151 500 произведений, 34 900 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 4

Текст книги "Игра стихий"

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 1 мая 2017, 01:19


Автор книги: Эльвира Плотникова


Жанр: Фэнтези про драконов, Фэнтези


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 4 (всего у книги 18 страниц) [доступный отрывок для чтения: 5 страниц]

Глава 5
Когда тайное становится явным

Камиль одарил меня удивленным взглядом, Мариза – подозрительным, Агата – настороженным, а Ларс – презрительным. Их можно понять: после истерики и беготни по лесу от меня можно было ожидать чего угодно. Мне же стало любопытно, что за тренировочное задание придумал Инвар и как это поможет принять «правильное» решение.

– Я хочу предложить вам игру, – произнес Инвар, жестом останавливая Ларса, который собирался что-то сказать. – Возьмите стулья и сядьте в круг.

Предложить? Его тон не допускал отказа. Мы послушно расположились, как он велел. Слева от меня сел Камиль, справа – Агата, дальше по кругу – Ларс и Мариза.

– Задание простое, – продолжил Инвар, – нужно рассказать о соседе. Вы уже полдня вместе, кое-что успели узнать друг о друге. Назовите три факта из биографии, этого вполне достаточно. Начинает Камиль, он может выбрать. Дальше по кругу в заданном направлении.

Интересно, он всерьез? Судя по довольной улыбке и прищуру – да. И ведь не скажет, в чем смысл, пока мы не выполним задание. Любопытно, кого выберут, меня или Маризу?

– Можно начинать? – вежливо уточнил Камиль.

Глядя на него, я даже засомневалась, он ли шел с нами через болото и пещеры, он ли осматривал пыльный дом и дрался с Ларсом. На одежде – ни соринки, ни пятнышка, ни складочки. Прав Ларс, у Камиля слово «аристократ» на лбу написано.

– Валяй, – махнул рукой Инвар.

– Скажу о Джейн, – произнес Камиль, поворачиваясь ко мне.

Я напряглась. Бояться вроде нечего, но начинают с меня, я – следующая, и мне достается Агата. А что о ней известно наверняка? Да почти ничего! Задумавшись, не сразу поняла, чего на меня все уставились.

– Камиль, будь добр, повтори еще раз, – елейно попросил Инвар. – Джейн прослушала.

– Настоящее имя – Джейнери из рода Сиреневого Аметрина.

Сердце пропустило пару ударов, по спине потекла ледяная струйка пота. Как он узнал? Я не говорила. Возможно, Мариза просветила, пока я бегала по лесу. То-то улыбается так гаденько. Да, точно, она. Стерва!

Но он все равно узнал бы, как и остальные. Ларс даже бровь приподнял в нарочито-саркастическом удивлении, а Агата смотрела на меня круглыми глазами, да и рот приоткрыла в изумлении. Интересно, Мариза и про фамилиара рассказала? Имени, как у дракона, вполне достаточно, и Камилю не составило труда понять, кто я. Но остальные? Драконы не были заинтересованы в огласке, дошли ли слухи до Валлэи и… А откуда у нас Агата?

– Хорошо. – Инвар тоже не спускал с меня глаз, хотя обращался к Камилю. – Еще.

– Выпускница королевской школы подмастерьев в Крагоше.

– Горничная! – презрительно фыркнул Ларс.

– Нет, Джейн – кондитер, – возразил Камиль.

– Хорошо, засчитывается как одно, – вмешался Инвар. – Еще.

Сейчас он скажет о фамилиаре. Я замерла в ожидании, нервно сцепив пальцы, и голову опустила, избегая любопытных взглядов. Целый год прошел, моя глупость давно наказана и прощена. Только я до сих пор испытываю чувство вины. Ради Лесса надо быть сильной, чтобы больше никто не смог подчинить меня своей воле, но перед Яном оправдаться нечем. Я нарушила клятву, данную его матери. Он не со мной, и невозможно узнать, как ему живется с бабушкой и дедушкой.

– До поступления Джейн работала в горном университете.

С трудом подавила всхлип. Напряжение схлынуло, и стало легче дышать. Не сказал! Но почему? Решил поиграть со мной, как кошка… с мышкой? Я заставила себя повернуться к Камилю и посмотреть ему в глаза. И снова ничего: невозможно понять, о чем он думает, что чувствует. Невольно вспомнилось, как его отец сверлил меня взглядом, принуждая к повиновению. Ничего общего. Холодность и отстраненность Камиля скорее маска.

– И что ты тут делала? – поинтересовался Ларс. – Пирожки пекла?

Его вопрос прозвучал как нельзя кстати. Я поспешно отвернулась и ответила рыжему:

– Вроде того.

– Принимается, – сказал Инвар. – Джейн, твоя очередь. Что ты можешь сказать об Агате?

Пожалуй, рискну. Даже если неправильно, все равно достоверных фактов я не знаю, только выводы на основе наблюдений.

– Агата из Галиссы.

Это страна, известная фермерскими хозяйствами, и магия земли и природы там особенно почитаема. Агата едва заметно мне улыбнулась и кивнула.

– Верно, – подтвердил и Инвар. – Еще?

Что ж, если первая догадка верна, то и вторая, возможно, тоже.

– Управлять стихией Агату учили родители.

Если Камиль выглядел прирожденным аристократом, то Агата производила впечатление милой домашней девочки. После школы мне и в голову не пришло бы перебивать наставника – в учебных заведениях порядки строгие. А она единственная из всех нарушила запрет, который новички познают в первые дни учебы.

– Поясни, – попросил Инвар. – Ты говоришь о том, что ее родители были сильными магами или… – Он замолчал, предлагая мне продолжить.

– Она не ходила в школу, домашнее обучение, – поспешно уточнила я.

Неужели не угадала? У Агаты немного вытянулось лицо, и губы она поджала. Надеюсь, не обидела ее ненароком. На остальных я не смотрела, лихорадочно соображая, что еще могу сказать.

– Допустим. – Инвар слегка улыбнулся. – Еще?

Больше ничего в голову не приходило. Я знала, что Агата умелый маг земли и природы. Я видела, как трудно ей было во время испытания: она непривычна к физическим нагрузкам, лишний вес ей мешает. Я могла бы назвать ее стеснительной и любопытной. Но факт из ее биографии? Увы, нет.

– Больше ничего, – призналась я.

Стало неловко, как будто провалила задание. А если Инвар и за это назначит наказание? Для всех. Нет, я же отказалась от командного обучения. Значит, не стоит переживать.

– Печально. Теперь ты, Агата.

Агата снова удивила, и не только меня.

– Первое – сирота, второе – мастер ветров, первая степень, третье – дважды выигрывал ежегодное состязание в гильдии, – выпалила она на одном дыхании.

– Эй, так нечестно! – тут же возмутился Ларс. – Она просто прочла татуировку!

– Которую ты скрываешь за иллюзией? – усмехнулся Инвар. – Ее наблюдательность достойна похвалы. Агата сумела увидеть и смогла прочитать.

Татуировка? А мне и в голову не пришло. Только сейчас вспомнила, что в гильдиях принято наносить на кожу особые знаки. А ведь Бес тоже скрывал от меня татуировку за иллюзией…

К чести Ларса, он не стал спорить, и теперь на его руках проступили темные рунические знаки. Словно два массивных браслета, они охватывали запястья широким кольцом. Символ отца, он же глава гильдии, и отсутствие символа матери. Агата права, скорее всего, Ларс – сирота, взятый на воспитание в гильдию. Знак мастера – пятая ступень из восьми. А вот с победами труднее, этого я прочитать не могу, не хватает знаний.

– Ларс, чем ты порадуешь? – спросил тем временем Инвар.

– Практически ничем, – неожиданно признался Ларс. – Бывшая инквизиторша, сбежавшая из страны, – это все, что я точно знаю о Синеглазке.

– Уверен? – уточнил Инвар.

– Вполне.

– Хорошо. Мариза, тебе слово.

В отличие от Камиля, Мариза тактичностью не обладала. Скорее, даже специально ударила наотмашь, словно хотела отомстить. Вот только ему или мне?

– Камиль – сын королевского алхимика Шейора, казненного за предательство.

Преступление против главного закона взаимоотношений между драконами и людьми в любой стране считается предательством. Но зачем она… так? Я смотрела на побледневшего Камиля и жалела его. Шейор стал причиной моих несчастий, но к сыну он наверняка был добр. Камиль не мог не переживать из-за смерти отца, и публично раскрывать его тайны – жестоко.

– Камиль – лучший фехтовальщик королевской академии магов, – добавила Мариза.

А это она как узнала? Он сам рассказал?

– Еще он прилично играет в шахматы, обожает клубнику, великолепно рисует, ненавидит бульон, боится пауков…

– Мариза, остановись, – попросил Инвар, – достаточно.

– Досье на меня собирала? – поинтересовался Камиль ровным тоном.

Он все еще был бледен, но внешне держался неплохо. А вот защита дала брешь, и я наконец-то смогла почувствовать его настоящие эмоции. Ненадолго, но меня окатило волной боли и гнева. Я невольно поежилась и снова поймала на себе внимательный взгляд Инвара.

– У бывшей инквизиторши тоже есть свои тайны, – быстро ответила Мариза.

И когда Камиль успел ей насолить? Она даже на меня так не нападала. Неужели поругались, пока я по лесу… но тогда не Мариза рассказала обо мне Камилю.

– Потом будете отношения выяснять. – Инвар решительно призвал обоих к порядку. – Итак, кто лучше всех справился с заданием? Камиль, говори.

– Агата, – ответил он не задумываясь. – У Джейн тоже неплохо получилось.

Я удивилась не столько похвале, сколько быстрой реакции на вопрос наставника. А ведь в душе у него сейчас такое творится…

– Теперь Мариза ответит, кто задание провалил.

Когда Инвар начинал разговаривать тоном, источающим мед, меня бросало в дрожь. Ничего хорошего это не предвещало. Мариза ответила не сразу. Она покусала губы, нервно поправила волосы, одернула кофточку и только потом нехотя призналась:

– Я провалила. И Камиль тоже, но он повел себя более… тактично.

Инвар не требовал объяснений, но все и так было понятно. Агата поделилась результатами наблюдений, я тоже. Да и Ларс, скорее всего, просто сделал правильные выводы. А вот Камиль и Мариза воспользовались информацией, которой владели. И если мне вполне понятен интерес Камиля к моей персоне, то осведомленность Маризы весьма неожиданна. Как будто она действительно изучала досье Камиля.

– Агата, в чем суть игры? – продолжал опрос Инвар.

– Это не игра, скорее, проверка. – Отчего-то Агата снова смущалась и теребила хлястик на кармане. Как будто не она недавно так бойко выдавала нам тайны Ларса. – На наблюдательность, сообразительность, умение делать логические выводы.

– Допустим. Ларс, что-нибудь полезное прозвучало?

– Да разрази меня гром! Мне и раньше нравилась идея объединения, а теперь так вообще распирает, как охота. Столько тайн, столько интриг. О, это было бы интересно! Но увы…

– Повремени с выводами, – перебил его Инвар. – Джейн, ты не передумала?

Он считает, этого достаточно, чтобы я передумала? Лойи всемогущий, почему нельзя просто оставить меня в покое? Мне не нужна эта сила!

«Думаешь, не нужна? Уверена?»

Голос Инвара прозвучал у меня в голове. Я чуть не взвизгнула от неожиданности и испуга. Каким-то чудом удалось сдержаться.

«И как это понимать?» – А недовольство и раздражение скрывать не буду. Если Инвар пробил мою защиту, пусть насладится и моим негодованием.

«Всего лишь небольшая демонстрация. Ты уязвима, уязвим и твой…»

«Не надо! Я поняла. И все равно – нет! Я и без силы пяти стихий стану самым сильным магом».

«Звучит самонадеянно. Даже если так, с силой пяти надежнее. По одному твоему зову тебе на помощь придут твои друзья, в любое время, в любом мире».

«Друзья? Возможно ли найти более непохожих людей, чем мы? Я никогда не смогу доверять Камилю».

«А он готов довериться тебе, зная, кто ты. И они все готовы».

Рейо побери! Инвар прав. Эта сила нужна мне. Вернее, не мне – Лессону. Против такой силы не устоит ни один маг, и мы с ним всегда будем в безопасности. И насчет доверия он прав.

Я обвела взглядом притихших однокурсников. Все они смотрели на меня. Терпеливое ожидание и надежда. Надо соглашаться. Надо.

– Нет! – выпалила я вслух и вскочила, отодвигая стул. – Нет…

Бросилась к двери, толкнула – заперто! Прошипела, не оборачиваясь:

– Инвар, открой!

– Сядь на место и успокойся. Никто не выйдет отсюда, пока я не разрешу.

Приказ неожиданно больно ударил по самолюбию – хлестко, отрезвляюще. За спиной едва слышно хохотнул Ларс, фыркнула Мариза, тяжело вздохнула Агата. На глаза навернулись слезы, лицо запылало от стыда. Сорвалась – глупо, по-детски. Страх оказался сильнее меня, выбил почву под ногами, заставил бежать. Лойи, как стыдно… Но истерики не дождетесь! Выдержу эту пытку до конца. И пусть смеются и ненавидят, не буду прятаться.

Я сморгнула, запрещая себе плакать, вытерла со щеки сорвавшуюся слезинку и только после этого повернулась к остальным. Страх можно обратить в гнев. Тоже некрасиво, но покорного «да» они не услышат!

– Инвар, ты давишь на меня! – Я вздернула подбородок и дерзко на него посмотрела.

Ответить он не успел.

– Малышка Дженни капризничает, – небрежно уронил Ларс.

Каждое его слово сочилось ядом, и мне кровь ударила в голову. Сил едва хватило, чтобы сдержаться и не кинуться на него. Пожалуй, так искусно меня еще никто не доводил. И ведь доволен! Сидит, развалившись на стуле, и глядит на меня с небрежной усмешкой.

– Инвар, подожди!

Я вздрогнула, услышав голос Камиля. Сосредоточившись на Ларсе, я упустила из виду остальных. Камиль встал и вскинул руку в останавливающем жесте. Инвар зол, даже желваки на скулах играют. А девчонки притихли, Агата смотрит на наставника испуганно, а Мариза – с явным интересом.

– Инвар, пожалуйста, разреши мне поговорить с Джейн.

Кто бы меня спросил, хочу ли я разговаривать!

Инвар шумно втянул воздух, повел шеей и одобрительно кивнул.

– Наедине, – добавил Камиль.

– Нам выйти? – процедил Инвар.

– Нет, если ты разрешишь выйти нам, – спокойно ответил Камиль.

– Малы… – начал было Ларс, но Инвар его перебил, рявкнув:

– Еще одно слово, и вы до окончания университета будете овощи на пищеблоке чистить!

Мне хотелось зарычать. «Вы»! Инвар даже мысли не допускает, что мне удастся настоять на своем. Он думает о нас как о команде.

– Можете идти, – разрешил он.

Я не тронулась с места. Подошедший Камиль осторожно взял меня за руку.

– Дженни, пожалуйста. Нам надо поговорить.

Что ж, возможно, он прав. Выяснить все прямо сейчас – неплохое решение.

– Хорошо.

Я позволила Камилю вывести меня из кабинета и из здания. В парке он свернул в сторону от аллеи, и мы оказались на маленькой лужайке, со всех сторон окруженной стеной из кустарника.

– Ты отказываешься от сотрудничества из-за меня? – спросил Камиль, предлагая присесть.

– Я тебя совсем не знаю, но, согласись, нам будет трудно доверять друг другу, – честно ответила я, опускаясь на скамейку.

– Почему? Ты правильно сказала, ты не знаешь, какой я. А я не знаю, какая ты. Почему такое… отторжение?

– Камиль! – взорвалась я. – Ты же прекрасно понимаешь! Я свидетельствовала против твоего отца. Из-за меня ты лишился всего… дома, положения в обществе, семьи…

– А ты через какие трудности прошла из-за моего… отца? – тихо спросил Камиль. – Тебя чуть не казнили. Отобрали ребенка. Заставили работать учебным пособием. Что на тебе испытывали? Какое-то новое лекарство?

– Инфекционные болезни… – пробормотала я.

– Дженни, я напоминаю тебе отца?

– Нет, вовсе нет. Наоборот… Я не подумала бы даже, если б не имя. Вы не похожи. Только взгляд… он у тебя холодный, как у него, но иначе.

– Я приемный сын. Всегда гадал, что заставило отца взять на воспитание безродного младенца, подкинутого к воротам замка. Это не в его характере. Но он был хорошим отцом, и я любил его. – Камиль рванул воротник рубашки, как будто задыхался. – Мне жаль, что его больше нет, но я достаточно взрослый и разумный человек и понимаю – ты не виновата. Я пришел сюда не мстить, а учиться. Это поможет тебе изменить решение?

Лойи всемогущий! Камиль – подкидыш, как и я. Но не это сейчас главное. У меня было ощущение, что меня загнали в угол. Сначала Ларс сокрушался, потом Инвар давил, а теперь выходит, у меня нет причин для отказа. Веских – точно нет. И все равно я бы отказалась!

– Я могу вас подвести, Камиль, – выдавила я. – Агата полная, но физическую форму восстановить проще, чем научиться тому, чем вы все давно владеете.

– Ты самая младшая, – улыбнулся он, – но это не страшно. Мы же можем тебе помочь. Уверен, ты справишься. Драконы не принимают в горный университет слабаков и неучей.

– Хватит уговаривать, я и так все понимаю…

– Раз понимаешь, пойдем. – Он встал и протянул мне руку. – Ну же, Дженни. Пойдем, нас ждут.

– Знаешь, что самое противное? – тоскливо спросила я, поднимаясь. – На самом деле нет никакого выбора. Все предрешено.

– Ты знаешь наверняка?

– Я чувствую.

Глава 6
Посвящение

Побыть одному не удалось, и к лучшему. В первый день нового учебного года университет гудел, как растревоженный улей. И это несмотря на то что занятия уже начались. В парке то тут, то там раздавался веселый смех. Вскоре и я примкнул к знакомым ребятам, обменивающимся впечатлениями о летнем отдыхе. Еле-еле успел на занятия. А уж там и вовсе не было возможности размышлять о проблемах – системная магия требует полной концентрации внимания, особенно когда речь идет об алгоритмах многофункциональных структур.

Зато потом как плотину прорвало. Тревога за Дженни – я привык, что она все время рядом со мной. Тоска по сестре – в голове не укладывалось, как Мила может стать врагом. Неприятные предчувствия – после разговора с Инваром осталось ощущение недосказанности. Как будто было что-то еще, важное, чуть ли не главное. Впрочем, с Инваром всегда так.

После занятий мне удалось незаметно улизнуть от друзей. Дома никого – непривычно тихо и пусто. Уже успел привыкнуть к уютному щебетанию Дженни и Маризы. Перемыл грязную посуду и поднялся наверх.

Дженни была здесь днем, приходила за вещами. Она очень аккуратная девочка. Сборы явно не заняли много времени. Вещи Дженни хранила в сундучке, никогда не разбрасывая их по комнате. Теперь он исчез, а вместе с ним и книжки, которые она читала, и щетка для волос, и шкатулка с украшениями, и еще несколько мелочей.

До этого момента я даже не представлял себе, насколько пусто и одиноко будет без Дженни. И я готов отказаться от нее ради долга? Рейо побери, даже думать об этом невыносимо! И не буду! Разозлился на себя за то, что поддался унынию. Всегда есть третий путь. И я его найду. Никто не заставит меня играть по чужим правилам.

Скользнул взглядом по столу: Дженни наверняка оставила мне записку. Так и есть!

«Бес, милый, где же ты? Прости, что не дождалась, меня торопят. Боюсь, сегодня вырваться к тебе не удастся. После посвящения – отработка. Много новостей. Найди меня, хорошо? Дж.»

Новости – это понятно. Знакомство с однокурсниками, с руководителем курса, расселение, экскурсия по университету. Отработка в первый же день? Интересно. Это как же надо отличиться, чтобы получить наказание? Что ж, найду Дженни после посвящения.

Находиться в комнате было невыносимо, поэтому я спустился в гостиную. Только разложил учебники и конспекты, как в дом ворвались Роберт с Ташей.

– Я тебе говорила, он здесь! Бен, ты какого тут околачиваешься? – затараторила Таша, едва переступив порог.

– Добрый день, – вежливо ответил я драконице и вопросительно взглянул на Роберта.

– Лин сказал, ты не придешь на посвящение, и мы…

– Пришли за тобой! – Таша перебила Роберта и укоризненно на меня посмотрела.

Роберт закатил глаза и покачал головой.

– Не пойду.

Я старался говорить спокойно, хотя настойчивость друзей раздражала. Они собирались на праздник, я же ждал сегодняшнего посвящения с ужасом и совершенно точно не собирался на него глазеть.

– Не ожидала от тебя! – Таша вздернула нос. – Там же Мы́ша!

– Вот именно… – пробурчал я.

– Бен, чего ты боишься? – спросил Роберт.

Уверен, Таша тоже почувствовала мой страх. Но Роберт имел право задать мне такой вопрос, а она – нет. Ей я бы тоже ответил, однако, несмотря на невыносимый характер, Таша никогда не переходила границ дозволенного. А Роберту можно все – мы с ним теперь вроде как родственники. И ему я не стал лгать:

– Ее страха.

– Мыша… боится высоты?

Я кивнул.

– Бен, тем более! – вмешалась Таша. – Мыше нужна твоя поддержка. Если она будет чувствовать, что ты рядом…

– Таша, перестань, – оборвал ее Роберт. – Бен прав. У них обоих нестабильное эмпатическое поле, и они зеркалят друг друга. Если у Мыши начнется приступ паники, Бен только усилит его.

– Но он может…

– Не может! – отрезал Роберт. – Если он не уверен, лучше не рисковать.

Когда дело касалось действительно важных вещей, Таша пасовала перед Робертом.

Я проводил друзей и вернулся к учебникам, но заниматься не смог. Да, нам с Дженни уже довелось испытать на себе зеркальный эффект эмоций. Мы оба только учились контролировать новую силу. У Дженни эмпатия развивалась медленнее, чем у меня. Роберт объяснил это тем, что ее источник много лет был блокирован. Но ошибки совершали оба. Хуже всего приходилось, когда я усиливал негативный эффект эмоций Дженни, переживая за ее состояние.

Не нервничать, зная, через какое испытание ей предстоит пройти? Навряд ли. Но и оставаться вдали от Дженни в такой момент оказалось невыносимо трудно. Я смотрел на часы, пытаясь угадать, что сейчас происходит на площадке посвящений. Бездумно мерил шагами гостиную. И все сильнее чувствовал себя трусом.

«Бес, милый, где же ты?»

Слова из записки звучали в ушах, как будто Дженни звала меня, просила о помощи. А я прятался. Чтобы не навредить. Трус!

Плюнув на логику и здравый смысл, я переместился к площадке посвящений.

Как обычно, в первый день нового учебного года тут не протолкнуться. Студенты и преподаватели толпились по периметру утоптанной лужайки. В центре – первокурсники: одиннадцать драконов, среди них я с удивлением узнал Тима и Кати, близнецов из рода Сиреневого Аметрина, и пятеро людей. Рядом с Дженни и Маризой стояли два каких-то хлыща и толстушка.

Дженни делала вид, что слушает выступление главы совета университета, а сама украдкой поглядывала по сторонам. В этом году главой стал старейшина Баррисон, дракон из рода Василькового Сапфира. Да, тот самый, который год назад судил Дженни. Интересно, совпадение или нет? Я пришел к концу речи, главное действие еще впереди.

Остаться незамеченным не удалось. Дженни вдруг посмотрела прямо на меня и слегка улыбнулась. Почувствовала, а потом и увидела. Я теперь ощущал ее состояние: усталость, разочарование, нетерпение. Не предвкушение, а ожидание окончания церемонии. И радость, что я тут, рядом. Улыбнулся в ответ и решительно отбросил все дурные мысли. Таша права, Дженни нужна моя поддержка, а не переживания. Пусть чувствует спокойствие и уверенность, они помогут ей справиться с собственным страхом.

Не знаю, кто придумал этот обычай. Пожалуй, смысл в нем был, но непосвященные первокурсники редко могли оценить его по достоинству. Что привлекательного может быть в прыжке с длинного выступа над обрывом? Да еще с такой головокружительной высоты?

Драконы тоже прыгали. Однако им знакомо чувство полета и свободного падения. Люди же должны довериться обещаниям, что разбиться им не дадут.

Казалось бы, чего проще, подойти к краю и сделать шаг в пустоту. Ага, как же. Сзади напирает толпа, не прыгнешь сам – сбросят. И увильнуть никак нельзя. Я пытался уйти порталом – не дали. Прыгнул, но до сих пор помню противный липкий страх и дрожь в коленках. А каково придется Дженни, для которой даже стоять на краю – испытание?

Спокойствие и уверенность. Первокурсникам объявляют о прыжке. Растерянность и недоверие на лицах людей. Дженни почти парализует от ужаса. Паника. Не она одна боится, остальным тоже несладко. Спокойствие и уверенность.

Драконы прыгнули первыми, но, как обычно, люди не догадались взглянуть, что происходит внизу. Все, как загипнотизированные, смотрят на толпу студентов. Первый хлопок в ладоши, первый шаг вперед. Толпа будет хлопать и топать, сужая круг, выдавливая первокурсников на площадку, вынуждая прыгнуть вниз. Это тоже часть ритуала. Я закрываю глаза, не хочу видеть. Так проще уговаривать себя, что нет смысла бежать и спасать Дженни. Я знаю – так надо. Просто тяжело смириться, не выношу, когда моей девочке плохо.

«Бес!» – Испуганный голосок Дженни звенит в моей голове.

«Я здесь, родная, – откликаюсь сразу же и изо всех сил стараюсь не зеркалить панику. – Прыгай, все будет хорошо».

«Уверен?»

«Абсолютно».

Кажется, она поверила. Открываю глаза и вижу, что толпа уже выгнала пятерых первокурсников на выступ. Но они перестали пятиться и затравленно смотреть по сторонам. Собрались в кучку и что-то обсуждают, склонившись друг к другу. А потом рассыпались по краю обрыва, взялись за руки и прыгнули. Сами, все вместе, молча и не оглядываясь. Вот это здорово!

Толпа восторженно взревела и зааплодировала. Земля под ногами тут же стала прозрачной, и можно было без помех наблюдать, что творится внизу.

Конечно, держаться друг за друга не получилось, каждый падал как мог. Дженни – сжавшись в комочек, Мариза – как кошка, блондин – элегантно, толстушка – камнем, и только рыжий определенно наслаждался полетом, расслабившись и раскинув руки в стороны, как будто купался в воздушных потоках.

Внизу, почти у самой земли, в воздушной подушке плескались драконы. Сверху они казались крошечными, игрушечными. Я следил за Дженни, вспоминая свой полет. Дикий животный страх сменился эйфорией, как только восходящие воздушные потоки остановили падение. Удивительное чувство – парить над землей, кувыркаться в воздухе. Я все еще чувствовал Дженни – ее радость звенела во мне, успокаивая.

Теперь можно уходить.

– Все же пришел! – Лин стукнул меня по плечу. – Молодец! Здорово, да?

Рядом тут же нарисовались и две довольные драконьи морды.

– Бен, отлично! – тут же сообщил Роберт. – У тебя получается все лучше и лучше.

– Это он о чем? – поинтересовался Лин.

– Об эмпатии, – коротко ответил я.

Лин, как и драконы, был в курсе проблем с источником.

– Так ты поэтому не хотел идти?

Я кивнул:

– Но рад, что передумал. А почему людей в этом году так мало? Что-нибудь говорили? Я не успел к началу.

– Эм… Так ты не слы-ы-ышал… – протянула Таша.

Что-то в ее голосе заставило меня напрячься.

– О чем?

– Почему их только пятеро, мы не знаем, – ответила Таша, поглядывая на Роберта. – Может, желающих не было. Или экзамены плохо сдали. Но…

– Но эти пятеро, включая Мышу и Маризу, – стихийники, – подхватил Роберт. – И им предложили особую программу обучения.

– Какую? – рыкнул я тихо.

Предчувствия сбываются? Похоже.

– Кулак, Бен.

Инвар ни словом не обмолвился! А ведь знал… Знал!

– И они… согласились? Дженни…

– Согласились. Об этом официально объявил их куратор, – усмехнулся Лин.

– А куратор…

– Инвар.

Даже не сомневался! И как я мог поверить в его честные намерения? Игра… Всегда игра. Гнев внезапно испарился, осталось только горькое послевкусие. Я подозрительно посмотрел на Роберта. Он ответил мне невинным взглядом. Драконы умеют гасить сильные эмоции, но это так же неэтично, как читать чужие мысли. Впрочем, я не в обиде, что Роберт вмешался. Гнев – плохой советчик. Хорошо бы поговорить с Дженни и узнать подробности.

– Случайно, не знаете, где поселили Дженни?

– В пятом секторе, в доме стихийников, – сказала Таша.

– В пятом секторе? – удивился я. – Там же лес. Сто раз там бывал, никакого дома не видел.

– Защитная магия.

Рейо побери! И жить Дженни будет далеко, и не факт, что в тот сектор мне путь не заказан. Вот женюсь на ней, и посмотрим, сможет ли Инвар помешать!

Разговаривая, мы медленно шли по аллее парка. Я немного отстал от друзей, намереваясь сбежать, но Роберт тут же притормозил, пропуская Лина и Ташу вперед.

– Бен, не глупи, – тихо произнес он, поравнявшись со мной. – Понимаю, ты злишься, но подумай, стоит ли. Это ты выпустил Дженни из «клетки» и лучше всех знаешь, что она не сможет жить в изоляции от мира. А на ней ответственность за дракона, и она уязвима. Кулак сделает ее сильной. Ты же помнишь, они всегда приходят друг другу на помощь – это единое целое.

– У нее есть я.

Упрямство чистой воды. И эгоизм, как всегда. Роберт прав, мне нужно думать не о себе, а о Дженни.

– Ты уверен, что всегда будешь рядом?

Хороший вопрос. Прямо в точку! Особенно учитывая наш с Инваром утренний разговор.

– Нет, – выдавил я, – не уверен.

К чему врать, тем более другу?

– То-то и оно… – вздохнул Роберт. – Да, в пятый сектор ты легко попадешь и дом увидишь, они его расконсервировали. Но Мыши там не найдешь.

И откуда он все знает?

– А где мне ее искать?

– В хозблоке, часика через пол.

Он подмигнул мне и быстро ушел вперед догонять Ташу и Лина.


Роберт не обманул. Чтобы скоротать ожидание, я прогулялся в пятый сектор и без труда нашел дом на берегу озера. Постучал, покричал – никого. Не постеснялся зайти внутрь и расстроился. Нужна капитальная уборка, водопровод не работает, и системы отопления нет, а ночи уже стали холодными. Попытался воззвать к совести технического персонала университета, но меня никто не захотел слушать. Приказ куратора, видите ли! Инвар ставит на первокурсниках эксперименты? Ненавижу!

Дженни отыскалась в хозблоке, на складе кухни. Она чистила овощи, мило болтая с однокурсником-блондином. Увидев рядом с ней этого хлыща, я разозлился еще больше. Внутри полыхнуло забытое чувство ревности. Не успела переехать, а уже улыбается другому? Я остановился в дверном проеме, борясь с желанием дать пинка этому красавчику.

Дженни вздрогнула, оторвалась от работы и подняла на меня взгляд. Удивленный, растерянный, обиженный. Рейо побери, эмпатия! И что, я не имею права ревновать свою девушку?

«Бе-е-ес… Ты серьезно?» – Дженни недоуменно почесала нос кулачком, в котором был зажат нож.

Я нахмурился и сжал губы, недовольно посмотрев на мальчишку. Она надула губы, но не выдержала и фыркнула, бросившись мне навстречу. Стало стыдно. Ревность – признак недоверия, а мы давно уже доверяем друг другу, как самим себе. Отобрал у Дженни нож, кинул его на стол и только потом сгреб в объятия.

– Прости… – выдохнул едва слышно, зарываясь лицом в ее волосы.

Дженни прижалась, потянулась за поцелуем, но потом быстро отстранилась. И правда, мы же не одни.

– Познакомься, это Камиль, мой однокурсник, – представила она мальчишку и назвала ему мое имя.

Мы кивнули друг другу. Камиль повел себя тактично – молча сел и уткнулся в работу. К слову, у него плохо получалось. Очистки толстые, неровные, как будто никогда до этого он не занимался подобным делом. Возможно, так оно и было.

Дженни тоже вернулась к работе, виновато пожав плечами. Мол, ничего не поделать, надо.

– Чего натворить-то успели? – небрежно спросил я, присаживаясь рядом.

– Мы – ничего, – за обоих ответила Дженни. – Но мы же теперь… ты же слышал, да?

Она встревоженно взглянула на меня и отвернулась. Похоже, ее не очень-то и радует перспектива. Но об этом мы с ней поговорим позже, когда будем наедине.

– Один за всех, все за одного? – усмехнулся я. – Кто-то накосячил, а отдуваются все?

Дженни кивнула.

– Что тут за посторонние? – На склад заглянул знакомый дракон, судя по повязке на лапе – ответственный дежурный.

– Не посторонние. Я помогать пришел, – тут же откликнулся я. – Инструмент дашь?

– Коул, насчет тебя распоряжений не было, – проворчал дракон.

– Нельзя помочь, что ли? – возмутился я.

– Да пожалуйста!

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 2.7 Оценок: 3
Популярные книги за неделю

Рекомендации