112 000 произведений, 32 000 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 10

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 30 января 2015, 19:02


Автор книги: Федор Романенко


Жанр: Биографии и Мемуары, Публицистика


Возрастные ограничения: +12

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 10 (всего у книги 32 страниц) [доступный отрывок для чтения: 21 страниц]

17 февраля 1945 года Военный трибунал Енисейского бассейна приговаривает к десяти годам слесаря Нордвикской экспедиции ГУСМП М.П.АУЛОВА, 21-го – к пяти годам бойца ВОХР экспедиции Г.С.БЯКОВА, 6 марта – рабочего экспедиции А.Д.КУЦЕВА, всех – за антисоветскую агитацию. 7 марта 1945 года Военным трибуналом Мурманского гарнизона приговорён к восьми годам лагерей капитан парохода «М-73» И.Ф.ТУКАЧЁВ. 15 марта Военный трибунал Ленского бассейна за антисоветскую агитацию в военное время приговорил к восьми годам лагерей инженера «Житайстроя» ГУСМП в Якутии А.Б.ЧАПЛИНСКОГО. 10 июля 1945 года Военный трибунал Енисейского бассейна приговаривает к четырём годам за контрреволюционную агитацию капитана парохода «Иртыш» Енисейского пароходства Н.В.ЕВГОРОВИЧА. 14 января 1945 года был арестован машинист электростанции поселка Тикси Я.С.КАЛУГИН – за порчу имущества, вскоре обвинение переквалифицировано на ст. 58–9 («диверсия»), но 6 сентября 1945 года Военным трибуналом Ленского бассейна он был оправдан. 12 ноября ОСО НКВД выносит решение о десятилетнем заключении в ИТЛ 3-го помощника капитана парохода «Молот» Дальневосточного пароходства Е.А.РЕЗНЕРА.

В конце 1940-х – начале 1950-х годов в СССР началась новая волна государственного политического террора, грозившая перехлестнуть по масштабам 1937-й. Объектами его стали не только т. н. «повторники», т. е. уже отбывшие свои срока́ после осуждения в 1930-х, но и новый «контингент», среди которого были и бывшие советские военнопленные. Таким был, например, геофизик НИИ геологии Арктики И.Е.БЕЛЕЦКИЙ, арестованный летом 1952 года (других подробностей источник не приводит). Однако хватало и «обычных» первичных арестов и осуждений. 29 июня 1946 года Военный трибунал Тихоокеанского флота приговорил за антисоветскую агитацию к восьми годам ИТЛ кочегаров парохода «Волхов» Дальневосточного пароходства В.Г.ЗЕЛЕНТИНОВА и П.А.КРЮЧКОВА. 14 сентября на десять лет лагерного заключения Чукотским окружным судом осуждён уполномоченный Чукотской базы КОРПС («Комитет развития производительных сил») в селе Усть-Белая Анадырского района В.П.ЛЕОНТЬЕВСКИЙ. З0 сентября Военный трибунал войск МВД при Дальстрое осудил к восьми годам заключения В.В.ПОРТУГАЛОВА, поэта и артиста, бывшего колымского заключённого, осуждённого в 1937 году на пять лет; после освобождения он остался в Магадане, собирал и публиковал чукотские и эскимосские песни, переводил на русский язык чукотских поэтов.

7 апреля 1947 года Военный трибунал 22-й стрелковой дивизии за антисоветскую агитацию выносит приговор – семь лет ИТЛ – 2-му помощнику капитана парохода «Херсонес» Дальневосточного (?) пароходства С.И.ВЛАСОВУ. А 10 апреля Водный отдел УМГБ Тихоокеанского бассейна прекращает дело в отношении кочегара парохода «Скала» Дальневосточного пароходства П.В.ПРОВОТОРОВА, обвинённого по ст. 58–1б («измена родине военнослужащим»). 29 апреля Корякский окружной суд приговаривает всё за ту же АСА к десяти годам ИТЛ метеонаблюдателя аэропорта в селе Усть-Хайрюзово М.С.БЕРЁЗКУ. 6 июня тот же суд за ту же АСА осуждает на восемь лет лагерей директора школы в селе Палана А.В.ЛЕВИЦКОГО. 27 июня 1947 года Таймырский окружной суд приговаривает к семи годам лагерей всё за ту же безотказную антисоветскую агитацию мастера рыбоконсервного завода ГУСМП в Усть-Порте А.Л.БЕХМАНИСА. 15 июля тот же суд по тому же обвинению «даёт» восемь лет рыбаку Ошмарского рыбного завода в устье Енисея П.И.КРЮКОВУ. 26 июля Военный трибунал Мурманского бассейна приговорил к десяти годам лагерей за измену родине матроса парохода «Петровский» В.А.ОРЛОВА. В 1947 году осуждён к ссылке за «подготовку покушения на Сталина» исследователь литературы чукчей и эскимосов, директор НИИ художественной промышленности в Москве В.М.ВАСИЛЕНКО.

В начале 1948 года (более точных данных источник не приводит) был осуждён к десяти годам лагерей исследователь этнографии саамов Н.Н.ВОЛКОВ по обвинению в проведении в плену у немцев антисоветской агитации; в 1953 году он умер в заключении. 14 февраля ОСО МГБ освобождает с «учетом срока предварительного заключения» (пяти месяцев) матроса парохода «Восток» Дальневосточного пароходства И.И.СКРЕБНЕВА, обвинённого в «разглашении должностным лицом сведений, не подлежащем оглашению» (ст. 121 УК, срок – до трёх лет). 17 апреля ОСО МГБ второй раз к тем же пяти годам лагерей и бессрочной ссылке за ту же АСА приговорена уже упоминавшаяся (см. выше) этнограф Н.И.ГАГЕН-ТОРН, в промежутке между арестами защитившая кандидатскую диссертацию. 30 июня Мурманский областной суд за АСА приговаривает к десяти годам капитана парохода «М-36» А.Д.УДОВИЦКОГО. 9 октября Корякский окружной суд вынес приговор за антисоветскую агитацию радиотехнику конторы связи в селе Палана В.К.БОНДАРЕВУ – десять лет лагерей. 12 ноября восьмилетний срок за ту же АСА получает от Линейного суда Мурманского бассейна старший механик парохода «Софья Перовская» О.В.КУНИЦЫН.

13 января 1949 года Мурманский областной суд выносит приговор старшему мотористу Мурманского управления гидрометеослужбы Ф.Д.ПАНФИЛОВУ – десять лет за «агитацию». 26 февраля ОСО МГБ приговаривает к двадцатипятилетнему сроку лагерного заключения знаменитого полярного лётчика, к аресту – лётчика Московского отряда особого назначения Главсевморпути Ф.Б.ФАРИХА, ему вменены в вину измена Родине, антисоветская агитация в военное (!?) время и участие в контрреволюционной организации; в 1954-м году в результате пересмотра дела срок снижен до десяти лет, но к 1956-му году он уже на свободе и реабилитирован. 13 мая 1949 года арестован слесарь Нордвикской экспедиции Е.С.ИГНАТЬЕВ, в 1943 году закончивший десятилетний лагерный срок за участие в повстанческо-вредительской организации; ему предъявлены обвинения по тем же статьям, что и в 1933-м году, но 3 ноября 1949 года Особый отдел УМГБ Енисейского бассейна дело неожиданно прекращает. 14 мая ОСО МГБ по обвинению в шпионаже приговаривает к двадцати годам заключения министра морского флота СССР, в 1946–1948 годах – начальника ГУСМП А.А.АФАНАСЬЕВА, для отбытия наказания он отправлен в каторжный Камашлаг в Кузбассе, но уже в 1953 году его освобождают и отправляют начальником Дудинского порта: морских и речных ворот Норильлага. 15 июня ОСО МГБ по обвинению в участии во вредительско-террористической организации приговаривает к восьми годам лагерей научного сотрудника Кольской базы АН СССР И.А.КОРОВЯКОВА (см. выше). 17 июня к двадцати пяти годам заключения за намерение к терроризму и АСА был приговорён работавший в Туруханске лётчик ГУСМП А.П.ЧЕБОНЕНКО. 22 июля Линейным судом Тихоокеанского бассейна к восьми годам заключения в ИТЛ приговорён штурман Дальневосточного пароходства В.Г.КОМАРОВСКИЙ, обвинённый в антисоветской агитации и участии в контрреволюционной организации. Судовой механик парохода «Желябов» того же пароходства Г.У.КОВАЛЬ, арестованный за антисоветскую агитацию, 4 октября 1949 года Отделом охраны МГБ на Тихоокеанском бассейне направлен «для применения мер судебно-медицинского характера», а 21-го октября Линейный суд Тихоокеанского бассейна дело прекращает. 20 ноября этим же судом приговорён к восьми годам ИТЛ за антисоветскую агитацию 2-й механик теплохода «Ильич» Дальневосточного пароходства В.Н.КУЗЕМА.

22 февраля 1950 года ОСО МГБ приговаривает к десяти годам ИТЛ профессора Академии художеств искусствоведа Н.Н.ПУНИНА, он обвинён в террористических намерениях, антисоветской агитации и участии в КРО; это его третий арест (он на короткие сроки арестовывался в 1921 и 1935 годах, окончившийся смертью в лагере в августе 1953 года); в 1929 году он организовал в Русском музее выставку искусства народностей Севера и написал по её материалам статью. 21 апреля ВКВС выносит смертный приговор за шпионаж и АСА штурману Северного (Архангельск) морского пароходства Ю.Ф.ЕГОРОВУ. 9 мая Линейный суд Тихоокеанского бассейна в десять лет заключения в ИТЛ оценил антисоветскую агитацию пекаря парохода «Кронштадт» Дальневосточного пароходства Г.Х.ГАНДЗЮКА. 19 июня к десяти годам за антисоветскую агитацию приговорён командир авиаотряда геологического управления «Енисейстроя» В.А.ВАЛЕНТЕЙ, его судил почему-то суд Управления лагерей Красноярского края. 24 августа Камчатским областным судом к двадцати пяти годам ИТЛ по обвинению в вооружённом восстании (ст. 58–2) и антисоветской агитации приговорён начальник отдела прогнозов Камчатской гидрометеослужбы П.И.АВТОНОМОВ; 28 ноября Военная Коллегия ВС СССР сокращает срок до десяти лет. 20 сентября 1950 года «всего» к пяти годам ссылки ОСО МГБ приговаривает как «социально-опасного элемента» директора Мурманского областного краеведческого музея А.П.ПОПОВА. В октябре 1950 года ОСО МГБ приговаривает к десяти годам лагерей уже упоминавшегося (см. выше) фольклориста и литературоведа Е.М.МЕЛЕТИНСКОГО, на момент ареста (6 мая 1949 года) работавшего заведующим кафедрой литературы Петрозаводского университета.

К десяти годам ИТЛ 16 февраля 1951 года Линейный суд Тихоокеанского бассейна приговорил 2-го механика парохода «Арктика» Н.Е.ТУРКУТЮКОВА, обвинение – всё та же антисоветская агитация. Старший помощник капитана парохода «Ловать» Мурманского пароходства К.В.ПОПОВ приговорён 3 марта к десяти годам лагерей за АСА Линейным судом Мурманского бассейна. 25-го апреля тот же суд за ту же АСА приговорил к восьми годам заключения 2-го механика парохода «Софья Перовская» А.Н.ЛОБОДУ. 9 мая Камчатский областной суд по обвинению в антисоветской агитации приговаривает к девяти годам ИТЛ управляющего «Камчатнефтегеологии» В.Л.ЛАМИНА. По решению ОСО МГБ от 4 июля в пятилетнюю ссылку из Ленинграда в Кзыл-Ординскую область Казахстана отправлен редактор лоций Гидрографического управления ГУСМП Н.Н.САРКАН-АЛЕКСЕЕВ (обвинение источник не приводит). 17 августа Таймырский окружной суд приговаривает к шестилетнему лагерному сроку за АСА электросварщика «Диксонстроя» Ф.З.КАРПЕНКО. 26 сентября Корякский окружной суд опять же за АСА приговаривает к двум годам и пяти месяцам заключения рабочую Каргинского рыбокомбината Д.Г.АВРАМЕНКО, а она уже провела в заключении четыре (!) года. 19 декабря ОСО МГБ определяет, конечно же, всё за ту же АСА, пять лет лагерного срока капитану парохода «Скала» Дальневосточного пароходства В.С.ГОРБАТЕНКО.

21 мая 1952 года ОСО МГБ определило пять лет ссылки известному полярному зоологу, «сибиряковцу» и «челюскинцу» Л.О.БЕЛОПОЛЬСКОМУ, вся вина которого заключалась в том, что он был братом расстрелянного по «ленинградскому делу» 1950-го года «врага народа». 2 июля ленинградский городской суд выносит приговор к десяти годам заключения «за клевету на национальную политику КПСС и Советской власти» преподавателю Лениградского университета и Ленинградского пединститута, видному этнографу и лингвисту, специалисту по тунгусско-манчжурским языкам Г.М.ВАСИЛЕВИЧ; в 1953 году срок сокращён до пяти лет, в 1955 её освобождают. 17 июля 1952 года к десяти годам лагерей Военным трибуналом войск МГБ Ленинградского округа все за ту же безотказную АСА приговорён крупнейший специалист по эвенкийскому языку и фольклору, профессор факультета народов Севера Ленинградского пединститута М.Г.ВОСКОБОЙНИКОВ; в 1955 он освобождён и реабилитирован и продолжил свою научную работу. 18 ноября Таймырский окружной суд приговаривает к десяти годам за антисоветскую агитацию столяра Нордвикской экспедиции Н.М.ЗОЛОТОВА, в «хрущевскую оттепель» в июле 1955 года Верховный Суд РСФСР сокращает срок вдвое.

К десяти годам ИТЛ Линейным судом Приморской железной дороги 13 апреля 1953 года приговорён за АСА матрос парохода «Магнитогорск» Дальневосточного пароходства И.У.СЕМИОВЕЦ (он арестован через несколько дней после смерти Сталина, видимо, порадовался этому раньше времени); но уже 15 июня УМВД Приморской железной дороги дело против него прекращает и он выходит на свободу. К знаменитому «делу врачей» был «пристёгнут» студент 6-го курса Рязанского мединститута М.М.ЭТЛИС; за участие в «контрреволюционной террористической организации» он приговорён к двадцати пяти годам лагерей, в Карагандинских лагерях получил диплом врача, вскоре после освобождения поселился в Магадане и занялся изучением и борьбой с алкоголизмом среди малых народов Северо-Востока (М.М.Этлис много лет возглавлял магаданское отделение Общества «Мемориал»). З0 июля Корякским окружным судом к десяти годам заключения приговорён за АСА нормировщик рыбзавода № 7 Олюторовского района П.И.МАТУШКИН, арестованный в августе 1948 (!) года (в ноябре 1954 года будет освобождён).

В это же время травля приобретала изощренные формы и подвергались ей люди, известные всей стране. «Папанинец», Герой Советского Союза, член-корреспондент АН СССР генерал Е.К.ФЁДОРОВ по указанию Сталина в 1947 году за «потерю политической бдительности» (устроил американским коллегам пикник) был неким «судом чести» разжалован в рядовые и смещён с поста начальника Гидрометеослужбы СССР (в 1960 г. будет избран академиком АН СССР). В ад была превращена жизнь другого «папанинца», тоже Героя Советского Союза, академика АН СССР, создателя (в 1946 году) и директора Института океанологии АН СССР, наркома и министра Морского Флота СССР в 1942–48 гг. П.П.ШИРШОВА: в 1947 году была арестована его жена, актриса и мать грудного ребенка Е.Гаркуша, и живший в постоянном стрессе Ширшов умер, не дожив до 50-ти лет, в 1953 году.

А считать ли подвергшихся политическим репрессиям людей, обласканных властью и «народной любовью», которые до того, как стать первыми Героями Советского Союза, по настоянию политорганов, особых отделов и командиров были выгнаны со службы в ВВС РККА «как политически и морально неустойчивые и несоответствующие службе в РККА»? Начальник ВВС РККА А.И.Алкснис в своем докладе К.Е.Ворошилову перечисляет эти всемирно известные фамилии: А.В.ЛЯПИДЕВСКИЙ, М.Т.СЛЕПНЁВ, И.В.ДОРОНИН, В.С.МОЛОКОВ, С.А.ЛЕВАНЕВСКИЙ [«Репрессии в Красной армии»].

Достаточно попробовать установить масштаб репрессий, затронувших участников одной полярной экспедиции, чтобы убедиться, что репрессиям подвергались люди разных специальностей, служебного положения, национальности. Нам довелось заниматься этим в отношении одной из первых и самых знаменитых советских полярных экспедиций – похода ледокола «Красин» для спасения членов экспедиции У.Нобиле на дирижабле «Италия» в 1928 году (см. статью «Судьбы участников знаменитой экспедиции» в настоящем сборнике). Удалось выяснить, что из 134-х участников экспедиции, граждан СССР, было репрессировано не менее восемнадцати человек – каждый седьмой. Помимо уже упомянутых начальника экспедиции Р.Л.Самойловича, 3-го помощника капитана «Красина» Ю.К.Петрова и кочегара К.К.Розенталя, репрессированы: комиссар экспедиции П.Ю.ОРАС (1940 г., обвинение – участник вредительской антисоветской организации, приговор – десять лет заключения); 2-й помощник капитана Б.М.БАЧМАНОВ (1938 г., обвинение – террористические акты, контрреволюционная пропаганда, участие в КРО; расстрел); старший радиотелеграфист И.Г.ЭКШТЕЙН (1938 г., вредительство, диверсии, участие в КРО; расстрел); старший электрик М.К.ЛЕМАН (1936 г., принадлежность к троцкистско-зиновьевской оппозиции; высылка в Туркмению), 3-й помощник механика А.Н.СОКОЛЕНКОВ (1936 г., шпионаж, контрреволюционная пропаганда, участие в КРО; восемь лет заключения, по второму, лагерному приговору – расстрел); старшие машинисты Г.Я.ВЕСКЕ (1938 г., контрреволюционная пропаганда; расстрел) и Г.П.МАЙЕР (1938 г., шпионаж; расстрел); машинист П.А.КРАСТИН (1938 г., шпионаж, КРО; расстрел); повар И.П.ПАНОВ (1938 г., шпионаж; расстрел); кочегары А.Т.АЛИМОВ (1941 г., контрреволюционная агитация и пропаганда; расстрел), Ф.Г.ГАВРИЛОВ (1931 г., шпионаж; пять лет заключения), А.Я.НИКОЛАЕВ (1937 г., контрреволюционная агитация; пять лет заключения), В.Х.ФИНКЕНФУС (1938 г., шпионаж, диверсии, КРО; расстрел) и Э.Я.ЧАНОВ (1937 г., шпионаж; расстрел); журналист Д.Е.ЮЖИН (1936 г., контрреволюционная пропаганда, участие в КРО; восемь лет заключения). Другой пример: только среди комсостава кораблей Северо-Восточной полярной экспедиции Наркомвода 1932 года и Колымской особой экспедиции 1933 года (десять грузовых судов экспедиций доставляли грузы и заключённых из Владивостока в порт Амбарчик – колымские морские ворота треста «Дальстрой» – см. статью «Законвоированные полярники» в настоящем сборнике) были расстреляны уже упомянутые: капитан «Красного партизана» А.Д.Рябоконь (1938 г., шпионаж), капитан «Микояна» В.П.Сиднев (1938 г., АСА), капитан «Лейтенанта Шмидта» Ф.К.Снежко (1938 г., шпионаж), капитан «Анадыря» В.М.Стехов (1937 г., АСА), капитан «Урицкого» Я.Л.Спрингис (1938 г., шпионская деятельность).

В профессиональной среде об арестах коллег, конечно, знали, о расстрелах, однако, вряд ли, но о лагерном заключении, от родственников, почти наверняка. Одни – выдирали из книг личных библиотек портреты «врагов народа», замазывали их фамилии и перечёркивали фотографии. Были и другие. Владимир Юльевич Визе в своем фундаментальном труде, вышедшем в свет в 1948 (!) году, упомянул полтора десятка имен репрессированных коллег – поступок по тем временам более чем мужественный! Одни – писали доносы. Другие, как эксперты по «делу» Гидрографического управления, – на суде в 1938 году отказывались от выбитых угрозами и угодных чекистам экспертных заключений.

Аресты по политическим мотивам продолжались в хрущовскую «оттепель», хотя, конечно, были сравнительно редки. 22 мая 1955 года Московским городским судом к четырём годам ИТЛ был приговорён писатель Э.Л.МИНДЛИН, участник похода «Красина» в 1928 году на спасение экспедиции У.Нобиле. Ему инкриминирована всё та же прословутая статья 58–10 («антисоветская агитация»). Впрочем, менее чем через год он был освобождён – его «агитация» оказалась пророческой: Сталин был объявлен диктатором, Председателя Совмина Маленкова с должности сняли. 4-го марта 1957 года осуждён всё по той же статье 58–10 на десять лет заключения Камчатским областным судом старший коллектор Камчатской комплексной геолого-разведочной экспедиции Д.И.ДУРУГИН. 14 апреля 1958 года Верховный суд Туркменской ССР приговорил к шести годам заключения за АСА (ст. 54–10 УК Туркменской ССР) начальника научно-исследовательской морской геофизической экспедиции Е.Б.ГОЛЬЦБЕРГА; в 1930–1940-х годах проводивший геологические и геофизические работы в разных экспедициях в полярных широтах (Ф.Красавин «Путь искателя», СПб, 2006). 18-го февраля 1959 года по ст. 58–10 опять Камчатским областным же судом приговорён к пяти годам заключения капитан парохода «Академик Обручев» Камчатского геологического управления В.Г.ПЛИСКО. После фактической отмены Уголовного кодекса РСФСР 1926-го года, 25 июля 1959 года, осуждён по ст. 7–1 (практически аналог ст. 58–10 кодекса 1926 года и ст. 70 УК РСФСР 1960 года Закона «О государственных преступлениях») Корякским окружным судом на семь лет заключения старший экономист Корфского рыбокомбината Г.И.ТРЕЛИН.

Нельзя не упомянуть и выявленных лиц из интересующих нас групп, осужденных по новому (1960-го года) Уголовному кодексу РСФСР, по «диссидентской» 70-й статье («антисоветская агитация и пропаганда»). 27 марта 1961 года Ленинградским городским судом к четырём годам заключения (меньше минимального срока, предусмотренного статьёй) приговорён старший геолог НИИ геологии Арктики В.Г.МАЛОВ, 14 октября 1963 года Президиумом Верховного Совета РСФСР он помилован и освобождён из мордовского Дубровлага. 27 ноября 1963 года Красноярский краевой суд приговорил к трём годам заключения штурмана парохода «Садко» Енисейского пароходства Г.С.БОЛЬШАКОВА, но до окончания срока заключения, 17 февраля 1965 года реабилитирован ПВС РСФСР.

Далеко не полный список полярников и сотрудников организаций, участвовавших в изучении и освоении Советской Арктики, насчитывает более тысячи имён. Конечно, часть из них после необходимых уточнений круга их занятий может быть из этого списка исключена, но он всё равно останется обширным и ещё будет пополнятся. Естественным образом возникает вопрос о том, не была ли эта сфера деятельности и занятые в ней люди объектом повышенного внимания «органов»? Конечно, романтика профессии, жизнь в небольших, как правило дружных коллективах, оторванность от скоплений большого количества людей, всё более охватываемых страхом по мере нарастания репрессий, делало полярников более свободными в делах и словах, соответственно возрастал и риск привлечь внимание «органов». Однако установить, были ли полярники объектом повышенного их внимания, были ли репрессии против этой группы профессий более охватывающими можно лишь путём сравнения с репрессиями против близких групп профессий, например – работников Наркомата водного транспорта. Такое сравнение, требующее огромной по объёму работы, выходит за рамки нашего исследования.

На настоящий момент практически полные сведения о репрессиях имеются по четырём регионам, в которых располагались учреждения, занимающиеся изучением и освоением Советской Арктики и, частично охватывающих полярные районы: Мурманской, Архангельской области с Ненецким национальным округом, Камчатской области с Чукотским и Корякским округами и Приморскому краю. По трём регионам мы имеем сведения примерно о половине репрессированных: Тюменская область с Ямало-Ненецким округом, Красноярский край с Таймырским и Эвенкийским округами и Якутская АССР. Несмотря на неполные сведения по Москве и очень неполные – по Ленинграду, имеющиеся данные позволяют провести некоторый статистический анализ выявленных (подчёркнуто мной – авт.) репрессий (см. табл. 1, 2, 3). О том, какие категории лиц нас интересовали, говорилось в начале статьи. Разумеется, приведённые цифры имеют скорее оценочный характер, позволяя оценить масштаб и характер репрессий по определённым периодам.

Как видно из всего вышесказанного, собственно полярников в классическом, «романтическом» значении этого слова в списке репрессированных сравнительно немного, однако вряд ли из этого можно сделать вывод о том, что репрессии против них были невелики. Особенности этой группы профессий таковы, что выяснить масштаб репрессий против неё крайне трудно. Во время пребывания на полярной станции, на зимовке, в арктическом рейсе, на заполярном аэродроме арестовать человека весьма сложно. Значительная часть работников, привлекавшихся к работам в Заполярье, не были постоянными сотрудниками арктических организаций и предприятий, а выполняли работы в них по трудовому договору, имевшему фиксированный срок действия (от года до пяти). После прекращения работ (истечения срока действия договора) полярник либо продлевал его, либо возвращался к месту своей постоянной работы. По кратким справкам об аресте и обвинении, приводимом в «Книгах памяти…» и «Базах данных…», нельзя догадаться, что арестованный, например, начальник метеостанции в Воронежской или Орловской областях только недавно провёл пять лет на Земле Франца-Иосифа или Северной Земле. Выяснить это можно лишь при знакомстве с архивным следственным делом, проведение же такой проверки для сотен, а то и тысяч людей десятков профессий, потенциально работавших в Заполярье, практически невозможно. То же, хотя и в меньшей степени, относится к лётному, техническому и аэродромному составу полярной авиации. Экипажи ледоколов и, тем более, грузовых кораблей, особенно машинных команд, также часто менялись. Так, из девяти репрессированных членов машинной команды «Красина» в экспедиции 1928-го года оставался на момент ареста на полярном флоте лишь один, шестеро служили на торговых судах Балтийского пароходства, двое работали «на берегу». Установить их по использованным нами источникам было бы попросту невозможно. Строго говоря, в этих источниках ни для одного из репрессированных участников экспедиции «Красина» нет указаний на то, что он в этой экспедиции участвовал. То же относится и к знаменитой экспедиции «Челюскина» – все репрессированные челюскинцы были выявлены в ходе целенаправленных поисков, а включённые в «Расстрельные списки» И.Л.Баевский и А.Н.Бобров не обозначены в них как участники этой «героической эпопеи».

Другой пример. Полярный лётчик М.Слепнёв в своих воспоминаниях [«Как мы спасали…»] упоминает начальника технической части сибирских авиалиний в 1929 году Притулюка, причем из контекста понятно, что он активно способствовал освоению авиацией севера Сибири. В той же книге бортмеханик экипажа И.Доронина Я.Савин вспоминает о встрече с Притулюком в 1934 году в Нагаево. И.Е.ПРИТУЛЮК, к моменту ареста – начальник Управления автотранспорта «Дальстроя», 20 июня 1938 года ВКВС был приговорён к расстрелу за участие в КРО. Включать ли человека, весьма недолгое время по занимаемой должности участвовавшего в освоении Севера, в список репрессированных полярников?

28 июля 1938 года по приговору ВКВС с «букетом» обвинений (создание КРО, шпионаж, подготовка террористических актов) был расстрелян видный советский военный и государственный деятель И.С.УНШЛИХТ. В 1928 году он возглавлял Комиссию ВЦИК по спасению экипажа дирижабля «Италия», в 1934-м был членом Правительственной комиссии по спасению челюскинцев. Может ли этот человек быть включен в скорбный список потерь советской полярной науки и «покорителей Арктики» от политического террора?

Таким образом, выяснение действительных масштабов репрессий против полярников – задача чрезвычайно трудоёмкая, и единственная, по-видимому, возможность её решения следующая: выявление персонального состава (с максимумом биографических сведений) полярных станций разных лет, поименных списков экипажей экспедиционных судов, ледоколов, грузовых кораблей, участвовавших в арктических плаваниях, отрядов полярной авиации, полярных авиабаз (аэродромов), работников факторий, культбаз, «красных чумов» и т. п. учреждений, наконец, – списков сотрудников научных учреждений, геологических, гидрографических и иных экспедиций и – при подозрении на репрессии – персональная проверка по объединённой «Базе данных жертв политических репрессий», составленной «Мемориалом», при отсутствии в ней сведений – обращения в Центральный архив ФСБ РФ, архивы региональных управлений ФСБ, запрос сведений в Главном информационно-аналитическом центре МВД РФ и Информационных центрах УВД регионов. Методика таких поисков разработана в Научно-информационном и просветительском центре «Мемориал» и результативно используется в наших исследованиях.

Далеко не полный список репрессированных полярников и сотрудников организаций, участвовавших в изучении и освоении Советской Арктики, насчитывает более тысячи имён. Конечно, часть из них после необходимых уточнений круга их занятий может быть из этого списка исключена, но он всё равно останется обширным и ещё будет пополняться. Естественным образом возникает вопрос о том, не была ли эта сфера деятельности и занятые в ней люди объектом повышенного внимания «органов»? Конечно, романтика профессии, жизнь в небольших, как правило дружных коллективах, оторванность от скоплений большого количества людей, всё более охватываемых страхом по мере нарастания репрессий, делало полярников более свободными в делах и словах, соответственно возрастал и риск привлечь внимание «органов». Однако установить, были ли полярники объектом повышенного их внимания, были ли репрессии против этой группы профессий более охватывающими, можно лишь путём сравнения с репрессиями против близких групп профессий, например – работников Наркомата водного транспорта. Такое сравнение, требующее огромной по объёму работы, выходит за рамки нашего исследования.


Табл. 1. Репрессии в Главном управлении Северного Морского пути и его территориальных управлениях

1 Постановлением СНК от 29.08.1938 г. территориальные управления ГУСМП были ликвидированы. Приведенные в таблице для более позднего времени данные относятся к районам работ бывших территориальных управления.

2 В эту категорию включены и немногочисленные осуждённые к ссылке и иным ограничениям свободы, и лица, с которых взята подписка о невыезде.

3 В эту категорию включены и освобождённые «по прекращению дела», и немногие оправданные судебными органами.

4 В источнике [ «Жертвы…»] в огромном большинстве случаев для работников средней и малой квалификации указана лишь профессия, но не указывается место работы, в связи с чем за счёт этих категорий сведения о репрессиях в Омском управлении ГУСМП могут быть неполными.

5 Умершие или покончившие с собой под следствием.


Табл. 2. Репрессии в научных и научно-производственных учреждениях и в учебных заведениях, занимавшихся изучением Советского Севера1

1 К научным учреждениям отнесены также музеи и экспедиции, последние размещены по регионам.

2 В эту категорию включены и немногочисленные осуждённые к ссылке и иным ограничениям свободы, и лица, с которых взята подписка о невыезде.

3 В эту категорию включены и освобождённые «по прекращению дела», и немногие оправданные судебными органами.


Табл. 3. Репрессии среди плавсостава пароходств, корабли которых участвовали в полярных плаваниях, и в портах их приписки

1 В эту категорию включены и немногочисленные осуждённые к ссылке и иным ограничениям свободы, и лица, с которых взята подписка о невыезде.

2 В эту категорию включены и освобождённые «по прекращению дела», и немногие оправданные судебными органам.

Литература

1. Аветисов Г. Имена на карте Российской Арктики. СПб.: Наука, 2003.

2. База данных жертв репрессий Камчатской области – см. Жертвы политического террора…

3. База данных жертв репрессий Приморского края – см. Жертвы политического террора…

4. База данных Красноярского «Мемориала» – см. Жертвы политического террора…

5. «Большой террор»: 1937–1938. Краткая хроника // Сост. Н.Г.Охотин, А.Б.Рогинский // Индекс: досье на цензуру: № 26, 2007

6. Бутовский полигон. 1937–1938. Книга памяти жертв политических репрессий: Вып. 1–7. М., 1997–2003.

7. Ваганьковское кладбище. 1926–1936. Расстрельные списки: Вып. 2, М.: Мемориал, 1995.

8. Визе Ю.В. Моря Советской Арктики: Очерки по истории исследования. М.; Л., 1948.

9. Волкова М. Несостоявшееся покушение // Книга памяти жертв политических репрессий Красноярского края: Кн. 3. Красноярск: Изд-во «Издательские проекты», 2005.

10. Дойков Ю. Печорский уезд – Ненецкий национальный округ. Красный террор. 1918–1942. Архангельск, 2003.

11. Донское кладбище: Расстрельные списки. Москва. 1935–1953. Книга памяти жертв политических репрессий. О-во «Мемориал». М: Изд-во «Звенья», 2005.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


Популярные книги за неделю

Рекомендации