145 000 произведений, 34 000 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 1

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

  • Текст добавлен: 24 декабря 2014, 16:41


Автор книги: Майк Резник


Жанр: Вестерны, Приключения


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 17 страниц)

Майк Резник
Пистолет для мертвеца

Как всегда посвящается Кэрол, а заодно – моему другу (и прекрасному писателю) Кевину Андерсону.


Mike Resnick «The Buntline Special»

Публикуется с разрешения автора и литературных агентств Spectrum Literary Agency и Nova Littera SIA Donald Mass Literary Agency

© Mike Resnick, 2010

© J. Seamas Gallagher, 2010

© Н. Абдуллин, перевод, 2014

© ООО «Издательство АСТ», 2014

© Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес, 2014

Пролог

«Тумстоун эпитаф», выпуск от 7 сентября 1881 года.

«Ярчайший городок на Западе»

Джон П. Клам, издатель.

Сегодня исполняется ровно год, как Тумстоун стал первым городом – не только в Америке, но и во всем мире, – что озарился искусственным светом. Все благодаря двум гениям: Томасу Алве Эдисону и Неду Бантлайну. Пришло время воздать должное этим двум господам, без которых жизнь в нашем городке не была бы столь яркой.

Нед Бантлайн перебрался к нам из Додж-Сити три года назад и успел изобрести пуленепробиваемую латунь. Большинство местных ранчо обшиты этим замечательным сплавом; в Тумстоуне ежедневно возводятся здания с применением сверхпрочной латуни. Из нее же сработаны дивные фонарные столбы.

А еще сегодня ровно год, как мистер Бантлайн переманил к нам своего друга мистера Эдисона. Томас Эдисон укротил для нас электричество: зажег на улицах Тумстоуна свет и запустил линию транспортного сообщения «Бант лайн». Что особенно замечательно, новые дилижансы мистера Бантлайна неуязвимы для атак разбойников и индейцев.

Пожалуй, самое удивительное изобретение этого тандема – искусственная рука мистера Эдисона. После неудачного покушения раздробленную пулей конечность пришлось ампутировать, и тогда мистер Бантлайн собрал для мистера Эдисона – под его же руководством – механический протез. Как заверяет сам мистер Эдисон, новая рука сильнее, действует лучше и, разумеется, нечувствительна к боли. Мистер Бантлайн развил эту идею в последующих экспериментах, а мистер Эдисон недавно закончил работу над фонографом; в настоящее время он трудится над неким устройством под названием «телефон».

На вопрос, какое изобретение тандем планирует следующим, мистер Бантлайн пожал плечами и ответил: «Для нас открыты все горизонты». Мистер Эдисон, усмехнувшись, добавил: «Тут я с Недом не согласен. Леонардо смотрел куда дальше, в будущее. С чего бы нам ограничивать себя настоящим?»

Что бы нового ни создали эти двое, Тумстоун гордится, что открытие свершится здесь, на его земле. Счастливой первой годовщины, мистер Эдисон!


Бой в салуне «Ориентал»

Прошлой ночью в салуне «Ориентал» произошла очередная потасовка. Выстрелов так и не прозвучало, и по заверениям маршала Верджила Эрпа, Курчавый Билл Броциус и Однорукий Келли следующие двое суток погостят в окружной тюрьме (городскую тюрьму теперь оснащают решетками из латуни мистера Бантлайна).


Дамы протестуют

В контору шерифа Джонни Биэна поступила петиция, подписанная семнадцатью местными дамами, с требованием, чтобы мистер Бантлайн оставил эксперименты определенного (неназванного) рода. Шериф Биэн ответил: мистер Бантлайн не нарушал законов и не собирается уступать требованиям. Однако миссис Элеонор Гримсон заявила: если мистер Бантлайн не прекратит опытов, ее компания устроит пикет перед мастерской.


Клэнтоны уходят от правосудия

На процессе, что продлился менее пятнадцати минут, с арестованных за кражу коней и скота Айка, Фина и Уильяма Клэнтонов сняли все обвинения. Дело закрыли, так как ни один из свидетелей не явился в суд.


Заявки на шахты

На этой неделе открылись три новые серебряные шахты, а также подано еще тринадцать заявок в пробирную контору.


Очередная трагедия

Морган Эрп сообщил: действуя по наводке одного ковбоя, он нашел обгорелые останки крытого фургона у восточной границы округа Кочис. Выживших нет. Предположительно, людей убили, а лошадей увели местные апачи. Поскольку Джеронимо не объявлял войны, действовал, скорее всего, отряд отступников.


Светские новости

Близкая подруга шерифа Биэна, актриса Жозефин Маркус изъявила желание поселиться в Тумстоуне, в то время как весь ее театр на следующей неделе продолжит гастроли и отправится в Калифорнию. Мисс Маркус, насколько нам известно, станет первой горожанкой Тумстоуна, исповедующей иудейскую веру. Добро пожаловать!

1

В салун вошел высокий, стройный мужчина с пышными висячими усами. Взгляд его скользнул мимо крупье за карточными столами, мимо портрета Лили Лэнгтри[1]1
    Лэнгтри Лили (1853–1929); наст. имя – Эмилия Шарлота ле Бретон. Знаменитая красавица и актриса театра.


[Закрыть]
и остановился на франтоватом господине, что в одиночестве сидел у стены. Тот улыбнулся и махнул рукой; высокий человек – не обращая внимания на шепотки и косые взгляды посетителей, – подошел к франту.

– Мистер Эрп? – спросил тот, и вошедший кивнул. – Я так рад, что вы согласились прийти.

Уайетт Эрп сел напротив. Налил себе виски из бутылки, что стояла посередине стола; сделал большой глоток и утер губы рукавом черного пиджака.

– Ну хорошо, – произнес он. – Вы посылали за мной, мистер Маккарти, вам и говорить.

Собеседник пожал ему руку.

– Рад познакомиться, – сказал Маккарти. – Слава летит впереди вас, и разумеется, ваш брат известил меня о ваших текущих делах.

– Который брат? – спросил Эрп. – У меня их много.

– Верджил, – ответил Маккарти. – Хороший человек.

– Смотрю, за ним вы не послали.

Маккарти улыбнулся.

– Боюсь, служба в маршалах Тумстоуна отнимает у него все время.

– Он не сидит сложа руки, – не улыбаясь, признал Эрп. – Теперь, полагаю, вы скажете, в чем суть дела, мистер Маккарти?

– Зовите меня Сайлас.

– Сначала я бы хотел узнать, что я здесь делаю.

Маккарти огляделся.

– Может, нам прогуляться? – предложил он. – Не хочется, чтобы нас подслушали.

– Как вам угодно, – пожал плечами Эрп.

Встав из-за стола, они покинули салун и оказались на улице Дэдвуда, что в штате Колорадо.

– Вот это зверюга, – заметил Маккарти, указав на чалого скакуна у коновязи. – Когда я пришел, его здесь не было. Ваш?

Эрп покачал головой.

– В Тумстоуне лошади без надобности.

– Да уж, наслышан.

– Слухами земля полнится.

– Промозгло тут, не находите? – сказал Маккарти, когда они обогнули угол и вышли на боковую улочку.

– Бывало и хуже, – ответил Эрп. Он встал и посмотрел на Маккарти. – По вашей просьбе я проделал длинный путь; я устал, голоден и еще натер мозоль на левой ноге. Будь я проклят, если придется обойти весь город, пока вы не убедитесь, что никто вас не слышит и не читает у вас по губам. Почему бы прямо сейчас не выложить, что у вас на уме?

Маккарти кивнул.

– Пожалуй, вы правы. Доводы у вас резонные, – он последний раз огляделся. – Мистер Эрп, страна нуждается в вашей помощи.

– Я припозднился с рождением и не успел на Гражданскую войну, да и не слышал, чтобы мы где-то вели еще одну, – сказал Эрп.

– Ошибаетесь, – твердо заявил Маккарти.

– С кем же воюем? С Англией? – слегка удивился Эрп. – С Францией? Или Мексикой?

Маккарти покачал головой.

– Я не большой любитель игр в загадки, – предупредил Эрп.

Маккарти долго и пристально смотрел на него, а после сказал:

– Как по-вашему, почему граница Соединенных Штатов лежит вдоль Миссисипи?

Эрп снова пожал плечами.

– По эту сторону реки ловить особенно нечего: горстка золотых и серебряных шахт, кучка ранчо, может, пара сотен поселений и тьма индейцев.

– Вот с индейцами-то мы и воюем.

– Дохлый номер, – убежденно проговорил Эрп. – Ввяжетесь в войну с апачами и остальными краснокожими – проиграете. Эти всех перебьют.

– Смотрю, вас они не тронули, – заметил Маккарти.

– Я с ними не воюю, – ответил Эрп. Достав кисет с табаком, он принялся сворачивать себе папиросу. – Тумстоун – город шахтеров, добывающих серебро, а серебро индейцам неинтересно. У нас нет ничего, что нужно им, у них – ничего, что нужно нам.

– У них есть то, что нужно Соединенным Штатам, – возразил Маккарти, отмахиваясь от мухи.

– Что же? – спросил Эрп, закуривая.

– Западная половина континента, конечно же.

– На кой она вам?

– Судьбой нам уготовано выйти к Тихому океану, – решительно произнес Маккарти.

– Я и прежде слыхивал эту чушь про судьбу и прочее, – сказал Эрп. – Коли нужна земля – почему не купите ее у аборигенов?

– Мы не платили ни за дюйм земли Соединенных Штатов! – отрезал Маккарти. – Не собираемся платить и впредь.

– Если память мне не изменяет, Нью-Йорк вы купили. За двадцать четыре доллара, так?

– Ситуация была совершенно иная, – вскинулся Маккарти. – Правительство Соединенных Штатов не заплатило ни цента, ведь тогда не существовало самих Соединенных Штатов.

– Ну хорошо, судьбой вам предначертано захватить землю от океана до океана, – произнес Эрп. – Хотите отобрать ее у индейцев? Удачи.

– Вот тут-то и понадобитесь вы, мистер Эрп.

Эрп усмехнулся.

– Мне распугать апачей, сиу, шайенов и прочие западные племена, чтобы они оставили вам землю и, поджав хвосты, бежали в Канаду и Мексику?

Маккарти улыбнулся.

– Мы рассчитываем на другое.

– На что?

– Позвольте объяснить. Наша граница лежит у Миссисипи не потому, что мы не смогли побить индейцев. Мы били британцев, сумеем одолеть и местных – племя за племенем, по одному или все разом, на поле брани, – с презрением произнес Маккарти. – С чем нам не справиться, так это с магией шаманов. У нас – винтовки и картечницы Гатлинга, зато у шайенов – Римский Нос, а у апачей – Гоятлай. Те еще колдуны, силы им не занимать!

– Гоятлай? – нахмурился Эрп.

– Вам он известен как Джеронимо, – пояснил Маккарти. – Так вот, эти двое – и десятки менее известных шаманов – пустили в ход колдовство, дабы сдержать нас.

– Ошибаетесь, – сказал Эрп. – Меня, моих братьев и чертову уйму народа они не сдержали.

– Просто вас на Западе терпят, – возразил Маккарти. – Вы не представляете угрозы для местных. Не воюете с ними, не охотитесь на их дичь, и хотя воды в тех землях мало, ее хватает небольшим племенам аборигенов и поселениям белых.

– Они принимают не только белых, – заметил Эрп. – Почти в каждом племени имеется беглый или вольноотпущенный раб, в качестве переводчика. Краснокожим не приходится учить наш язык, а нам – их, – Эрп помолчал и добавил: – Итак, вы объяснили, почему Соединенные Штаты не переходят Миссисипи, но так и не сказали, что требуется от меня. Надеюсь, вы не думаете, будто я в одиночку стану воевать против апачей?

– Разумеется, нет, – ответил Маккарти. – Мы готовимся противостоять их магии.

– Тогда какого дьявола я тащился из Тумстоуна в Дэдвуд? – раздраженно спросил Эрп.

– Вы и ваши братья содержите салун «Ориентал», ведь так?

– Два.

– Два салуна? – удивился Маккарти.

– Два моих брата: Верджил и Морган. Когда дела пойдут в гору, пошлем за Джеймсом и Уорреном.

– Что скажете, если я предложу вам с братьями поработать на меня, не закрывая салуна? Денег получите вдвое больше, чем принесет за это время «Ориентал».

– Спрошу, кого убить: Джеронимо или президента Гарфилда?

Маккарти весело рассмеялся.

– Надеюсь, вам не придется никого убивать.

Повисла небольшая пауза, после которой Эрп произнес:

– Я жду.

– Во-первых, все, что я скажу, должно остаться в тайне. Вы согласны?

– Приятно было познакомиться, мистер Маккарти, – ответил Эрп и развернулся в сторону салуна.

– Погодите! – окликнул его Маккарти.

– Я ничего не обещаю наперед, мистер Маккарти. Я, может, и не открою никому того, что вы скажете, однако не стану обещать этого, пока вы, собственно, не скажете, в чем дело.

Подумав немного, Маккарти наконец согласился:

– Справедливо. Как вам Тумстоун?

– Мне нравится, – озадаченно ответил Эрп. – Там определенно лучше, чем в Додже или Уичито.

– Оно и понятно. Вы знаете, что улицы Нью-Йорка и Бостона до сих пор освещаются газовыми фонарями, а главным транспортным средством там остаются ноги: либо наши две, либо лошадиные две пары.

Эрп пристально посмотрел на Маккарти.

– Это как-то связано с Томом Эдисоном, я прав?

– Он – самый яркий научный ум из всех, что рождались на нашей земле. Еще Бен Франклин доказал: электричество обладает потрясающей силой, но только Томас Эдисон сумел его укротить. Потенциал электричества поистине безграничный. Да, мистер Эрп, в этом деле замешан Томас Эдисон. Как думаете, почему он переехал в Тумстоун? В Нью-Йорке или Балтиморе он мог бы зарабатывать в десять раз больше, – не дожидаясь ответа, Маккарти продолжал: – Мы заплатили ему, чтобы он перебрался в Тумстоун и там, втайне, изучил индейских шаманов, нашел, что можно противопоставить их магии.

– Хотите, чтобы я с братьями взялся его защищать, – подсказал Эрп.

– Совершенно верно. Помимо шерифа Биэна, чья репутация, скажем так, вызывает сомнения, вы в Тумстоуне единственные стражи закона. Именно вы очистили от бандитов Додж-Сити и Уичито. Верджил в Прескотте поработал не хуже.

– Поймите одно, – сказал Эрп, – Верджил – маршал Территории Тумстоун. Государственных маршалов у нас нет. Полномочия у Верджила неопределенные. Должность ему придумали владельцы шахт, потому как срок Биэна истекает только через два года, а самому шерифу никто не верит. Верджил скорее работает на себя, чем на общество.

– Это уже детали, – нетерпеливо отмахнулся Маккарти. – Просто защитите Эдисона!

– От кого?

Маккарти беспомощно пожал плечами.

– Понятия не имеем. Белых на Западе все прибывает и прибывает, местные чуют угрозу. Мы замалчиваем факты, однако разрушено уже пять городов: их сожгли дотла, жителей вырезали. Скоро бум ожидается и в Тумстоуне, благодаря новым серебряным жилам…

– …и новинкам от Эдисона и Бантлайна, – подсказал Эрп.

– Вы правы, – согласился Маккарти. – Мистер Эрп, мы не можем потерять Томаса Эдисона. Он – наша самая большая, если не единственная, надежда исполнить предназначение Америки. Эта земля уготована нам, и ничто не должно стоять у нас на пути.

– То есть вы не знаете, кто планирует – и планирует ли вообще – покушение на Эдисона? – уточнил Эрп.

– До нас доходят кое-какие слухи, – признался Маккарти. – Верить им безоговорочно нельзя, игнорировать их – тоже. Эдисон слишком важен. Ваша работа – его защитить. Покушаться могут индейцы, завистливый конкурент или предприниматель, желающий украсть его работы и нажиться на них. Может быть, наемный убийца, действующий от имени любой из перечисленных сторон. Мы не знаем, кто покусится на Эдисона, знаем только, что угроза реальна. Вам надо ее устранить.

– Проще сказать, чем сделать, мистер Маккарти.

– Знаю, и потому связался с Уильямом Мастерсоном.

Эрп нахмурился и озадаченно повторил:

– Уильям Мастерсон?

– Вы с ним на пару восстановили закон и порядок в Додж-Сити.

– Вы хотели сказать: Бэт Мастерсон, – улыбнулся Эрп.

– Думаю, да, – ответил Маккарти. – Как бы там ни было, он наше предложение принял и в это самое время едет в Тумстоун.

– Славно будет снова с ним поработать, – признал Эрп. – Лучше законника не сыскать.

– Ну, вас таких четверо: вы, ваши братья и Мастерсон. Есть надежда, что перед этакой силой любая угроза спасует.

– Мне пригодится еще человек, – сказал Эрп.

– Еще законник?

Мрачно усмехнувшись, Эрп покачал головой.

– Кто же тогда? Шаман из дружественного нам племени?

– Этот человек колдует при помощи револьвера.

– Он готов ради вас заглянуть в глаза смерти?

– Он смотрит ей в глаза ежеутренне, – сказал Эрп.

– Ежеутренне? – смущенно переспросил Маккарти.

– Когда глядится в зеркало.

2

По пыльной равнине катил обшитый латунью дилижанс. В ином месте на Западе – да и на Востоке – страны его тянула бы за собой четверка лошадей, но здесь, на Территории Тумстоун, им двигал скрытый во чреве повозки двигатель: гудящий агрегат, заряженный электричеством. Возница, устроившись в бронированной кабинке сверху, правил при помощи простого ускорителя и рулевого механизма. С пассажирами он общался через переговорную трубку. Знак на дверце экипажа сообщал всем и каждому, что сие транспортное средство принадлежит компании «Бант лайн», а картечницы Гатлинга на крыше отваживали как индейцев, так и разбойников.

Последнее было весьма кстати, поскольку в самóм экипаже ехал изможденного вида пассажир: пепельный блондин, густые усы, пронзительный взгляд серых, почти бесцветных глаз; дорогой серый сюртук и черные брюки. На тонкой леске у него на шее висел зловещего вида нож; в кармане жилета лежал небольшой револьвер, а в кобуре на поясе – облегченный «кольт» с перламутровой рукояткой. На вид едва живой, ростом этот пассажир был чуть ниже шести футов и весил от силы сто тридцать фунтов, однако все, кто слышал его имя, знали: он – куда страшнее пулеметов Гатлинга.

Рядом с ним на сиденье лежало две сумки: небольшой саквояж «гладстон» и маленький, сильно потертый черный саквояжик. Сквозь полуопущенные веки пассажир смотрел в окно, не обращая внимания на бесконечную трескотню попутчика – плешивого пожилого господина напротив.

Внезапно из рожка раздался голос возницы:

– Слева приближаются апачи. Скорее всего, хотят поупражняться в стрельбе, – сверху из пазов в оконных рамах выехали латунные пластины. – Сейчас вы услышите стук: это пули и стрелы отскакивают от брони экипажа. Индейцы немного позабавятся. Будь у них серьезные намерения, они завалили бы дорогу в узком месте камнями. Беспокоиться не о чем.

– Вы уверены? – спросил лысеющий пассажир.

– Мистер, если бы они знали, кого я везу, то удрали бы, поджав хвосты.

Господин с любопытством уставился на тощего попутчика.

– Он вас имел в виду?

Худой пожал плечами.

– Может быть, – ответил он, растягивая слоги на южный манер, и с тенью улыбки на губах добавил: – Больше-то вроде и некого.

– Разрешите поинтересоваться, кто вы?

– Меня зовут Джон Генри Холидей, – он похлопал по черной сумке. – Практикую зуболечение. Если надо закрыть дупло или выдернуть зуб – обращайтесь. Только сначала доберемся в Тумстоун.

– Джон Генри Холидей, Джон Генри Холидей… – повторял пожилой господин, вздрагивая всякий раз, как в экипаж ударяла пуля. – Имя вроде знакомое, однако вряд ли я… Господи боже мой! – ошеломленно замер он. – Док Холидей!

– К вашим услугам, – кивнул Холидей.

– Надеюсь, я не сказал и не сделал ничего, что оскорбило бы ваши чувства, мистер Холидей, сэр? – обеспокоенно спросил пожилой.

– Можно просто Док.

– Эти индейцы не подозревают о своем счастье! – пылко произнес плешивый, когда по дверце экипажа чиркнула стрела. – Вы когда-нибудь убивали индейцев, мистер Холидей?

– Док, – повторил Холидей.

– Док, – поспешил исправиться пожилой. – Так как, убивали?

– Возможно.

– Не желаете говорить об этом?

– Верно замечено, – ответил Холидей.

Пожилой достал сигару и закурил, стараясь не обращать внимания на боевые вопли апачей: индейцы неслись вслед за экипажем и постреливали из луков и ружей.

– Не возражаете? – спросил он у Холидея.

Тот мотнул головой.

– Где же мои манеры! – пожилой предложил непочатую сигару Холидею. – Не желаете?

– Нет, благодарю.

– Сигары хорошие. Я купил их в Цинциннати, как раз перед отбытием на Запад.

– Я не курю, – сказал Холидей.

– А я думал, в этой части страны курят все.

– Не совсем так, – ответил Холидей. Он поспешно вытащил из кармана носовой платок и откашлялся в него.

– Недобрый знак, – заметил попутчик, увидев на платке капли крови.

– Не то чтобы я с вами не согласен, – язвительно произнес Холидей.

– Дым не мешает вам? Могу убрать сигару.

– В окно вы ее точно не выбросите – пока не минуем территории индейцев. Ежели попытаетесь загасить прямо тут, в салоне, то, скорее всего, подожжете ковер или подушку сиденья. Так что курите и не переживайте.

– Вы уверены?

Холидей взглядом дал понять: да, он уверен и вообще устал от разговора с попутчиком. Тогда плешивый господин принялся оправлять на себе пиджак, отряхивать пыль с рукавов. Затем достал гребень и причесал то немногое, что еще оставалось от волос.

Еще одна пуля засела в бронированной пластинке на окне, еще несколько стрел отскочило от дверцы экипажа, и через мгновение возница сообщил:

– Апачи наигрались и возвращаются домой под юбки к своим скво. Я открою окна, когда последний из них окажется вне пределов полета пули.

Не прошло и минуты, как окна открылись, и пожилой господин выбросил наконец сигару. Затем он поинтересовался, далеко ли еще до пункта назначения.

– Будем в Тумстоуне где-то через полчасика, – ответил возница. – Вот еще одна причина, по которой я понял, что индейцы настроены не серьезно. Хотели бы убить нас, не дали бы подъехать так близко к городу.

Холидей достал из кармана небольшую бутылочку и отпил из нее.

– Мое лекарство, – смущенно улыбнулся он. – Не желаете угоститься, мистер?..

– Уиггинс, – ответил попутчик, принимая у Холидея бутылочку. – Генри Уиггинс. И да, благодарю. – Поднеся сосуд к губам, он произнес: – Не сочтите за оскорбление, мистер… э-э… доктор… Док, это безопасно?

Холидей пожал плечами.

– Ну, я-то ничем не заразился.

Уиггинс уставился в бутылочку и – решив, что вернуть ее просто так для здоровья опаснее, чем распробовать, – сделал небольшой глоточек.

– Прекрасно, – сказал он, возвращая бутылочку владельцу.

– Пойло как пойло, – ответил Холидей.

– Люди говорят, да и в газетах пишут, что вы вернулись на Восток, – сообщил Уиггинс. – Правда, что вы перебили всех тех людей?

– Сомневаюсь.

– У меня в Далласе сестра живет. Пару лет назад она писала о вас. Вы уже тогда были знамениты, – Уиггинс вдруг сделался жутко нервный. – Сестра рассказывала, что как-то ночью вы уехали из города, и чертовски поспешно.

Холидей криво усмехнулся. Уиггинс, ждавший иной реакции, обрадовался, впрочем, и этой.

– Да, пожалуй, можно и так сказать, – хихикнул Холидей.

– Сестра сказала, что вы убили человека, – продолжал Уиггинс.

– Она права.

– И что суд признал вас невиновным, мол, вы просто защищались.

– Обычно я только защищаюсь.

– И что вы покинули город спустя всего несколько часов после того, как вас оправдали.

Холидей снова усмехнулся.

– Случились кое-какие разногласия с властью. Я оставался свободным человеком с чистыми совестью и репутацией, однако шериф решил, будто в Далласе без меня станет спокойнее. Пришел ко мне под вечер и велел убраться из города до восхода солнца. Мое непослушание он и его помощники восприняли бы как личное оскорбление.

– Он права не имел! – возмутился Уиггинс.

– Права там ничего не решали, – ответил Холидей. – На стороне шерифа было семь стволов, и среди них – Коул и Джим Янгеры[2]2
    Легендарные бандиты XIX века, промышлявшие на территории штата Миссури.


[Закрыть]
. Вот я и решил уехать. Правда, четыре часа спустя – как раз когда я паковал последние инструменты, – шериф снова заявился ко мне в кабинет. Похоже, к другому дантисту в глубокий час ночи он обратиться уже не мог, а зуб болел и нарывал жутким образом, – Холидей усмехнулся. – Тогда я усадил шерифа в кресло, усыпил веселящим газом и вырвал все до единого зубы.

Уиггинс расхохотался, запрокинув голову.

– Мне нравится ваш юмор, Док!

– По мне, так это правосудие, – поправил его Холидей. – Хотя какое правосудие без юмора?

– Надеюсь, вы позволите угостить вас, когда мы будем в городе? – предложил Уиггинс, нашедший наконец компанию Холидея приятной.

– Охотно, – ответил тот. – Боюсь утверждать наверняка, но у меня такое чувство, что миру придет конец, если я хоть раз откажусь от приглашения выпить.

– Где же мне вас найти? – спросил Уиггинс.

– С ночлегом я пока не определился, однако большую часть дня буду, наверное, проводить в салуне «Ориентал».

– Там вас и найду, – пообещал Уиггинс. – Сам я поселюсь в пансионе на Аллен-стрит.

– А чем вы занимаетесь? – спросил Холидей.

– В данный момент я еще не решил.

– Собираетесь попробовать себя на добыче серебра, как большая часть переселенцев?

– Не хотелось бы познать этакий труд, – ответил Уиггинс. – Я коммивояжер, торговал корсетами – по всему Огайо и вдоль Миссисипи, конфетами – в Чикаго и Детройте, клеймами – по всему Техасу, и даже кое-каким оружием от имени мистера Кольта. Говорят, у Томаса Эдисона и Неда Бантлайна полно добра, на которое люди готовы раскошелиться. Вот я и решил взглянуть: не удастся ли наладить торговлю в новых поселениях по сию сторону Миссисипи, вроде Сент-Луиса, Талсы или Далласа.

– Интересно, – совершенно не заинтересованно произнес Холидей.

– Может, мне удастся подобрать что-нибудь пригодное вам, – сказал Уиггинс. – Говорят, Бантлайн изобрел пулемет Гатлинга размером с револьвер.

– Если в перестрелке тебе нужно больше одного ствола, ты труп, – убежденно произнес Холидей.

– Таких вопросов коммерция не решает, однако все только и говорят, что Тумстоун полнится новинками от Бантлайна и Эдисона.

– Говорят, – согласился Холидей. – Зато редко кто из ваших клиентов станет покупать их уличные фонари и экипажи вроде этого.

– Ваша правда, – сказал Уиггинс. – Впрочем, у Эдисона и Бантлайна должно быть кое-что, пригодное обычным гражданам.

– Очень может быть.

– Жаль, что еще не придумали механического шахтера, – продолжал Уиггинс.

– Мне бы хватило и пары механических легких, – ответил Холидей.

– Тогда удачи вам, – пожелал Уиггинс.

– Мне уже повезло в жизни… просто не с легкими.

Остаток пути они провели в молчании.

– Въезжаем в Тумстоун, – известил наконец пассажиров возница.

– Ну, и где же электрические фонари, о которых я так много слышал? – поинтересовался Уиггинс.

– Стоят вдоль улиц. Мы зажигаем их только с наступлением темноты, – ответил возница. – Где вас высадить, господа? Или желаете проехаться до депо?

– Мне на угол Четвертой и Аллен-стрит, – попросил Уиггинс.

– Остановитесь у миссис Освальд?

– Да.

– Берегитесь говяжьего рагу, – хихикнул возница. – Как насчет вас, Док?

– Мне в «Ориентал».

– Будем там через минуту.

– Не забывайте, – напомнил Уиггинс, пожимая руку Холидею, – я обещал угостить вас выпивкой.

Экипаж тем временем сбавил ход и затормозил. Металлическая дверца распахнулась, из-под порожка появились складные латунные ступеньки, и Холидей – которого слегка пошатывало после долго сидения в дороге – покинул салон дилижанса.

– Не поможете ли с багажом? – попросил он, поняв, что большой саквояж один вытащить не сможет.

– С радостью, – ответил Уиггинс, передавая Холидею сумки.

– Я возьму твои пожитки, – произнес глубокий голос, и Холидей обернулся.

– Здравствуй, Уайетт, – сказал он. Дверца у него за спиной закрылась, и металлический экипаж покатил себе дальше по улице.

– Рад снова увидеться, Док, – ответил Эрп. – Проголодался поди? Дорога выдалась длинная.

– Жажда замучила, – сказал Холидей. Уперев руки в боки, он пригляделся к салуну «Ориентал»: крупная добротная постройка, дерево не тронуто сухой гнилью и никакой латунной облицовки – наверное, потому, что кроме самих Эрпов, другой защиты заведению не требовалось. Сквозь пару больших окон было видно, что происходит внутри. – Неплохо ты устроился для законника из небольшого городка.

– Говорят, и ты неплохо живешь, для больного чахоткой дантиста, – ответил Эрп.

– Ты про покер и фараон? Думаю, моя карьера дантиста закончена. Трудно поддерживать ее, когда кашляешь прямо на пациентов.

– Пройдем внутрь, – пригласил его Эрп, направляясь к пружинным дверям. – Верджилу и Моргану не терпится увидеть тебя, а в баре наверняка сыщется что-нибудь от кашля.

– Если не сыщется – только укажи на врагов, и я их обкашляю, – улыбнулся Холидей.

– Кашлянуть будет мало, – мрачно предупредил Эрп.

Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


Популярные книги за неделю

Рекомендации