112 000 произведений, 32 000 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 1

Текст книги "Философия в будуаре"

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 13 ноября 2013, 21:00


Автор книги: Ксения Собчак


Жанр: Публицистика: прочее, Публицистика


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 18 страниц) [доступный отрывок для чтения: 5 страниц]

Ксения Соколова и Ксения Собчак

Философия в будуаре

От авторов

Однажды, скучая на далеком солнечном пляже, мы придумали еще один – тысяча первый – способ мучить мужчин. Мы решили брать у них интервью. Блестящую идею поддержал журнал GQ – и вот уже почти 4 года наша рубрика «Философия в будуаре» заставляет читателей плакать и смеяться от восторга.

В реальности интервью выглядит примерно так: герой садится между нами и на протяжении часа чувствует себя теннисным мячом, по которому остервенело лупят два мастера ракетки. Мы любим ролевые игры – перед гостем предстают то злой и добрый следователь, то госпожи в латексе из садомазосалона, а то и скромные библиотекарши, которым так хочется рассказать правду о своей нелегкой жизни. Но как только мужчина расслабляется – библиотекарша превращается в женщину-вамп и давит лакированной шпилькой на самое больное…

При таком творческом методе самым удивительным для нас является неиссякаемая очередь известных мужчин, желающих стать героями рубрики «Философия в будуаре». И тут – в который раз – нам хочется возблагодарить Господа Бога за то, что он наделил человека – и в особенности мужчину – таким качеством, как тщеславие. Это позволяет нам – девушкам и журналистам – делать с мужчинами буквально все!

В завершении этого небольшого предисловия мы хотели бы поблагодарить всех наших героев – замечательных и очень разных мужчин – за смелость, терпение и благородство. Не обладающий этими качествами человек интервью нам ни за чтобы не дал. Да что там, не подошел бы даже на пушечный выстрел!

Приятного чтения,

...
Ваши Ксения Соколова и Ксения Собчак

Мужчина и Женщины

Расширяя географию будуара, Ксения Соколова и Ксения Собчак отправились в город Грозный к президенту Чечни Рамзану Кадырову. Со свойственной девушкам прямотой они спросили – есть ли в Чечне секс? Президент смутился, но удар выдержал

Собчак: Здравствуйте, Рамзан! Очень приятно снова быть у вас в гостях.

Соколова: Прислать за нами самолет было очень мило с вашей стороны.

Собчак: Да, жест настоящего кавказского мужчины. Как раз об этом мы и хотели с вами поговорить. Мне кажется, российским женщинам очень не хватает «кавказского фактора». У нас еще со времен Советского Союза кавказский мужчина был синонимом щедрости, красивых ухаживаний, букетов, комплиментов…

Кадыров: Да это вы мне комплименты делаете.

Собчак: А как же! Вы же у нас – главный кавказский мужчина. Вот и скажите – как вам удается влюблять в себя всех женщин – и чеченских, и русских?

Кадыров: Не знаю. Я уже не в теме давно. Я больше сейчас социально-экономическими вопросами занимаюсь. Я горжусь, что я чеченец. А в Чечне принято уважать женщину. Как в одной книге сказано: женщина правит миром. Ради нее ведутся войны, ради нее мужчины добиваются власти, совершают подвиги и преступления. А если так не делать, женщина рассеянно отворачивается и уходит к другому. Ты ей больше не нужен, она смотрит на тебя и улыбается, как сфинкс.

Собчак: Мне кажется, Рамзан, вы скромничаете. У вас не может быть неудач с женщинами.

Кадыров: Я говорю не о себе, а о нации. Я считаю, сегодня беда наших женщин – из Чечни и других красивые из них уезжают, рвутся в Москву, а их там продают за 500 рублей, на Тверской в клубах…

Соколова: Вы правы. Во всем, кроме расценок.

Кадыров: Потому что я никогда такими гадостями не занимался. От этого одни проблемы. Болезни всякие. Я против того, чтобы наши девушки ехали в Москву, одевались вульгарно, ходили по дорогим ресторанам. Кто будет защищать честь, достоинство, безопасность государства?

Соколова: Вы за женский призыв в армию?

Кадыров: Нет! Но нам нужны патриоты! А кто их рожает, этих патриотов? Кто будет их воспитывать? Та, которая себя продавала за 100 долларов? Это беда России.

Собчак: А свою дочку вы в Москву отпустили бы?

Кадыров: Никогда в жизни! Я дочку воспитываю как настоящую чеченскую девушку.

Соколова: А как воспитать настоящую чеченскую девушку?

Кадыров: Так же, как их воспитывали наши родители, деды, прадеды.

Соколова: То есть в исламе?

Кадыров: Конечно! Мы, мусульмане, ценим женщину. За публичное оскорбление, унижение женщины у нас бывает кровная месть. А женщина должна все это ценить и знать свое место. Например, в нашем роду ни одна женщина не работала и не будет работать.

Соколова: Почему?

Кадыров: Вам трудно будет это понять. У вас другой образ жизни.

Собчак: Мы попытаемся.

Кадыров: У нас свои обычаи. Конечно, сейчас очень много «обрусевших», кто ваших взглядов нахватался. А я хочу вернуть все, что у нас было, что оставили наши предки. Я хочу, чтоб у нас не было проституции, наркомании, чтобы не продавали наших девушек. У нас есть пятый национальный проект – патриотическое воспитание. Мальчик должен расти как настоящий чеченец, мусульманин, гражданин России. А женщина – уважаемая в республике, должна рожать сыновей. Если женщина не будет знать, что она завтра должна стать мамой и воспитывать детей, ее поведение будет всегда мешать. Вот есть храбрый смелый патриот, герой. Неправильное поведение женщины будет мешать ему в жизни.

Соколова: А если ваша дочь, например, захочет работать?

Собчак: Например, решит стать телеведущей?

Кадыров: Она не должна этого хотеть.

Соколова: А почему вы должны чего-то хотеть, а она не должна?

Кадыров: Моя старшая дочка уже знает Коран в совершенстве! Она отличница в школе, пример подает…

Собчак: Хорошо, а если она решит выйти замуж за русского?

Кадыров: Это русские женщины должны за чеченцев выходить замуж срочно, чтоб у нас была смешанная кровь, чтобы дети были сильными.

Собчак: Русская женщина захочет работать…

Кадыров: Не захочет! Я еще не видел ни одной женщины, которая хотела бы вставать рано утром, не спать ночью, чтобы работать. Если муж ей все дает, зачем работать?

Собчак: То есть вы думаете, что если молодой симпатичный чеченец предложит, например, мне (незамужней девушке) все блага – золото, бриллианты – и скажет: будешь детей рожать и дом вести, – я соглашусь?

Кадыров: Нет, у тебя не получится. Мне тебя не переубедить уже. Хотя ты сильная, красивая девушка. И телеведущая хорошая. Мы телевизор включаем, когда Собчак показывают, а когда не показывают – выключаем. Но все, что ты делаешь, для наших дочерей и сестер категорически запрещено. Запрещено об этом даже думать!

Соколова: Но телевизор им можно смотреть?

Кадыров: Не все программы.

Собчак: А какие нельзя?

Кадыров: «Дом-2», например.

Собчак: Как же вы со мной-то разговариваете? И вообще, вот вы российский телевизор ругаете, а сами очень даже горазды у себя отечественный шоу-бизнес принимать. О вас уже легенды ходят! И о вашей щедрости. То Яна Рудковская из Чечни на новеньком «Порше Кайен» уезжает, то Сергей Зверев в часах с турбийоном. У вас прямо мекка русского шоу-бизнеса! А иностранных исполнителей не приглашаете? Мадонну бы позвали или Стива Тайлера…

Кадыров: А почему я должен иностранцев звать? Чем наши хуже? Вот Сабрина, например. Несколько раз здесь бывала. Молодая российская звезда…

Собчак: Ей лет 16, по-моему…

Кадыров: Больше, 18. Совершеннолетняя уже.

Собчак: Это самое главное!

Кадыров: Да, она мне нравится. Еще Катя Лель нравится. Особенно когда на чеченском поет.

Соколова: Специально для вас разучила?

Кадыров: Не для меня, а для нации. Я для народа и чеченскую «Фабрику звезд» сделал.

Собчак: А скажите, Рамзан, вот меня давно мучает вопрос – почему чеченскую «Фабрику звезд» вел Сергей Зверев? Это, я бы сказала… несколько неожиданный выбор…

Кадыров: Нет, у нас свои ведущие были. Зверев только на одну программу приехал.

Собчак: А правда, что «турбийон» со своей руки сняли и Звереву подарили?

Кадыров: Да, я свои часы подарил ему.

Собчак: Вот мне и интересно, что общего между Сергеем Зверевым и Рамзаном Кадыровым? Вы же с ним как носорог и енот – полные противоположности! Взять хотя бы внешний вид Сергея – прическа, губы…

Кадыров: При чем тут внешний вид? У него работа такая, он стилист, поет. У него взгляды другие на жизнь. А так человек интересный, компанейский.

Соколова: А еще говорят, Кадыров – ненавистник гей-культуры. Да вы – либерал!

Кадыров: Нет, нет, нет! Ты что?! Я к гей-культуре… категорически против отношусь!

Собчак: Но, Рамзан, вы же понимаете, что Сергей Зверев, как бы это выразиться… не спит с женщинами…

Кадыров: А ты видела?! Я у него спросил…

Соколова: И что же он?..

Кадыров: Он честное слово дал, что не гей!

Собчак: И вы ему сразу поверили. То есть пришел к вам такой вот человек Сергей Зверев с силиконовыми губами, причесоном нарядным и говорит: «Я, честное слово, натурал».

Соколова: А потом: «Ой, Рамзан, какие у тебя часики…»

Кадыров: Нет! Все было не так…

Собчак: А как?

Кадыров: Я с девчатами сидел, с нашими девчатами.

Соколова: Ага, теперь на попятный!..

Кадыров: Дима Билан закончил концерт, потом наши ребята танцевали лезгинку. Потом я стал девушкам новогодние подарки дарить.

Собчак: И тут незаметно подкрался…

Кадыров: Вы меня в неловкое положение ставите! Чеченец о таких вещах даже говорить не должен. Он мне слово дал!

Собчак: По-моему, трудно не догадаться… Укладочка…

Кадыров: А я у него спросил: «Сергей, почему у тебя прическа такая неприятная?»

Соколова: Факт, неприятная.

Кадыров: Я сказал ему: сделай по-другому. Выпрями.

Соколова: Да вы прямо на все руки! Стильные советы Сергею Звереву от Рамзана Кадырова.

Собчак: Из вашего рассказа следует, что человек вы доверчивый. Рамзан, как бы мне ни было неприятно, но я должна вам открыть страшную тайну. Боюсь, кроме меня, этого никто не сделает.

Кадыров: Давай!

Собчак: Сергей Зверев вам соврал. Теперь у него на руке ваши часы. Вы вообще представляете, что он может этими руками делать?!

Кадыров: Послушайте, у вас в России очень много геев. У них есть часы, кольца, трусы. Почему я должен иметь к этому какое-то отношение?! Зверев сказал, что не «голубой», и я ему поверил. Вы не имеете права клеветать на человека! Это очень большой грех! Вот про меня тоже пишут: людоед, убийца, наркоман, похищает людей. А это абсолютно не подтверждается!

Соколова: Видим.

Кадыров: Никогда в жизни я не убивал, не похищал человека… Я простую сигарету никогда не пробовал, ни спиртное, ни наркотики. В клуб один раз в жизни пришел. Помнишь, мы там с тобой и Умаром сидели?

Собчак: Да, это был First.

Соколова: А кто в GQ Bar – постоянный клиент?

Кадыров: Это ресторан.

Соколова: Рамзан, вы так оправдываетесь, как будто мы обвиняем вас в том, что вы едите христианских младенцев. Подарить турбийон Сергею Звереву – не преступление.

Кадыров: Для чеченца это самое страшное оскорбление – сказать: я дружу с геем! Я не должен даже такое слово произносить.

Соколова: Вот это и есть разница культур, о которой вы говорили. В России слово «гей» не является оскорблением.

Кадыров: Вот поэтому русские женщины и хотят замуж за кавказцев.

Собчак: А как вы ухаживали за своей женой?

Кадыров: Мы с ней в одной школе учились. Я заговорил с ней у родника. Сказал, что хочу жениться. Потом старейшин послал в ее дом.

Собчак: То есть ни букетов, ни конфет?

Кадыров: Были военные действия. Я не знал, вернусь ли домой.

Собчак: Я знаю, что у вас семь детей.

Кадыров: Да. Три сына и четыре дочери.

Собчак: И все от вашей жены?

Кадыров: Конечно!

Соколова: А сколько ей лет?

Кадыров: 28.

Собчак (после паузы): И как… она себя чувствует?

Кадыров: Прекрасно! Воспитывает детей.

Соколова: Ваша жена – героическая женщина. Я родила одного и чуть не умерла от ужаса. А вы хотите еще детей?

Кадыров: Конечно!

Соколова: Но вряд ли ваша жена захочет рожать восьмого.

Кадыров: Почему?

Соколова: Это просто физически очень тяжело.

Собчак: Рамзан, по шариату вы, насколько я понимаю, имеете право иметь четыре жены. Вы собираетесь воспользоваться этим правом? При ваших материальных возможностях вполне можно себе позволить…

Кадыров: Ищу, ищу красивую. Пока не нашел.

Собчак: А русских девушек вы рассматриваете?

Кадыров: Раньше рассматривал. Сейчас нет.

Соколова: Почему же переменили мнение?

Кадыров: По политическим причинам. У нас в Чечне женщин на 30 процентов больше, чем мужчин. Надо своим помочь.

Соколова: А как бы ваша жена отнеслась к появлению еще пары жен?

Кадыров: Наверное, была бы против, как всякая нормальная женщина. Но я бы объяснял. Думаю, мы найдем общий язык.

Собчак: У меня в Москве много знакомых кавказских мужчин. Почти у каждого есть жена и любовницы. И я заметила большую разницу в отношении: жену – уважаю, она рожает детей, и все. А за любовницами они ухаживают – дарят цветы, бриллианты. Почему так?

Кадыров: Не знаю. У меня никогда не было любовницы.

Соколова: То есть вы жене никогда не изменяли?

Кадыров: Нет. Никогда.

Соколова: Значит, опять клевещут враги. Хорошо, а не скучно просто уважать женщину?

Кадыров: «Не скучно?»

Соколова: Но вот вы говорите, что за женой никогда не ухаживали. Что женщина – она нужна только чтобы вести дом, рожать детей. Так жить не скучно?

Кадыров: Я служу народу! У меня времени не хватает даже спать, не то что на всякое. Может, со временем…

Соколова: В нашем диалоге мне нравится то, что по весьма щекотливым вопросам мы если и не находим общего языка, то, по крайней мере, преодолеваем фатальную разницу культур. Давайте продолжим сближение. Расскажите, какие вещи являются абсолютным табу, запретом в чеченской семье?

Кадыров: Под запретом находится все, что вы делаете.

Собчак: Приведите пример.

Кадыров: Ваша речь. Матом ругаться нельзя.

Собчак: Да мы ни разу за все время разговора с вами ни одного матерного слова не произнесли!

Соколова: Хотя иногда хотелось.

Кадыров (Собчак): Ты в прошлый раз мне матерные анекдоты рассказывала.

Собчак: Так вам же понравилось!!!

Кадыров: Ну, понравилось. Но это нельзя. И вообще посмотри, как ты сидишь! У тебя же трусы видно!

Собчак: Это мое самое приличное платье!

Соколова: Ладно, не переходим на личности! А в сексуальной жизни есть какие-то запреты?

Кадыров: Такое на людях не обсуждается.

Собчак: А презервативом можно пользоваться?

Кадыров: Замолчи!

Соколова: А в Чечне вообще секс есть?!

Кадыров: Шайтан вас возьми! Нету у нас секса!

Соколова: Хорошо. Про секс нельзя, поговорим про политику. Вы зачем чеченкам выходить замуж в европейских свадебных платьях запретили?

Кадыров: Во-первых, не запретил, а дал рекомендацию. Во-вторых, знаешь, у нас какие национальные платья красивые.

Собчак: Прямо лучше Valentino?

Кадыров: А я сейчас попрошу министра культуры, чтобы тебе померить принесли. (Звонит министру.)

Собчак: Ой, я, право…

Кадыров: Хоть выглядеть прилично будешь…

Собчак: Рамзан, если у нас дошло до платья. Позвольте предложить вам кое-что. Возьмите меня второй женой.

Кадыров: Шайтан!

Собчак: Я считаю, это будет впечатляющая патриотическо-воспитательная акция. Падшая российская телеведущая исправляется под облагораживающим влиянием вас и законов шариата.

Кадыров: Интересное предложение. Но тебя придется много воспитывать. Наказывать.

Собчак: Как? Бить будете? Или в угол на горох поставите?

Кадыров: Нет. Но дома буду запирать. На ключ.

Собчак: То есть на дискотеку ни-ни? А я в окно по веревочной лестнице!

Кадыров: Придется применить наручники.

Соколова: О, какое пошло садо-мазо!

Собчак: Ага, ролевые игры.

Кадыров (грустно): Я же говорил, что вы обе – испорченный материал. А жалко.

Страсти по Андрею Малахову

Популярный телеведущий Андрей Малахов в честном и откровенном разговоре о плюсах и минусах умеренной геронтофилии

Соколова: Андрей, мы пригласили тебя, чтобы обсудить то, что называется «синдромом Деми Мур». Взаимоотношения молодых красивых мужчин и, скажем так, зрелых состоявшихся женщин.

Малахов: Ваше приглашение мне льстит.

Собчак: Ты – самое популярное лицо Первого канала, чья аудитория: женщины «за 30».

Малахов: От 38 и выше, если быть точным.

Собчак: Вот именно! Для этих женщин ты являешься тотемом. Универсальный образ молодого, интеллигентного, симпатичного любовника. Легко ли тебе с этим жить?

Малахов: Первое, что говорят мои зрительницы, увидев меня «вживую», – «какой же вы высокий». В телевизоре я почему-то кажусь им маленьким пупсиком.

Соколова: Конечно, кажешься, по сравнению с мордатыми старушками, которые на трибунах сидят и всякую белиберду выкрикивают.

Малахов: У каждой представительницы моей аудитории есть свое мнение о том, как я должен выглядеть. Одни говорят: «Как хорошо, что вы небритый». Другие: «Когда же вы побреетесь?», «Как вам идут очки!», «Вас очки уродуют!». Угодить сложно, нужно меняться, чтобы поддерживать к себе интерес.

Соколова: Этим ты владеешь в совершенстве. А случалось ли тебе в жизни сталкиваться с атакой представительниц твоей аудитории?

Собчак: Причем не в образе домохозяйки из Тамбова, а с реальным хищником с кредиткой «Центурион» и крокодиловой «Биркин»?

Малахов: Такие отношения у меня были.

Собчак: Наш с Соколовой интерес далеко не праздный. Мы сами уже находимся в довольно почтенном возрасте…

Соколова: Особенно некоторые…

Собчак: Так вот, как специальные корреспонденты издания «Вестник геронтологии» мы хотим тебя, Андрей, спросить: чем нам прельщать молодых красавцев?..

Соколова: Статями? Раскованностью в постели? Деньгами? Харизмой, может?

Малахов: Подобные отношения – это сделка. В ее рамках существуют правила игры. Очевидно, что женщине «за 50» от тебя требуется молодое бархатистое тело. И больше ничего. Ну, может, еще известность – в моем случае. В случае с молодыми девушками понимаешь, что нужен еще банковский счет, приличный доход, завод, пароход и еще куча всего.

Собчак: То есть со стареющими женщинами проще? Им хотя бы банковский счет не нужен. Возраст – единственная панацея от женской меркантильности.

Малахов: Дело не в счете. Деньги, конечно, важны. Но главное, на что покупаешься, – то, что интерес испытывают именно к тебе.

Соколова: Но к тебе как к телу…

Малахов: Знаешь, это лучше, чем к тебе, как к кошельку. Никогда не обращала внимания на людей в спортклубе, которые тренировками доводят свое тело до идеального состояния? Часто у них карточки не одного, а в среднем пяти клубов. Когда в клубе не останется ни одного человека, который не сделал им комплиментов, они меняют клуб.

Соколова: Да, тщеславен человек. Кстати, к стареющим женщинам это тоже относится.

Малахов: Еще один их безусловный плюс в том, что эти женщины могут вести себя, как хотят. Они уже получили от жизни все, что хотели. Настроение у них, как у солдат в армии, когда у них дембель наступает…

Собчак: Кстати, Андрей, я понимаю, что не очень вежливо спрашивать, но раз уж ты попал в наши цепкие ручонки, расскажи, как насчет секса с организмом «за 50»?

Малахов: У вас, девочки, есть масса поводов для оптимизма. Благодаря достижениям индустрии красоты и пластической хирургии, современные 50 – это неухоженные 30.

Соколова: Браво!

Малахов: Это правда. Сейчас множество девушек в свои 30 выглядят намного хуже, чем ухоженные тети «за 50», которые по восемь часов в день проводят в «Третьяков-спа».

Соколова: Я всегда говорила, что технологии – лучшие друзья девушек! А если представить, что пластики нет и к тебе тянет пергаментные ручонки неаппетитное, немолодое, небархатистое, сексуально неудовлетворенное женское тело…

Собчак: Я недавно читала интервью с порнозвездой Рокко Сиффреди. Так он говорит, что специально находил и трахал противных старух, находя в этом особенный кайф.

Малахов: Нет, это не для меня.

Собчак (мечтательно): А меня бы, наверное, возбудил секс с жирным, старым, богатым мужиком…

Соколова: Жирных старых голых мужиков обсудим в следующей колонке. У нас пока сидит молодой и красивый. Так как же, Андрей, – если пластики нет и пожилая влюбленная женщина с естественным телом…

Малахов: Эпохи торжества естественности я не застал. К счастью.

Собчак: Короче, я поняла, что мы с Соколовой на правильном пути – заколачиваем бабки, чтобы на старости лет жить круглосуточно в «Третьяков-спа». Какие еще будут инструкции – как слепоглухонемой старушке, отягощенной миллиардами и недугами, склеить молодого красавца?

Малахов: Посмотреть фильм «Роковая красотка» с Одри Тоту. Там очень правильно расставлены акценты. Главный мотив молодого человека в таких отношениях – ощущение, что его любят.

Соколова: Да, любовь стареющей женщины – отдельная история. Может служить идеальным примером самообмана.

Собчак: Немолодые богатые мужчины тоже считают, что их 17-летние секретарши спят с ними по любви.

Соколова: Но это же ложь.

Малахов: Я думаю, не всегда. Есть обстоятельства, способствующие возникновению любви. Одно из них – деньги. Они позволяют создать вокруг вашей истории такие декорации, что любовь может вспыхнуть из одного приключения. Когда вы с ней после этой самой ночи просыпаетесь в нереальном отеле на Лазурном Берегу, катаетесь на яхте, потом летите на вертолете в Сен-Тропе, ты ощущаешь, что можешь искренне влюбиться в женщину, которая бросает к твоим ногам весь мир.

Собчак: Ты потрясающе это описал! Но скажи, не кажется ли тебе, что в конце концов ты, как мужчина, станешь ненавидеть эту женщину – именно за ее возможности. За то, что она может бросить к твоим ногам мир, а ты можешь разве что цветов купить.

Малахов: Ты права. В первую секунду ты чувствуешь себя Томом Крузом, получившим «Оскара». В моем случае это произошло почти буквально. Вечером я не получил премию «Тэффи», а на следующее утро получил весь мир. Я подумал – зачем мне нужны эти дурацкие статуэтки, когда у меня есть то, что не даст никакая телеакадемия. Но потом происходит вот что – к твоим ногам все время что-то бросают, а ты не можешь ответить тем же, и это начинает тебя грызть, раздражать.

Соколова: Да, тяжко быть порядочным человеком. К счастью, теперь это довольно редкий недуг.

Малахов: Дело ни в какой-то моей особенной порядочности, просто однажды понимаешь, что 10 тысяч евро потрачены на платье, которое она надевает один раз. На эти деньги можно отремонтировать детский дом.

Соколова: Или, например, купить тебе новую машину…

Малахов: Машину мне, кстати, купили. Поверьте, дело не в моей мелочности и алчности, я мог иметь все, что захочу. Мысли про детский дом появляются от раздражения. А раздражение – от того, что ты не можешь адекватно ответить на ее жесты.

Соколова: Значит ли это, что ты не можешь ее любить?

Малахов: Какое-то время ты любишь. Потом появляется раздражение, и все рушится.

Соколова: То есть долговременное искреннее чувство в таком союзе невозможно?

Собчак: Бывают разные истории. Есть такая дама-ювелир Лори Родкин. И у нее молодой мальчик, диджей, испанец, мачо. Классическая история: ей 50, ему 24. И вдруг я узнаю, что парень – сын мультимиллиардера, у него огромное состояние. И ему в кайф быть с этой взрослой женщиной.

Соколова: Похоже, у парня хороший вкус.

Собчак: А тебе не кажется, что женщины «омужичиваются» через такие отношения? Я видела такие романы. Это красиво и замечательно. Но женщины берут на себя мужские функции. Даже Деми Мур – с Брюсом Уиллисом она была совсем другой.

Малахов: Не вижу проблемы. Наоборот, общение с молодым человеком – стимул держать себя в форме.

Собчак: Мне кажется, что в такой паре вообще больше получает женщина, чем мужчина. И он это чувствует.

Малахов: Для мужчины это во многом тест. Когда я учился в Америке, то жил в общежитии. У меня была стипендия 200 долларов в месяц. Я ходил в самый дорогой универмаг города – просто посмотреть. А женщина, которая вела программу обмена, не могла понять зачем. Она считала, что если вы не можете себе это позволить, то и ходить не надо, это разрушает психику. Отношения со зрелой богатой женщиной – что-то вроде тех визитов в универмаг.

Соколова: Так стоит ли в него заходить?

Малахов: Каждый идет путем своих ошибок. Если бы у меня было другое воспитание, я, возможно, закрывал бы глаза на многие вещи. Однажды в юности я проводил экскурсию для норвежцев. Они подарили мне чистые, но не новые джинсы, майку и рубашку. Когда я принес их домой, родители возмутились, как я мог взять поношенные вещи у иностранцев. Мы бедные, но гордые.

Соколова: У женщин дорогие подарки брал?

Малахов: Писали, что она купила мне квартиру. Но это не так. Квартира была куплена на мои деньги. Она подарила мне машину.

Соколова: Ты на ней ездишь?

Малахов: Иногда. Но она стоит в ее гараже. И я готов в любой момент вернуть подарок.

Соколова: А теперь, имея этот опыт, ты взял бы подарок у женщины?

Малахов: На данном этапе – не взял бы. Потому что такие подарки не просто так, а за что-то или с перспективой. У меня сейчас есть серьезные отношения.

Соколова: А если бы их не было?

Малахов: Наверное, взял бы.

Соколова: Во время той истории ты чувствовал негативное отношение общества к тебе? Давление было?

Малахов: Мне было все равно. Я любил и знал, что мне хорошо, а все остальное не важно. Разумеется, доброжелателей было мало.

Соколова: А твоей женщине нравилось, что бульварная пресса интересуется вами?

Малахов: Мне кажется, она была шокирована таким вниманием. Потом это, наверное, переросло во что-то противоположное. Когда 20 фотографов тебя постоянно фотографируют, чувствуешь себя Викторией Бекхэм.

Собчак: Твоя бывшая подруга сейчас живет с барменом. Тебя не обидело, что ты оказался в таком непрезентабельном ряду?

Малахов: Просто меня поменяли на более бархатистое тело. Это неприятно, но это приходится признать. Я успокаивал себя тем, что она любила меня, а не мою популярность. Кроме того, с ней было интересно.

Соколова: А кто был инициатором разрыва?

Малахов: Она.

Собчак: Если бы мог создать образ идеальной женщины, каким бы он был?

Малахов: Это была бы моя ровесница. Разница в возрасте – серьезная работа.

Собчак: У меня только один раз были отношения с мужчиной моложе меня. Более естественным мне казалось тогда общаться с миллионером Шустеровичем, нормальная ситуация, все подружки так живут. Поэтому в отношениях мне было тяжело. Я чувствовала пульс времени, как будто я старушка, и у меня молодой любовник, и я за него плачу. И он когда-нибудь меня за это возненавидит.

Малахов: Я думаю, ты тоже попалась на этот миф – бедный молодой студент, вы гуляете, взявшись за руки… Он декламирует стихи…

Собчак: Это миф? А что же тогда реальность?

Малахов: Реальность – это сделка. Тебе предлагают сказку в обмен на твое бархатистое тело. Это если оно все еще бархатистое. В противном случае сказки вынужден сочинять ты сам.

Страницы книги >> 1 2 3 4 5 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


Популярные книги за неделю

Рекомендации