112 000 произведений, 32 000 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 1

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 23 мая 2014, 14:12


Автор книги: Мария Жукова-Гладкова


Жанр: Современные детективы, Детективы


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 19 страниц) [доступный отрывок для чтения: 13 страниц]

Мария Жукова-Гладкова
Достучаться до седьмого неба

Автор предупреждает, что все герои этого произведения являются вымышленными, а сходство с реальными лицами и событиями может оказаться лишь случайным.


Глава 1
Клеопатра

Я опоздала на самолет и стояла в аэропорту Ниццы. Я опоздала на самолет впервые в жизни. Правда, я впервые в жизни летела одна, хотя мне уже двадцать пять лет. Но так получалось. Я приехала в Петербург из маленького городка, отмеченного только на самых крупных картах. У меня нет высшего образования, только одиннадцать классов провинциальной школы! Я приехала в город на Неве после победы на конкурсе красоты. Я воспользовалась шансом, который мне дала судьба. Знаете, с чем и в чем я приехала? У меня даже чемодана не было! У меня дамской сумочки не было! Никакой! Был армейский рюкзак, еще дедушкин, и полиэтиленовый пакет. И я закрепилась в Петербурге. Чего мне это стоило…

Начинала моделью – и стала довольно востребованной. Потом встретила строительного магната Владимира Станиславовича и три года прожила с ним. Он был против модельной карьеры. Я сидела дома, занималась домашним хозяйством, организовывала вечеринки. Это не говоря про массаж, маникюр, фитнес-центр, спа-центр и сопровождение того же Владимира Станиславовича на различные мероприятия. Я его ни у кого не уводила. Я вообще никого ни у кого не уводила. И я любила Владимира Станиславовича! Я не могу жить с мужчиной, не испытывая к нему никаких чувств! Меня все девчонки за это ругали. Я могла бы давно быть замужем, но я не могу без любви! Но Владимир Станиславович на мне не женился.

В мои двадцать четыре, когда мне уже было поздно возвращаться в модельный бизнес, Владимир Станиславович отправил меня в отставку. Он купил мне однокомнатную квартиру в «брежневке», отдал все мои вещи, которые занимают большую часть единственной комнаты, и, так сказать, пустил в свободное плавание. При расставании Владимир Станиславович заявил, что беспокоится обо мне и о моем будущем. Он расстается со мной ради меня! Я, видите ли, закисну дома! Я должна изменить свою жизнь. Он прямо заявил, что у меня, с моими организаторскими способностями, неплохие шансы устроиться в жизни без спонсора.

Что я пережила… Сколько слез пролила… Но смогла взять себя в руки. Уж очень хотелось щелкнуть Владимира Станиславовича по носу. Для начала я устроилась на работу в один глянцевый журнал, с которым теперь активно конкурирует мой собственный.

Да! Да! У меня теперь есть собственный журнал. Да, его мне купил Владимир Станиславович – но только после того, как я проявила себя! Мы пересекались с моим бывшим сожителем на мероприятиях, куда я приходила в качестве корреспондента глянцевого журнала, потом пересеклись на горнолыжном курорте, куда я тоже приехала работать…

Я благодарна Владимиру Станиславовичу. Никто не сделал для меня столько, сколько сделал он. Он придал мне ускорение, которое мне требовалось. Он в самом деле сделал мне доброе дело. Он расстался со мной, оторвал меня от себя ради моего же блага. Владимир Станиславович пожертвовал своей блажью ради моего будущего. Может, это и есть любовь? Или это старость? Мне было очень приятно, когда на свое двадцатипятилетие я получила от него подарок с вложенной открыткой, на которой была одна фраза: «Катенька, я тобой горжусь!»

И ведь работаю я сама! Часто по четырнадцать часов в день. Но мне это нравится! Купив журнал, Владимир Станиславович нанял очень толковую даму пятидесяти двух лет, полную сил и энергии. Вначале она относилась ко мне настороженно, как, впрочем, и я к ней, но потом мы подружились, несмотря на то что я годилась ей в дочери. Но мы обе делаем общее дело. У нее, как и у многих наших женщин предпенсионного и пенсионного возраста, были проблемы с поиском работы – несмотря на опыт, квалификацию, умение и желание работать. У меня было страстное желание проявить себя, показать, что я чего-то стою (и показать не только Владимиру Станиславовичу). Мы обе учились, мы хотели учиться и добиться успеха. Мы хотели сделать наш новый журнал прибыльным. Издательский бизнес очень сложен – и я в процессе работы узнавала все эти сложности. Но я очень хотела делать журнал, хотела признания, хотела, чтобы меня воспринимали не как чью-то любимую женщину (а то и просто живую игрушку), а как главного редактора журнала. Да, Владимир Станиславович купил мне его, но я создаю его сама с командой единомышленников, по крохам постигая профессиональные тайны.

Моя коллега предложила печатать журнал в двух вариантах – глянцевом и дешевом, на газетной бумаге, для более широкой аудитории. Пусть читают школьницы и пенсионерки, матери семейств и одинокие женщины. А глянец, с большим количеством фотографий и несколько другой рекламой, ориентируем на обеспеченных женщин, но тоже желающих как-то изменить свою жизнь. Очень многих из них – как из первой группы, так и из второй – интересует, как найти мужа (первого или нового) или, по крайней мере, любовника. Мне самой есть что сказать по вопросам поиска, и мы решили печатать истории тех, кто нашел, и тех, кто еще ищет, – чтобы другие женщины не повторяли их ошибок и использовали удачные ходы. В первом номере мы рассказали о новом горнолыжном курорте, где побывала зимой я, с упором на поиск мужчины на горнолыжных курортах в целом и на этом в частности – чтобы читательницы сами решали, ехать туда за мужьями/любовниками или не ехать. Мы описали, кого там можно встретить. Владимир Станиславович с партнерами разместил у нас рекламу. Мы сами нашли еще нескольких рекламодателей.

Первый тираж разошелся за два дня. Мы сделали допечатку. Главный редактор глянцевого журнала, в котором я начинала свою издательскую карьеру, позвонила и назвала меня предательницей. Я пожелала ей счастья в личной жизни и сказала, что конкуренция в профессиональном плане только пойдет нам обеим на пользу. А сама подумала, что мы очень правильно выбрали ориентацию издания – журнал для женщин, которые находятся в поиске. Таких женщин – большинство, причем среди всех социальных слоев, возрастов и профессий.

Во время подготовки третьего номера моя коллега честно призналась мне, что всегда с презрениям относилась к «олигархическим женщинам» и только злорадствовала, когда слышала, как одна брошенная выкинулась из окна, а другая перерезала вены в ванной. У меня никогда не было желания покончить с собой. Я слишком люблю себя для этого. Но… на каком-то жизненном этапе мне было очень плохо. Себя было жалко. Я проклинала Владимира Станиславовича, но пошла не резать вены, а работать. Владимир Станиславович правильно оценил мои возможности и мой характер.

А мама до сих пор звонит и спрашивает, когда же я наконец выйду замуж. Мне с детства мама и бабушка внушали, что главное для женщины – это удачно выйти замуж. Теперь я так не думаю. Теперь я думаю, что работать надо обязательно. Если у тебя есть работа, ты независима от мужчин материально, у тебя есть дело, которым ты занята и увлечена, то и отношения с мужчинами складываются по-другому. К тебе по-другому относятся. Нужно быть успешной самой по себе. Но и любви тоже хочется… Любви, а не спонсора!

Любовь вроде бы появилась на том самом горнолыжном курорте, которому мы посвятили первый номер журнала, потом исчезла, потом возникла на мое двадцатипятилетие, потом опять пропала. Любовь эта из спецслужб. Возможно, опять на каком-то ответственном задании. Но я не исключаю, что у этой любви в разных городах (а то и странах) семеро по лавкам от семи разных женщин. Из-за него я тоже какое-то время страдала, но с работой по четырнадцать часов в день на страдания времени почти не остается. Я засыпаю мгновенно, едва доношу голову до подушки!

Владимир Станиславович позвонил мне недели две назад и спросил, не хочу ли я поприсутствовать на дне рождения одного очень богатого человека, который будут справлять на Лазурном Берегу во Франции.

– В какой роли? – тут же спросила я.

– Ну конечно, как главный редактор и владелица популярного глянцевого журнала! – воскликнул Владимир Станиславович. – Тебя уже все воспринимают в новом статусе, Катенька. Ты больше не модель, не моя подруга, ты – самостоятельная и успешная женщина. И ты должна подавать себя только так! И слушать мои советы. Я же всегда давал тебе только хорошие советы, не правда ли? Хотя ты их вначале всегда воспринимаешь в штыки.

Я усмехнулась, но спросила, что мой бывший сожитель посоветует мне делать на дне рождения этого богатого человека.

– Работать по профилю твоего журнала, – как само собой разумеющееся ответил Владимир Станиславович. – Вы же ориентируетесь на женщин в поиске? Вот и напишешь про празднование дня рождения богатого мужчины, на котором можно – или нельзя – вести поиск. Это на твое усмотрение. Мне, кстати, будет интересно потом почитать, что ты решишь.

– Там будет много одиноких богатых мужчин?

– Да. И много женщин – без мужчин. Юбиляр любит приглашать всех по одному, то есть без жен и любовниц, а также успешных женщин, и смотреть, что получится. Конечно, основная масса девушек будет из модельного бизнеса, но будут и с телевидения, из газет и журналов, балерины, певицы… Я уже говорил с юбиляром насчет тебя. Скоро тебе должны прислать приглашение.

– Вы предупредили, что я буду писать о его дне рождения?

– Да, конечно. Думаю, что его помощники сейчас изучают уже вышедшие номера твоего журнала. Я уверен, что они им понравятся и юбиляр захочет видеть у тебя свою рекламу, включая скрытую.

– А если не понравятся? Не будет ни приглашения, ни рекламы?

– Не факт, – тут же нашелся Владимир Станиславович. – Реклама может и появиться. Но ты помнишь, что я застолбил первый разворот и четвертые страницы?

Приглашение пришло вместе с билетом на рейсовый самолет. У юбиляра, естественно, имелся свой самолет, но я не попадала в разряд избранных, которые полетят на нем. Я понимала, что на юбилее будут присутствовать и другие обладатели собственных самолетов, но я пока не была знакома ни с кем из них.

Получилось так, что я впервые летела одна. До приезда в Петербург из родного провинциального городка я на самолетах не летала ни разу. Потом я летала с Владимиром Станиславовичем – на курорты, на футбол в Англию, на какие-то деловые встречи, то есть он вел переговоры, я ходила по магазинам. Один раз, после расставания с ним, я летала на горнолыжный курорт с моей нынешней конкуренткой, главным редактором другого глянцевого журнала.

На этот раз долетела я нормально, в аэропорту Ниццы взяла такси и отправилась в гостиницу, где мне на три ночи был забронирован номер. Мы с моей коллегой решили, что я как раз осмотрюсь, чтобы приехать в эти места в августе и собрать материал для нашего журнала. Говорят, что в августе в этих местах самый большой наплыв дичи и охотниц. Как раз своими глазами посмотрю, так это или не так.

Но ближайшим пунктом программы был день рождения. Естественно, следовало прибыть в дорогом вечернем платье. Ничего нового я покупать не стала, благо, что платьев после расставания с Владимиром Станиславовичем мне хватит на несколько лет. Следовало только покопаться в огромной куче одежды и обуви, занимающей у меня большую часть комнаты, как я уже говорила. У меня не доходят руки все это разобрать и разложить. Роюсь по мере необходимости. Но хоть не надо в ближайшем будущем тратить время на магазины! После расставания с Владимиром Станиславовичем я думала, что не надо тратить деньги… Теперь мне стало дороже время.

Из гостиницы гостей забирали специально присланные лимузины. Я очутилась в одном с тремя «Вишенками», очередной девчоночьей группой. Оказалось, что Сюзанна, Регина и Камелия (на самом деле – Света, Рита и Кира) зачитывают мой журнал до дыр. Мне было приятно.

Зачем продюсеры меняют девочкам имена? Почему они не могут петь под своими собственными? Я-то понятно почему представляюсь Катей. То есть мне кажется, что нормальному человеку должно быть понятно. Я ненавижу данное мамой имя (Клеопатра). Мама звала меня Клепой. Клеопатра Ивановна Левченко – это, по-моему, кошмар. Но мама почему-то считала, что имя Клеопатра будет привлекать мужчин, а она, как уже говорилось выше, очень хотела, чтобы я удачно вышла замуж. Хотя, если вспомнить судьбу самой известной Клеопатры… В модельном агентстве, где я успела потрудиться, использовали мое настоящее имя. Там оно, так сказать, пришлось ко двору. Не нужно было ничего придумывать, когда меня «засвечивали». Но по жизни…

Мы быстро доехали с «Вишенками» до особняка юбиляра, они отправились готовиться к выступлению, а я прошла на огромную лужайку перед домом. Хотя лужайку, наверное, в данном случае следовало бы именовать полем. Гости были разодеты в пух и прах. Думаю, что на этой вечеринке были представлены все последние коллекции европейских домов моды. Переливались и сияли драгоценные камни в оправах из золота и платины. Если взглянуть со стороны, отойдя хотя бы на край лужайки (или поля), то создавалось впечатление, что на ней собрались жар-птицы (женщины) и пингвины (мужчины в смокингах). Но я держала свое мнение при себе.

Не думаю, что на дне рождения собралось много людей, которые пришли просто отдохнуть и поразвлечься. Как и на большинстве тусовок, целью было попасться на глаза кому надо, а потом получить что-то для себя. Эти цели преследовали и мужчины, и женщины. Кто-то использовал возможность встретиться в неофициальной обстановке и обговорить какую-то сделку.

Кое-кто из гостей размещался в доме юбиляра, но даже такого дворца на всех не хватало, да и, возможно, юбиляр не желал селить у себя всех. У ряда приглашенных имелись свои дворцы или просто особняки в этих местах, кое у кого – даже в пешей досягаемости, но они, естественно, не ходили пешком даже на такие расстояния. Самых скромных гостей, типа меня и «Вишенок», разместили по гостиницам.

Праздник был запланирован на открытом воздухе. Погода позволяла. Но я догадывалась, что на случай непогоды тут тоже было что-то предусмотрено. Наверняка натягивалась какая-то крыша. Гостей было много, и усадить всех в доме, даже в огромном обеденном зале, не представлялось возможным. И сцену там было не поставить. То есть там имелось небольшое возвышение, но не такое грандиозное сооружение, сделанное по последнему слову эстрадной техники, как то, что воздвигли на лужайке.

Столы были рассчитаны на двенадцать человек, перед каждым посадочным местом лежала карточка с именем гостя. По прибытии всем вручали номерок – чтобы гость точно знал, к какому столу идти. Насколько я поняла, столы у сцены предназначались для близких друзей или самых дорогих гостей. Я сомневалась, что у такого человека могут быть близкие друзья. Среди дорогих (во всех смыслах) гостей узнала кое-кого из политиков и чиновников. Следующие ряды занимали бизнесмены (кое-кого я знала по фотографиям), потом, так сказать, люди искусства в широком смысле, к которым была причислена и я. Признаться, я ожидала, что рассадка будет другой, то есть не будет четкого разделения на бизнес и искусство. Также я ожидала, что за каждым столом будет по шесть мужчин и шесть женщин, но это тоже оказалось не так.

Официальная часть с тостами длилась не очень долго. Потом началась пьянка с обжорством под пение приглашенных артистов. В это время представители каждого мира вели деловые разговоры – или, по крайней мере, я так решила. Через три часа после начала праздника, хорошо выпив, закусив и поговорив о делах, народ стал перемещаться между столами, знакомиться, общаться. Вот тут все начали пересаживаться.

Владимир Станиславович тоже присутствовал, мне несколько раз подмигнул, но время мое не отнимал. Я знакомилась с народом обоего пола, общалась и смогла предварительно договориться о предоставлении рекламных площадей двум потенциальным рекламодателям. Также я пришла к выводу, что на такой тусовке можно легко найти партнера на одну ночь. Я получила четыре соответствующих приглашения, причем не прямо в лоб, а поданных так, что их можно было принять или не принять, никого не обидев. Я не приняла. Партнеров для серьезных личных отношений здесь не искали. Для деловых искали. О любви из присутствующих тоже, похоже, никто не мечтал (кроме меня, идиотки). Мечтали о больших деньгах, яхтах, особняках во всех частях света, теплом месте на высокой чиновничьей должности или в какой-нибудь политической партии, проходящей в Государственную думу.

Конечно, не обошлось без драки (разве какое-то большое сборище на Руси может пройти без нее?), без танцев, без песнопений пьяных гостей. Меня всегда поражает, как наши люди, напившись водки в жару, могут петь «Ой, мороз-мороз», но ведь поют же!

Я познакомилась с несколькими дамами, обменялась телефонами. Дамы заявили о своей готовности дать интервью моему журналу. Услышав мой разговор с одной из потенциальных героинь, один сильно пьяный господин в смокинге заявил, что тоже готов дать интервью женскому журналу с советами мужчины. Я взяла его визитку. Женщинам явно будет интересно послушать и мужское мнение по поводу того, где мужчин искать и как ловить в сети. Я сделала несколько снимков украдкой, чтобы было чем оживить репортаж о дне рождения.

Но это только я думала, что украдкой. Ко мне подошел мужчина лет пятидесяти с явно военной выправкой, коротким ежиком седых волос и жестким взглядом серых глаз. Представился начальником службы безопасности одного из близких друзей юбиляра. Правда, был в смокинге, как гости, а не в пиджаке, как молодые секьюрити, к гостям близко не подходившие.

– Фотографировать запрещено, – сказал он.

Я тоже представилась и пояснила, что прибыла сюда для подготовки репортажа о дне рождения, о чем юбиляр знает. Сергей Семенович (как назвался мужчина) на мгновение задумался, потом предложил мне вместе с ним прогуляться к его боссу, который как раз беседовал с юбиляром.

«Интересно, а почему ко мне подошел начальник службы безопасности другаюбиляра, а не самого юбиляра? Или тут к работе подключены службы безопасности всех друзей? Это случайно не опрометчивое решение?»

Но спорить я не стала. Я подхватила Сергея Семеновича под подставленный локоть и поразилась крепости мышц. Вообще он не смотрелся накачанным, как молодцы-секрьюрити. Сергей Семенович был жилистым и чем-то напоминал то ли гепарда, то ли ягуара, готового мгновенно сорваться с места. Вероятно, он прошел хорошую подготовку в каких-нибудь законспирированных спецслужбах Советского Союза в те годы, когда готовили на самом деле блестящих специалистов своего дела. Они потом организовывали революции и перевороты на разных континентах по заданию партии и правительства, а в новые времена возглавили спецслужбы у олигархов и просто очень богатых людей.

– Клеопатра, я много о вас слышал, – юбиляр склонился над моей ручкой. – Очень рад знакомству. Наконец-то оно состоялось. Сколько гостей! Не могу уделить всем должного внимания, даже таким красивым женщинам, как вы.

– Вы представились Катей, – тут же повернулся ко мне Сергей Семенович.

– Мне не нравится мое имя, и поэтому я всегда представляюсь Катей, – пояснила я.

– Дмитрий, – склонился над моей ручкой босс Сергея Семеновича.

Лицо Дмитрия было мне знакомо из газет, я только точно не помнила, чем он занимается. По возвращении домой уточню, тем более Сергей Семенович напомнил еще и отчество, и фамилию. И Дмитрий, и юбиляр явно проводили время в спортзале (хотя точно не имели подготовки Сергея Семеновича), а также в солярии или под солнечными лучами. Не исключаю, что и у косметологов, и у пластических хирургов, к которым теперь зачастили и мужчины не только из шоу-бизнеса и не только нестандартной ориентации.

Юбиляр праздновал тридцать восьмой день рождения, Дмитрию, вероятно, было примерно столько же. Оба были холеными брюнетами, только Дмитрия я назвала бы более ярким. Юбиляр носил небольшую бородку, Дмитрий гладко брился.

Начальник службы безопасности тем временем уточнил у юбиляра, на самом ли деле мне дозволено писать о юбилее.

– Да. Но, конечно, моя пресс-служба ознакомится с материалом до того, как журнал пойдет в печать. Если хотите, Клеопатра, то есть Катенька, мои сотрудники вам могут предоставить дополнительный материал. Свяжитесь с ними прямо, скажите, что нужно.

– Она фотографировала, – сказал Дмитрий. – И я отправил Сергея Семеновича разобраться.

«Значит, это он заметил? Когда успел-то?!»

Меня попросили показать снимки в телефоне. Пришлось показать. Просмотрели и юбиляр, и Дмитрий, и его начальник службы безопасности.

– Ну эти, вообще-то, можно оставить, – сказал Дмитрий. – Только больше ничего не фотографируйте.

Юбиляр кивнул.

– Сергей Семенович составит вам компанию до конца вечера, – заявил Дмитрий. – Он ответит на интересующие вас вопросы.

Я пояснила направленность нашего журнала. Мужчины крякнули.

– Ну и как? – наконец родил юбиляр. – Можно ли на моем дне рождения найти мужчину? Я, признаться, не вникнул в суть, когда Владимир Станиславович, ваш… э-э-э…

– Бывший сожитель, – подсказала я.

– М-да, ваш… э-э-э… в общем, Владимир Станиславович сказал, что вы – главный редактор глянцевого журнала.

– То есть ничто другое вас не интересует? – тут же встрял Дмитрий.

– Глянцевых журналов много, – пожала плечами я. – Мы к тому же выходим в двух вариантах – глянцевом и неглянцевом. Упор на поиск мужа, первого или нового, любовника, друга-мужчины не делается ни в каком другом журнале – по крайней мере, в той степени, как у нас. А у нас все статьи под этим углом. Есть другие журналы, например, со сплетнями – кто, с кем, как, где. Есть с упором на уход на кожей, волосами, с рассказами о новых спа-процедурах. Каждый, как может, старается привлечь покупателей.

– Так вы ответите на мой вопрос? – посмотрел на меня юбиляр. – Как с поиском мужчины у меня на дне рождения?

– После того как возьму интервью у всех, с кем здесь познакомилась и предварительно договорилась. Или хотя бы у половины. По-моему, здесь можно найти только мужчину на одну ночь.

– Но эта ночь может стать самой памятной в жизни женщины, – заметил Дмитрий и мне подмигнул. – Многие мечтают получить приглашение на такой вот день рождения, чтобы эта ночь в их жизни была.

Он меня клеит? И поэтому послал ко мне своего начальника службы безопасности?

– Вы уверены, что этих женщин устроит одна ночь? Все надеются на большее.

– Им остается только надеяться, – заметил юбиляр и тоже мне подмигнул.

В это мгновение к нам подошла очень красивая девушка двадцати с небольшим лет, натуральная блондинка с длинными волосами и серыми глазами. На меня бросила оценивающий взгляд и тут же вцепилась в руку Дмитрия.

– Дима, пойдем к озеру, – сказала она, немного растягивая гласные. Таким тоном она, вероятно, просит очередную шубу или очередную драгоценность.

Неужели я когда-то была такой? Хотя нет. Я ничего не просила у Владимира Станиславовича. Он сам мне покупал. То есть давал деньги, и я покупала. Теперь донашиваю. Внешне я отношусь к тому же типу, что и эта девушка. Мы во вкусе Дмитрия? Поэтому ко мне и был отправлен Сергей Семенович?

– К какому озеру? – удивленно спросил юбиляр. – У меня на участке нет озера. Бассейн есть.

Вскоре выяснилось, что девушка имела в виду Средиземное море, выход к которому на самом деле имелся на участке. Девушка удивленно хлопала глазами. Ресницы, по-моему, были накладные.

Дмитрий все-таки пошел к «озеру», юбиляра под локоток подхватил кто-то из деловых мужчин, мы остались с Сергеем Семеновичем.

– Ну, что делать будем, Катя-Клеопатра? Погуляем или рассказать что-нибудь?

– Из вашего спецназовского прошлого? Вы в каком звании? Какими языками владеете? В каких странах выполняли интернациональный долг, или как там это называлось в советские времена?

Сергей Семенович развернулся, оказался напротив меня и теперь смотрел мне прямо в глаза. Смотрел задумчиво. Вероятно, он привык к тому, что девушки-блондинки с модельной внешностью типа меня – полные дуры. Только что один пример подходил, правда, та была бледная, а я – загорелая. Знаю, что загар мне идет, и поэтому поддерживаю его круглогодично, даже теперь, с этой сумасшедшей работой!

– Катя, какое у тебя образование? – спросил Сергей Семенович.

– Средняя школа, – ответила я и пояснила, где эта школа находится.

Однако больше мы поговорить не смогли. К Сергею Семеновичу подскочила женщина лет тридцати, слегка полноватая брюнетка. Женщина была красивой, яркой, но очень несчастной. Мне показалось, что я где-то видела ее раньше. Хотя если она бывает на тех же тусовках, на которые я сопровождала Владимира Станиславовича…

– Сергей Семенович, ну помогите мне, пожалуйста! – воскликнула она, не обращая на меня внимания. – Ну вы же знаете, что я его люблю! А эта шалава белобрысая только и думает, как побольше отхватить!

– Маргарита, ты – умная женщина, – сказал Сергей Семенович теплым тоном, как будто разговаривал с любимой дочерью. – Ну пойми ты, что все. Все! Закончились ваши отношения. К сожалению, не ты первая и не ты последняя. И вообще как ты сюда-то пробралась?

– Это уж мое дело, – отмахнулась неизвестная мне Маргарита. – Сергей Семенович, ну проводите меня к нему! Вы только подведите, а там уж я сама справлюсь!

Маргарита вцепилась в начальника службы безопасности мертвой хваткой и потащила его прочь. Оба обо мне забыли. Сергей Семенович даже не оглядывался. Решил, что я не представляю угрозы для босса? Ну а я пошла тусоваться с народом. Записала пару интервью пьяных женщин на диктофон, туда же пошли советы пьяных мужчин и спор мужчин с женщинами.

Больше в тот вечер я не видела ни Сергея Семеновича, ни Маргариту, ни Дмитрия с блондинкой. Юбиляр мелькнул пару раз, но всегда находился в окружении каких-то гостей. К лимузину, доставившему меня в гостиницу, меня провожал мой бывший сожитель Владимир Станиславович. Сам он остался на мероприятии.

Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


Популярные книги за неделю

Рекомендации