149 900 произведений, 34 800 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 5

Текст книги "Благородное сердце"

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

  • Текст добавлен: 3 октября 2013, 23:56


Автор книги: Кэт Мартин


Жанр: Исторические любовные романы, Любовные романы


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 5 (всего у книги 17 страниц)

Глава 10

В тот вечер Криста надела к ужину то самое платье из темно-синего шелка, которое было на ней, когда Мэтью сделал ей предложение. Она не знала, почему именно. Может быть, чтобы напомнить себе, что скоро будет объявлено о помолвке.

Она нашла отца и Лейфа в кабинете. Мужчины также сменили костюмы на вечерние, на Лейфе были теперь черный сюртук, серебристый жилет из парчи и серые брюки. Она вспомнила, как выбирала ткани для одежды у Стивена Уорда, но не могла и предположить, как Лейфу пойдут эти вещи.

Отец встал, когда она вошла в комнату. Лейф взглянул на него и повторил движение, встав рядом с профессором в полный рост.

– Прекрасно выглядишь, дорогая, – заметил профессор.

Лейф окинул ее взглядом, потом перевел взгляд на грудь, подчеркнутую платьем в соответствии с модой. На губах его медленно расцвела улыбка.

– Даже Фрейя приревновала бы к вашей красоте, – сказал он.

Криста зарделась. Фрейя, богиня любви у викингов, была гораздо красивее любого божества женского пола.

– Благодарю вас.

На кресле за спиной у Лейфа Криста увидела Альфина и не смогла сдержать улыбку.

– Я смотрю, вы вернулись с другом.

– В поместье ему было бы скучно, – ответил Лейф удивительно по-городскому.

Криста взглянула на Лейфа:

– Да, думаю, так оно и было бы. Жизнь в городе гораздо интереснее даже для обезьянки.

Уголки губ Лейфа приподнялись, но разговора он не продолжил. Обезьяна была его другом. Куда он, туда и Альфин. Все просто.

Они были еще в кабинете, когда пришла тетя Абби, переодевшись в платье из золотистой парчи с оборками темно-зеленой тафты по корсажу и подолу.

– Всем доброго вечера.

– Добрый вечер, Абигайль, – поздоровался отец.

– Ты знакома с мистером Драугром, но сомневаюсь, чтобы ты уже познакомилась с Альфином.

Светлые брови тетушки Абби взлетели при виде обезьянки.

– Ну и ну! Какая прелесть! Где вы ее взяли?

Лейф слегка напрягся. Криста поняла, что он до сих пор не может спокойно вспоминать дни, которые провел как пленник.

– Альф – друг мистера Драугра, – дипломатично произнес отец.

Обезьянка наклонила голову, посмотрев на тетушку Абби долгим взглядом, вызывающим расположение, и та улыбнулась.

– Да это же просто сокровище.

Она нагнулась и погладила рукой в перчатке мохнатую головку, Альфин прижался к ее ладони.

– Сокровище он или нет, – заметил профессор, – время идет к ужину. Джимми присмотрит за Альфом. Лейф, лучше отнесите его обратно в конюшню.

– Джимми? – спросила Криста.

– Альф нашел в Хартленде друга, – сказал Лейф.

– Сын Сатерсов, – объяснил отец. – Помнишь, он работал в конюшне? Мальчик-сирота. Он очень привязался к обезьянке. Я подумал, он может быть тут полезен, да и за Альфом присмотрит.

Альфин перепрыгнул со спинки кресла на стол, потом – туда, где стояла Криста. Он вытянул лапку, а когда девушка потянулась к нему, взял ее за палец. У него были огромные, очень темные глаза, которые, казалось, знали способ заглянуть в душу.

– По-моему, Альф умеет заводить друзей, – сказала Криста.

– Вы ему нравитесь, – отозвался Лейф. – В тот день вы спасли его, и он это помнит.

Криста взглянула на исландца. В его глазах было нечто, говорившее: «Ты и меня спасла, и я помню».

Она отвернулась от него – сердце билось слишком быстро – и улыбнулась отцу:

– Умираю с голоду. Что скажут остальные?

– Умираю с голоду? – повторил у нее за спиной Лейф. – Что это такое?

– Это означает «хочу есть», – пояснил профессор.

– Умираю с голоду, – несколько раз повторил Лейф, пока Альфин взбирался по его руке, и они пошли к дверям, направляясь в конюшню. С каждым повторением произношение Лейфа улучшалось.

Криста подумала, что это поразительный человек, в точности как говорил отец, и привлекательный, словно запретный плод. Она посмотрела на свое темно-синее шелковое платье и запечатлела в сознании образ Мэтью Карлтона.


В честь возвращения мужчин повар приготовил необычный обед из жареных говяжьих ребер, палтуса, запеченного в устричном соусе, и пирогов с олениной. Лейф основательно подкрепился, даже поел немного картофеля и моркови, которые, как была уверена Криста, ему не особенно пришлись по вкусу. Ему явно понравилась рыба, и Криста поинтересовалась, едят ли у него на родине то, что дает океан.

Лейф проглотил кусок палтуса и кивнул:

– На Драугре мы разводим ради мяса овец, рогатый скот и коз, но на острове есть и олени, на них мы охотимся ради мяса и шкур. Мы едим рыбу и морских животных, которых вы называете тюленями. Раз в несколько лет на берег выходят животные, которых вы называете моржами. Мы используем их мясо и клыки.

Криста отметила про себя, что манеры гостя улучшились – он терпеливо ожидал, когда слуга наполнит его тарелку новой порцией мяса. Хотя он больше не запихивал в рот пищу кусками, но до сих пор пользовался только ножом и ложкой.

Криста уловила взгляд тети Абби, смотревшей на него, словно зачарованная. Если та и заметила недостаток умения вести себя за столом, видимо, это ее совершенно не волновало.

Абби улыбнулась ему:

– У вас хороший аппетит, мистер Драугр.

Лейф кивнул и взглянул на Кристу:

– У меня всегда был неплохой аппетит.

Тетушка Абби проследила за его взглядом, и глаза ее широко распахнулись. Легкий румянец залил щеки.

– Да… могу себе представить.

Профессор кашлянул.

– Мистер Драугр хотел сказать, что мужчине его габаритов нужно хорошо питаться, чтобы поддерживать силы.

Решив вернуть разговор в приличное русло, Криста сделала глоток вина и поставила бокал на стол.

– Вы говорили, что на острове нет деревьев. Наверное, непросто ловить рыбу без лодок.

– У нас есть лодки. Тростниковые. В древности на острове были леса, люди строили корабли, но с годами использовали все дерево, а корабли стали старыми и сгнили.

– Вы рассказывали, будто о скалы разбился чужой корабль. Так вы смогли построить лодку, чтобы добраться сюда?

– Да. Большинство шпангоутов было в хорошем состоянии.

Он игнорировал вино и сделал глоток эля, о котором позаботился профессор.

– У нас были рисунки кораблей, на которых в древности плавали наши воины, и мы построили нечто подобное. Мы были теми, кто из года в год возносил молитвы богам, прося дать нам возможность открыть мир за пределами острова. В конце концов мы получили этот шанс.

– У вас есть там семья, мистер Драугр? – поинтересовалась тетя Абби.

– Да. Там живут мой отец, моя сестра Руна и мои братья – Олаф, Торолф и Эрик. Отец не хотел меня отпускать. Я старший сын, чей долг – занять его место, когда он переселится в мир иной. Я не могу не исполнить этот мой долг, я обязан вернуться.

Его лицо выражало непоколебимую решимость. Лейф Драугр был явно не из тех, кто манкирует своими обязанностями.

Они поговорили еще немного о жизни на острове, месяцах, проведенных им в Хартленде, и о том, как многому он научился.

– Вы просто удивительный молодой человек, мистер Драугр, – сказала тетя Абби. – Не понимаю, как можно усвоить совершенно новую культуру за столь короткое время.

– Усво-ить?

– Понять, – сказала Криста.

Лейф кивнул.

Отец улыбнулся:

– Во время пребывания в Хартленде Лейф очень много трудился. Вы не представляете, сколько книг он прочел, и он продолжает свое образование каждый день. Сейчас же пришло время научить его нормам поведения в нашем обществе. Надеюсь, вы вдвоем сможете ему помочь.

Криста наконец-то поняла, о чем говорил Лейф.

Глаза тетушки Абби блеснули.

– Ах, звучит очень весело. Я уверена, мистер Драугр будет очень способным учеником.

– Не знаю, смогу ли я помочь, – запротестовала Криста в поисках возможности спасения. – Я не чувствую себя специалистом в этой области. И еще я занята газетой.

– Ты всегда дома по вечерам, – заметил отец.

Криста изобразила улыбку:

– Хорошо. Я с радостью помогу тете Абби обучить мистера Драугра всему, что ему необходимо знать.

– Ах, как раз я не смогу этим заняться, – заметила Абби. – Мне пора возвращаться в свое поместье. Знаете, у меня там есть обязательства, хотя очень жаль будет все пропустить.

– Но ты сказала…

– Я сказала, что это было бы весело, и так оно и будет. Только представь удовольствие от обучения мистера Драугра вальсу. Да ему необходимо знать и то, как прилично представиться и как проводить даму. Тебе придется брать его с собой в оперу и на театральные постановки, и, может быть, ему нужно научиться ездить верхом.

– Лейф очень хорошо ездит верхом, – заметил профессор. – Он проехал большую часть Хартленда.

– На Драугре есть лошади, – объяснил Лейф. – Их завезли на остров мои предки.

– Криста тоже отличная наездница, – с гордостью объявил профессор. – Я уверен, она станет очень компетентной наставницей во всем, что касается умения вести себя в обществе.

– Буду рада помочь, насколько смогу, – вежливо отозвалась Криста.

– Превосходно! – Отец расплылся в улыбке. – Значит, договорились. Да, есть еще кое-что.

Криста взглянула на отца с опаской:

– Что же?

– Лейф выразил желание расплатиться по-своему.

Мужчины переглянулись, словно заговорщики.

– Он не желает быть обузой. Он попросил дать какую-нибудь работу, и, будучи владельцем «От сердца к сердцу», я нанял его для работы в газете.

Криста не выказала удивления или неудовольствия. Она поняла, что после пожара отец испугался и хочет, чтобы при ней был сторожевой пес – кто-то, кто защищал бы ее.

– Отец, у нас полный штат. Не знаю, какой смысл…

– Я уверен, ты что-нибудь придумаешь.

Криста стиснула зубы. Лейф хотел работать. Что ж, она даст ему работу.

* * *

Погода была жаркой, воздух – туманным и спертым, ветерок лишь шевелил листья за окном. По дороге от спальни к двери Криста увидела Лейфа, ожидавшего ее внизу.

– Доброе утро, – поздоровался он.

– Доброе утро. Я так понимаю, вы все еще хотите работать… Она замолчала, увидев тяжелый меч, зажатый в руке. Это было то самое оружие в кожаных ножнах, которое он вернул себе, покидая цирк. – Что вы собираетесь с этим делать?

– У вас были неприятности. – Он вынул часть меча из ножен. – Это помогает при неприятностях.

Она помотала головой:

– Здесь люди не пользуются такими мечами вот уже несколько столетий. Теперь мужчины пускают в ход ружья, пистолеты и мушкеты.

Лейф отправил меч обратно в ножны с металлическим стуком.

– Ваш отец показывал мне эти вещи. С ними мы охотились в Хартленде на птиц.

– Что ж, вы понимаете, насколько нелепо с вашей стороны брать нечто столь устаревшее, как…

– Я возьму свой меч. – Он направился к двери, задержался на мгновение и оглянулся через плечо: – Вы идете со мной?

– Я… – Криста сделала шаг, потом остановилась. – Пока нет. Поскольку вы и мой отец дали мне задание научить вас хорошим манерам, мы могли бы начать прямо сейчас. В Англии джентльмен пропускает даму вперед. Это означает, что с этого момента я пойду перед вами, Лейф, а не за вами.

Он нахмурился:

– Мужчина идет за женщиной? Зачем ему это делать? Мужчина сильнее, и он – ее защитник. Он должен идти первым на случай опасности.

– Редко сталкиваешься с опасностью, входя в гостиную, поэтому мужчине нет необходимости идти впереди. Позволить леди войти первой означает проявить к ней уважение.

Он нахмурился сильнее:

– У вас есть книга о том, что вы называете «э-ти-кет»?

– Да, и почитать ее полезно. Вы можете изучать ее по мере того, как мы будем с вами заниматься. Я принесу вам книгу сегодня же, когда мы вернемся домой.

Они вышли из дома: Криста впереди, за ней – Лейф со своим тяжелым мечом. Такими мечами пользовались, наверное, в Средние века. Он напоминал старинный палаш шотландских горцев, с рукоятью из кости, покрытой резьбой, – внушительное оружие, пусть и устаревшее.

Когда они дошли до кареты, Криста преподала еще один краткий урок, объяснив, как мужчина помогает леди сесть в карету и только потом забирается сам и садится напротив нее. Не обращая внимания на тепло его большой руки на своей талии, когда Лейф помогал ей подняться по железным ступеням, Криста села, уложив складки светло-синего платья вокруг ног. Лейф поднялся и занял все сиденье напротив. И все же в одежде от дорогого портного он выглядел вполне пристойно.

– У вас на острове были сражения? – спросила вдруг Криста, когда карета тронулась с места.

– На Драугре несколько кланов. Один из них хочет заполучить нашу землю – она менее каменистая и более плодородная. Они совершают набеги на наши дома, забирают наших женщин, крадут наш скот. Мы защищаемся, когда в этом есть нужда.

– Отец говорит, вы живете на острове автономно. Если вы не торгуете, как вы получаете железо для оружия?

– В горах достаточно железняка, чтобы сковать мечи, наконечники для копий и топоры, котлы для приготовления пищи и инструменты для сельского хозяйства.

Криста больше ничего не спросила, но не могла не отметить, с какой легкостью Лейф обращался с мечом, будто оружие было частью его самого. Было очевидно, что он умел им пользоваться. Криста вздрогнула. Внешне Лейф, может, и выглядел цивилизованно, но под одеждой джентльмена он был воином-викингом. Это осталось неизменным.

Карета проехала по Пиккадилли, свернула за угол в переулок и остановилась перед кирпичным зданием, в котором размещалась «От сердца к сердцу». Криста провела Лейфа внутрь прямо в свою контору.

Она указала на меч:

– Можете держать его здесь, если хотите.

Она открыла дверцу высокого шкафа у стены, в котором хранились конторские принадлежности.

– Я предпочел бы держать его при себе.

– Вы не можете расхаживать с ним по конторе. Вы перепугаете служащих до безумия.

– Бе-зумия?

– То есть сумасшествия. А теперь – спрячьте меч.

Лейф пробурчал что-то нечленораздельное, но прислонил меч в ножнах к внутренней стенке шкафа и закрыл дверцу.

– А теперь я представлю вас персоналу и вы сможете приняться за работу.

– Мне хотелось бы посмотреть, как вы делаете газету, – заявил Лейф, когда они вышли из конторы.

Криста повела его к тяжелому печатному станку.

– Это – изобретение графа Стэнхоупа, – сказала она, – первый из когда-либо изобретенных полностью железных печатных станков.

– Как он работает?

Криста показала Лейфу ящик с буквами и цифрами, потом повернулась к тяжелому чугунному прессу.

– В станке применяется система различных рычагов для увеличения давления, прикладываемого к бумаге. Эта модель была улучшена по сравнению с первыми моделями. Мы можем напечатать две сотни листов в час.

Лейф изучал пресс, рассматривая тяжелое оборудование под разными углами, когда к ним сзади подошла Корали.

– Кори, это Лейф Драугр. Ты его, наверное, помнишь.

Как раз в этот момент Лейф повернулся к ней, и Кори изумленно открыла рот. Она так и стояла с открытым ртом, не отрывая взгляда от его невообразимо красивого лица. Взгляд ее переместился ниже, на его широкие плечи, на плоский живот, на длинные ноги.

– Не может быть… Просто не может быть, чтобы…

– Лейф, это мисс Корали Уитмор. Она – ответственный редактор раздела для женщин.

– Рад познакомиться, мисс Уитмор.

Кори просто стояла и вытягивала шею, чтобы рассмотреть его.

– Я… я не могу в это поверить.

– Я понимаю, это непросто, но тем не менее это он, уверяю тебя.

– Господи!

– Именно.

Кори с упреком взглянула на Кристу. В ее взгляде читалось: «Ты не говорила, что он настолько великолепен!»

Криста прошла мимо нее, продолжая показывать Лейфу контору и знакомить с сотрудниками, представляя его как друга отца, приехавшего из Норвегии. У наборщицы Бесси Бриггс был такой вид, будто ее глаза вот-вот выскочат из орбит. Печатник Джералд Боннер выглядел рядом с ним низкорослым и изнеженным, Фредди Уилкс, молодой помощник печатника четырнадцати лет, смотрел на Лейфа со страхом.

– Здравствуйте, начальник, – сказал мальчик.

Лейф нахмурился:

– На-чаль-ник? Как это ты меня назвал?

В глазах мальчика появился страх.

– Я не имел в виду ничего плохого. Честно.

– Это такое выражение, – объяснила Криста, – разговорное выражение. Просто обычное приветствие.

Лейф кивнул:

– Рад познакомиться, начальник.

Криста возвела глаза к потолку: превратить викинга в джентльмена, наверное, непосильная задача.

Когда они направились в заднюю часть здания, Лейф замедлил шаг.

– Здесь большие разрушения.

Он имел в виду то, что выгоревшие стены пострадали от копоти и воды. Вся мебель почернела и обгорела, на полу были разбросаны обуглившиеся стопки газет, пропитанные влагой.

– Я закончу грузить газету и уберусь здесь.

Криста удивленно распахнула глаза:

– Лейф, я вам очень признательна за ваше предложение, но…

– Кто-то должен это сделать, а я знаю, как это сделать.

– Спасибо, – тихо произнесла она.

Он протянул руку и коснулся ее щеки:

– Не волнуйся, Криста Харт. Ты думаешь, что мужчина тебе не нужен, а я докажу, что нужен.

Перед глазами встал образ Мэтью Карлтона. Следовало бы объяснить все Лейфу, но тот отвернулся прежде, чем Криста успела что-либо сказать, и они с Фредди принялись грузить готовые стопки.

Сняв сюртук и жилет, Лейф бросил их на спинку стула. Расстегнув верхнюю пуговицу рубашки, он начал носить стопки отпечатанных газет на повозки.

Криста ушла работать в своей кабинет, но Лейф вскоре появился в дверях.

– Мы закончили погрузку. Я начну работать в задней части.

Они с Фредди загрузили повозки за рекордно короткое время, и следующие несколько часов Криста слышала, как Лейф выносит мусор из задних сгоревших помещений.

– Мистер Драугр – усердный работник, – заявила Кори, когда Криста вышла из своего кабинета, чтобы посмотреть, как идут дела.

– Похоже на то.

В это самое мгновение дверь в заднюю комнату распахнулась, и появился Лейф, обнаженный до пояса и использовавший дорогую рубашку, сшитую на заказ, для вытирания пота и сажи с лица и груди.

– Я почти закончил, – объявил он. – Я надеюсь, у вас найдется глоток воды?

Криста уперлась взглядом в его грудь, блестевшую от пота.

– О Господи! – произнесла Кори, смотря туда же.

Его лицо было покрыто полосами грязи, мощные бицепсы рук блестели от пота. Выше пояса брюк виднелся пупок.

Криста сглотнула.

– Лейф, вы не можете… вы не можете снимать одежду в публичном месте. В нашем обществе так не принято.

– Здесь жарко, и я снял только рубашку.

– Да, я понимаю, что вы занимаетесь очень тяжелой работой, но… но…

Он усмехнулся:

– Вы еще девушка. Придет день, когда вас не поразит вид обнаженной мужской груди.

Он развернул мятую рубашку, перепачканную в саже, встряхнул ее и натянул через голову.

– Прошу прощения, если оскорбил вас.

– Вы не… не оскорбили меня. – Она вздернула подбородок. – Мое дело – учить вас хорошим манерам, и именно это я и пытаюсь делать.

Лейф принялся рассматривать ее.

– Существуют вещи, которым и я хотел бы научить вас, Криста Харт. Если на то, может быть, будет воля богов.

Она прекрасно поняла, чему он хотел ее научить. И что самое ужасное, на мгновение она будто сошла с ума, больше всего на свете захотев научиться этим вещам.

Только в течение следующих недель будет объявлено о ее помолвке. Она выходит замуж за Мэтью Карлтона. Надо сказать Лейфу, объяснить ему это. Надо убедить его оставить ее в покое.

Надо убедить себя, что таково ее желание.

А завтра суббота. Она будет работать с ним весь день, обучая хорошим манерам и умению держать себя. Господи, как же она это вынесет?

Глава 11

В субботу утром Лейф отправился на поиски Кристы. Он был на ногах вот уже несколько часов и занимался изучением книг о хороших манерах, которые дала ему Криста после ужина. Он хорошо изучил «Учебник этикета для джентльменов». Он состоял, по его мнению, из множества глупых правил.

Как сделать приличный поклон, когда тебя представляют первый раз. Как проводить леди к ужину. Как вести себя с людьми разного социального положения – нижестоящими, равными по статусу, вышестоящими.

Ах, как это все нелепо! О мужчине следует судить по тому, насколько отважно он сражается, благороден он или бесчестен, мудр или глуп. Вот что имеет значение.

Однако если он хочет выжить в этом месте, надо изучить нравы и обычаи людей этой страны. Тогда он сумеет заработать деньги и вернуться домой.

При мысли об этом теснило в груди. Они с отцом расстались, будучи в ссоре. Рагнар не понимал, что Лейфу не оставалось ничего иного, кроме как уехать. Им двигало желание увидеть то, что было за пределами острова. Лейф считал, что такова воля богов, что это она отвела его от дома и привела к этому месту.

И каким же это место оказалось! Более интересным, чем он мог себе представить, более многообещающим и интригующим. Даже если бы он провел здесь сто лет, и тогда он не смог бы усвоить все те знания, которые жизнь здесь может предложить ему. Он остался бы, если бы мог, но ему надо вернуться на родину, надо выполнить обещание, данное отцу. Надо принять на себя обязанности, для которых он был рожден.

Лейф все же считал, что боги привели его в Англию не просто так, что в течение месяцев, проведенных в Хартленде, и дней, последовавших за возвращением в Лондон, он выяснял, в чем состоит цель его приезда.

При мысли об этом он улыбнулся. Он сказал себе, что не так уж и плохо вернуться к той жизни, которую он вел до этого, потому что домой он вернется с невестой. Он встретил женщину, которую послали ему боги, и встретил он ее в этом странном месте под названием «Лондон».

Лейф никогда не встречал такой женщины, как Криста Харт. Гордая. Умная. Независимая. Женщина, которая зарабатывает собственным трудом в непростом мире, где руководят в основном мужчины, пользуется уважением людей, работающих у нее под началом, и, вероятно, обладает большой твердостью характера. Эта высокая блондинка так привлекательна, словно она богиня, и стройна, как сама Фрейя.

Лейф верил в то, что Криста предназначена ему богами и что он не может уехать из этой страны без нее.

Лейф думал об их первой брачной ночи, о том, как посадит глубоко внутри ее свое семя, думал о сильных сыновьях, которых она ему родит. Ни к одной женщине он не ощущал такого неослабевающего желания.

Хотя она была еще девушкой и не понимала чувств, которые он в ней вызывает, Лейф считал, что Криста испытывает к нему такое же желание. Он клялся, что обучит ее. Он будет пробуждать в ней страсть и жар в ее крови, пока она не сможет думать ни об одном мужчине, кроме него.

Однако день, когда он мог бы подойти к отцу девушки с предложением, еще не настал. Лейф относился к профессору с большим уважением и считал, что и у того появилось к нему уважение. Со временем Пакстон поймет, что Лейф – тот самый мужчина, который нужен его дочери.

Пока же надо научиться большему – найти способ зарабатывать деньги, необходимые для выкупа за невесту и приобретения корабля, который отвезет его и его будущую жену домой.

Расхаживая по коридору в поисках Кристы, Лейф взглянул на книгу о правилах хорошего тона у себя в руке. Он выучит все, что необходимо, сделает все, как надо. Он будет изучать эту книгу и выслушивать поучения женщины, которой собирается сделать предложение.

Лейф снова улыбнулся. Он начал верить, что, вероятно, получит от этого удовольствие.


Тетя Абби поехала в деревню субботним утром. Криста была уверена, что у тети есть поклонник из местного дворянства, хотя тетушка никогда не упоминала об этом человеке. Ранее тем же утром Криста получила записку от Мэтью Карлтона, в которой говорилось о возникшем у него важном деле и о том, что Мэтью не сможет сопровождать ее вечером на званый обед к лорду Уимби. Мэтью выражал надежду, что Криста простит его.

Господи, Криста испытала только облегчение, и ничего больше.

Ведь она обещала отцу, что в субботу будет обучать Лейфа Драугра хорошим манерам.

Она оделась в скромное дневное платье из желтого газа с розами, вышитыми по краю юбки, и покинула спальню.

Спускаясь, она увидела Лейфа, направлявшегося к ней по коридору. Длинные ноги несли его к цели. В руке он держал «Учебник этикета для джентльменов».

Лейф остановился перед ней:

– Я боялся, что вы забыли.

– Я не забыла. Просто я… думала дать вам время просмотреть книги.

– Я читаю эту.

Он поднял книгу, и Криста заметила, что Лейф прочитал довольно-таки много. Интересно, как долго он вчера не ложился, изучая книгу.

– Нужно столько выучить, – сказал он. – Я не понимаю, к чему вам так много правил.

– Боюсь, не смогу ответить на этот вопрос. Могу лишь сказать, что правила разрабатывались в течение сотен лет.

Он взглянул на книгу в кожаном переплете, потом на нее:

– С чего мы начнем?

Криста пыталась не утонуть в глубинах его синих глаз.

– Я подумала над этим. Идите за мной.

Повернувшись, она направилась в столовую. На длинном столе красного дерева уже были расставлены для ужина фарфор и серебро.

– Насколько вы продвинулись по книге?

– Я читаю раздел о том, как в обществе наносят визиты.

Вспомнив о прочитанном, он усмехнулся, на щеке у него образовалась ямочка. – Очень полезная информация.

– Не сомневаюсь, но сейчас, поскольку у вас в Лондоне очень мало знакомых, которым вы могли бы наносить визиты, давайте займемся чем-то более практическим. Представим себе, что мы пришли сюда на ужин. После того как мужчина проводит женщину в столовую, он выдвигает ее стул и помогает ей сесть. Давайте попробуем?

Лейф предложил Кристе руку, как та показывала ранее, и они проделали оставшиеся шаги до стола. Лейф выдвинул стул, и Криста села, незаметно огладив юбку вокруг ног.

– Теперь садитесь рядом со мной. Помните, вас могут усадить в любом месте у стола, в зависимости от вашего положения в обществе. На официальном ужине рядом с вашим местом будет специальная карточка с именем.

Лейф кивнул и сел очень прилично.

– Хорошо, теперь мы будем учиться поведению за столом.

Его щеки порозовели.

– Вы хотите, чтобы я пользовался предметом, который называется «вилка»?

– В этой стране люди едят с помощью вилки. Вы достаточно долго ели, как принято у викингов.

– Я и есть викинг.

– Да, но сейчас вы находитесь в Англии. Правила хорошего тона требуют, чтобы за столом пользовались вилкой.

– Я пытался. Кажется, я не справлюсь с этой чертовой штукой.

Глаза ее широко распахнулись.

– Ч-что вы сказали?

– Я сказал, что, кажется, не справлюсь с этой чертовой…

– Я слышала это в первый и последний раз.

– Тогда почему вы…

– Потому что джентльмены так не говорят. По крайней мере не в присутствии дамы. Кто научил вас этому слову?

– Я слышал его от одной доярки.

– Так сказала доярка?

Лейф покраснел еще сильнее, и у Кристы вдруг появилось подозрение, будто она знает, что было тому причиной.

– Она говорила с коровой. Мне понравилось, как звучит это слово.

– Вам и доярка понравилась? – спокойно поинтересовалась Криста, хотя ощутила странное раздражение.

Лейф взглянул ей прямо в лицо:

– Она позаботилась о моих потребностях, вот и все. Мне были нужны вы даже тогда, когда я занимался любовью с дояркой.

Криста открыла рот, но не произнесла ни слова. Она облизнула губы, ставшие вдруг сухими, словно ткань.

– Лейф, вы не должны… не должны… Мужчина не говорит леди такие вещи.

– Почему нет, если это правда?

– Просто… Просто это не принято.

– Так сказано в книге?

Господи!

– Очень сомневаюсь. Вам просто придется поверить мне на слово.

Он улыбнулся, от сверкания белоснежной улыбки на красивом лице перехватило дыхание.

– Я верю вам, Криста Харт, – тихо проговорил он, и глаза их встретились. – Хорошо бы со временем и вы научились доверять мне.

Отчего-то она ощутила трепет в животе. Странно, но такое она уже чувствовала. Он был честен до крайности, и Криста чувствовала себя рядом с ним настолько надежно, как ни с одним другим мужчиной. Она подумала о мече, который он взял с собой, сопровождая ее на работу. Он будет защищать ее любой ценой, может быть, даже ценой собственной жизни.

Мысли снова вернулись к доярке. К эротическому видению примешалась ревность, сердце забилось сильнее.

– Ладно, давайте вернемся к делу, – произнесла она резким тоном, овладев ситуацией, которая постепенно выходила из-под контроля. – Я покажу вам, как пользоваться вилкой.

Взяв самую большую серебряную вилку, лежащую слева от его тарелки, Криста вложила ее в левую руку Лейфа.

– Хотя для большинства действий вы используете правую руку.

Он кивнул.

– Но мечом я владею двумя.

Поднявшись с кресла, она встала за ним, нагнулась через плечо и взяла Лейфа за руку. Рука была большой и теплой. Она не обратила внимания на легкую дрожь, пробежавшую по всему телу. Разжав его пальцы, она поместила вилку в правильное положение, потом обхватила пальцами его пальцы. Лейф взглянул на их руки, повернулся на стуле и притянул Кристу к себе на колени.

– Лейф!

– Ты горячишь мне кровь, Криста Харт.

Она пыталась встать, но Лейф удерживал ее, ягодицы ее опирались о его твердые бедра.

– Разве ты не чувствуешь, что ты со мной делаешь?

Лицо Кристы стало ярко-розовым.

– Сейчас же отпустите меня, Лейф Драугр!

Он отнял руки, и Криста вскочила, дрожа всем телом.

– Лейф, вы должны это прекратить. Вы не можете вести себя подобным образом.

Он нахмурился:

– Ты правда не желаешь знать, что я хочу тебя? Женщина должна быть польще… польще…

– Польщена?

– Женщине должно льстить то, что ее желает мужчина. Ты очень красивая женщина. Тебя должны хотеть многие мужчины, но они этого не говорят. Я говорю тебе это, теперь ты будешь знать, какая ты красивая.

Криста с трудом вдохнула и отошла от стола, стараясь держаться к нему спиной. Может быть, Лейф и прав. Может быть, ей надо было знать, что она желанна для мужчин.

Все же нельзя было давать ему понять, насколько сильно повлияли на нее эти слова.

– Вы хотите учиться или просто развлекаетесь?

Вопрос, кажется, отрезвил его.

– Я хочу учиться.

– Тогда больше никаких разговоров о желании. Вы будете вести себя как джентльмен, каким я пытаюсь научить вас быть. Это понятно?

Он коротко кивнул:

– Как пожелаете, медовая.

– Как это вы меня назвали?

– Медовая. Это означает… милая.

– Я прекрасно знаю, что это означает, и не смейте меня так называть! Поберегите это слово для доярки!

Он улыбнулся:

– Ты ревнуешь. Мне это нравится.

– Еще слово – и я уйду и не вернусь.

Лейф отвернулся от нее и взглянул на тарелку. Он не произнес больше ни слова, пока не завершился урок.


К тому моменту, когда они покинули столовую, его поведение за столом стало безупречным.

После краткого перерыва на ленч (Лейф превосходно пользовался вилкой) они прошли в гостиную, и урок был посвящен вечернему чаепитию.

– Пить чай предпочитают женщины, но такая ситуация может возникнуть, и вам необходимо знать, что следует делать в этом случае.

– Покажите, – скомандовал он.

После небольшой практики и только одной неудачи, когда чайная чашка, к счастью пустая, приземлилась вверх дном на персидский ковер, Лейф смог обращаться с изящными фарфоровыми чашками с ловкостью жонглера.

Память у него была поразительная. Какие бы сведения Криста ему ни давала, он мог повторить их почти дословно.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 2.5 Оценок: 2
Популярные книги за неделю

Рекомендации