151 500 произведений, 34 900 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 1

Текст книги "Многоцветная Земля"

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

  • Текст добавлен: 3 октября 2013, 18:44


Автор книги: Джулиан Мэй


Жанр: Героическая фантастика, Фантастика


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 35 страниц)

Джулиан Мэй

Многоцветная Земля

ТАДЕУШУ МАКСИМУ,

ЛУЧШЕМУ ИЗ НИХ

Сердце мое трепещет во мне, и смертные

ужасы напали на меня;

страх и трепет нашел на меня, и ужас объял

меня.

И я сказал: «кто дал бы мне крылья, как

у голубя?

я улетел бы и успокоился бы;

далеко удалился бы я, и оставался бы

в пустыне;

поспешил бы укрыться от вихря, от бури».

Библия. Псалом 54-й

МНОГОЦВЕТНАЯ ФАНТАСТИКА ДЖУЛИАН МЭЙ

Джулиан Мэй соткала многоцветный гобелен из экзотических приключений, плотно спаяв судьбы людей и пришельцев там, где наука может проявить себя как волшебство а противоречия приобретают характер мифов С удовольствием рекомендую эту книгу читателям

Роджер Желязны

У вас плохое настроение? Вам не по себе? Так перенеситесь на шесть миллионов лет назад в эпоху плиоцена. Умеренный климат, чистый воздух, никаких налогов! Воспользуйтесь машиной времени, изобретенной профессором Гудерианом. В этом великолепном научно-фантастическом романе вас ожидают самые невероятные приключения.

«Chicago Sun-Times»

Часто первая фраза оказывается решающей: либо – все дела побоку и книга проглочена в один присест, либо… Как говорилось в одной старой рецензии, писанной еще в начале века в отечественном художественном журнале «Аполлон», «последуй далее хоть пятое Евангелие, читателя все равно уже никакой силой не заставишь продвинуться хоть на страницу»!

В особенности если речь идет о научной фантастике. Стоит только автору на самой первой странице заявить о том, что гигантский звездолет вывалился из нуль-гипер-супер и прочего подпространства аккурат в окрестностях белого (голубого, зеленого, красного, серого в крапинку – раскрасьте по вкусу) солнца, – и отлетает всякая охота читать дальше. Сколько их уже повываливалось на страницы читанной фантастики, и – ничего! Штампы, годами заезженные приемы, убогость фантазии, не расцвеченной решительно никакими красками…

Сразу же спешу успокоить читателя: книга, которую вы только что раскрыли, как раз представляет собой приятное исключение. И хотя первые абзацы настраивают на тот самый привычный лад, над коим я позволил себе поиронизировать («В подтверждение того, что все действительно происходит на грани смерти, огромный Корабль входил в нормальное пространство с томительной медлительностью»… и т д.), – дальше сюжет решительно сорвется с накатанной колеи. И читателей, истосковавшихся по многотомным фантастическим «сагам» с лихо закрученной интригой, яркими романтическими героями и захватывающими дух масштабами, ждет такое !.. Фантастика «вкусная», изобретательная, многоцветная – как и юная Земля миллионы лет назад, ставшая ареной событий «длиною» в четыре толстых тома, на которые растянулась эпопея американской писательницы Джулиан Мэй.

Изгнанники со звезд, волею судеб оказавшиеся на нашей планете, к тому времени населенной лишь отдаленными родственниками будущего homo sapiens – человекообразными обезьянами, вероятно, не ожидали в скором времени встретить их обретших разум потомков. Мало того что среди инопланетной колонии образовались две «фракции» – расы, вступившие в непримиримую войну между собой, а тут еще сваливаются как снег на голову аборигены из далекого будущего – как выяснится, тоже изгнанники, но добровольные! Социальные аутсайдеры, неудачники и чудаки, которым неуютно в «райском» технологическом XXII веке – времени расцвета Галактического Содружества (наступившем, правда, после глухо упоминаемой Интервенции инопланетных «прогрессоров»), совместной созидательной деятельности представителей различных разумных рас. Времени, казалось бы, неограниченных возможностей для каждого – в том числе долгожданной «отмены» старости и самой смерти…

Они ж, мятежные, ищут бури: выхода атавистических инстинктов, настоящих приключений – вместо тех, что в избытке разыгрываются (хотя бы и в реальных исторических декорациях) для праздных туристов роботами. Подвигов. Самоутверждения. Стоило только ученому-физику открыть способ путешествий во времени (в плиоцен на 6 млн. лет назад) – однако строго в один конец , – как добровольные изгои целыми группами отправляются туда, на просыпающуюся Землю, навстречу неведомым реальным опасностям и сюрпризам.

И находят их в избытке – иначе б не проглотить вам запоем все четыре тома кряду (а я смело это гарантирую!).

Все будет в этой длиннющей, растянутой на тысячи страниц, саге. Интересные и смелые по мысли мозаичные фрагменты будущего Галактического Содружества и совсем уж необычные представители инопланетных рас, враждующих на первобытной Земле. Фантастическая генетика и парапсихология в сочетании с мифологией, историей, философией, географией, геологией, теологией и астрофизикой – для любителей «основательной» научной фантастики в духе эпопей «Основание» Азимова или «Дюна» Херберта. Любовные драмы, волшебные амулеты и откровенно смахивающие на магию ментальные способности инопланетян (вкупе с неустаревающими даже в фантастике поединками на старомодных клинках разной длины и убойной силы) – для поклонников «героической фэнтези». Карты, генеалогии и целая россыпь экзотически звучащих на слух имен и терминов – для тех и других. Наконец, десятки, если не сотни ярких, запоминающихся образов героев (каждый – со своей психологией и судьбой) – для ищущих и в научной фантастике просто хорошую литературу .

А над всеми героями и перипетиями – умело организующий их автор-режиссер, не только не теряющий контроля над расползающимся, как тесто, сюжетом, но и, как выяснится ближе к финалу тетралогии, подумывающий о новой серии романов, органически связанных с «Сагой об изгнанниках в плиоцен», однако на сей, раз обращенных в далекое будущее .

Я, разумеется, не собираюсь убивать столь чудесный замысел пересказом сюжета – да и физически это задача невыполнимая. Читайте , наслаждайтесь сами. Никаких серьезных дел на ближайшую неделю планировать не советую… Пока же, мне кажется, пора ближе познакомиться с автором этой замысловатой конструкции, распутывать все узелки и заморочки которой, надеюсь, доставит удовольствие самому взыскательному ценителю.

Итак, Джулиан Мэй. Имя, нашим фэнам практически неизвестное. Если же добавить, что и в мире американской фантастики о нем по-настоящему узнали только спустя три десятилетия после выхода первого рассказа писательницы, то ситуация выглядит и вправду интригующей донельзя.

Впрочем, и утверждать, что Джулиан Мэй все эти три десятилетия пребывала в абсолютной безвестности, было бы неверно.

Родилась она в 1931 году в Чикаго. Там же, в Иллинойсе, окончила местный колледж Розари, а в 1953 году вышла замуж за известного критика, библиографа и издателя научной фантастики Тэда Дикти, с которым прожила все последующие годы (Дикти скончался совсем недавно, в 1991-м), приняв участие в большинстве его издательских проектов. Так что первая ипостась также многоцветной биографии Джулиан Мэй – редактор и издатель.

Затем она попробовала силы в активном фэндоме . Так называют фэнов, которые не просто проводят дни и ночи напролет за чтением любимых книг, но еще и развивают кипучую деятельность (благо Америка предоставляет таким неограниченный «оперативный простор»): устраивают конвенции, издают любительские некоммерческие журнальчики-фэнзины, составляют библиографии и обмениваются фантастическими раритетами… Фэны со стажем, разумеется, помнят, что председателем Оргкомитета памятной Всемирной Конвенции 1952 года в Чикаго (названной по случаю Чиконом-II) была молоденькая местная активистка по имени Джулиан Мэй. А почему памятной? Да ведь именно на ту Конвенцию почетным гостем был приглашен человек-легенда американского фэндома – создатель первого научно-фантастического журнала Хьюго Гернсбек. И то ли благодаря прозрению двадцатилетней Мэй, то ли – живому присутствию в зале Гернсбека, но свершилось: собравшиеся в Чикаго фэны решили отныне на Всемирных Конвенциях присуждать ежегодные премии. Назвав их именем… сами догадаетесь чьим.

Так что и история американского фэндома с благодарностью хранит имя Джулиан Мэй.

Что же касается собственно литературной деятельности, то стартовала Мэй на удивление рано: длинный рассказ-дебют (или небольшая повесть – это как считать) «На роликах по дюнам» был опубликован в журнале «Эстаундинг сайнс фикшн» в 1951 году, а впоследствии даже экранизирован на телевидении. Однако в целом сфера литературных интересов писательницы лежала вне научной фантастики. Выпустив в 1960 году еще один фантастический рассказ «Звезда удивления», она полностью переключилась на популярные книжки для детей, издав их (часто под псевдонимами) общим числом поистине «азимовским » – 290! Наверное, подвиг ее на такой титанический труд собственный родительский опыт: Мэй, последние годы проживающая в Мерсер-Айленде, маленьком населенном пункте в штате Вашингтон, как-никак воспитала двоих сыновей и дочь… Читатели же научной фантастики, как я уже отметил, о Мэй-писательнице ничего не слышали почти три долгих десятилетия.

Пока не наступил 1980 год. Одной из лучших книг которого стал роман Мэй «Многоцветная Земля»; хотя он и не принес автору желанных премий – «Хьюго» и «Небьюлы», в оба списка номинаций был включен по праву. То, что должны последовать неизбежные продолжения, умудренный опытом читатель мог догадаться и без авторского уведомления на последних страницах книги…

Грандиозность всего замысла открылась критикам и читателям после выхода следующих томов «Саги об изгнанниках в плиоцен» – «Золотой торквес»(1982), «Узурпатор» (1983), «Враг» (1984). В 1982 – 1984 годах книги тетралогии были переизданы попарно в 2 томах, и тогда же Мэй дописала еще один том, на сей раз – не беллетристический, а «научно-популярный» – «Путеводитель по плиоцену» (1984). Что ж, ее богатый деталями и персонажами, во всех отношениях колоритный мир настолько разросся в литературном пространстве-времени, что настоятельно потребовал создания путеводителя !

Сама писательница без ложной скромности комментирует главное свое творение так: «Мои книги всецело принадлежат к традиции классического „литературного“ (в смысле общей культуры и грамотности) триллера. Сюжет их тонко организован вокруг судеб многих персонажей, участников событий в „истории будущего“ или „истории прошлого“. Несмотря на часто фэнтезийный антураж, все эти книги относятся к научной фантастике, а не героической фэнтези. Четыре тома саги о плиоцене фактически образуют один гигантский том, стилистически витиеватый, пышный, но также с элементами юмора и мелодрамы». Конечно, подобное – по правилам – следовало бы изрекать не автору, а рецензенту или критику, но… как раз в данном случае мне решительно нечего возразить!

А вот и комментарий профессионального критика (речь идет об одном из героев, с которым вы встретитесь во втором томе): «Эйкен Драм – король не по праву рождения – не просто умница со сверхспособностями, намного превосходящими все, чем обладают обыкновенные люди; это еще и многоликий мерзавец (слово scamp в английском языке означает также „бездельник“. – Вл. Г.), в котором есть что-то от тривиального „трудного подростка“, но чем-то он напоминает и Тиля Уленшпигеля… и вызывает параллели с персонажами шотландского фольклора, с друидами и т. п. Отпетые злодеи и ангельски беспорочные герои – вообще нетипичны для Мэй».

Как не встретишь в ее книгах столь безапелляционного сегодня в американской фантастике феминизма ; ее женские персонажи, хотя и мало напоминают романтических инженю, все же в большинстве своем остаются женщинами , а не мужчинами со знаком плюс! Как неожидан – для постоянного и долголетнего читателя этой литературы – подчеркнутый интернационализм ее Галактического Содружества. В него входят планеты, заселенные колонистами из Франции, Скандинавии, представителями других земных культур и народов (кстати, само слово «Содружество» Мэй упрямо пишет по-французски – Milieu, что переводится также и как «среда», «область распространения»)… Последнее не стоит преувеличивать: все-таки Джулиан Мэй – не Урсула Ле Гуин, но для американской science fiction, давно и без тени сомнения раскрашивающей будущую звездную цивилизацию в привычный «звездно-полосатый» колер, – и это немало.

Может быть, не присутствуй в ее романах это самое многоцветие, неоднозначность – и стоять бы саге Джулиан Мэй лишь равной в ряду других многочисленных тетра-, пента-… и бог еще знает скольких «логий»!

Следующий хронологически роман, «Интервенция» (1987), – это своего рода мостик между «Сагой об изгнанниках в плиоцен» и новой серией, где действие развертывается уже в будущем, на звездных пространствах Галактического Содружества. Две трети новой трилогии уже написаны – это романы «Джек Бестелесный» (1992) и «Алмазная маска» (1994), а на подходе – третий, завершающий. И если в результате весь многолетний труд Джулиан Мэй останется без награды – со стороны американского фэндома, на мой взгляд, это будет форменным свинством! Как ни относись к подобным многосерийным сагам – а кто их только в последнее десятилетие не пишет: Брэдли, Черри, Роберсон, Лэки, если говорить об одних дамах фантастики!.. – но творение Мэй, безусловно, выделяется даже на фоне этих славных имен.

Справедливости ради следует хотя бы вкратце упомянуть и другие книги, написанные автором «Саги об изгнанниках в плиоцен» (разумеется, не те 290 детских – одно перечисление их заняло бы добрый десяток страниц!).

Вместе с двумя заслуженными «бабушками американской фэнтези» Мэрион Зиммер Брэдли и Андре Нортон Мэй сочинила коллективный роман «Черный Триллиум» (1990) – на сей раз это действительно чистой воды фэнтези , без дураков! Чуть позже она продолжила серию сольным «Кровавым Триллиумом» (1992), а Нортон в 1993 году – «Золотым Триллиумом». Четвертый роман – «Небесный Триллиум», создаваемый в одиночку теперь уже «очередницей» Мэй, был сначала заявлен на 1994 год, затем перенесен на следующий… Причина задержки – диктат издателей, заставивших писательницу срочно дописать завершение трилогии о Галактическом Содружестве. Это к вопросу об «их» свободе творчества… Зная нравы американского книжного рынка, не сомневаюсь, что серия на том не закончится. Для библиографов сообщу еще, что под псевдонимом Ли Фалконер Джулиан Мэй выпустила книгу под названием «Газета Гиборийского мира Конана» (1977), посвященную, как догадался искушенный читатель, одному известному герою фэнтези. И, наконец, под псевдонимом Йэн Торп – ряд новеллизаций популярных фантастических кинолент: «Франкенштейн», «Дракула», «Человек-волк», «Мумия», «Франкенштейн встречает человека-волка», «Существо из Черной лагуны», «Капля», «Смертоносный богомол», «Это пришло из космоса»…

По стандартам американской фантастики – не столь впечатляющий результат. Количественно… Но если говорить о качестве , то одна «Сага» вывела писательницу в первые ряды американской научной фантастики 1980-х. И, кажется, Джулиан Мэй вовсе не склонна почить на лаврах – а, наоборот, только расписывается ! И ваше знакомство с ее яркой, расцвеченной в тысячи красок, фантастикой – можно уверенно прогнозировать – только начинается.


Вл. Гаков

ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА К РУССКОМУ ИЗДАНИЮ

Меня очень радует, что моя научная фантастика переводится на русский язык. Придуманный мною мир космополитичен: его населяют персонажи, которые, как и мои читатели, принадлежат к разным народам и разным культурам. Люди, наделенные умственными способностями высшего порядка, такими, как телепатия, психокинез, экстрасенсорика, соседствуют на страницах моих книг с обычными, «нормальными» людьми, а человечество будущего входит в миролюбивую межзвездную цивилизацию, названную Галактическим Содружеством.

В центре событий, разворачивающихся в первых четырех томах («Многоцветная Земля», «Золотой торквес», «Узурпатор» и «Враг») – однонаправленные врата времени; через них люди, не нашедшие себе места в галактическом сообществе XXII века, проникают в далекую эпоху плиоцена, мечтая о более простой и гуманной жизни. Эти высокоразвитые обитатели Содружества надеются обрести в Западной Европе шестимиллионнолетней давности настоящий рай, не испорченный цивилизацией. Однако они обнаруживают, что «рай» уже заселен изгнанниками из другой галактики – почти богоподобным (если не считать некоторых любопытных изъянов) племенем тану. Путешественники во времени попадают в рабство к этим гуманоидам. Упомянутые четыре тома повествуют о приключениях восьми землян в плиоцене, о том, как им удается свергнуть власть тану и найти дорогу обратно в будущее.

В романах смешное идет рука об руку с невероятным, политические интриги переплетаются с конфликтами чисто сексуального свойства. В каждой книге присутствует мифологический и философский подтекст, но я старалась, чтобы он не мешал развлекательности. Среди персонажей вам встретятся русские – сибиряки – наряду с выходцами из Франции, Германии, Италии, скандинавских стран, Северной Америки, Японии. Ну и конечно, гуманоиды… Как выяснилось, генетически они удивительно близки людям, что для путешественников во времени (особенно для женщин) порой чревато роковыми последствиями.

Второй цикл романов («Интервенция», «Джек Бестелесный», «Алмазная маска» и «Магнификат») переносит читателя в мир будущего, покинутый путешественниками во времени. В этих книгах ведется рассказ о социально-политических трениях, возникающих из сожительства «великих умов» с обыкновенными людьми. Напряженность усиливается, когда в 2013 году Земля становится частью Галактического Содружества и людям волей-неволей приходится искать способы разумного, мирного сосуществования с чуждыми расами и культурами. В конце концов люди развязывают войну, приводящую, как это ни странно, к той новой духовной зрелости, ради которой, собственно, и создавалось Галактическое Содружество.

Пока мне не довелось побывать в вашей стране, но в романе «Интервенция» русский читатель наверняка услышит знакомые мотивы моей фантазии на тему парапсихологических экспериментов 70-х годов, проводившихся в бывшем Советском Союзе.

Надеюсь эти книги – итог сорокалетнего писательского труда – вам понравятся.

Пролог

ГЛАВА 1


В подтверждение того, что все действительно происходит на грани смерти, огромный Корабль входил в нормальное пространство с томительной медлительностью. Ощущение боли, сопровождающее обычно стремительный переход, также растянулось, пока тысяча пассажиров, находившихся на борту Корабля, крепясь изо всех сил, мысленно бранясь и плача, не убедились, что попали в ловушку. Осуждены навечно пребывать в этом сером преддверии ада. И ждет их только боль и безысходность.

Между тем Корабль вел себя просто великолепно. Испытывая те же муки, что и пассажиры, он упорно пробивался сквозь плотную ткань разделяющих поверхностей до тех пор, пока на сером фоне не запестрели черные пятна. Корабль и люди на его борту ощутили, как нестерпимая боль, наполнявшая все их существо, сменилась чистой гармонией музыкальных тонов, которые звучали внутри, отдаваясь эхом, затухали и наконец бесследно исчезли.

Они висели в обычном пространстве, и вокруг сияли звезды.

Корабль возник в конусе тени, отбрасываемой планетой. И пока потрясенные пассажиры озирались, не сознавая, что они видят, сияние розовой атмосферы и жемчужные крылья короны затемненного Солнца озарили черное пространство. Корабль неумолимо уносил их все дальше, и вскоре перед пассажирами открылась хромосфера и оранжевые языки пламени, окаймлявшие солнечный диск, а немного погодя и сам желтый диск.

Корабль плавно огибал планету. Казалось, что ее освещенная поверхность расстилалась навстречу им. Это был голубой мир с белыми облаками, снежными вершинами гор и равнинными просторами багрово-красного и серо-зеленого цвета, мир, несомненно, совместимый с жизнью. Рейс Корабля оказался удачным.

Тагдал повернулся к невысокой женщине, восседавшей за пультом управления. Двуликая Бреда кивнула. Тусклые фиолетовые разводы на экране убедительно свидетельствовали о том, что возможности Корабля на исходе. Отныне все, кто находился на борту Корабля, становились пленниками планетного тяготения. Двигаться дальше, не ведая уз инерции, было невозможно.

Тагдал мысленно произнес, обращаясь ко всем, кто находился на борту Корабля:

– Внемлите мне все, кто остался в боевых отрядах! Наш верный экипаж почти весь погиб. В живых остались только механики, но и их силы на исходе. Корабль опускается по траектории, ведущей к столкновению с поверхностью планеты, и мы должны высадиться до того, как он войдет в нижние слои атмосферы.

Эманации сожаления, ярости и страха заполнили умирающий Корабль. Бесчисленные вопросы и упреки посыпались со всех сторон и едва не подавили разум Тагдала, но тот притронулся к золотому ожерелью и заставил всех смолкнуть.

– Во имя Богини, остановитесь! Предпринятое нами – дело было весьма рискованным, и все были против нас. Бреду беспокоит, что планета может оказаться не тем идеальным убежищем, какое мы надеялись обрести. Возможно, это и так, однако новая планета пригодна для жизни и находится в далекой галактике, где никому не придет в голову искать нас. Здесь нам ничто не угрожает, и не придется прибегать ни к копью, ни к мечу. Бреда и Корабль сделали все зависящее от них, чтобы благополучно доставить нас сюда. Возблагодарим же их за это!

Раздался дружный хор благодарственных славословий. И лишь одна едкая мысль нарушила гармонию:

– К дьяволу гимны! Сможем ли мы здесь выжить?

Тагдал тотчас же парировал выпад:

– Мы выживем, если будет на то воля Милосердной Таны, и даже обретем радость, столь долго избегавшую нас. Но не благодаря тебе, Пейлол! Неотступная тень! Старый недруг! Нарушитель перемирия! Как только мы избегнем грозящей нам сейчас опасности, ты мне за все ответишь!

Голос Пейлола был не одинок. Взметнувшееся облачко вражды быстро развеялось, ибо разуму, испытывающему облегчение после нестерпимой боли, свойственна некоторая вялость. Никто не хотел вступать в перепалку. И только неукротимый Пейлол, как всегда, был готов к бою.

Бреда – Супруга Корабля пролила масло на бушующие воды:

– Эта Многоцветная Земля будет для нас хорошим убежищем, мой Король. И тебе, Пейлол Одноглазый, нечего опасаться. Я уже исследовала звуковым лучом планету, разумеется не тщательно, и нигде не встретила враждебного вызова нашему разуму. Доминирующая на планете форма жизни пребывает еще в бессловесной невинности и представляет для нас ничуть не большую угрозу, чем на шести миллионах других планет. Протоплазма на планете пригодна к употреблению в пищу и для других надобностей. Терпение и искусный труд заведомо позволят нам здесь выжить. Но попробуем пойти дальше и еще немного продлить наше перемирие. Пусть более никто не говорит о мщении или о недоверии моему возлюбленному Супругу.

– Прекрасно сказано, Предвидящая Грядущее! – донеслось несколько одобрительных возгласов, высказанных как мысленно, так и вслух. (Все несогласные сочли за благо промолчать.)

– Небольшие летательные аппараты флайеры ожидают нас, – сообщил Тагдал. – А поскольку мы расстаемся, возвысим свой разум в прощальном приветствии.

Шумно ступая, он отошел от пульта управления. В его золотистой бороде и в волосах на голове от подавляемой ярости потрескивали искры, края белых одежд волочились по матовому покрытию из металлоида. Идона, Дионкет и Мейвар, Создательница Королей, последовали за ним, сливаясь мысленными голосами в благодарственном гимне и нежными прикосновениями пальцев прощаясь с быстро остывающими переборками Корабля, еще совсем недавно сотрясавшимися от сдерживаемой мощи. Мало-помалу к гимну присоединились и те, кто находился в других отсеках, и вскоре его распевали почти все пассажиры.

Флайеры торопливо, один за другим, стартовали с борта обреченного на гибель Корабля и уносились прочь. Более сорока птицеподобных машин пронзили атмосферу планеты, как сверкающие наконечники дротиков, и, отлетев на некоторое расстояние, резко сбавляли скорость и расправляли крылья. Один из флайеров занял место ведущего, остальные четким строем полетели за ним к самому обширному участку суши на планете – к месту ожидаемого падения Корабля.

К намеченному пункту флайеры приближались с юга, и маршрут их пролегал над самой заметной достопримечательностью планеты – огромным, почти полностью высохшим морем. Обнажившееся дно поблескивало соляными «блюдцами», причудливой дорожкой уходившими к западному побережью обширного континента. С севера Пустое Море замыкал снежный горный хребет. Флайеры миновали его отроги и в ожидании падения Корабля принялись кружить над долиной большой реки, катившей свои воды на восток.

Корабль падал, двигаясь в западном направлении, и сгорал в атмосфере, оставляя за собой длинный огненный шлейф. Чудовищной силы ударная волна, которую Корабль гнал перед собой, обуглила всю растительность и оплавила камни. На месте взрыва наружной оболочки Корабля восточный склон горного хребта покрылся зелеными и коричневыми стекловидными шариками, а реки бесследно испарились, обнажив свои русла.

Когда же более двух миллиардов тонн, несшихся со скоростью двадцать два километра в секунду, врезались в расстилавшуюся внизу планету, последовал взрыв – ослепительная световая вспышка, мощное выделение тепла и оглушительный грохот. Скалистый ландшафт преобразился, а сам Корабль бесследно исчез в адском всепожирающем пламени. Почти сотня кубических километров верхних слоев коры планеты взлетели при взрыве. Более легкие частицы взвились черным столбом в стратосферу, где высотные ветры далеко разнесли их, окутав траурной пеленой значительную часть планеты.

Кратер, образовавшийся на месте падения Корабля, достигал в поперечнике почти тридцати километров, но был неглубок, и эту язву, зиявшую на лике планеты, нещадно хлестали бури и вихри, зародившиеся в возмущенной грубым вторжением атмосфере. В течение многих дней флайеры торжественно кружили над кратером, словно не замечая пыльных смерчей, в ожидании, когда потухнут пожары. После того как дожди сделали свое дело, флайеры надолго удалились.

Они вернулись к могиле Корабля, только полностью выполнив стоявшие перед ними задачи, и, вернувшись, остались на тысячелетия.

Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 5 Оценок: 1
Популярные книги за неделю

Рекомендации