112 000 произведений, 32 000 авторов Отзывы на книги


» » скачать книгу Война все спишет. Воспоминания офицера-связиста 31 армии. 1941-1945

Книга: Война все спишет. Воспоминания офицера-связиста 31 армии. 1941-1945 -

  • Добавлена в библиотеку: 13 ноября 2013, 01:16
обложка книги Война все спишет. Воспоминания офицера-связиста 31 армии. 1941-1945 автора Леонид Рабичев
Реклама:


Автор книги: Леонид Рабичев


Жанр: Книги о войне, Современная проза


Серия: На линии фронта. Правда о войне
Язык: русский
Издательство: Центрполиграф
Город издания: М.
Год издания: 2009
ISBN: 978-5-227-02355-1
Размер: 242 Кб
сообщить о неприемлемом содержимом



Описание

Леонид Николаевич Рабичев – известный художник, прозаик, поэт, во время войны служил офицером-связистом в составе 31-й армии, действовавшей на Центральном, 3-м Белорусском и 1-м Украинском фронтах. Воспоминания, письма Л.Н. Рабичева воссоздают эпизоды из жизни фронта и тыла, армейского быта давно прошедшего времени. Какую подготовку проходили офицерские кадры Красной армии, как они жили, любили, о чем мечтали, во что одевались и чем питались. Любая мелочь той эпохи становится необходимым звеном для понимания огромной цены, которой была оплачена наша победа. Юный лейтенант видел и сожженную, поруганную оккупантами Родину, и покоренную Германию. Он пропускал страдания людей сквозь свое горячее сердце. Это мужественная, горькая и местами шокирующая книга человека, прошедшего через самые страшные испытания, но не потерявшего способности верить, любить и созидать.

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если вы считаете, что это не так и размещение материала нарушает ваши или чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


Комментарии
  • Комментариев: 0
  • Виталий Антонов:
  • 18 февраля 2016 02:12
ДВА ЛИЦА - ТРИ НОЖА Совсем не про "мильён" изнасилованных немок. Два лица - три ножа, это одна из главных китайских пословиц, напоминающих о многоликости и опасности предательства. Если же на лица наложена маскирующая раскраска, то рассмотреть истинное лицо совсем не просто. Читаю миниатюры Михаила Гутгарца, пишущего под псевдонимом Гарцев, лауреата конкурса "Золотое перо России", обладателя медали "За служение отечественной литературе" и финалиста берлинского международного конкурса "Лучшая книга года". Вот они три миниатюры: "В защиту Православия", "В защиту Солженицина" и "Нацистское золото". Читаю и не понимаю, как этот набор фраз и штампов могли признать лучшей книгой года на международном конкурсе. Очень просто! Гарцев, намёками, сказал на трёх страничках текста то, что хочется слышать о России западному обывателю. -- После падения исторического материализма, у россиян образовался духовный вакуум, заполнить который можно только православием. (Очевидно, запретив ислам, иудаизм, буддизм и уважение к науке? Вызвав религиозные конфликты). -- Граждане, осужденные за шпионаж в пользу иного государства это жертвы сталинского геноцида и нынешнее поколение , как "наследники нацистов" должны "расплачиваться своим золотом нацистов". -- Не фашисты уничтожали евреев на территории СССР, а граждане СССР, которые, уничтожив евреев, прошли до Берлина чтобы изнасиловать "мильён" немецких девочек, баб и бабушек-старушек. На третьем пункте, моё терпение лопнуло и я задал Гарцеву вопрос: "Почему он пытается обелить фашистов и почему переваливает вину фашистских прихвостней на Красную Армию, изображая её армией убийц и насильников"? "Не виноватый я! Это сами фронтовики рассказывали как тысячи полковников и рядовых до смерти затрахивали "мильён" немок, а тех кто не хотел умирать добровольно, убивали организаторы оргий, носящие погоны старших офицеров Красной Армии." - начал оправдываться Гарцев - "Вот очевидец всего того, до безобразия безобразного безобразия. Это дяденька фронтовик Рабичев Леонид Николаевич объяснял, намедни в интернете, что в Германию пришло неуправляемое стадо садистов. Не веришь - сам проверь по ссылке: "http://pauluskp.com/news/3cf4de860". Проверил! Едритмадридвкочерыжкуаппатитвхибинахдобывать! Прошу удалить детей, а дамам и мужчинам рекомендую принять успокаивающие капли валерьянового корня. Цитирую: "Женщины, матери и их дочери, лежат справа и слева вдоль шоссе, и перед каждой стоит гогочущая армада мужиков со спущенными штанами. Обливающихся кровью и теряющих сознание оттаскивают в сторону, бросающихся на помощь им детей расстреливают. Гогот, рычание, смех, крики и стоны. А их командиры, их майоры и полковники стоят на шоссе, кто посмеивается, а кто и дирижирует, нет, скорее регулирует. Это чтобы все их солдаты без исключения поучаствовали. Потрясенный, я сидел в кабине полуторки, шофер мой Демидов стоял в очереди, а ... полковник, тот, что только что дирижировал, не выдерживает и сам занимает очередь, а майор отстреливает свидетелей, бьющихся в истерике детей и стариков. А сзади уже следующее подразделение. И опять остановка, и я не могу удержать своих связистов, которые тоже уже становятся в новые очереди. До горизонта между гор тряпья, перевернутых повозок трупы женщин, стариков, детей". "Мне и моему взводу управления достается фольварк в двух километрах от шоссе. Во всех комнатах трупы детей, стариков, изнасилованных и застреленных женщин. Мы так устали, что, не обращая на них внимания, ложимся на пол между ними и засыпаем. Не помню, куда мы их выносили (утром). .. Я помогаю выносить трупы. В Европе мы, в Европе! Размечтался, и вдруг в распахнутые ворота входят две шестнадцатилетние девочки-немки... Мне ужасно жалко их, я понимаю, что им надо из нашего штабного двора бежать куда глаза глядят и быстрее... Тут они понимают меня, стремительно уходят, исчезают из поля зрения, и я с облегчением вздыхаю - хоть двух девочек спас, и направляюсь на второй этаж к своим телефонам, внимательно слежу за передвижением частей, но не проходит и двадцати минут, как до меня со двора доносятся какие-то крики, вопли, смех, мат. На ступеньках дома стоит майор А., а два сержанта вывернули руки, согнули в три погибели тех самых двух девочек, а напротив - вся штабармейская обслуга - шофера, ординарцы, писари, посыльные. - Николаев, Сидоров, Харитонов, Пименов... - командует майор А. - Взять девочек за руки и ноги, юбки и блузки долой! В две шеренги становись! Ремни расстегнуть, штаны и кальсоны спустить! Справа и слева, по одному, начинай! А. командует, а по лестнице из дома бегут и подстраиваются в шеренги мои связисты, мой взвод. А две "спасенные" мной девочки лежат на древних каменных плитах, руки в тисках, рты забиты косынками, ноги раздвинуты - они уже не пытаются вырываться из рук четырех сержантов, а пятый срывает и рвет на части их блузочки, лифчики, юбки, штанишки. Выбежали из дома мои телефонистки - смех и мат. шеренги не уменьшаются, поднимаются одни, спускаются другие, а вокруг мучениц уже лужи крови, а шеренгам, гоготу и мату нет конца. Девчонки уже без сознания, а оргия продолжается. Гордо подбоченясь, командует майор А. Но вот поднимается последний, и на два полутрупа набрасываются палачи-сержанты. Майор А. вытаскивает из кобуры наган и стреляет в окровавленные рты мучениц, и сержанты тащат их изуродованные тела в свинарник, и голодные свиньи начинают отрывать у них уши, носы, груди, и через несколько минут от них остаются только два черепа, кости, позвонки. Мне страшно, отвратительно... Я не могу работать, выбегаю из дома, не разбирая дороги, иду куда-то, возвращаюсь, я не могу, я должен заглянуть в свинарник. Передо мной налитые кровью свиные глаза, а среди соломы, свиного помета два черепа, челюсть, несколько позвонков и костей и два золотых крестика - две "спасенные" мной девочки." "Комендант города, старший по званию полковник, пытался организовать круговую оборону, но полупьяные бойцы вытаскивали из квартир женщин и девочек. В критическом положении комендант принимает решение опередить потерявших контроль над собой солдат. По его поручению офицер связи передает мне приказ выставить вокруг костела боевое охранение из восьми моих автоматчиков, а специально созданная команда отбивает у потерявших контроль над собой воинов-победителей захваченных ими женщин. Другая команда возвращает в части разбежавшихся по городу в поисках "удовольствий" солдат и офицеров, объясняет им, что город и район окружены. С трудом создает круговую оборону. В это время в костел загоняют около двухсот пятидесяти женщин и девочек, но уже минут через сорок к костелу подъезжают несколько танков. Танкисты отжимают, оттесняют от входа моих автоматчиков, врываются в храм, сбивают с ног и начинают насиловать женщин.... Стоны умирающих женщин. И вот уже по лестнице (зачем? почему?) тащат наверх, на площадку окровавленных, полуобнаженных, потерявших сознание и через выбитые окна сбрасывают на каменные плиты мостовой. Хватают, раздевают, убивают. Вокруг меня никого не остается. Такого еще ни я, никто из моих солдат не видел. Странный час." Вот и ответил в интернете, советский ветеран Леонид Николаевич Рабичев Татьяне Толстой. Немки, конечно же, рожали - но лишь те, кого не убили. А мертвые, Таня, не рожают. ... Сижу. Пытаюсь переосмыслить прочитанное. Понимаю, что не могу принять это за истину. Вспоминаю своё детство... Девятое мая 1965 года. Праздник. День победы. К нам в гости пришел директор лесничества, Видный сорокалетний мужчина, отставной лейтенант-фронтовик, ровесник автора строк о ужасающих сценах изнасилования. Украинец с воинской фамилией "Хорунжий". Взрослые разговаривают о том, кто как и где встретил победу. Хорунжий встретил её в Берлине. "Как немцы относились к нашим" - спрашивает мой отец фронтовика. - Нормально. Сначала побаивались, Фотографии своих военных родственников прятали. А потом разговаривать начали с нами, еду нам готовить из наших продуктов, Обмундирование кипятили и стирали. Ну а мы их подкармливали, тем что было. Один боец из нашего полка немку изнасиловал, так его во двор вывели и сразу расстреляли. Эта фраза врезалась тогда в мою детскую память тем, что в ней было незнакомое слово "изнасиловал" и мне было жалко до слёз солдатика, который не в бою погиб, а которого свои убили после победы над фашистами. Прошли годы, но отношение к изнасилованию немки русским солдатом так и осталось в моём сознании тягчайшим недопустимым поступком, караемым смертью. Прочитав строки, написанные Леонидом Рабичевым, я не мог поверить прочитанному. Такое о нашей армии могли написать только пропагандисты из ведомства доктора Гимлера. Я не верил в то, что Рабичев это реальное лицо, а строки, приписываемые, сказал воин-освободитель. СКАЗАЛ! Нахожу в интернете его книгу воспоминаний "Война всё спишет", изданную в 2008 году и интервью, прозвучавшее на радио "Эхо Москвы" 21 января 2015 года. Смотрю биографию. Л.Н. Рабичева. -Родился в Подмосковье, в 1923 году, С ноября 1941 года по ноябрь 1942 года обучался в Уфимском военном училище связи. Потом - война, до дня победы. Как воевал? Смотрю архивные документы. Вроде бы нормально воевал. Даже не плохо. Командовал взводом связистов. Получил два ордена и медаль за организацию звукового обнаружения самолетов противника. Не убил ни одного немца. Так то не его вина. Он в атаку не ходил. Внимательно, вчитываясь в каждое слово, изучаю книгу: http://romanbook.ru/book/3576143/?page=1 Мемуры. Не лучшего уровня. Такое впечатление, что автор полностью забыл вехи фронтовых дорог, имена и лица товарищей. Мысленно сравниваю текст Рабичева с Шумилинским "Ванькой ротным" и с Никулинскими "Воспоминаниями о войне" и понимаю что в книге ничего нет. Тройка случаев из личной жизни, когда чудом выполнил или не выполнил приказ, Тройка упоминаний о попытках секса. Два упоминания о бомбёжке и обстреле. И ужасные, подробные сцены многотысячного изнасилования "мильёна" немок с последующим убиванием всех лиц женского пола и сопровождающих лиц. Немного режут "слух" затасканные штампы о "тоталитарном государстве" и о "людях, мучающихся в подвалах Лубянки". Причем, оба эти штампа не связаны с повествованием, не находят развития в сюжете, не доказываются фактами. Просто две фразы, кинутые в текст, для идейного оформления. Натыкаюсь на упоминание о зверствах фашистов: "В деревне Ново-Дугино немцы сожгли ВСЕХ жителей деревни, около семидесяти человек к конюшне, а убегавшего мальчика застрелили и отрезали уши". Верю. Знаю о многих подобных фактах, но ... Ново-Дугино это не деревня, а районный центр имевший перед войной десять улиц и площадь на которых проживало почти три тысячи жителей. Так уж получается, что изъездил я и исходил те места, где лейтенант Рабичев воевал с ноября 1942 по ноябрь 1943 года. Вот рассказывает он в книге о танковом побоище: "В феврале 1943 года ... передо мною открылась жуткая картина. Огромное пространство до горизонта было заполнено нашими и немецкими танками, а между танками тысячи стоящих, сидящих, ползущих заживо замерзших наших и немецких солдат. Одни, прислонившись друг к другу, другие - обнявши друг друга, опирающиеся на винтовки, с автоматами в руках. У многих были отрезаны ноги. Это наши пехотинцы, не в силах снять с ледяных ног фрицев новые сапоги, отрубали ноги, чтобы потом в блиндажах разогреть их и вытащить и вместо своих ботинок с обмотками надеть новые трофейные сапоги". Было ли там такое танковое сражение? Да, было... 9 августа 1942 года, по оценке историков, с нашей стороны в нем участвовало до 800 танков, с немецкой стороны -- до 700 единиц бронетехники. Вплоть до сражения под Прохоровкой на Курской дуге летом 1943 года на фронтах Второй мировой войны не было ничего более грандиозного. Вот только, в августе - месяце ни наши, ни немецкие солдаты не могли замерзнуть стоя и стоять полгода, "опираясь на винтовки, с автоматами в руках", но зимой 1943 года красноармейцы не стали бы отрезать немцам ноги ради коротких вражеских сапог с широкими голенищами. В 1943 году наша армия имела в достатке зимнее обмундирование и валенки. Вот ради тёплых валенок, местное население оставшееся зимой на выжженной земле, не брезговало отрубить красноармейцу ноги, чтобы обзавестись валенками. Но автору представился случай опорочить наших бойцов и ... он говорит о том, что, якобы, наши бойцы рубили ноги немецким трупам ради сапог, не нужных зимой. Не будем останавливаться на том утверждении, что советские генералы хотели наступать, но боялись делать это без приказа, а Ставка верховного главнокомандования - не позволяла наступать, поэтому, все штабы в обороне были вечно пьяные. Абсолютно перевернутая картина событий на "Ржевском выступе" в который постоянно надо было вгрызаться и врываться, но не всегда получалось и не хватало ни сил, ни ресурсов для удачных наступлений на вражеские позиции. Радует, что автор не говорит о кровавых особистах. Наоборот, он опровергает этот миф, повествуя, как его особист предупреждает о имеющемся стукаче и то, что наш "герой романа" три дня просидел с бойцами в деревне, ожидая спада половодья, вместо того, чтобы, сняв штаны или соорудив плот, перебраться через речушку и прибыть в назначенное место. Лейтенанта не отдали под трибунал и не отправили в штрафбат даже после того, как он в тылу потерял половину своего взвода! Однако давайте вернёмся к "мильёну" изнасилованных и убитых немок. Читаем дальше" "Пять месяцев назад. В Восточную Пруссию, февраль 1945 года ... когда войска наши в Восточной Пруссии настигли эвакуирующееся на запад, из Гольдапа, Инстербурга и других оставляемых немецкой армией городов гражданское население ". Пять месяцев назад, это октябрь. 23 октября Голдап был взят, а 31 Армия, в которой имел честь служить автор "сказания о изнасилованиях", в эти дни увязла возле польских городков Филипов и Сувалки, юго-восточнее Голдапа и НИКАК не могла видеть или насиловать местное население 'БЕГУЩЕЕ НА ЗАПАД'. " color="DarkBlue"> Наши танкисты, пехотинцы, артиллеристы, связисты нагнали их .... и, позабыв о долге и чести и об отступающих без боя немецких подразделениях, тысячами набросились на женщин и девочек". Если "НАБРОСИЛИСЬ ТЫСЯЧАМИ", да в "ОЧЕРЕДИ СТОЯЛИ", то сколько тысяч должно было быть в колонне? Пусть дивизия. Только вот в те дни дивизии 31-й армии, рвали своим фронтом фронт противника, а не толпились на дорогах, снимая сексуальное напряжение и дожидаясь налёта вражеской авиации. "А их командиры, их майоры и полковники стоят на шоссе, кто посмеивается, а кто и дирижирует - нет, скорее, регулирует. Это чтобы все их солдаты без исключения поучаствовали. Нет, не круговая порука, и вовсе не месть проклятым оккупантам - этот адский смертельный групповой секс. Истребление народа, потому, что Восточная Пруссия должна отойти Советскому Союзу". Нус... Поработаем с документами в виде Журналов Боевых Действий! Что мы увидим? 31-я армия находится в этот момент на севере Польши, а Голден и города, по которым 31-я армия пойдет через полгода после выдуманной оргии, ДОЛЖНЫ ОТОЙТИ К ПОЛЬШЕ. НЕ МОГЛО БЫТЬ у Советской страны людоедского плана истребления народа на территории, которая должна отойти к Польше и к СССР, ибо мы не людоеды, не фашисты. Вот фашисты планировали оставить на европейской части СССР всего 14 миллионов жителей для обслуживания 30 миллионов немецких колонистов. Однако, автор очень старается повесить на Советский Союз свой "плановый" европейский геноцидик. " ...Вседозволенность, безнаказанность, обезличенность и жестокая логика обезумевшей толпы. Потрясенный, я сидел в кабине полуторки, шофер мой Демидов стоял в очереди." Наш "пушистый" автор не в состоянии сунуть под нос своему шофёру пистолет и приказать тому, сесть в машину? . "..А полковник, тот, что только что дирижировал, не выдерживает и сам занимает очередь, а майор отстреливает свидетелей, бьющихся в истерике детей и стариков". Можно подумать, что у командира полка нет походно-полевой женщины, готовой дарить полковнику женское тепло, и полковник, как дикое животное, рвется мешать грязь и собирать инфекции после рядового состава, пока майор развлекается стрельбой по детям. Провокатор, а не советский ветеран автор книги, который создает звериный образ армии, руководимой садистами. "..и я не могу удержать своих связистов, которые тоже уже становятся в новые очереди, а телефонисточки мои давятся от хохота, а у меня тошнота подступает к горлу. До горизонта между гор тряпья, перевернутых повозок трупы женщин, стариков, детей". Конечно, он не командир, он тряпка, не смеющая приказать своим подчиненным, а наши девочки - бесчувственные животные самки, лишенные человечности и женского сострадания, радующиеся виденному, от которого тошнит будущего либераста. Врёт автор, как сивый мерин, ибо этого не было, потому, что автор не в Пруссии, а в Польше и от города Сувалки, он не может видеть толпы беженцев из прусского города Голдапа. А ТЕПЕРЬ ПОСМОТРИМ на то, ЧТО ГОВОРИТ ЛИБЕРАСТ В ИНТЕРВЬЮ НА РАДИО "ЭХО МОСКВЫ" по поводу выхода в свет второго, расширенного и дополненного издания книги: В. Дымарский. (главный редактор журнала 'Дилетант' C 'Эхо Москвы' сотрудничает постоянно на протяжении нескольких лет. С 2004 года ведет постоянную программу 'Проверка слуха', выход программы - сб.18:06. С сентября 2005 года ведет новую программу на историческую тематику 'Цена победы'. ) "Я хочу сказать нашим слушателям, конечно, сейчас и в связи с юбилеем, да и не только в связи с юбилеем предстоящим Победы, достаточно много, конечно, мемуарной литературы о войне, но вот у нашего гостя Леонида Николаевича Рабичева вышла книжка, называется 'Война все спишет'. Есть, я так понимаю, более полный вариант." Л. Рабичев. (Автор книги "Война всё спишет") "Сейчас переводится на латышский язык". Ну кто-бы сомневался? Конечно, книга нужна в стране, где надо изобразить злодеем Советского солдата, на фоне героических легионеров СС. Наверняка, там насовано много такой чернухи, которую ждут на Западе и в Америке. В. Рыжков (стареющий мальчик в политике. Родился 3 сентября 1966 г. в г. Рубцовск Алтайского края. В 1990 г. окончил Алтайский государственный университет. )"Врут по телевизору? Вот в чем главное вранье про войну, вы считаете?". Л. Рабичев "Вранье про Америку, вранье про войну - сплошное вранье. Я слушаю 'Эхо Москвы'." Самое "правдивое" радио? Ну, пусть "слухает", если хочет слышать, что " Америка победила фашизм, а знамя над рейхстагом повесил рядовой Райн с сержантом Рембо. Америка белая и пушистая, оплот демократии, стабильности и человеколюбия, а не 'Империя зла' в современном мире". Л. Рабичев "Генералы, как везде. Так вот, талантливые не решались без разрешения ставки начать наступление, хотя они считали, что надо наступать. Боялись, что их расстреляют, и напивались пьяные. Весь штаб армии, весь был пьяный, как правило. Но это не в наступлении. Это в обороне. В наступлении уже совсем другое". Да-да! Любимый образ либерастов, сказать о русском быдле, жрущем смесь царской водки с кумысом. На западе любят такое читать, Л.Рабичев - "Теперь я тоже хочу перескочить. Значит, после Минска, Лида, Гродно, и мы вступаем в Восточную Пруссию. И в районе Инстербурга города мы настигаем гражданское население - повозки с имуществом, рядом семьи: женщины, старики, дети, девочки. И вот вся наша армия срывается с места - это начало - и начинается изнасилование групповое женщин. Это продолжалось до конца Восточной Пруссии". В. Рыжков "Это немки были"? И!!!!! ВНИМАНИЕ! Это антисоветский ветеран пересказывает "октябрьскую" байку, якобы-виденную им у города Голдена. Только, про другое место. Про Инстенбург. Есть такой город. Черняховском, именуемый теперь. Инстенбург взят нами 22 января 1945 года. А где была 31 армия? А она бьётся за Бане-Мазурске (польск. Banie Mazurskie) - сельская гмина (волость) в Польше, входит как административная единица в Голдапский повят, Варминьско-Мазурское воеводство. Это Польша. А Черняховск (в интервью - Инстенбург) как ни как, а центр Калининградского анклава. Так мог ли видеть, либераст, происходящее за сотни километров? Но, тем не менее, урод продолжает бубнить, как дятел: Л. Рабичев "Немки. И я ужасно переживал, но все мои солдаты, связисты все мои участвовали в этом. Больше того, какие-то полковники не могли удержаться, и с дороги сбегали вниз..." Не попутал место и время события, придуманного для книги. Просто врет нагло, рассчитывая на не сведущего слушателя. А дальше начинает противоречить сам себе. И нет у него уже никаких местных изнасилованно-убитых женщин и детей: Л. Рабичев "Это Восточная Пруссия. Но она была богаче, чем другие. Оттуда в СС поступали, офицерами становились. Всюду их фотографии висели, их боготворили местное население. Но местного населения уже не было, когда мы вошли в Восточную Пруссию." В. Рыжков "Они бежали?" Л. Рабичев "Они все бежали". Так кого же насиловали полковники РККА, стоя в очереди за рядовыми, если ВСЁ население заранее сбежало??? И. Кузеев (Позиционируется, как историк и журналист). "Да, у вас в мемуарах есть интересное место, по-моему, Гольдап, где вы вошли в этот..." Л. Рабичев "Да, это первый немецкий город, он три раза переходил из рук в руки." И. Кузеев "Там винохранилище". Л. Рабичев "И вот я просто с водителем из моей роты, какое-то поручение, я не помню, какое, у меня было, я подъехал, а в это время мне говорят, что недалеко отсюда, 12 километров город Гольдап, там никого населения нет, в каждой квартире бери - что хочешь." Антисоветский ветеран не врубается, что собеседником назван город, упомянутый в книжном варианте как место лже-изнасилования. Не клюет на намек про ещё один "мильён изнасилований, про винохранилище. Не понимает, что от него ждут рассказа о пьянстве в РККА. Он начинает говорить о том, что действительно помнит. О грабеже и собственном мародерстве. Это же надо, махнуть с собственным водителем из Польши в Пруссию, чтобы прибарахлиться в ближайшем немецком городе... Читатель может спросить меня, почему я ничего не сказал о фолькс-парке, заполненном трупами, о убийстве двух немецких девочек и о сияющих золотых крестиках на их костях. Не хочу тратить время на разбор очередной брехни о диких русских, о не существовавшем звереподобном майоре, о том что лейтенант - связист якобы видит сквозь стены, как "свиньи жрут" груди немецких девушек, а потом отправляется в свинарник, полюбопытствовать, как на обглоданных костях, затоптанных животными в слой навоза, сияют сверху золотые крестики, к тому-же, не взятые "русскими зверями". Мне противен этот фрагмент книги и противен человек, создавший в своём воображении такой "художественный образ". Да и человек ли он? Что заставило автора пойти на такую дьявольскую ложь? Не ведаю... Об одном жалею, что не могут, в силу возраста и ран, последние воины из 31 армии, набить морду и плюнуть в лживую физиономию своего бывшего сослуживца-тыловика... Успокаивает то, что никому не миновать божьего суда. Что можно сказать о книге "Война всё спишет", написанной престарелым Леонидом Николаевичем Рабичевым? Это просто преднамеренная ложь, перетасованная с некоторыми реальными фактами. Это книга, является типичным антироссийским информационным продуктом информационной войны, появление которого можно объяснить следующими причинами: -- Крупный денежный гонорар, при озвучивании которого исчезают честь и совесть. -- Желание создать образ антироссийской политической благонадежности для родственников, эмигрировавших в Европу, Америку, Израиль или иную заграницу. -- Выплеснувшаяся наружу, ненависть к стране, где довелось жить гражданину Рабичеву и к народу, среди которого он прожил жизнь. Военнослужащие Красной Армии не были ангелами, но Красная Армия не была армией убийц и насильников. Преступления, совершенные против мирного населения являлись преступлениями и карались самым суровым образом. Гораздо суровее, чем в армиях наших западных союзников. То, что сделал автор книги "Война всё спишет", это три ножа в сердце России, которые называются - измена, клевета и подлость... . < После написанного: Через день, после того, как мною была написана прочитанная Вами часть статьи, я внимательно прочитал второе издание книги, опубликованное в 2015 году под названием "Война всё спишет. Записки офицера связи 31-й армии". Книга существенно увеличилась в объёме. Детально рассказано о периоде обучения автора в Уфимском военном училище связи. Оспаривать рассказанное не могу. Но и верить дословно - не могу. Кадровый офицер должен был знать, что согласно Уставу, на рядового могло быть наложено взыскание до 8-ми нарядов, вне очереди. Однако, судя по тексту, и старшина, и командир взвода, и начальник связи Армии накладывают на автора по десять нарядов. То есть, автор неоднократно и мелко лжет. Теряют весомость слова автора, когда он начинает противоречить сам себе: "Уходя, немцы ломали печи в домах. Они собирали столы, сундуки, плуги, вазы, взрывали, ломали и сжигали их. Били чугуны и минировали постройки". А потом, оказывается, что печи целёхонькие: "...вокруг, на всем нашем пути, на фоне черных журавлей колодцев маячили белые трубы сожженных сел и городов". Это практически всё, что смог "припомнить" офицер связи 31-й армии за время своей войны на Ржевском выступе с декабря 1942 года по март 1943 года. Появляются сведения о личном поведении автора: "Я-то все вечера напролет напивался с друзьями-офицерами ... Открывается дверь дома, а там анфилада комнат и половина его взвода, из которого половина - бывшие мои солдаты, на диванах и кроватях, в креслах, просто на полу сидят, а на коленях у них немецкие девочки, а на подоконниках еще пять скучающих. И тут как тут мой Кузьмин соскочил со своей подружкой с кресла, и... только я сел, с подоконника соскакивает еще одна дивной красоты, и целует меня в губы, и оценивающим взглядом буквально просверливает меня. Что это? Мне даже в голову не приходило, что такое возможно? Дело в том, что девочки эти не проститутки были. Видимо, пережили они все жуткие трагедии, гибель родителей, братьев, сестер, женихов, крушение иллюзий, изнасилованные, без средств к существованию, вчерашние гимназистки, студентки с еще не полностью утраченными романтическими представлениями о жизни, с жуткой потребностью на минуту забыть обо всем в искусственном омуте ласки и нежности. А я дорвался до нее, как с цепи сорвался, стягивая, порвал чулок, набрасываюсь на нее, даже не раздев до конца, видимо, своей поспешностью причиняю ей боль, долго не кончаю, а она не поддерживает меня, на лице гримаса горечи, которой я не замечаю. Наконец я кончаю и с ужасом обнаруживаю слезы страдания на ее глазах." Или вот ещё: "А солдаты спали, и разбудить их было невозможно. Просыпались, болтали о своих довоенных похождениях, о не успевших эвакуироваться немках. Котлов удивлялся. Заходишь в дом, и ни слова еще не сказал, а немка спускает штаны, задирает юбку, ложится на кровать и раздвигает ноги". Так были ли это изнасилования в том виде, как представлял их автор в первом, да и во втором издании? У города Гольдена? Читаем "первоисточник". "В нескольких километрах от границы, а стало быть, от нас расположен был богатый восточнопрусский город Гольдап. Накануне наши дивизии окружили его, но ни жителей, ни немецких солдат в городе не было... Останавливаемся в центре почти пустого города. Европа! Все интересно! Но это же самоволка, надо немедленно возвращаться в часть. Все двери квартир открыты, а на кроватях - настоящие, в наволочках подушки, в пододеяльниках одеяла, а на кухне, в разноцветных трубочках, ароматические приправы. В кладовках - банки с домашнего изготовления консервами, супы и разнообразные вторые блюда, и то, о чем во сне не мечталось, - в закупоренных полулитровых банках (что за технология без нагревания?) свежайшее сливочное масло. Собственного изготовления вина, и наливки, и настойки, и итальянские вермуты, и коньяки. А в гардеробах на вешалках новые, разных размеров, гражданские костюмы, тройки. Еще десять минут. Мы не можем удержаться и переодеваемся и, как девицы, кружимся перед зеркалами. Боже, какие мы красивые! Но время! Стремительно переодеваемся, выбрасываем из окон подушки, одеяла, перины, часики, зажигалки". Вот что видел автор пасквиля о вымышленном "изнасиловании и убийстве мильёнов немок полковниками, майорами и подчиненными связистами, западнее Голдепа". Нужно ли запрещать подобные книги? Ни в коем случае. Запрет послужит тому, что псевдолиберальная общественность закричит о притеснениях "рупоров гласности" и о цензуре слова. Такие книги как лакмусовая бумажка, позволяют определить, кто "красный", кто "коричневый", кто "звёздно-полосатый", а кто просто "буржуинский" враг нашего Отечества, которому не важен цвет флага над головой, а важно Россию в грязь втоптать и создать звериный образ народов России в глазах иностранных граждан и в головах нашего молодого поколения.
Добавить комментарий
Популярные книги за неделю
Жанры библиотеки


По году издания

2016 2015 2014 2013 2012 2011 2010



Рекомендации