151 500 произведений, 34 900 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 1

Текст книги "Борьба с будущим"

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

  • Текст добавлен: 10 ноября 2013, 01:04


Автор книги: Крис Картер


Жанр: Ужасы и Мистика


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 10 страниц)

Крис Картер
Борьба с будущим

ПРОЛОГ

Северный Техас

35000 лет до нашей эры


От горизонта до горизонта тянулся унылый, пустынный ландшафт – только снег, лед да необъятное серое небо. Вот в отдалении показались два человекоподобных существа. У них длинные курчавые волосы, крупные черты лица, глубоко посаженные глаза и приплюснутые носы. Они одеты в грубую одежду из невыделанных звериных шкур. Пещерные люди отчаянно бегут по белой пустыне, пригибаясь, словно для того, чтобы разглядеть отпечатки чьих-то ног на снегу. След приводит их к входу в пещеру – треугольному пролому в груде льда и валунов. Возле пролома след обрывается. Один из первобытных охотников вытянул шею и заглянул в пещеру. Потом оба вошли внутрь.

Стены пещеры изгибались, образуя спиралевидные тоннели. Огромные валуны, из которых состояли эти стены, были усеяны кристалликами льда и искрились в полутьме. Один из охотников зажег принесенный с собой факел и поднял его над головой. Второй схватил первого за руку и указал вперед, туда, где коридор делал поворот. Там, на мягком покрове нетронутого снега, виднелись следы того, за кем они гнались. Факел зашипел, и, словно вторя ему, из темноты донесся какой-то скрежет. Теперь первобытные люди действовали быстро. Впереди пещера разветвлялась на два тоннеля. Ни слова не говоря, каждый из охотников выбрал свой путь.

Первый охотник бесшумно двигался вперед по своему тоннелю. На дальнем конце его он обнаружил отверстие, в которое с трудом мог бы пролезть взрослый человек. Он просунул в дыру свой факел и поводил им из стороны в сторону. Потом ввинтился в отверстие и оказался в следующем зале.

Тут ему пришлось на мгновение остановиться, чтобы перевести дух. Отдышавшись, он поднял факел повыше и огляделся по сторонам. Зал, в котором он оказался, представлял собой почти ровный круг около тридцати футов в диаметре; на стенах таинственно поблескивали кристаллики льда, которые покрывали выступающие внутрь зала пласты обнаженной породы. Один из таких выступов был заметно больше остальных. Первобытный человек посмотрел в направлении этой серебристой полосы, нахмурился и подошел ближе.

В нескольких дюймах от поблескивающего пласта породы он остановился и протянул руку, чтобы потрогать то, что лежало перед ним на полу – тело другого человека, одетого в шкуры. Труп с ног до головы был покрыт коркой льда. Но не успел охотник к нему прикоснуться, как кто-то напал на него сзади.

Первобытный человек с воплем упал, выронив факел. Он инстинктивно свернулся в клубок и прижал к груди руку с выставленным вперед ножом. Но тот, кто сбил его с ног, уже драл своими острыми когтями его одежду. Толстая невыделанная кожа рвалась так легко, словно это была сухая трава. Человек снова закричал. Он кулаком ударил своего противника в лицо, перекатился на бок и вслепую нанес несколько отчаянных ударов ножом. Враг завизжал, и человек почувствовал, как что-то теплое и липкое потекло ему на руки. Пещерный человек со стоном поднялся с каменного пола и, шатаясь, добрался до стены. За его спиной послышалось шуршание и скрежет: тварь пыталась нашарить его в темноте.

Охотник зарычал и снова ударил. Он почувствовал, как его нож рассек шкуру противника, но странное дело – ни костей, ни мышц под шкурой не ощущалось. Впечатление было такое, что нож вязнет в теле врага. Первобытный человек ухнул и рывком высвободил нож.

Но, к несчастью, при этом он слишком резко дернулся. В следующее мгновение он потерял равновесие и упал, а тварь, придавив его к земле, вцепилась когтями ему в бедро. Нож отлетел в сторону. Прежде чем человек успел до него дотянуться, на пол пещеры легла чья-то тень.

Стены, казалось, закружились волчком в отблесках неровного света, но потом свет воссоединился со своим источником – факелом, который держал над головой второй охотник, возникший на пороге зала. Зверь поднял на него взгляд; второй пещерный человек взмахнул ножом, с гортанным криком прыгнул вперед и вонзил оружие в тело страшного существа.

С оглушительным воем когтистая тварь опрокинулась на спину. В следующее мгновение человек навалился на нее, всем весом прижал к полу, чтобы лишить возможности двигаться, и стал наносить удары ножом. Неожиданно зверюга с поразительной силой и проворством отшвырнула человека, и он кубарем покатился по каменному полу пещеры.

Слегка оглушенный, он поднялся на ноги и приготовился отразить нападение, но тварь куда-то исчезла. Он подождал еще немного, стараясь восстановить дыхание, потом посмотрел вниз на своего поверженного товарища. Тот был весь в крови, глаза подернулись пеленой. Он был мертв. Пещерный человек завертелся по сторонам в поисках ускользнувшего врага. Потом пошел дальше по лабиринту тоннелей, вглядываясь во тьму, и в соседнем зале набрел на своего противника. Тварь неподвижно лежала на полу у стены. Человек осторожно приблизился к ней и осветил факелом ее голову. Тварь медленно открыла глаза. На какое-то мгновение взгляды охотника и добычи встретились.

Человек занес нож для последнего удара. Но не успел опустить руку – зверь стремительно вскочил и напал на него. В одно и то же мгновение первобытный человек выронил факел и резко выбросил руку с ножом вперед, вонзив клинок в верхнюю часть туловища врага. Пещера погрузилась во тьму. Но человеку уже не мешала темнота. Он выдернул нож из тела врага и снова ударил, на этот раз сильнее. Тварь забилась на полу, оглашая своды пещеры пронзительными воплями. Человек вслепую наносил удар за ударом, пока зверь не затих без движения.

Тяжело дыша, пещерный человек отошел на несколько шагов от трупа своей жертвы. Он нашарил на полу оброненный факел, снова зажег его и поднес к телу убитой твари. Из ран мертвого зверя сочилась какая-то черная жидкость. Охотник присмотрелся и заметил, что жидкость как будто становится все гуще и обильнее. Чем больше охотник смотрел, тем отчетливее на его лице читалось недоумение.

В полу пещеры была едва заметная трещина. Черная маслянистая субстанция устремилась к ней. Не так, как вода, которая просто растекается, пока вся не окажется на одном уровне, но как нечто живое. Словно зачарованный, смотрел он, как черное масло заполняет трещинку, а потом исчезает в ней. Спустя некоторое время он заметил еще одну странность.

Там, где кровь врага попала ему на грудь, темнели пятна. И вдруг прямо у него на глазах они стали сливаться в одну маслянистую каплю. Он смотрел и непонимающе хмурил брови. Выражение его лица постепенно менялось. Сначала на нем читалась тревога, потом любопытство и, наконец – ужас. Капли черной жидкости ползли вверх по его телу, рукам, бедрам. Он ухнул и принялся стряхивать их, но капли словно прилипли к коже. Он открыл рот и хотел закричать, но не смог издать ни звука.

* * *

Блэквуд, Техас

Наши дни


Совершенно неожиданно мальчик провалился в пещеру.

– Стив! Эй, Стив, ты живой? – послышались голоса сверху. Над отверстием, в которое он упал, склонились три других мальчика, и обеспокоенно вглядывались вниз.

Несколько дней подряд они вместе с ним строили здесь крепость, рыли и утрамбовывали землю. Позади сверкала под солнцем их строительная площадка. А в нескольких милях к востоку на горизонте сияло закатным блеском небо над Далласом. Поблизости на фоне серовато-коричневой земли протянулись новые типовые застройки – серые и однообразные.

Стив лежал на полу пещеры. Во время своего внезапного падения он зажмурился и теперь осторожно открыл глаза. Вверху над ним зияла большая круглая дыра, у края ее маячило лицо Джереми – самого старшего и бойкого из всей компании. Стив зашевелился и с шумом втянул в себя воздух.

– У меня… у меня… из меня весь воздух вылетел, – проговорил он наконец.

Все с облегчением рассмеялись. Рядом с Джереми возникла физиономия очкастого Джейсона.

– Похоже, ты оказался прав, Стиви, – крикнул он в дыру. – Похоже, тут и вправду пещера.

Джереми отпихнул остальных мальчишек, чтобы не застили.

– Что там внизу, Стив? Есть что-нибудь интересное?

Стив медленно поднялся на ноги и сделал несколько неуверенных шагов. В темноте что-то блестело – что-то круглое, гладкое, размером приблизительно с футбольный мяч. Мальчик поднял странный предмет и поднес его к свету, чтобы рассмотреть получше.

– Стиви? – снова окликнул Джереми. – Эй, ты чего нашел?

– Человеческий череп, – выдохнул Стив. Он был поражен и немного испуган своей находкой. – Это – человеческий череп!

Джейсон крикнул:

– Бросай его сюда, салага! – Стиви был младше его аж на полгода.

Стиви энергично замотал головой:

– Сейчас, жди-дожидайся! Нет уж, я его нашел, так что он будет мой. – Он осмотрелся и в изумлении воскликнул: – Ни фига себе! Да здесь всяких этих костей видимо-невидимо.

Он подобрал несколько костей и снова вернулся в круг света, льющегося сверху через пролом. И тут, посмотрев себе под ноги, вдруг увидел, что стоит в луже какой-то черной маслянистой жидкости, напоминающей нефть. Стив поднял одну ногу, и то, на чем он стоял, потянулось следом за его кроссовкой.

– Вот так номер, – пробормотал он, прижав к себе череп. – Что за…

Он потрясенно замолк, внезапно увидев, что эта «нефть» уже со всех сторон, а не только у него под ногами, и что она сочится изо всех трещин в скале. Нефть двигалась. Двигалась к нему. Черная субстанция поднималась у него из-под ног и заливала его кроссовки. Череп выпал из рук мальчика и отскочил, ударившись о каменный пол пещеры. Стив подтянул штанины шортов и посмотрел на свои коленки.

Под кожей что-то шевелилось, какая-то извивающаяся штучка размером с его палец. Потом он увидел, что она не одна, их количество увеличивалось на глазах, их было уже великое множество, и все они прокладывали ходы у него под кожей и неуклонно двигались вверх по телу. Но страшнее всего было другое: участки тела, по которым проползали пятна черного масла, теряли чувствительность и немели, словно от наркоза. Он уже не мог двинуть ни рукой ни ногой.

– Стиви! – Джереми тревожно вглядывался в темноту. – Эй, Стиви…

Стиви издал странный горловой звук, но не поднял головы. Джереми смотрел на него и не мог понять: дурачится его товарищ, или с ним что-то серьезное.

– Стиви, ты так не…

– Стиви? – забеспокоились два других мальчика. – Ты о’кей?

Стиви определенно не был о’кей. Через мгновение голова его запрокинулась так, что он, казалось, смотрел прямо на мальчишек, и в ярком свете палящего солнца они увидели, как глаза Стиви постепенно наполняются темнотой и наконец становятся абсолютно, противоестественно черными.

– Эй, люди, – прошептал Джейсон. – Надо линять отсюда.

– Погодите, – сказал Джереми. – Мы должны помочь ему…

Но Джейсон и другой мальчик оттащили его от края пролома. Джереми неохотно поплелся за ними, и его кроссовки громко стучали по пыльной земле.


Сирены надрывались так, словно надеялись перекрыть завывание ветра на равнине. В домах новенького жилого микрорайона начали хлопать двери, и люди стали собираться на ступеньках у подъездов. В конце проезда какая-то женщина в джинсах и темной футболке обхватила себя за плечи, всматриваясь в горизонт, а потом пошла вниз по улице по направлению к тому пустырю, где мальчики обнаружили пещеру.

Пожарные машины были уже там. Из них выскочили два человека в полной спасательной экипировке, отцепили лестницу и поспешили к отверстию, которое указали перепуганные ребятишки. За ними побежали еще несколько пожарников; тут же подъехал капитан и выскочил из своей машины с радио в руке.

– Я – капитан Майлз Кул, – объявил он местным жителям. – Мы проводим спасательную операцию.

Он подошел к отверстию. Трое пожарников уже опустили в него лестницу, и один из них быстро спускался в пещеру. Его шлем блестел в темноте под лучом света, льющегося сверху, а потом вдруг исчез из виду, когда пожарник спрыгнул с нижней ступеньки далеко в сторону.

– Что там у тебя, Джей-Си? – крикнул Кул.

Ответа не было, и мгновение спустя вслед за первым пожарником полезли двое других.

Наверху, под беспощадным солнцем, собралась довольно большая толпа родителей и детей. Капитан Кул стоял молча, с его мужественного лица не сходило выражение крайнего беспокойства. Он напряженно вглядывался в темноту провала и через несколько секунд послал вниз еще двоих.

Внезапно Кул резко поднял голову. Низкий зловещий гул прорезал знойный воздух, и из пылающего заката таинственным образом возник вертолет. Вокруг Кула постепенно собиралось все больше народу, и все как один смотрели на запад. Быстрее, чем это казалось возможным, вертолет приблизился к толпе, резко накренился и закружил над нею. Люди зажимали уши ладонями и прикрывали глаза, спасаясь от клубов пыли, поднятой винтами вертолета, на котором не было никаких опознавательных знаков. Через минуту машина мягко опустилась на выжженную солнцем землю.

«Что за черт? – подумал Кул. – Это еще кто такой?»

В боку вертолета распахнулась дверца, и оттуда выскочили пять человек в белых защитных костюмах. На головах у них были тяжелые шлемы со стеклянными забралами. Они тащили блестящие металлические носилки, накрытые прозрачной пластмассовой полусферой, похожей на панцирь огромного жука. Все пятеро решительно направились к отверстию. Кул кивнул им и пошел было навстречу, но не успел сделать и двух шагов, как из вертолета вылез еще один человек. Он был высок и худощав и в отличие от спасателей одет в белую рубашку с галстуком, который отчаянно развевался на ветру, поднятом лопастями винтов.

– Уберите отсюда этих зевак! – закричал худой, указывая на толпу любопытных, которые как стадо овец двинулись вслед за спасателями. На шее у него болталась пластиковая карточка с надписью: Д-р БЕН БРАУНШВЕЙГ. – Отгоните их подальше!

Кул кивнул и, обернувшись к строю пожарников, ожидающих указаний, заорал:

– Оттесните всех назад, к жилому массиву! Живо! – Потом снова повернулся к Брауншвейгу: – Я отправил за мальчиком своих людей. Мне сказали, что глаза у него внезапно стали черными. Это последнее, что я слышал…

Но Брауншвейг пропустил его слова мимо ушей. Он побежал к пролому. По лестнице уже поднимались его люди, и у них на носилках под прозрачным колпаком лежало обмякшее тело мальчика. При виде носилок Брауншвейг наконец остановился, и под его пристальным взглядом команда спасателей перенесла тело на вертолет. Толпа в молчании смотрела, как вертолет снова поднялся в воздух. Лопасти пропеллера прогнали по равнине волны красноватой пыли, и через минуту вертолет казался уже просто черным пятнышком в румяном закатном небе.

– Это мой мальчик? – раздался женский голос из толпы. – Это был мой мальчик?

Ей никто не ответил. Брауншвейг пошел в сторону домов, и капитан Кул заторопился следом, стараясь не отставать. По шоссе промчалась колонна тяжелых грузовиков, на бортах которых не было указано названия компании, и на перекрестке свернула на дорогу, ведущую к рядам типовых зданий. В кабинах грузовиков сидели люди в темной униформе. Лица водителей были непроницаемы. В авангарде этого грозного каравана, зловеще сверкая в свете заходящего солнца, ехали две огромные белые автоцистерны тоже без эмблем и даже без рекламных надписей. Брауншвейг остановился и, скрестив на груди руки, с напряженным выражением лица стал наблюдать за машинами.

– А как же мои люди? – сердито спросил побагровевший капитан Кул, заглядывая в лицо доктору. – Я послал туда пять человек…

Брауншвейг отвернулся и, не говоря ни слова, пошел от него прочь.

Кул яростно махнул рукой в сторону пещеры:

– Черт побери, вы слышали, что я сказал? Я послал…

Брауншвейг, словно ничего не слыша, шел к грузовикам, которые припарковались в тупике, выстроившись в один ряд. Какие-то люди официального вида уже вытаскивали из грузовиков палатки и алюминиевые распорки, спутниковые антенны, осветительные приборы, пульты к ним. Местные жители в замешательстве смотрели, как люди в форме достают из грузовиков первый из несметного множества рефрижераторных блоков и тащат его к пролому. Водители продолжали загонять в тупик огромные грузовики, споро выстраивая барьер, отделяющий место происшествия от посторонних глаз.

Брауншвейг под шумок добрался до автоцистерн и, забившись в щель между ними, тайком достал из кармана сотовый телефон. Нетерпеливо тыкая пальцем в кнопки, он набрал номер, дождался соединения и сказал в трубку:

– Сэр? Произошло то, к чему мы оказались не готовы. – Несколько мгновений он слушал, потом кратко ответил: – Что ж, теперь нам нужно выработать план действий.

* * *

Федеральное здание

Даллас, штат Техас


Неделей позже пятнадцать агентов в темных ветровках с эмблемой ФБР бесстрастно смотрели, как над ними кружит уже совершенно другой вертолет. Они стояли на крыше, и глаза у всех были скрыты солнечными очками, отчего лица казались одинаково лишенными выражения. Шестеро держали на поводке доберманов и немецких овчарок; собаки часто дышали, устало высунув языки в тщетной надежде получить облегчение в полуденный зной. Когда вертолет приземлился, они прижали уши, но больше никак не проявили к нему внимания.

С правого борта вертолета открылась дверка, и из кабины вылез единственный пассажир. У него было вытянутое лицо, и, оглядывая мужчин и женщин, стоящих на крыше, он щурил глаза. Это был специальный агент, ответственный за проведение операции, – Дариуш Микод. Выдержав паузу, он твердым шагом направился к ним.

Навстречу ему вышел один из агентов с сотовым телефоном в руке и показал на серую крышу, на которой они стояли.

– Мы эвакуировали людей и прочесали здание снизу доверху. Нигде никаких следов взрывного устройства и вообще ничего похожего.

Микод выслушал его, поджав губы, и спросил:

– Собак запускали внутрь?

Агент кивнул:

– Да, сэр.

– Значит, запустите еще раз.

Мгновение агент смотрел на него, не в состоянии скрыть усталость. Потом ответил:

– Да, сэр, – и снова повернулся к своим подчиненным.

Микод, стоя позади него, всматривался в горизонт, заложив руки за спину. Так он стоял минуту или две, изучая знакомые очертания Далласа, плоскую серебристую громаду безоблачного неба над ним и унылые скопища лестниц, турбин и бетона на крыше соседнего небоскреба.

Вдруг он весь напрягся. Приставив ладонь козырьком ко лбу, медленно подошел к краю крыши и оперся на парапет. Он не произнес ни слова, только плотнее сжал губы, увидев одинокую фигуру, которая возникла из двери на соседней крыше. Даже с такого расстояния ему было видно, с какой решимостью двигается стройная фигурка в ветровке ФБР и как солнечный луч играет на темно-рыжих волосах, доходящих ей до плеч. Микод невольно еще крепче вцепился пальцами в перила ограждения.

На другой крыше специальный агент Дана Скалли вздрогнула, услышав, как за ней захлопнулась дверь. Осторожно спускаясь по ступенькам, она тыкала пальцем в кнопки сотового. Набрав номер, она осторожно осмотрелась по сторонам.

– Малдер? – нетерпеливо произнесла она, прижимая к щеке прохладную трубку телефона, и, помолчав, сказала: – Это я.

В ухе у нее прозвучал голос Малдера:

– Где ты, Скалли?

– Я на крыше.

– Ты что-нибудь нашла?

Она смахнула с кончика носа каплю пота.

– Нет. Не нашла.

– Чем ты недовольна, Скалли?

Скалли потянулась, распрямляя уставшую спину, и нетерпеливо тряхнула головой, словно Малдер находился сейчас прямо перед нею, а не где-то внутри огромного здания.

– Просто я только что отмахала пешком двенадцать этажей, я умираю от жары и от жажды и к тому же, честно говоря, не могу понять, что я здесь делаю.

– Ты ищешь бомбу, – ответил невозмутимый голос Малдера.

Скалли вздохнула:

– Это я знаю. Но человек, который позвонил в полицию, говорил, что заминировано федеральное здание напротив.

– Я думаю, оно застраховано.

Скалли скорчила гримасу и еще выразительнее тряхнула головой. Потом, глубоко вздохнув, начала:

– Малдер, когда террористы по телефону угрожают взорвать бомбу, логическая цель этого предуведомления как раз и состоит в том, чтобы дать нам возможность бомбу найти. Террористы, как правило, редко стремятся на самом деле кого-то убить; их естественное назначение – наводить ужас. Если бы ты изучил статистику, то обнаружил бы, что это типичная модель поведения практически в каждом случае, когда речь идет об угрозе взрыва…

Она сделала паузу и плотнее прижала к уху трубку, так тщательно подбирая слова, словно объясняла что-то крайне отсталому и непонятливому ребенку.

– Если мы не будем действовать в соответствии с теми сведениями, которые дают они сами, Малдер – если ты проигнорируешь их, как мы с тобой только что сделали, – то велика вероятность, что в случае, если бомба действительно заложена, мы ее не найдем. И тогда могут погибнуть люди…

Она снова остановилась, чтобы перевести дух, и внезапно сообразила, что ее монолог чересчур затянулся, а ответной реплики нет как нет. Слегка повысив голос, она позвала:

– Малдер?..

– А если действовать по наитию?

От неожиданности Скалли едва не выскочила из кожи: ей почудилось, что голос раздался не из телефонной трубки, а с расстояния двух шагов. Так оно и было – в тени трансформаторной будки стоял Фокс Малдер. Он чуть-чуть приподнял бровь, разгрыз семечку подсолнуха, выплюнул шелуху и, отключив мобильник, подошел к Скалли.

– О Господи, Малдер! – простонала Скалли, качая головой.

– Существует еще элемент неожиданности, Скалли, – спокойно сказал Малдер. – Случайные действия непредсказуемы.

Он сунул в рот следующую семечку и продолжал:

– Если мы не научимся предвидеть непредвиденное или ожидать неожиданное, то во вселенной непредвиденных вероятностей мы окажемся во власти любого человека или явления, которое нельзя запрограммировать, классифицировать или свести к удобной формуле…

Говоря все это, он подошел к краю крыши. Перегнувшись через перила, он подкинул в воздух оставшиеся семечки и отряхнул руки. На мгновение он замолчал, задумчиво, если не сказать глубокомысленно, глядя вниз, затем обернулся к Скалли и сказал:

– Какого черта мы тут торчим? Тут жарче, чем в пекле.

И прежде чем Скалли успела набрать в грудь побольше воздуху, чтобы дать достойный ответ на это замечание, он уже непринужденно шагал к лестнице, ведущей к двери, из которой несколько минут назад появилась Скалли. Его напарница стояла и смотрела ему в спину, потом сунула сотовый телефон в карман. Едва сдерживаясь, чтобы не усмехнуться, она обогнала его, схватила за руку и повела вверх по ступенькам.

– Я знаю, что это задание наводит на тебя тоску, – сказала она. Последние намеки на юмор в выражении ее лица исчезли. – Но в данном случае нетрадиционное мышление тебе только повредит.

Малдер спокойно посмотрел на нее:

– Это как же?

– Прекрати искать то, чего нет. Секретные материалы закрыли, Малдер. Здесь нужно действовать согласно установленной инструкции. Протоколу, – добавила она, постаравшись придать этому слову угрожающий оттенок.

Малдер медленно покивал головой, словно взвешивая про себя ее слова и раздумывая, прислушаться ли к этому совету.

– Что, если нам позвонить и пригрозить взорвать бомбу в Хьюстоне? – предложил он, склонив голову набок. – По-моему, в «Астрокуполе» сегодня вечер бесплатного пива.

Скалли приоткрыла рот в беззвучном ругательстве и окинула напарника уничтожающим взглядом, но это не возымело действия. Вздохнув, она торопливо прошла мимо него по лестнице и взялась за ручку двери. Раз, другой, третий она попыталась повернуть ручку, но безрезультатно; дверь явно была заперта с другой стороны. Тогда Скалли обернулась к Малдеру.

– Что теперь? – мрачно спросила она.

С лица Малдера вмиг слетела озорная улыбка.

– Кто-то запер дверь? – отрывисто спросил он.

Скалли посмотрела на него и снова подергала ручку.

– Вот тебе и предвидение непредвиденного…

Она бросила взгляд на солнце и опять пристально взглянула на Малдера. Прежде чем она успела сказать еще что-нибудь, он подскочил к двери и отвел ее руку. Потом повернул ручку, и дверь легко отворилась.

– Как я тебя, а? – с ухмылкой сказала Скалли, прислоняясь к стене.

Малдер покачал головой:

– Да брось, я не поверил.

– Ну нет! Я тебя наколола, и притом здорово.

– Говорю же, тебе не удалось меня напугать

Скалли проскользнула мимо него на лестничную клетку, пропустив все его протесты мимо ушей, и направилась к грузовому лифту. Ударив по кнопке вызова, она дождалась приветственного «дзынь» и проговорила:

– Прекрасно удалось. – С лица ее не сходила усмешка. Малдер вперед плечом первым вошел в кабину лифта. – Я видела, какое у тебя было лицо, Малдер. На секундочку ты поддался панике.

Малдер изо всех сил старался сохранить достоинство.

– Панике? – сказал он и покачал головой. – Ты когда-нибудь видела, какое у меня лицо, когда я поддаюсь панике, Скалли?

Лифт остановился. Двери открылись, и в кабину повеяло свежим прохладным воздухом. В вестибюле было полно народу: люди в костюмах с портфелями и пачками бумаг, рассыльные, курьеры в форменной одежде и охранник, со скучающим видом наблюдающий за суетой.

– Только что, – торжествующе ответила Скалли и шагнула в вестибюль. Группа школьников расступилась перед ней; при виде эмблемы ФБР у нее на куртке подростки взволнованно загалдели.

– Так вот, когда я паникую, я делаю такое лицо, – сказал Малдер и изобразил полнейшую невозмутимость.

Скалли посмотрела и сказала:

– Да, вот именно такую рожу ты и скорчил. Ты проиграл – тебе платить в буфете. Чертовски хочется пить.

Малдер шел за ней, не обращая внимания на учительницу, тщетно старающуюся загнать своих питомцев в соседний лифт.

– Ладно, – неохотно проговорил он.

Скалли, скрестив на груди руки, многозначительно посмотрела на дверь, на которой висела табличка

ЗАКУСКИ, НАПИТКИ

Малдер, порывшись в кармане, выудил несколько монет и спросил:

– Ну и чего тебе купить? Кока-колу, пепси? Минералку?

– Что-нибудь сладкое. – Лицо Скалли осветилось торжествующей улыбкой. Малдер горестно закатил глаза и направился в буфет. Он шел медленно, сортируя на ладони горстку мелочи, и вдруг кто-то, выходя из двери, задел его локтем. Это был высокий человек в синей форме продавца, с коротко постриженными волосами. Он едва окинул Малдера небрежным взглядом. Малдер поглядел ему вслед и поспешил войти внутрь, пока дверь не закрылась.

Окон в буфете не было. Малдер обогнул ряд автоматов с закусками и леденцами и подошел к большому, ярко светящемуся чудовищу, специально созданному для того, чтобы извергать из себя банки с прохладительными напитками. Малдер отсчитал необходимую сумму и одну за другой опустил монетки в щель, прислушиваясь каждый раз к звуку, с каким денежка достигала места назначения. Потом нажал на кнопку, отклонился назад на каблуках, и…

Ничего.

– Ну давай же, – простонал Малдер. Он ударил кулаком по передней панели машины – все равно ничего – и наконец снова полез в карман за мелочью. Опустив монетки в автомат, он ткнул пальцем в кнопку – опять никакого эффекта.

– Вот черт!

Он посмотрел на жизнерадостно сияющую выставку банок с напитками и шарахнул по ней обоими кулаками; потом подождал секунду и дал еще один последний залп по кнопке.

Ничего.

Мысленно выругавшись, Малдер отошел подальше от автомата, смерил его свирепым взглядом, после чего обошел его и заглянул упрямцу в тыл. Между машиной и стеной был промежуток примерно в ладонь шириной. Малдер присел на корточки и, нахмурившись, посмотрел в этот зазор.

На полу, свернувшись змеей, лежал тяжелый черный электрический шнур. Штепсель валялся в нескольких дюймах от Малдера.

Автомат не был включен в сеть.

Малдер поднял штепсель и уставился на него, постепенно начиная понимать, в чем дело. Потом он очень быстро и очень осторожно опустил его обратно на пол и тихонько встал лицом к аппарату, по которому только что молотил изо всех сил. Открыв переднюю панель, он заглянул внутрь и похолодел от ужаса. При воспоминании о том, как он бил кулаками по ярко освещенной витрине, Малдер поморщился, потом повернулся и поспешил к двери. Схватившись за ручку, он попытался ее повернуть – и встретил сопротивление.

– Дьявол, – пробормотал он и принялся трясти и вертеть ручку двери во все стороны… но на самом деле у него не осталось уже ни тени сомнения. Его заперли.

В отчаянии он вытащил свой сотовый телефон и, набрав номер, прижал трубку к уху и снова посмотрел на автомат с напитками. Через миг в трубке раздался голос Скалли.

– Скалли, – Малдер глубоко вздохнул. – Скалли, я нашел бомбу.

Пока его не было, Скалли расхаживала по вестибюлю. Сейчас, услышав эти слова, она остановилась и вытаращила глаза.

– Ты где, Малдер?

– Я в буфете.

Она кивнула, оглядела короткий коридор и пошла вперед. Прислушавшись, она уловила в шуме голосов слабый стук и повернулась к двери с надписью

ЗАКУСКИ, НАПИТКИ

– Это ты барабанишь? – с сомнением в голосе спросила она в телефон и на всякий случай попыталась повернуть ручку.

С другой стороны двери Малдер прижал трубку плечом к уху и забарабанил уже обеими руками.

– Скалли, найди кого-нибудь, кто может отпереть эту чертову дверь!

Скалли покачала головой.

– Меня не проведешь, Малдер.

Малдер отошел от двери и принялся отдирать переднюю панель с автомата.

– Скалли, слушай меня. – В голосе его звучало отчаяние. Он откинул крышку витрины. – Бомба находится в автомате с кока-колой. У тебя есть примерно четырнадцать минут на то, чтобы эвакуировать всех из этого здания.

Скалли вновь недоверчиво покачала головой и снова подергала ручку. Дверь не открывалась. Потеряв терпение, она сказала:

– Ну хватит. Открой дверь.

В ответ раздался еще более сильный стук. Только тут Скалли почувствовала укол страха.

– Малдер? – выдохнула она в трубку. – Скажи, что это шутка.

Голос Малдера прожужжал ей в ухо:

– Тринадцать пятьдесят девять, тринадцать пятьдесят восемь, тринадцать пятьдесят семь…

В то время как он говорил это, Скалли нагнулась, чтобы осмотреть замочную скважину под металлической ручкой двери.

Скважина была запаяна. Скалли прижала к ней большой палец и почувствовала, что металл еще не до конца остыл – запаяли совсем недавно.

– …Тринадцать пятьдесят шесть… Ты не видишь там где-нибудь рядом плана эвакуации, Скалли?

– Отбой, – сказала Скалли. – Сейчас я тебя отсюда вытащу.

В трубке послышался щелчок. Закрыв телефон, Малдер запихнул его обратно в карман куртки и присел на корточки перед автоматом с прохладительными напитками. Внутри было множество круговых панелей, переплетенных проводов, электронных табло с цифирками и ряды прозрачных пластмассовых емкостей, заполненных жидкостью, которые присоединялись к чему-то, напоминающему пластиковые кирпичи. В самом центре всего этого дисплей на жидких кристаллах, подмигивая, отображал обратный отсчет времени. Малдер, стараясь побороть страх, смотрел на него и думал: У эксперта уйдет значительно больше тринадцати минут на то, чтобы определить, как хотя бы подступиться к этой бомбе…

Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации