112 000 произведений, 32 000 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 1

Текст книги "Империя Русь"

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 11 марта 2017, 14:10


Автор книги: Игорь Корнилов


Жанр: Попаданцы, Фантастика


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 25 страниц) [доступный отрывок для чтения: 14 страниц]

Игорь Корнилов
Империя Русь

Книга первая
Меч Перуна

ПРОЛОГ

В темном, глухом бору кое-где еще лежал снег. Начало весны мало сказалось на чащобе. Вот и большая поляна, окруженная вековыми дубами, была покрыта снегом. Но в центре поляны не горел – сиял костер. Странный это был костер – ни треска горящего валежника, ни россыпи искр. Только чистое, яркое пламя…

Но не только пламя могло вызвать удивление у наблюдателя, если бы таковой забрался среди ночи в эту глушь. Странные фигуры окружали костер…

Их было пятеро, в белых бесформенных балахонах, с непокрытыми головами. Их облик странным образом постоянно неуловимо менялся – то на вас смотрел совсем еще юноша, то древний старец…

Нарушил затянувшееся молчание сидевший на небольшом возвышении Род, отец богов:

– Дети мои, – голос его звучал глухо и слегка тоскливо, – в Навь скатывается земля наша. Новые боги, новое учение все больше отравляет души русичей. Все чаще поднимают они друг на друга меч, все меньше добра и сострадания в их сердцах. Грядут страшные времена, когда из-за распрей междоусобных уйдет сила русичей и наденут они ярмо чужестранное на долгие годы… Что скажешь ты, Свароже, сын мой старший?

– Мы не можем вмешиваться в ход истории, отче, – чуть ли не вскричал Сварог, – не имеем права! Книга Судеб писана не только для людей, но и для нас. Видимо, пришел час и нашего ухода, как ушли наши братья Один, Тор и другие.

Над поляной вновь повисла тревожная тишина. Но тут несмело заговорил Велес:

– Да, мы не можем изменить ход этой истории. Но ведь мы можем попытаться сделать новую историю, учтя прежние наши ошибки, уделяя больше внимания русичам…

– Для этого придется вернуться к временам Великого испытания, – пробурчал Перун, – и все начинать сначала…

– Да нет же, брат, – снова вмешался Велес, – мы изменим ход истории, начиная с сегодняшнего дня! Ведь сегодня Ярилин день, день весеннего солнцестояния! Что молчишь, брат Ярило?

– Времени у нас маловато, – хмыкнул весельчак Ярило, – до восхода Насти осталось всего ничего. Успеем принять решение – пожалуйста, я к вашим услугам.

Снова все притихли, обдумывая предложение Велеса. А сам Велес ерзал на месте от нетерпения. Он готов был предложить вариант решения сразу, но вежливо дожидался команды Рода продолжать обсуждение. Наконец Род поднял глаза на присутствующих и кивнул Велесу. Тот затараторил:

– Есть, есть у меня на примете один человек. Это то, что нам нужно. Живет он, правда, почти на девятьсот циклов вперед по оси Времени, но подходит нам по всем параметрам – и по знаниям, и по умению. Я давно к нему присматриваюсь и готов сам привлечь его к нашей задумке.

– Ну, что решаем, дети мои? Времени на долгие раздумья у нас нет. Принимаем идею Велеса? – Присутствующие одобрительно закивали головами. – Что нужно от нас, сынок?

Велес не раздумывая повернулся к Яриле:

– Сможешь придержать Солнце, брат? Ненадолго… – и, не дожидаясь ответа, исчез.

Время остановило свой бег. И вот над поляной сгустилось молочно-белое облако, из которого не вышли – вывалились Велес и какой-то седовласый человек в непривычной одежде. Человек, казалось, нисколько не удивившись, с интересом озирался вокруг, а Велес, преисполненный гордыни, представил его:

– Знакомьтесь, это Корнелий…

В небе загоралась утренняя заря нового, 6649-го от Сотворения Мира в Звездном Храме, года, двадцатого дня месяца Дайлет.

Часть I
Князь

В окно между неплотно задернутыми шторами нахально заглядывала яркая звезда. Корнелий открыл глаза, сон ушел окончательно. Что его разбудило? Какое-то ощущение легкой тревоги? Хотя чего ему, без малого восьмидесятилетнему, опасаться… Но память услужливо подсовывала образы и воспоминания. Все позади – и огромный, практически энциклопедический запас знаний, и интересная, насыщенная событиями жизнь. Овдовев, он сменил большую многокомнатную квартиру на меньшую, в первом этаже старой пятиэтажки. Дети разъехались, редко звонят, еще реже навещают. Так и жил один-одинешенек. Но смутная тревога не покидала. Вспомни, может, это связано с каким-то грядущим событием? Напрягся, припоминая… Ах да! Наступающий день – первый день весеннего солнцестояния. С пониманием пришло облегчение, вернулась дрема. Сквозь дрему Корнелий увидел, как посреди комнаты сгустилось молочно-белое облако и двинулось к нему. Вот облако окутало его полностью, наступила ватная тишина и следом абсолютное спокойствие. Сон?

Пришел в себя Корнелий, стоя посреди большой поляны, окруженной вековыми дубами. В центре поляны не горел – сиял костер. Необычный это был костер – ни треска горящего валежника, ни россыпи искр. Только чистое, яркое пламя… и странные фигуры, расположившиеся вокруг.

А потом был сводящий с ума разговор и невероятное, фантастическое предложение, от которого невозможно отказаться! Нет, это не сон! Это новый шанс, грандиозные возможности, но и огромная ответственность. За согласием последовала вспышка молнии, мрак… мрак…

Глава 1

Заходящая луна в третьей четверти мягко озаряла город Искоростень. На крепостных стенах перекликалась стража, во дворах горожан лениво перегавкивались собаки. Город еще спал, отходя от веселого празднования встречи нового, 6664-го от Сотворения Мира в Звездном Храме, года. Но в окнах княжьего терема кое-где уже мелькали огни. Князь вставал с рассветом, и времени у челяди оставалось мало.

Князь уже не спал. Он стоял у окна спальни и с какой-то отеческой нежностью разглядывал прямые мощеные улицы, чистенькие дома горожан и общественные здания. Пятнадцать лет назад, когда он только принял венец древлянского князя, город стоял в руинах еще со времен пожара, учиненного княгиней Ольгой. А сейчас это был настоящий стольный град! Князь отошел от окна и устроился в кресле. Спать уже не хотелось, зажигать свечи – тоже. Устроившись поудобней и прикрыв глаза, князь погрузился в воспоминания…

После достопамятного разговора у костра со странными личностями (язык не поворачивается называть их богами!) ему вернули молодость и оживили память, пообещав практически бессмертие. Условие одно – вывести цивилизацию восточных славян из духовного и политического кризиса. Время и место начала своей деятельности Корнелий – а это был именно он – выбрал сам. Зная историю своей Ветви Времени, он решил воспрепятствовать распаду Киевской Руси, произошедшему во второй половине ХІІ века по современному ему, Корнелию, летоисчислению. И древлянское княжение должно было стать трамплином для дальнейшего продвижения в административной иерархии Руси.

С ироничной улыбкой вспоминал князь о первых своих шагах. По легенде, он был назначен древлянским удельным князем указом Великого князя киевского Всеволода Ольговича. Согласно той же легенде, новоиспеченный князь происходил из семьи князя полоцкого Василька Святославича, приходясь тому, правда, то ли дальним родственником, то ли внебрачным сыном. Такие сложности должны были объяснить некоторые внешние отличия Корнелия от полян и древлян – высокий рост, светлые волосы и голубые глаза. Как бы то ни было, Корнелий принял княжеский венец в храме Петра и Павла в тогдашней столице Вручие, торжественно въехал во дворец и… растерялся! Растерянность длилась пару дней, после чего князь встряхнулся и устроил настоящий смотр придворным и дружине. Целью этого действа был подбор толковых людей для создания группы особо приближенных. В столице удалось набрать только двенадцать человек, и поиски продолжились в городках и селах княжества. В итоге через месяц в столицу съехалось двадцать восемь человек разного возраста и разного социального происхождения. Не теряя времени, князь начал формирование команды. Он разбил свою команду на группы по родам будущей деятельности и занимался с ними лично.

Но жизнь-то не стояла на месте! На дворе вовсю светило весеннее солнце, месяц травник брал свое. Начинались полевые работы, нужно было восстанавливать после зимы дороги и мосты, ремонтировать оборонные сооружения… Но со всеми хлопотами прекрасно справлялись придворные, давая возможность молодому князю увлеченно заниматься обучением. Наблюдая за князем, сами придворные посмеивались: «Чем бы дитя ни тешилось…», но, поскольку блажь княжеская никому не мешала, ее воспринимали спокойно. Смешки, кстати, прекратились сами собой. Во время охоты на оленей загонщики натолкнулись на медведицу с медвежатами. Десять пудов разъяренного мяса, встав на задние лапы, поперли на растерявшихся и приготовившихся к лютой смерти людей. Но тут произошло чудо – так, по крайней мере, считали очевидцы, – откуда ни возьмись, мелькнула тень – и медведица, удивленно взревев, пала на траву. Когда охотники пришли в себя, они увидели своего князя, спокойно обтиравшего пучком травы сияющий на весеннем солнце меч.

– Заберите медвежат, – буркнул он и пошел к коню. – Охота продолжается!

Собственно говоря, Корнелий уже знал, что ему предстоит сделать и в какой последовательности. Во-первых, организовать перепись населения княжества с целью упорядочить сбор податей. Во-вторых, связать пристойными дорогами городки и крупные села для обеспечения управляемости территорией. В-третьих, создать толковый административный аппарат, который смог бы в дальнейшем реализовывать его, князя, новаторские идеи. Кроме этого, предстояло создать небольшую, но боеспособную профессиональную армию. И наладить лечебно-профилактическую службу, используя пока местные кадры знахарей и травников. И еще одна задача, которую предстояло реализовывать долго и очень аккуратно, – это постепенное снижение влияния христианской церкви на жизнь людей.

К празднику осеннего равноденствия, дню Сварога, обучение в княжеской школе закончилось. Команда из восемнадцати человек, в состав которой входили переписчики, топографы и будущие чиновники, отправилась по городам и весям, вооружившись листами пергамента, навощенными табличками и перьями. Безопасность группы обеспечивал отряд дружинников численностью в двенадцать человек. При школе остались десять человек, в задачу которых входил подбор и обучение кадров первого профессионального батальона будущих вооруженных сил княжества. Эта десятка тоже отправилась в путь, но с целью набора крепких и здоровых парней на воинскую службу. Приближались осень и зима, в школу набрали новых учеников.

Глава 2

Осторожный стук в двери прервал воспоминания. В спальню заглянула рабыня-нубийка Мвама, купленная несколько лет назад у заезжего византийского купца. Воспитанием и обучением четырнадцатилетней чернокожей девчонки занимался сам Корнелий, и сейчас, три года спустя, она стала его первой помощницей и телохранителем. Кроме нескольких языков – греческого, латыни и свейского – она прекрасно владела рукопашным боем, великолепно метала ножи и стреляла из маленького арбалета. Умела Мвама и еще кое-что…

Вот и сейчас, освещенная тусклыми лучами восходящего солнца, она внимательно всматривалась в глаза князя, пытаясь прочесть в них желание обожаемого хозяина. И сердце князя дрогнуло. Он скосил глаза в сторону огромной кровати. Незаметным движением руки Мвама скинула с себя белый хитон и молнией метнулась под балдахин. Корнелий и сам не заметил, как оказался рядом. Упругое тело, жаркие объятия, влюбленный взгляд огромных черных глаз…

Когда они успокоились, в окно уже светило яркое весеннее солнце. Шутливо толкаясь и пытаясь обогнать друг друга, любовники влетели в душевую комнату, расположенную в соседнем помещении. Бодрящие струи чуть теплой воды не умерили любовный пыл, но заставили вспомнить о предстоящих делах. Приведя себя в порядок и получив инструкции, Мвама удалилась. Князь, переодевшись, прошел в рабочий кабинет.

Клепсидра в углу кабинета показывала два часа до полудня. Сегодня, несмотря на выходной день, должно состояться заседание Высшего Совета, на котором будет принята политическая стратегия княжества на наступивший год. Ровно за минуту до назначенного времени двери распахнулись, и в кабинет вошли члены Совета. Все быстро расселись на свои места вокруг стола для заседаний, вопросительно посматривая на князя. Наконец князь заговорил:

– Братья, этот год станет переломным для Руси!..

Присутствующие давно привыкли к тому, что предположения князя всегда сбываются.

– И только мы сможем предотвратить раскол и братоубийственные войны. Поэтому мы должны разработать программу упреждающих действий и строго следовать ей.

Князь замолк и после небольшой паузы кивнул Боривою. Воевода поднялся с места и четко, по-военному доложил:

– Еще в прошлом году наша разведка взяла в разработку окружение и самого князя вышгородского Андрея Юрьевича. Осведомители сообщают, что князь Андрей, зная о неприятии киевлянами его отца, князя Юрия, готовится тайно отбыть в свою родовую вотчину Суздаль. Для этого в Суздаль уже перевозятся библиотека и сокровищница Вышгородского княжества. По некоторым данным, прибыв в Суздаль, князь Андрей планирует расторгнуть вассальную присягу с Киевом в случае каких-либо неприятностей с его отцом.

Князь поднятием ладони прервал доклад:

– В окружении князя Андрея есть наш человек?

– Да, экселенц. – Такое обращение Корнелий ввел специально для общения с членами Совета. – Нами завербован духовник князя. Так что сами понимаете – все как на духу…

Присутствующие заулыбались. Но князь задал следующий вопрос:

– Что сейчас происходит в Киеве? Действительно ли против князя Юрия зреет заговор? И есть ли наши люди среди заговорщиков?

– Конечно, есть, экселенц, – позволил себе довольно улыбнуться Боривой, – и не кто-нибудь, а сам председатель Боярской думы Всеслав. Он регулярно получает подношения (кивок в сторону княжьего казначея Микулы), а взамен передает полнейшую информацию о планах заговорщиков! Правда, среди заговорщиков есть сторонники Изяслава Давыдовича, считающие его преемником Юрия, но наших сторонников все-таки больше. Да и вече, в случае чего, склоним на свою сторону.

Основной доклад был выслушан, текущие вопросы решились быстро, и члены Совета потянулись к выходу. Остались в кабинете Боривой и Микула.

– Боривой, глаз не спускать с князя Андрея, – жестко приказал Корнелий. – Но перехватить не на нашей земле, а на подходе к Суздалю. Нужно создать впечатление, что Андрея убили или сами суздальцы, или сторонники Ростислава Рязанского. Что касается князя Юрия: пока он не утвердился на престоле, форсировать его устранение. Но не ранее чем наши сторонники получат подавляющее большинство в Думе и среди киевлян.

– Теперь ты, Микула, – после паузы повернулся к казначею князь. – Нашего золотого запаса, надеюсь, хватит на «подарки» боярам и киевлянам? Армия в полной боевой готовности, дорога на Киев должна быть приведена в порядок сразу после весенней распутицы. Возьми под свой контроль, я не буду возвращаться к этому вопросу вплоть до начала вторжения.

– Слушаюсь, экселенц, – Микула склонил голову в полупоклоне. – Мы с архистратигом Мстиславом и Геостратом уже составили план действий. Геострат, правда, дополнительно просит денег на строительство стенобитных орудий на случай штурма Киева…

– Твое мнение, Боривой? – спросил князь и, увидев одобрительный кивок воеводы, повернулся к казначею: – Выдашь, но пусть не увлекается!

Кивком Корнелий отпустил воевод и вдруг ощутил зверский голод. Конечно, если вместо завтрака заниматься любовью… Он позвонил в серебряный колокольчик и отдал распоряжение появившемуся на зов молчаливому дворецкому Петру. Сам перебрался из кабинета в столовую и в ожидании обеда снова окунулся в воспоминания.

Глава 3

Первые пять лет княжения пролетели незаметно. Из Византии были выписаны специалисты – архитекторы, дорожники, лекари. В деньгах недостатка не было – Род и компания снабдили его на первое время огромным количеством золотых и серебряных монет от гривней и рез до динариев и талеров. Княжество превратилось в одну большую стройку. Строились дороги, общественные здания, фортификационные сооружения. Отстраивалась сожженная княгиней Ольгой древняя столица Искоростень. Особое внимание уделялось строительству торговых помещений – складов, гостиниц, пристаней на Припяти и Уже. Торговый путь «из варяг в греки» не должен проходить мимо ни в коем случае! Строители-греки вкупе с древлянскими специалистами разведали залежи глины и поташа. Начали действовать собственные производства кирпича и цемента.

Десятую годовщину своего княжения Корнелий отмечал в новом дворце, выстроенном в восстановленном Искоростене. Но изменился не только Искоростень. Изменилась жизнь и в городах, и в селах по всей Древлянской земле. На месте понурых деревянных хибар появились аккуратные одно– и двухэтажные дома, всюду были созданы школы и общественные бани, в каждом населенном пункте теперь имелась своя больница. Единственное, что запретил строить князь, – это церкви, за что чуть не попал под анафему от самого митрополита Киевского и Всея Руси Климента. Но вовремя переданная взятка под видом пожертвования сделала свое дело, и церковники оставили Корнелия в покое. В то же время армия получила новейшее вооружение и обмундирование, солдаты жили в казармах и не прекращали военную подготовку ни зимой, ни летом.

По итогам переписи населения в первый год княжения Корнелия численность в Древлянской земле составила 652 428 человек, из которых в возрасте от четырнадцати до двадцати пяти – около 200 000 человек. Вот на эту категорию населения князь возлагал самые большие свои надежды. Спустя десять лет, обошедшихся, к счастью, без голода и войн, население увеличилось до семисот тысяч и значительно помолодело.

Кроме того, в 6659 году от Сотворения Мира древлянские войска молниеносным броском и без потерь захватили столицу Турово-Пинского княжества, заставив князя Бориса Юрьевича отречься от престола, а бояр дружно подписать вассальные договоры с Корнелием. Великий князь киевский Юрий был вынужден согласиться с таким самоуправством потому, что сам еле-еле удерживал великокняжеский престол. Население Древлянской земли в результате такого объединения увеличилось почти в полтора раза. Но почти вдвое увеличились и проблемы – ведь вновь приобретенные земли нужно было обустраивать по образу и подобию Древлянской земли.

Но к исходу первого дня нового, 6664 года от Сотворения Мира князь древлянский и туровский Корнелий был очень доволен сложившейся ситуацией. Его план, озвученный на загадочной вневременной поляне пятнадцать лет назад, был близок к осуществлению!

Князь открыл глаза и с удивлением заметил на столе уже почти остывший обед. Хмыкнув, – мол, сам виноват, – принялся за еду.

Глава 4

День за днем проходили в повседневных хлопотах. Весна вступала в свои права, вынуждая людей все больше и больше отдаваться работе. Не составлял исключения и князь. Целые дни, если позволяла погода, он проводил либо в седле, либо в карете, объезжая города и села, инспектируя при этом ход весенних работ.

Лишь иногда князь позволял себе расслабиться и посвятить день охоте. В такие дни он преображался, был весел и жизнерадостен, как никогда. Равных в стрельбе из лука или арбалета князю не было, поэтому с охоты всегда привозили богатые трофеи. Но больше всего Корнелий любил дикие, непроходимые дубравы. Журчащие ручейки, перепевки птиц. Лучи солнца, с трудом пробивающиеся сквозь густую листву. Здесь он отдыхал по-настоящему. Но дни отдыха сменялись буднями, и вновь Корнелий, в сопровождении верной Мвамы и нескольких гвардейцев, колесил по стране.

К празднику Коляды князь наконец вернулся в Искоростень. Собственно, вызвал его туда Боривой. Разведка донесла, что князь Андрей Юрьевич собирается тайно покинуть Вышгород. Боривой ждал команды действовать. Встреча происходила в кабинете князя уже после захода солнца.

– Ты готов, Боривой? – тихо спросил князь и, не дожидаясь ответа, продолжил: – Какие силы и средства задействуешь?

– Все готово, экселенц, – так же тихо ответил воевода. – Первая центурия специального назначения гвардейского легиона «Медведи». Перехват назначили при переправе противника через Оку. Часть гвардейцев пошлем с опережением для подготовки засады на переправе, этих я поведу сам. Остальные, под командой Первого центуриона Варда, будут сопровождать обоз на случай изменения маршрута или других непредвиденных обстоятельств. И тех и других я уже снабдил рязанскими стрелами и элементами доспехов, которые останутся на месте боя. Экселенц, а что делать с князем Андреем?

Корнелий задумался. Действительно, нужен ли князь Андрей в его игре? Насколько сильны его позиции в Суздале и можно ли будет использовать несомненно способного князя Андрея в качестве верного Киеву удельного правителя?

– Привезешь его сюда, – подумав, принял решение князь. – Только тихо, чтоб комар носа не подточил! Выдвигаешься сегодня в ночь? Ну, храни тебя Перун!

Боривой ушел, а князь долго еще сидел, молча обдумывая ситуацию. Как говорил когда-то Юлий Цезарь: «Рубикон перейден, назад дороги нет». Отдав приказ Боривою, Корнелий тоже перешел свой рубикон и сделал первый шаг к захвату великокняжеского престола. Но он готов ко всему!

За окном стража отзвонила полночь, а князь все сидел у окна, не зажигая свечи. На этом этапе его знания истории Киевской Руси заканчивались – история начиналась сызнова… и писать ее предстояло князю Корнелию. Он изменит ход Истории в этой Ветви Времени.

Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


Популярные книги за неделю

Рекомендации