112 000 произведений, 32 000 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 1

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 11 декабря 2013, 13:50


Автор книги: Елена Останина


Жанр: Юриспруденция и право, Наука и Образование


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 17 страниц) [доступный отрывок для чтения: 12 страниц]

Елена Александровна Останина
Зависимость правовых последствий сделки от отлагательного и отменительного условий. Научно-практическое пособие

Введение

Понятие частного права как области юридической децентрализации неразрывно связано с понятием сделки. Возрастающее значение сделок в современный период делает востребованными абсолютно все нормы гражданского права о сделках. Поэтому и юридическая конструкция условной сделки приобретает актуальность, причем эта актуальность – не только «позитивного», но и «негативного» плана, так как имеются попытки использовать отлагательное и отменительное условия для искажения сущности сделки или приобретаемого на основании сделки субъективного права, для «обхода» императивных норм гражданского права.

Стихийное формирование нормативных юридических конструкций в рамках юридической практики не должно сбрасываться со счетов[1]1
  Тарасов Н.Н. Методологические проблемы юридической науки. – Екатеринбург: Издательство Гуманитарного университета, 2001. – С. 250.


[Закрыть]
. Отменительное и отлагательное условия сделки предоставляют широкие возможности для такого формирования. Данные возможности являются даже слишком широкими, поскольку перечень сделок, которые возможно заключать под условием, гражданским законодательством практически не ограничен. Поиск баланса между частной инициативой сторон, определяющих условия договора, и публичным интересом (который, в частности, состоит в необходимости обеспечить стабильность гражданского оборота), имеет значение при совершении любой сделки, в том числе и сделки под условием.

Действующее законодательство содержит недостаточно определенные, несколько расплывчатые нормы об отлагательном и отменительном условиях. Неполнота норм гражданского права влечет проблемы в правоприменительной практике.

В частности, является дискуссионным вопрос о допустимости отлагательного и отменительного условий завещания, дарения. Не совсем ясно, какие способы защиты могли бы применяться сторонами в период до наступления условия. Недостаточно точно определено и само понятие отлагательного (отменительного) условия.

Норма об условных сделках без всяких изменений была перенесена в ст. 157 Гражданского кодекса РФ[2]2
  Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая): от 30 ноября 1994 г. № 51 – ФЗ // СЗ РФ. – 1994 – № 32. – Ст. 3301. Далее – ГК РФ, Гражданский кодекс РФ.


[Закрыть]
из ст. 61 ГК РСФСР 1964 г.[3]3
  Гражданский кодекс РСФСР от 11 июня 1964 г. // Ведомости Верховного Совета РСФСР. – 1964. – № 24. – Ст. 406.


[Закрыть]
; между тем как общественные отношения существенно изменились, и понятие условной сделки также нуждается в соответствующем изменении.

В советский период верным было замечание И.Б. Новицкого о том, что «возможность заключить сделку под условием имеет для практической жизни известное значение, главным образом – для граждан»[4]4
  Советское гражданское право: Учеб. – Т. 1. – М.: Государственное издательство юридической литературы, 1959. – С. 183. (Автор главы И.Б. Новицкий.)


[Закрыть]
.

При современном уровне развития общественных отношений условные сделки могут получить широкое распространение и в предпринимательской деятельности. В самых разнообразных житейских ситуациях частный интерес состоит в том, чтобы поставить правовые последствия сделки в зависимость от наступления условия.

В этой связи задача и законодателя, и юридической науки состоит в том, чтобы определить основные направления развития института условных сделок. Концепция развития гражданского законодательства подготовлена на основании Указа Президента Российской Федерации от 18 июля 2008 г. № 1108 «О совершенствовании Гражданского кодекса Российской Федерации», содержит предложение: «с учетом существующей судебной практики и нужд имущественного оборота следует рассмотреть вопрос о возможном расширении понятий «отлагательное условие» и «отменительное условие» в сделках под условием» (п. 4.1.1)[5]5
  http://www.privlaw.ru/index.php?section_id=24


[Закрыть]
.

Условная сделка не была обойдена вниманием исследователей ни в дореволюционный период, ни в советский период развития отечественной цивилистики. Особо следует назвать работы К.П. Победоносцева и Ю.С. Гамбарова, труды И.Б. Новицкого и О.А. Красавчикова, так как в этих работах получили развитие ключевые вопросы теории условных сделок.

В настоящее время понятие условной сделки часто затрагивается при анализе того или иного договора[6]6
  См., напр.: Бенцианова Т.Д. Оговорка о сохранении права собственности за продавцом //Актуальные проблемы гражданского права: Сб. статей. – Вып. 8 / Под ред. О.Ю. Шилохвоста. – М.: Норма, 2004. – С. 305; Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга вторая: Договоры о передаче имущества. – 2-е изд. – М.: Статут, 2000. – С. 349, 350.


[Закрыть]
. Имеются противоположные, взаимоисключающие решения таких вопросов, как допустимость потестативного условия, наличие либо отсутствие прав и обязанностей сторон в период до наступления отлагательного условия. Со времен дореволюционной цивилистики не до конца исследованными остаются вопросы о перечне сделок, в которых отлагательные и отменительные условия сделки не допускаются, о соотношении отменительного условия и отказа от договора.

Объект исследования составляют общественные отношения, которые возникают при включении в сделку отлагательного или отменительного условия.

В предмет исследования входят проблемы теоретического и практического характера, связанные с воздействием отлагательного и отменительного условий на обязательственное и вещное отношения.

Целью работы является исследование условной сделки, направленной на приобретение вещного права. В цель работы входит внесение рекомендаций по совершенствованию действующего законодательства и правоприменительной практики.

Названная цель предопределяет следующие задачи:

1) определение понятия «условие сделки», определение отлагательного и отменительного условий как элементов сделки и как юридических фактов;

2) разграничение сделки с отлагательным или отменительным условием и «смежных» юридических категорий;

3) выяснение содержания правоотношения в период до наступления отлагательного или отменительного условия, определение особенностей влияния условия на обязательственное и вещное правоотношения;

4) определение особенностей приобретения вещного права на основании договора с отлагательным или отменительным условием;

5) определение соотношения понятий «отменительное условие» и «отказ от договора», «отменительное условие» и «расторжение договора»;

6) соотношение категорий «оговорка о сохранении права собственности» и «отлагательное условие», выяснение (с использованием метода сравнительного правоведения) путей совершенствования норм российского гражданского права об оговорке о сохранении права собственности;

7) анализ односторонних сделок с отлагательным и отменительным условиями.

Теоретическая основа исследования. Теоретической основой исследования являются труды таких отечественных цивилистов, как Т.Е. Абова, М.М. Агарков, С.С. Алексеев, B.C. Белых, М.И. Брагинский, С.Н. Братусь, Л.Ю. Василевская, А.В. Венедиктов, В.В. Витрянский, Д.М. Генкин, Б.М. Гонгало, В.П. Грибанов, Ю.П. Егоров, B.C. Ем, Т.И. Зайцева, Т.И. Илларионова, М.Я. Кириллова, О.А. Красавчиков, В.П. Камышанский, П.В. Крашенинников, И.Б. Новицкий, В.А. Плетнев, В.В. Ровный, В.А. Рясенцев, С.В. Сарбаш, С.А. Соменков, В.И. Серебровский, Е.А. Суханов, Ю.К. Толстой, Д.О. Тузов, Е.А. Флейшиц, Б.Л. Хаскельберг, Б.Б. Черепахин, Л.B. Щенникова, В.Ф. Яковлев.

В исследовании учитываются выводы, сделанные в работах Е.А. Бариновой, И.В. Бекленищевой, Т.В. Бенциановой, Л.A. Бирюковой, Е.М. Денисевича, А.В. Лисаченко, И.А. Полуяхтова.

В работе использованы достижения дореволюционной цивилистики, в том числе – работы Д.И. Мейера, Г.Ф. Шершеневича, К.П. Победоносцева, К. Анненкова, А.И. Винавера, Ю.С. Гамбарова, В.И. Синайского, С.А. Муромцева, И.А. Покровского, В.М. Хвостова.

Сравнительное исследование опирается на работы таких зарубежных цивилистов прошлого и современности, как Ф. Баур, К.-Г. Белоу, Г.Д. Берман, Г. Вестерманн, Й. Гирке, Е. Годэмэ, Р. Евершед, X. Кетц, А.Л. Корбин, К. Ларенц, Р.Е. Мегарри, К. Обри, К. Пуркуайер, С. Ро, Ф.К. фон Савиньи, Р.Дж. Смит, В.Ф. Уолш, Г.В. Р. Уэйд, К. Цвайгерт, Л. Энннекцерус, И. Эссер.

В эмпирическую основу исследования входят материалы судебной практики Верховного Суда РФ, Высшего Арбитражного Суда РФ, федеральных судов округов, Арбитражного суда Челябинской области, практика Международного Коммерческого Арбитражного Суда. Для целей сравнительно-правового исследования в эмпирическую базу включены материалы иностранного законодательства.

Раздел I
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА СДЕЛКИ С ОТЛАГАТЕЛЬНЫМ ИЛИ ОТМЕНИТЕЛЬНЫМ УСЛОВИЕМ

Глава 1. ПОНЯТИЕ ОТЛАГАТЕЛЬНОГО И ОТМЕНИТЕЛЬНОГО УСЛОВИЙ СДЕЛКИ
§ 1. История

Рассмотрение понятия сделки с отлагательным или отменительным условием необходимо начать с краткого обзора истории этого понятия. В развитии понятия сделки с отлагательным или отменительным условием можно выделить четыре периода.

(1) Период римского права. Обсуждая отлагательные условия сделок римского права, прежде всего хотелось бы обратить внимание на отсутствие у римлян определения отлагательного или отменительного условия. Особенность римской юридической техники состояла в том, что определений римляне избегали. Известнейшим является сформулированное Яволеном правило, согласно которому «в гражданском праве всякое определение чревато опасностью, ибо ничто не может быть определено навеки» (Яволен. Дигесты Юстиниана. 50, 17, 202).

В римском праве была разработана теория одного лишь отлагательного условия.

Отсутствие в римской юриспруденции понятия отменительного условия отмечают многие исследователи. В частности, Ч. Санфилиппо пишет о том, что в тех случаях, которые современный юрист назвал бы отменительными условиями, римские юристы достигали результата окольным путем, путем определения сделки как «чистой сделки, отменяемой в связи с условием»[7]7
  Санфилиппо Ч. Курс римского частного права: Учеб. / Под ред. Д.В. Дождева. – М.: БЕК, 2000. – С. 72.


[Закрыть]
.

Это означало, что сделка влекла за собой последствия, все равно как если бы она была безусловной, однако к ней оказывалась присоединенной дополнительная сделка, находящаяся в зависимости от отлагательного условия, посредством которого устанавливалось, что, как только наступало предусмотренное событие, последствия сделки теряли силу[8]8
  Санфилиппо Ч. Курс римского частного права: Учеб. / Под ред. Д.В. Дождева. – М.: БЕК, 2000. – С. 72.


[Закрыть]
.

В качестве примера дополнительного соглашения с отлагательным условием можно рассмотреть оговорку lex commissoria.

Если имение продано с lex commissoria, то скорее следует думать, что покупка расторгается при наступлении условия, чем думать, что договор заключен под условием (Ульпиан, 18, 3, 1).

Тем не менее такие «добавочные определения» были нередкими в римской юриспруденции и в целом воспринимались как части той «основной» сделки, к которой они присоединялись. Поэтому можно все же сделать вывод о наличии в римском частном праве не только отлагательного, но и отменительного условия, хотя отменительные условия и появились позже[9]9
  О более позднем возникновении концепции отменительного условия см.: Дождев Д.В. Римское частное право: Учеб. для вузов. – М.: Норма – Инфра-М, 200. – С. 168.


[Закрыть]
.

Присоединение условия «добавочным соглашением» отчасти объясняет распространенность отлагательных и отменительных условий в римской юриспруденции. Первоначально, в архаическом римском праве, сделка понималась как ритуал, обряд: «только в одной, однажды выработанной и удержанной форме акт обладает присвоенным ему юридическим значением»[10]10
  Муромцев С.А. Гражданское право Древнего Рима. – М.: Статут, 2003. – С. 154, 155.


[Закрыть]
. Ритуальная часть затеняла представления сторон об их будущем отношении. Но позднее, когда римское право оставляет все дальше в прошлом свое единство с религией и существование в качестве мононормы, ритуальность отступает. За пределы исследования вышло бы подробное исследование той эволюции, которую С.А. Муромцев назвал «ослабление формализма» в римском праве.

В процессе этой эволюции и сами стороны, и юристы все большее внимания обращают на все детали возникающего из сделки отношения и задают себе вопрос: «Что будет, если…?» (если покупатель не оплатит вещь, если вещь будет истребована у должника, если продавцу до передачи вещи поступит лучшее предложение). Отлагательное условие, по сути представляющее собой простейшую связь причины и следствия, силлогизм «если… то» представляет собой удобное средство сформировать содержание будущего отношения, а возможность присоединять в качестве дополнительного соглашения оговорку об аннулировании или прекращении правовых последствий сделки в случае наступления определенного условия еще больше расширяет возможности сторон.

Отсюда следует весьма интересная подробность римских юридических текстов. Как отлагательное или отменительное условие в них толкуются такие понятия, которые в нынешней юриспруденции получили самостоятельное существование.

Кроме того, немаловажным видится следующее. В римском частном праве отлагательное условие содержало в себе определенное начало целого ряда юридических категорий, затем получивших самостоятельное юридическое существование. Приведем несколько примеров такой «эманципации».

Во-первых, обязательство, срок исполнения которого определяется моментом востребования, берет свое начало от условной сделки римского права.

Условие «пока я хочу» можно увидеть, например, в следующем фрагменте. «Наем и просьба о прекарии, сделанная так, чтобы оставаться в силе до тех пор, пока хочет тот, кто отдал в наем или прекрарий, прекращается смертью того, кто отдал в наем или прекарий» (Помпоний. Дигесты Юстиниана, 19, 2, 4)[11]11
  Цит. по: Дождев Д.В. Практический курс римского права. – С. 88.


[Закрыть]
.

Формулировка «пока я хочу» считалась типичной формулировкой отменительного условия. Так, например, в ином фрагменте Дигест Юстиниана сказано о том, что «сервитуты в силу самого права не могут быть устанавливаемы… ни под условием, ни до наступления известного условия, например, «пока я хочу»» (Папиниан. Книга 8, титул 1, 4 pr.).

Во-вторых, в качестве сделки под отлагательным условием в римском праве определялся договор купли-продажи будущей вещи. С.А. Муромцев писал о том, что купля-продажа будущего урожая представляла собой в Риме сделку, совершенную под отлагательным условием, и условием было появление этого урожая. Если же урожай не появлялся, условие считалось ненаступившим и «обе стороны освобождались от своих обязанностей»[12]12
  Dig. 18. 1 fr. 8 1 (Pomp.); 19. 1 fr. 11 18 (lul.); 19.1 fr. 12 (Cels.); Цит. по: Муромцев С.А. Гражданское право Древнего Рима.


[Закрыть]
.

Вряд ли нужно доказывать, что в настоящее время недопустимо отождествлять названные понятия и правила с отлагательным и отменительным условиями.

Однажды выраженные римской юриспруденцией при помощи известных ей средств и терминов, в том числе с использованием понятия отлагательного условия, эти юридические конструкции в позднейшей юриспруденции получили самостоятельное существование.

Как влияло отлагательное (отменительное) условие на правоотношение и какое именно право можно было поставить «под условие»?

Отвечая на этот вопрос, с неизбежностью сталкиваешься с затруднениями терминологического характера. Римляне не знали деления прав на вещные и обязательственные: на вещные и обязательственные делились не права, а иски. Деление же субъективных прав на обязательственные и вещные, равно как и сама по себе теория правоотношения, принадлежит уже не римскому праву, а позднейшей юриспруденции. Вместе с тем мы не может выразить явления прошлого иначе, чем в словах и терминах дня настоящего.

Поэтому, сделав оговорку о том, что деление субъективных прав на вещные и обязательственные неизвестно римской юриспруденции, можно заметить: не только возникновение (прекращение) обязательства, но и возникновение (реже – прекращение) права собственности либо права на чужую вещь в римском праве могло быть связано с наступлением условия.

Прекращение отдельных прав на чужие вещи наступлением отменительного условия римляне считали недопустимым.

«Сервитуты в силу самого права не могут быть устанавливаемы ни начиная с определенного времени и до определенного времени, ни под условием, ни до наступления известного условия…» (Папиниан. Дигесты Юстиниана. 8, 1, 4)[13]13
  Дигесты Юстиниана / Пер. с латинского / Отв. ред. Л. Л. Кофанов. – Т. 2. – М.: Статут, 2002.


[Закрыть]
.

В качестве примера условия, с которым связано прекращение обязательства, можно привести оговорку «О лучшем предложении» (in diem addictio), предоставлявшую продавцу право расторгнуть договор, если третьим лицом будут предложены более выгодные условия[14]14
  Ульпиан. Дигесты Юстиниана. 18, 2, 2 // Дигесты Юстиниана. – Т. 3. – С. 599.


[Закрыть]
.

«In diem addictio происходит так: «Это имение куплено тобой за сто; если кто-либо до ближайших январских календ не предложит лучших условий, в силу которых вещь будет взята от собственника (покупателя)» (Павел… 2,1)[15]15
  Памятники римского права. – С. 448.


[Закрыть]
. «…Поскольку при продаже участка установлено in diem addictio, возникает вопрос: является ли это чистой (безусловной) куплей, которая, однако, расторгается при наступлении условия, или купля же является условной?» [то есть имеется ли в договоре отлагательное или отменительное условие?]. «Мне кажется, что основное значение имеет то, как заключена сделка; ибо если сделка заключена таким образом, что при предложении лучших условий можно от нее отступиться, то будет чистая купля, которая расторгается при наступлении условия; если же сделка заключена таким образом, что купля является совершенной, если не будет предложено лучших условий, то купля будет условной» (Ульпиан… 2, 2, pr.)

В качестве отменительных условий, прекращавших право собственности, рассматривались некоторые отменительные условия дарения[16]16
  Цит. по: Дигесты Юстиниана. – Т. 4. – С. 503.


[Закрыть]
.

«…Если вещь подарена на случай смерти и тот, кто подарил, выздоровел, то надо посмотреть, имеет ли он (даритель) право на вещный иск… без сомнения даритель сможет вещь виндицировать» (Ульпиан. Дигесты Юстиниана. 39, 6, 29).

Германские юристы, считавшие (и считающие), что при передаче вещи заключается особое соглашение (распорядительная сделка), сформулировали правило: не только обязательственная, но и распорядительная сделка может быть совершена под условием.

Так, Генрих Дернбург писал: фактическая передача вещи по необходимости является чем-то безусловным, но передача, в качестве акта присвоения, допускает всякого рода условия. Обыкновенно условие сделки, лежащей в основе передачи, свойственно и самой традиции, долженствующей осуществить данную сделку. Однако бывает и иначе. Сделка, лежащая в основе традиции, может быть безусловна, между тем как сама традиция бывает условна. «В Риме издавна действовало правило, что наступление последствий традиции, совершенной на основании купли-продажи, обусловлено уплатой или отсрочкою цены. Много спорят о том, заключает ли она в себе отсрочивающее или резолютивное условие. Буквально оговорка о временном удержании права собственности указывает на отсрочивающее условие»[17]17
  Дернбург Г. Пандекты. Том II. Вещное право. – 6-е изд. – СПб., 1905. – С. 117–119.


[Закрыть]
.

Отечественный цивилист Д.Д. Гримм в русле общего учения германской пандектистики об отлагательном и отменительном условии распорядительной сделки решал вопрос влияния отлагательного и отменительного условий на правоотношение.

«Если условно обязанное лицо в промежуточное (между заключением сделки и наступлением условия) время успело установить относительно объекта сделки какие-нибудь права в пользу третьих лиц или извлекло какие-нибудь выгоды из пользования этим объектом, то возникает вопрос, остаются ли такие права в силе и обязано ли условно обязанное лицо вернуть выгоду, извлеченную из вещи… все распоряжения обязанного лица, совершенные им в промежуточное время во вред интересам условно управомоченного лица, теряют всякую силу, если только исполнение условия приводит к приобретению вещного права (например, права собственности) со стороны условно управомоченного лица, и если только стороны не условились иначе. Если же вследствие исполнения условия возникает только обязательственное право, например, не право собственности на вещь, а только право требовать передачи вещи в собственность, то промежуточные распоряжения условно обязанного лица, например, залог вещи, во всяком случае остаются в силе, но оно обязано вознаградить управомоченное лицо за причиненный последнему, благодаря этому, убыток»[18]18
  Гримм Д.Д. Лекции по догме римского права / под ред. и с предисловием В.А. Томсинова. – М.: Зерцало, 2003. – С. 159–160. Д.Д. Гримм присоединялся в этом выводе к мнению Виндшайда, Дергнбурга, Регельсберга (см. Гримм Д.Д. Указ. соч. – С. 159).


[Закрыть]
.

Рассмотрим, однако, решение, предложенное самими римлянами. «Если в силу легата тебе предоставлен узуфрукт на участок земли без какого-либо условия, а Тицию предоставлена собственность под условием и если ты приобрел собственность в то время, пока условие еще не наступило, а затем условие наступило, то Тиций будет иметь все права на участок и не имеет значения, что собственность была завещана с отделением узуфрукта, ибо, когда ты приобрел собственность, ты утратил всякое право на предоставленный тебе в силу легата узуфрукт…» (Юлиан. Дигесты Юстиниана. 4,17)[19]19
  Памятники римского права. – С. 292. («Титул IV. Каким образом утрачивается узуфрукт или пользование»).


[Закрыть]
. Цитированный фрагмент позволяет утверждать, что наступление отлагательного условия имеет обратную силу. Вместе с тем сделки, совершенные в период «ожидания» условия, не являются абсолютно недействительными (ничтожными): ведь правовое последствие сделки, а именно – прекращение узуфрукта в силу совпадения в одном лице узуфруктуария и собственника учитывается и в тот период, когда условие уже наступило. Поэтому норма о недействительности сделки, совершенной в период между совершением условной сделки и наступлением отлагательного условия, принадлежит все же скорее германской юриспруденции, чем римскому праву.

Дискуссионным является вопрос о том, имело ли наступление условия обратное действие по римскому праву. Решение об обратной силе условия можно видеть в следующем высказывании: «Нельзя считать сделку куплей-продажей, если нет вещи, которая продается. Тем не менее будущие плоды и приплод могут быть объектом купли, с тем чтобы, когда приплод народится, считалось, что продажа была совершена в тот момент, когда была совершена сделка» (Помпоний. Дигесты Юстиниана 18,1, 8 pr.[20]20
  Цит. по: Дождев Д.В. Римское частное право: Учеб. – 2-е изд. – М.: Норма – Инфра-М, 2000. – С. 175.


[Закрыть]
). Действие условия распространяется на отношения, имевшиеся до возникновения условия.

Наконец, нужно сказать об отдельных требованиях к отлагательному и отменительному условиям. Они не должны быть невозможными, незаконными, безнравственными.

Включение в завещательный отказ (легат) безнравственного условия влекло безусловность отказа.

«Но если пользование строениями предоставлено в силу легата замужней женщине под условием «если она разведется с мужем», то она освобождается от соблюдения условия и может жить с мужем; такое решение одобряет и Помпоний» (Ульпиан. Дигесты Юстиниана. 7, 8, 8)[21]21
  Цит. по: Памятники римского права. – С. 298.


[Закрыть]
.

(2) Период Средних веков. На протяжении Средних веков право собственности стеснено множеством феодальных ограничений как «вертикального», таки «горизонтального» характера[22]22
  См.: Schurig К. Das Vorkaufsrecht im Privatrecht: Geschichte, Dogmatik, ausgewahlte Fragen. – Berlin: Duncker und Gumbold, 1974. – S. 28–30.


[Закрыть]
. Получают развитие такие институты, как «право ожидания»; завещание под отлагательным и отменительным условиями, дарение на случай смерти. Осуществлялось, по словам Г. Дж. Бермана, «вовлечение будущих поколений в режим осуществления права собственности»[23]23
  Берман Г. Дж. Западная традиция права: эпоха формирования. – М.: Издательство МГУ, Норма – Инфра-М, 1998. – С. 297; См. также: Дженкс Э. Английское право / Пер. Лунца. – М., 1947. – С. 271, 272.


[Закрыть]
.

О. Гирке отмечал, что древнегерманское право исходило из единого понятия правового господства над вещами, которое, однако, допускало разнообразные модификации. Его можно характеризовать как право собственности с изменчивым содержанием. Оно не совпадало ни с римским, ни с современным понятием права собственности.

Наряду с переходящим по наследству правом собственности имелось пожизненное, наряду с вечным – право срочное и резолютивно обусловленное, наряду с наличным, существующим – право суспензивно обусловленное или ожидаемое (anwartschaftliches). Таким образом, этот порядок допускал в установленных им рамках совмещение нескольких прав господства в применении к одной и той же вещи, которые в отношении правомочий по владению, распоряжению и пользованию друг друга взаимно ограничивали и дополняли.

Даже больше: объединение всего вещно-правового господства в одних руках только и встречалось в отношении движимостей.

Господство же над недвижимостями с самого начала благодаря перекрещивающимся правам союзов и отдельных лиц распределялось между несколькими точками и развивалось в направлении все растущего распыления (Zerlegung).

«В силу права семьи собственность отдельного лица сталкивается с экспектативной собственностью членов его семьи; в силу права общины индивидуальная собственность связывается и ограничивается общим правом и общей собственностью; в силу права короля или иного властителя верховное его господство в разном объеме суживает право непосредственного собственника недвижимости»[24]24
  Gierke. Deutsches Privatrecht. – Т. 2. – С. 351; Цит. по: Гримм Д.Д. Проблема вещных и личных прав в древнеримском праве // Вестник гражданского права (СПС «КонсультантПлюс»).


[Закрыть]
.

Важно, что эти экономические и социальные отношения сопутствовали длительному процессу рецепции римского права; и для целей рецепции наряду с понятиями узуфрукта, эмфитевзиса приспосабливали и понятие «условие». Отсюда такие понятия, как «условная собственность» или «право ожидания». Средневековое происхождение этих понятий нельзя не учитывать; оно позволяет с определенной долей скпесиса отснестись к таким характеристикам условной сделки, как, в частности, предложенный Р. Саватье вывод: «Можно заметить, что в договорах о передаче вещей наличие условия делает в течение некоторого времени неопределенным собственника вещи, являющейся объектом договора. Обе стороны в договоре считаются собственниками под условием. Например, при продаже с сохранением за продавцом права выкупа вещи покупатель является собственником под отменительным условием осуществления продавцом своего права выкупа, тогда как продавец продолжает оставаться собственником с отлагательным условием осуществления своего права. Отлагательные и отменительные условия являются, таким образом, вспомогательными при определении лица, которому принадлежит условное право. Третьи лица должны учитывать это обстоятельство, поскольку существование права, которое они приобретают от одной из сторон, зависит от наступления или ненаступления условия»[25]25
  Саватье Р. Общая теория обязательств. – М.: Прогресс, 1972. – С. 271.


[Закрыть]
. Такая характеристика связана, во-первых, с приобретением права собственности с момента заключения соглашения, свойственного французскому гражданскому праву, во-вторых, обусловлена средневековой по происхождению традицией считать приобретателя под отлагательным условием «немножко собственником», хотя юридический состав, необходимый для возникновения права собственности у приобретателя, еще не завершен. Подобные «остатки» средневекого мировоззрения могут ввести в заблуждение. В современной практике использования конструкции условных сделок следует все же исходить из того, что приобретатель либо является собственником, либо не является.

(3) Период новейших кодификаций.

Связанные с отлагательным или отменительным условием права-привилегии феодального характера были постепенно исключены из европейских законодательств, а во Французский Гражданский кодекс даже вошла норма о том, что обладание недвижимостью не должно возлагать на владельца никаких личных повинностей.

Однако в силу определенного консерватизма, присущего юриспруденции, некоторые основанные на отлагательном или отменительном условии институты были частично сохранены, приспособлены обслуживать новые хозяйственные потребности[26]26
  Например, об эволюции преимущественного права покупки от феодального стеснения до договора купли-продажи «под двойным условием» см.: Schurig K. Das Vorkaufsrecht im Privatrecht: Geschichte, Dogmatik, ausgewahlte Fragen. – Berlin: Duncker und Gumbold, 1974. – S. 6, 12–18, 64–68.


[Закрыть]
.

Во французское и германское гражданское законодательство вошли во многом различные модели отлагательного и отменительного условий.

Французский законодатель считает родственными институтами отменительное условие и неисполнение обязательства, хотя и стремится к определенному их различению.

«Отменительное условие всегда подразумевается в двусторонних договорах на случай, если одна из сторон не исполнит своей обязанности. В этом случае договор не расторгается в силу закона. Сторона, в отношении которой обязательство не было исполнено, имеет выбор: или заставить другую сторону исполнить соглашение, если это возможно, или требовать расторжения договора с взысканием убытков. Требование о расторжении договора должно быть предъявлено в суд, и ответчику может быть предоставлена отсрочка, в зависимости от обстоятельств» (ст. 1184 Французского Гражданского кодекса).

Германские цивилисты, различая обязательственную сделку и распорядительную сделку, сделали вывод о том, что не только обязательственная, но и вещная сделка (Einigung) может включать в себя отлагательное условие[27]27
  Windscheid. Pandecten. Т. I. § 91; Dernburg. Т. I. § 111 b 112; Regelsberg. Pandecten. Т. I. § 156; Цит. по Гримм Д.Д. Лекции по догме римского права. – М.: Гарант, 2003. – С. 159, 160.


[Закрыть]
.

В Гражданском Уложении Германии (далее – ГГУ) общим последствием действий, препятствующих наступлению условия, считается возмещение убытков (§ 160 ГГУ).

Если же лицо распорядилось предметом под отлагательным условием, то всякое его распоряжение, сделанное в отношении этого предмета в период ожидания наступления условия, по наступлении условия недействительно в той мере, в какой оно препятствует или мешает наступлению последствий, поставленных в зависимость от условия. К указанному распоряжению приравнивается распоряжение, которое последовало в период ожидания наступления условия в порядке принудительного исполнения, наложения ареста либо сделано управляющим по делу о несостоятельности. Такое же правило действует при отменительном условии в отношении распоряжений лица, право которого прекращается с наступлением условия.

В современной германской доктрине признано, что распорядительная сделка, в том числе – вещный договор, может включать в себя отлагательное условие[28]28
  Esser J. Schuldrecht. – В. II. – 3 Aufl. – Tubingen. Verlag С.F. Muüller Karlsruhe. 1969. – S. 64; Larenz K. Lehrbuch desSchuldrechts. – Munsterund Berlin: C.H.Beck. Verlagsbuchhandlung. 1960. – S. 67–71.


[Закрыть]
.

Отлагательное условие распорядительной сделки может состоять, по мнению германских юристов, в оплате вещи (§ 449 ГГУ).

В этом случае имеется субъективная, а не объективная неопределенность[29]29
  Larenz K. Lehrbuch des Schuldrechts. – Berlin, 1960. – S. 67, 68, 70.


[Закрыть]
.

«Вещные последствия сделки о передаче или установлении вещного права зачастую наступают ранее, нежели вещное право уже можно признать установленным или переданным[30]30
  Baur F. Lehrbuch des Sachenrechts. – Munchen und Berlin: CH.Beck’sche Verlagsbuchhandlung, 1960. – S. 550.


[Закрыть]
… Сходная правовая ситуация возникает при заключении договора купли-продажи под отлагательным условием[31]31
  Ibidem. —S. 551.


[Закрыть]
. Правопорядок сталкивается здесь с проблемой, необходимостью определить: нуждается ли данная ситуация в самостоятельном регулировании или же достаточно просто определить, что субъективное право лица пока не установлено. Законодатель устанавливает лишь несколько относительно слабых правил, подобных тем, что закреплены в § 160–162 ГГУ касательно субъективного права, возникающего из сделки под отлагательным условием. Но эти правила, в сущности, означают защиту против обратной силы юридических актов… Близка к названным нормам и еще одна не до конца пока разрешенная проблема, а именно – можно ли признать правовое положение приобретателя субъективным правом, вещным правом (и если это вещное право, то каков же его характер?). Здесь противостоят друг другу различные точки зрения и различные позиции. Все они так или иначе связаны с категорией права ожидания[32]32
  Ibidem.


[Закрыть]
.

Вещное значение отлагательного условия состоит в том, что право собственности возникает у приобретателя непосредственно в момент наступления условия[33]33
  Capelle С.-Н. Burgerliches Recht. Sachenrecht. – Wiesbaden, Betriebswirt-schaftlicher Verlag Dr. Th. Gabler, 1963. —S. 128.


[Закрыть]
; изменение право– и дееспособности приобретателя в период между совершением вещной сделки и наступлением отлагательного условия не препятствует приобретению.

В период между совершением сделки и наступлением отлагательного условия приобретатель имеет ограниченное вещное право – право ожидания (Anwartschaftsrecht), не названное в законе, но признанное германской юридической доктриной[34]34
  Baur F. Lehrbuch des Sachenrechts. – S. 550, 551, Westermann H. Lehrbuch des Sachenrechts. – 2-te Aufl. – Karlsruhe: Verlag C.F.Muller, 1951. – S. 187, 215.


[Закрыть]
.

Право ожидания определяется в германской доктрине как разновидность секундарного права (Gestaltungsrecht) и одновременно – ограниченное вещное право[35]35
  См.: Baur F. Op.cit. – S. 551–553.


[Закрыть]
; оно может быть передано как в порядке универсального правопреемства, так и в порядке сингулярного правопреемства[36]36
  Larenz K. Allgemeiner Teil des deutschen burgerlichen Rechts. – Munchen: C.H.Beck’sche Verlagsbuchhandlung, 1967. – S. 489, 491.


[Закрыть]
.

Обязательственное значение отлагательного условия состоит в том, что продавец считается исполнившим свою обязанность в момент передачи вещи покупателю; соответственно с этого момента на покупателя возлагается риск случайной гибели или случайного повреждения имущества. Отлагательное условие вещной сделки допускается в случае приобретения вещных прав на движимое имущество. Напротив, запрещаются отлагательные и отменительные условия соглашения о передаче права собственности на недвижимость (Auflassung, п. 2 § 925 Гражданского Уложения Германии)[37]37
  О допустимости отменительных условий вещного договора по германскому законодательству и германской доктрине см.: Василевская Л.Ю. Учение о вещных сделках по германскому праву. – С. 216.


[Закрыть]
.

Примечательно, что германское учение об отлагательном условии вещной сделки расширяет понятие отлагательного условия: исполнение обязательства может составить отлагательное условие.

Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


Популярные книги за неделю

Рекомендации