крупные мировые знаменитости, Бьянка не сомневалась. Только в этом случае их путешествие прогремит на весь мир.

Кого же ей выбрать? Кто из ее друзей подходит для участия в звездном турне, а кто – не очень? Может, пригласить знаменитого киноактера Ника Энджела? Он достаточно известен и к тому же настоящий душка.

Нет. Когда-то она с ним спала, так что его присутствие вряд ли обрадует Александра.

А как насчет ее близкой подруги, бразильской фотомодели Рио?

Тоже нет. Рио – слишком сильная конкурентка.

Окончательного решения Бьянка так и не приняла, но времени у нее еще оставалось достаточно, так к чему забивать себе голову? Почему бы не оттянуться как следует с друзьями, пока она в Париже? В конце концов жизнь и предназначена для того, чтобы развлекаться.

Разве не так?

Москва

Александр Касьяненко тоже раздумывал над тем, кого лучше пригласить в круиз на новой яхте. Он наметил несколько кандидатур, но хотел обсудить их с Бьянкой, прежде чем рассылать приглашения. Насколько он знал, сама она собиралась пригласить Эшли и Тея Шервин – широко известную в Англии супружескую пару. Чернокожий Тей был звездой британского футбола – агрессивным, техничным нападающим популярного футбольного клуба и национальной сборной. Очаровательная миниатюрная Эшли пробовала себя в художественном дизайне интерьеров и уже добилась кое-каких успехов.

Еще одной парой, которую Бьянка хотела бы видеть в числе гостей, были работавший в латиноамериканском стиле певец Люка Перес, сравнительно недавно объявивший о своей гомосексуальной ориентации, и его партнер, британец Джероми Мильтон-Голд.

Александр не был гомофобом, но ему казалось, что его список гостей выглядит более внушительно.

Первым номером в нем значился известный американский политик, сенатор Хэммонд Паттерсон с женой. В последнее время он явно шел в гору, и не исключено, что рано или поздно Хэммонд станет президентом США.

Кроме того, Александр собирался пригласить в круиз знаменитого американского киноактера Клиффа Бакстера с его нынешней подружкой по имени Лори.

И наконец, третьим – и самым желанным – гостем Александра был его старый друг журналист Флинн Хадсон. Флинн не был ни богатым, ни знаменитым, зато он был умным и интересным человеком, способным поддерживать разговор на любую тему. С кем он приедет на яхту, Александр не знал, но не сомневался, что спутница Флинна вряд ли окажется безмозглой красивой куклой, неспособной связать и двух слов.

Пожалуй, подумал Александр, путешествие в такой компании запомнится им надолго. Бьянка пока не знала, что он решил назвать новую яхту в ее честь. Он, однако, не сомневался, что она будет довольна, и с удовольствием предвкушал радостное изумление, которое испытает Бьянка, когда увидит свое имя, выведенное крупными буквами на борту белоснежной океанской красавицы.

Кроме того, именно во время предстоящего путешествия Александр собирался сделать Бьянке предложение руки и сердца. То обстоятельство, что формально он все еще оставался женатым человеком, его не смущало. Развода он в конце концов добьется – в этом у него никаких сомнений не было. Ничто не могло остановить Александра – ведь речь шла о том, чтобы быть с Бьянкой, прекрасной и переменчивой Бьянкой.

С Бьянкой, которую он желал всем сердцем…

Париж

От своего плана Флинн так и не отказался и после посещения двух баров был уже изрядно пьян. Визит к Сьюзи оказался серьезным испытанием. Смотреть ей в глаза и рассказывать ужасные подробности того, что ему довелось увидеть, было невероятно тяжело.

Сьюзи – невысокая, светловолосая женщина, беременная вторым ребенком, – прилагала колоссальные усилия, чтобы не сломаться, но полностью обуздать свое горе и боль ей не удавалось.

Едва покинув ее квартиру, полную семейных реликвий и фотографий, Флинн направился в ближайший бар и опрокинул несколько порций текилы подряд.

Несколько позднее – то ли в этом баре, то ли уже в следующем – он подцепил молодую француженку с большими, густо обведенными сурьмой глазами и короткими черными волосами, которые выглядели так, словно их кромсал ножницами безумный парикмахер. Но Флинну было все равно – он был уже хорошенький. Кроме того, он смутно помнил, что это не неряшливость, а какой-то молодежный стиль, и что подобная стрижка как-то называется, но как – этого он вспомнить не мог. Да и не в прическе дело… Главное, девчонка вцепилась в него, словно пиявка, и исчезать не собиралась. Флинн несколько раз пытался ее прогнать, но она буквально повисла на нем, предлагая сказочный секс любого вида, какой он только пожелает.

К этому моменту Флинн был уже в таком состоянии, что не мог сказать, чего он хочет. Секс?.. Почему бы нет. Сейчас он был настроен плыть по течению, и ему годилось абсолютно все, лишь бы не вспоминать наполненные болью глаза Сьюзи.

– Меня зовут Марта, – шепотом сообщила ему на ухо девица; при этом ее остренький язычок на несколько мгновений скользнул ему в ушную раковину. – А тебя?

– Это не важно, – пробормотал Флинн и опрокинул в себя еще бокал текилы.

– Идем к тебе, – решила Марта. – У меня хороший товар, тебе понравится.

– Товар? – рассеянно уточнил он.

– Секс, – объяснила она. – Отличный секс за разумные деньги.

– А?.. – переспросил Флинн, но тотчас забыл о своем вопросе. В эти минуты его разум заполняли совсем другие мысли и видения. Взрыв, кровь, отделившаяся от тела голова друга, которая подкатилась почти к самым его ногам… На своем веку Флинн видел много смертей, но так близко – никогда.

Марта вытащила его из бара, усадила в такси и назвала водителю адрес. Как только машина тронулась, она взобралась на Флинна и принялась оглаживать его промежность, нашептывая на ухо, что именно она собирается с ним делать.

Но он едва ли ее слышал. Точнее, слышал, но слова почти не доходили до его сознания. Какая разница, что и как они будут делать? Никакого значения это не имело. Ничто не имело никакого значения. Завтра все может исчезнуть. Весь дерьмовый мир может исчезнуть – погибнуть в пламени взрыва, который оторвет головы всем.

Как Люсьену.

Никто не знает, что будет на следующий день, на будущей неделе.

И никому нет до этого никакого дела.

Как только они оказались в его квартире, Марта принялась деловито расстегивать его брюки. Спустив их до лодыжек, она встала на колени и взяла в рот.

Тело отреагировало сразу, но совершенно машинально. Возбуждение. Эрекция. Оргазм.

Добившись своего, Марта начала раздеваться.

К этому времени Флинну хотелось только одного – поскорее завалиться на кровать и отключиться, но у девушки, по-видимому, имелись свои планы. Схватив его за руку, она потащила Флинна в спальню; при этом он запутался в спущенных штанах и едва не упал. Флинн следовал за ней бездумно, как сомнамбула, не понимая, кто и куда его ведет.

И зачем.

В спальне Марта толкнула Флинна на кровать, сбросила с себя последнюю одежду и легла сверху, обхватив его тело руками и ногами, словно проворная обезьянка.

И снова его организм не подвел, отреагировав как положено. Спустя несколько секунд Флинн испытал еще один механический оргазм и ухитрился столкнуть девицу с себя.

– Все, пока… – пробормотал он.

– Эй, а как же я?! – возмутилась Марта. – Я еще не кончила!

– Продолжения не будет, – выдавил Флинн. – Не сегодня. Ступай домой.

И он закрыл глаза.

Утром Флинн проснулся с сильнейшей головной болью и сразу пожалел о вчерашнем. Зачем он так напился? И зачем ему понадобилось снимать эту полусумасшедшую девицу?

Вскоре он обнаружил, что Марта, уходя, захватила с собой его бумажник.

«Вот черт! – подумал Флинн. – Впрочем, я сам виноват. Так мне и надо».

Париж

Показ новой коллекции прошел крайне успешно; Бьянка была очень довольна и порядком возбуждена. Эмоции переполняли ее, настроение было самым праздничным, и, несмотря на сравнительно ранний час, она решила поехать в какой-нибудь шикарный клуб. Ее свита не возражала – они обожали Бьянку и готовы были исполнить любой ее каприз, любое желание.

Сначала вся компания отправилась в «Безмятежность», где Бьянку встретили как королеву и сразу проводили в вип-зал – в отдельный кабинет, отделанный красным бархатом и кожей. Шампанское лилось рекой, а вскоре на столах появились и белые кокаиновые дорожки. Александр не одобрял наркотики, и Бьянка никогда не употребляла их при нем, но без него позволяла себе понюшку-другую.

Даже сейчас она немного скучала по своему русскому любовнику – большому, сильному и властному. Ей очень нравилось, когда он ложился на нее, буквально вдавливая в постель своим крупным, тяжелым телом. Александр был настоящим мужчиной во всех смыслах, и это выгодно отличало его от абсолютного большинства ее прежних любовников – рок-звезд, актеров и прочих. Все эти знаменитости оказывались на поверку слишком инфантильными и слабыми, а размер их члена, казалось, был обратно пропорционален до предела раздутому самомнению. Нет, встречались и среди них достойные экземпляры (в чисто физическом смысле), однако далеко не каждый мог бы выступать в одной лиге с Томми Ли.

После нескольких бокалов шампанского Бьянке захотелось танцевать. Танцевать она очень любила, поэтому они с Си-Си вскочили сначала на диван, а потом на стол и принялись отплясывать под доносящуюся из колонок музыку.

Правильный Джефф, оставшийся сидеть за столом, смотрел на эти танцы с некоторым смущением, которое, впрочем, очень скоро оказалось вытеснено растущим желанием. Бьянка была в короткой юбке от Азаддина Алайя, а поскольку трусиков она не носила, открывшееся ему зрелище могло бы возбудить и евнуха. Впрочем, Правильный Джефф уже почти научился считать подобные вещи одной из привилегий своего места личного секретаря звезды.

Си-Си тем временем настолько увлеклась (впрочем, она выпила куда больше Бьянки), что нежно погладила свою работодательницу по блестящим черным волосам, а потом вытянула губы для поцелуя.

Но Бьянка возражать не стала. Когда Александра не было поблизости, она частенько позволяла себе быть дикой, неуправляемой, безумной Бьянкой… такой, какой она была до него.

В конце концов, чего Александр не знает, того он и не узнает…

Москва

– Ты все еще живешь с этой своей чернозадой американской шлюхой? – требовательно спросила жена Александра и выпятила губу, подчеркивая свое презрение.

– Не надо называть Бьянку чернозадой и шлюхой, – нахмурился Александр. – Особенно при детях. Девочки слышат твои слова, а это… неправильно. Я не хочу, чтобы они заразились твоей злобой и разочарованием.

Рузанна пожала плечами.

– Нет уж, пусть они тоже ненавидят тебя, как я, ведь ты и их предал!.. Впрочем, мне наплевать на твою чернозадую… Скоро она тоже исчезнет, как все твои прочие девки.

– Сколько раз тебе повторять: не было никаких «прочих», – устало возразил Александр. – С чего ты взяла, что у меня кто-то был?

Рузанна недобро прищурилась.

– Можешь врать сколько угодно. Я знаю правду.

– Нет, не знаешь! – прогремел Александр, начиная раздражаться. – Так что лучше помалкивай, ясно?

Они сидели в конференц-зале крупной адвокатской конторы. Это был обязательный еженедельный визит, во время которого их адвокаты пытались договориться об условиях разводного соглашения. Александр готов был отдать жене все, что бы она ни захотела, пойти на любые уступки, любые условия, но ей все казалось мало. Главное, к чему стремилась Рузанна, – это вернуть себе мужа. На меньшее она не соглашалась, и Александр начинал терять терпение. Он собирался жениться на Бьянке, но, если Рузанна будет и дальше упрямиться, в обозримом будущем это его желание вряд ли осуществится.

Вот если Рузанна внезапно умрет…

Это была подлая и грязная мысль, но Александр помимо своей воли возвращался к ней снова и снова. Его жена могла утонуть в ванне, могла попасть под машину или оступиться на лестнице и сломать себе шею…

Нет, одернул себя Александр, он не должен так думать о ней. В конце концов, Рузанна – мать его детей, трех его несовершеннолетних дочерей, которых он обожал.

С другой стороны, если она так и не даст ему развода…

Вечером он повез дочерей ужинать и за десертом (торт-мороженое и очень много шоколада!) сообщил им, что скоро отправится в далекое путешествие.

– Куда, папа? Куда ты поедешь? – тут же спросила младшая, Маришка, успевшая вся перемазаться шоколадом.

– В Мексику, – ответил он. – Я поеду на своей новой яхте.

– Ух ты! – вздохнула средняя дочь Полина. Ей недавно исполнилось тринадцать, но она уже была настоящей красавицей. – А свою американскую шлюху ты с собой возьмешь?

Александр резко поднялся. Рузанна… как же он ее ненавидел! Всего за год она сумела отравить своим ядом неокрепшие души его маленьких дочерей, и этого он ей никогда не простит!

– Что с тобой, папа? – озабоченно спросила Маришка.

– Ничего, дочка, ничего… – ответил он, крепко стискивая зубы. Внутри все кипело. – Просто я вдруг вспомнил одну важную вещь, которую должен сказать вашей маме. – Он слегка перевел дух. – А ты, Поля, – строго добавил он, глядя на свою среднюю дочь, – постарайся впредь обходиться без подобных слов, договорились?

– Каких слов? – Полина надулась.

– «Шлюха»… – выдавил Александр. – Это… это очень плохое слово, дочь.

– Хорошо, папа. – Поля опустила глаза. – Я больше не буду, но… Просто мама все время его повторяет.

– Все время?! – Гнев Александра вспыхнул с новой силой.

Рузанна должна исчезнуть.

Так или иначе, но он должен стать свободным человеком.

Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 8 9 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


Популярные книги за неделю

Рекомендации