112 000 произведений, 32 000 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 12

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 11 января 2017, 14:20


Автор книги: Ольга Романовская


Жанр: Городское фэнтези, Фэнтези


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 12 (всего у книги 25 страниц) [доступный отрывок для чтения: 17 страниц]

Начальнику тяжело дался фокус с моей памятью. Он сидел, привалившись к спинке стула, с расстегнутым воротником. Резко обозначились скулы на лице, а кожа покраснела.

– Итак, обещанное, – не удержавшись, Лотеску и себе налил воды. – О пойманном некроманте. Там все сходится, ишт Мазера, почерк из дома Алерно, данные тоже – но тут вы… Голос покручу, если из высшего света, узнаю. Правда, намешано там! Слоя четыре, не меньше. Но я отвлекся. Имя, фамилия арестованного интересуют? Вы его знаете. Пришлось, правда, отпустить в связи с открывшимися обстоятельствами. Подделка там, умелая, но подделка.

Начальник устало провел рукой по лбу и сжал виски. Лицо на миг исказила гримаса – последствие перенапряжения.

Терзаемая сомнениями, попыталась рассмотреть, есть ли след от вживления усилителя магического потенциала. У Лотеску ведь третий уровень, точнее, третий с половиной, проведение такого рода действий ему не под силу. Увы, увидеть ничего не удалось: помешал пиджак.

– Что? – перехватил мой взгляд Лотеску и подошел к окну.

Видимо, совсем плохо, раз отдышаться не может. Стоила ли игра свеч?

– Ничего, – смутившись, пробормотала я и поставила стакан на тумбочку. Нару предупредительно отодвинул его подальше от края.

Лотеску покачал головой, со вздохом закатал рукав и показал две царапины.

– Вы это искали? Проверяли, не мне ли обязаны шрамами? Теоретически мог бы, верно? А тут еще фокус с заклинанием… Но, увы, остались следы от вживления кристаллов. Можете ближе рассмотреть и убедиться. Они характерные, ножом, ногтями или чем-то еще не подделаешь. Поэтому придется довольствоваться ролью пособника, – усмехнулся начальник и сел на прежнее место. – А улики сфабриковали против вашего поклонника.

– Гарета? – удивилась я.

Признаться, спряталась за этим вопросом, чтобы не оправдываться в оскорбительных подозрениях. Я бы за такое по голове сотрудника не погладила. Бдительность – это хорошо, но паранойя – это болезнь. А у меня уже паранойя.

– Да нет, – покачал головой Лотеску, – этот вас только названивает. Видимо, не в курсе, куда вы вляпались.

– Вы не сказали?

– Я? – расхохотался начальник. – Я не ваш секретарь, вот еще! За диктино отвечал Нару. Смотрел, кто вам звонит, записывал коды. Не помешает перетрясти ваших знакомых. Ишт Нару, – Лотеску обернулся к телохранителю, вновь занявшему место у двери, – вы общались с этим, как его?.. Фамилии не помню, но кавалер ишт Мазеры.

– Да, – кивнул Нару, – в соответствии с инструкцией. Никаких сведений не разглашал, просто сказал, что Магдалена не может с ним поговорить.

Представляю, что вообразил Гарет! Какое счастье, что я не ответила на звонок! Не хочется, знаете ли, получить ведро помоев из-за разыгравшегося воображения. Наверняка решил, будто я бросила его ради Нару. Хотя бы правдоподобно, но слушать ревнивые бредни все равно не желаю. Не знаю, может, вообще в известность о некроманте ставить не стану. Знаю я, во что это выльется!

Сама удивилась: когда это Гарет стал вызывать негативные мысли? Я ведь замуж за него собиралась, столько лет встречалась… Устала, наверное, еще работа эта, к шайтану ее! Вот и получился кризис отношений. Отдохнем, пройдет.

– Ну, тест на сообразительность, попытка номер два, – цвет лица начальника стал нормальным, вернулась прежняя ироничность. – Я еще пытался устроить вашу личную жизнь, а вы отбрыкивались. Глупо, кстати, потому как с вашей мордашкой и содержимым головы можно рассчитывать на успех.

Нару с неподдельным интересом уставился на меня, гадая, когда Лотеску успел стать свахой. Я обратила точно такой же взгляд на виновника переполоха.

– Он вас помнит, между прочим, – продолжал издеваться Лотеску. – Вернее, помнит, что приходил я с некой симпатичной брюнеткой, которая его толкнула. Каблуки пониже надевайте, раз равновесия не держите, или падайте сразу на руки кавалеру.

Напрягла память и поняла, на кого намекает начальник. Тайрон. Ну да, он блондин, только глаза, кажется, не такие, как в описании. Определенно не те. Возраст – да, маг – да, но чтобы с потенциалом первого уровня? Сомнительно. Значит, это его подставили.

– Да, спал себе мирно человек в постели, а тут в спальню врываются ликвидаторы. Хорошо, один ночевал. Донесли на него, Магдалена, записку подбросили. Мы проверили: вроде, сходилось. Вот именно – вроде! – с досадой повторил Лотеску. – На деле же пришлось долго извиняться. Первая экспертиза показала, не было Эламару в той комнате. Почерк же очень тщательно скопировали. Баронет когда-то окончил университет по магической специальности, на врачевателя, поэтому в картотеке остались образцы личных колец и дугообразных связок. Преступник скрупулезно перенес их, причем только те, которые сохранились в архиве, и допустил одну маленькую ошибку. По ней и вычислили подлог. Словом, крайне неприятная история!

– И теперь расследование ведете вы? – заключила я, пытаясь понять, что же тут не сходится.

– Теперь оно у меня в печенках, Магдалена, Барашт повесил особый контроль. Сам-то не желает, – не скрывая досады, пробормотал Лотеску.

Однако, как он откровенен! Точно устал и нервничает. Оно и понятно: огульно обвинить баронета! Фамилия у Тайрона знакомая, не в родстве ли он с мэром? Но баронет, определенно, занимал какой-то пост, вспомнить бы… Увы, голова не варила. Не удержалась и спросила Лотеску.

– Магдалена, вы газеты читаете? – Тот уставился на меня как на диковинную зверушку. – По-вашему, чьи трубы чадят над городом?

Открыла и закрыла рот. Заводчик, судя по подтруниванию, крупный. И как сама не догадалась! Всех чиновников и придворных знала, оставались только промышленники. Позорище ты, Магдалена!

– Стоп! – Я, наконец, ухватила за хвост метавшуюся в мозгу мысль. – Зачем заводчику, баронету диплом врачевателя?

Лотеску закатил глаза и отправил повышать эрудицию в архив. В ответ обиженно буркнула, что в отличие от него не вращаюсь в высшем свете и в тонкости не посвящена. Подумала и мстительно напомнила, чей звонок привел меня на госпитальную койку.

Судя по взгляду, меня хотели послать в неведомые дали и уволить одновременно, но выставили почему-то Нару, велев привести Невриса.

Лотеску с минуту рассматривал меня, а затем поинтересовался, на каких таких харчах отрастила длинный язык, который мелет чепуху. Намек поняла, но ведь правда, я успокоилась после звонка начальника, решила, бояться нечего.

– Только из уважения к больным оставлю хамство безнаказанным. Еще одна такая выходка да еще при подчиненных – и никакие слезы, умильные взгляды, обтягивающие брючки, глубокие декольте и печенье не спасут от взыскания. Касательно вашего вопроса – Тайрон унаследовал все от отца. Они долго были в ссоре, вот будущий баронет и пытался стать самостоятельным и успешным. Но дальше диплома дело не пошло. Я не знаю, передаю со слов, но леди Эламару с трудом, хитростью, помирила сына и мужа и вернула Тайрона под родительское крыло. Так что магией он только балуется.

Побоялась спросить напрямую, но Лотеску и сам прочитал во взгляде вопрос.

– Неврис проверил. После смотрел я. Всего два пациента из числа университетских друзей и все, теплое местечко в Ведомстве магии. Работа руководящая, чар не требует.

– Но вы-то колдуете, – возразила я, стремясь узнать как можно больше до возвращения Невриса.

– Да в таком гадюшнике без магии не выживают! – рассмеялся Лотеску. – Только Барашт может себе позволить беспечную жизнь. Плюс удобно в быту. Но это не чары, Магдалена, на первый уровень даже с огромной натяжкой не потянет. Кристаллы отметайте, некромант работает без них. Уровень Тайрона Эламару – две целых восемь десятых. По себе скажу, с таким не разбежишься. Две десятые – слишком мало для резкого скачка способностей.

Кивнула, раздумывая, случайно ли подставили Тайрона. Он спас меня, я ему приглянулась. Допустим, только для «постель и разбежались», но все равно, человек не случайный. А в том, что некромант хорошо меня знает и наносит точечные удары, я убедилась. Какие следуют выводы? Некромант знал об интересе Тайрона. Значит, был на том приеме. Может, и в доме у реки? Но не сестра же или служанка Тайрона меня резала! С другой стороны, у соседей есть глаза и уши, вот их и проверю. Друзей Тайрона заодно, особенно университетских. Не один ли из бывших пациентов так подставил баронета? Или преподаватель… Определенно преподаватель! Кому еще элементарно получить доступ к архиву с личными данными? Профессура – та же аристократия, люди уважаемые, умные, начитанные.

Я хотела задать еще один вопрос, но тут же прикусила язык, увидев Невриса. Пришлось изобразить умирающую. Если уж Лотеску выставил начальничка, то значит и мне доверять ему не следует. Или Синглер раскопал что-то в прошлом Невриса?

Начальник дулся и, не скрывая раздражения, косился на меня. Неврис с самого начала меня невзлюбил, а после сегодняшнего позора и вовсе начнет придираться по пустякам. Его ведь при подчиненной выставили, грубо, явно намекнув, что не доверяют.

– Вижу, госпожа ишт Мазера здорова и может выполнить данное ранее обещание. Свою работу, между прочим, – голос Невриса сочился ядом.

– Она и так ее выполняет, – осадил его Лотеску. – Что там? Отчетность? Задним числом. Или для вас бумажки важнее безопасности Вертавейна?

– Но вы же сами… – опешил Неврис.

– Имею право передумать. Запрос во все университеты, – Лотеску загибал пальцы, – списки горожан нужного возраста, сводку по происшествиям и магическую карту мне на стол. И это сделаете вы, в двух копиях. Ишт Мазера, – он обернулся ко мне, – что там с журналистом? Это связано с взрывом?

– Подозреваю, да. Вы знаете, бумаги у меня похитили…

Лотеску вздохнул и с чувством пробормотал:

– Как вы все мне надоели! Отдали хотя бы то, что давал? – Я кивнула. – Но результаты, разумеется, не запрашивали. А, шайтан с вами!

Махнув рукой, высокое начальство покинуло палату. Мне даже жалко Лотеску стало. Если мужик так срывается, то нервы ему расшатали порядочно. Я за месяц дважды умудрилась. С другой стороны, дело сложное, от помощи мага и советов опытного человека не откажусь. Пусть направляет, я согласна, только, чувствую, не станет, а вот результаты стрясет.

– Выздоравливайте, – сухо пожелал Неврис. – Бумаги действительно задним числом оформите. Я вам три выходных дам, чтобы в себя пришли, а кто-нибудь пока сделает все запросы. Вторая копия, как понимаю, вам.

Пожала плечами. Мысли Лотеску мне неизвестны, но по логике – да.

Неврис вышел, в дверях столкнувшись с медсестрой. Та пожурила посетителей, утомивших больную, и выгнала Нару. Но я задержала телохранителя и поманила к себе. Покосившись на медсестру, закрывавшую окно, шепнула: «Проследите за ишт Неврисом». Интуиция кричала, что именно сейчас тот попытается связаться с работодателем, если, конечно, тот служит некроманту. Повод идеальный. Во-первых, эмоции. Раздраженный, оскорбленный человек частенько совершает необдуманные поступки. Во-вторых, нужно же сообщить о новых обстоятельствах по делу? Столько сведений накопилось! И что я жива, и что обман раскрыт, и что Лотеску подозревает.

Нару удивленно вскинул брови, но спорить не стал. Надеюсь, не побежит докладывать Неврису. С другой стороны, я проверила Нару, Лотеску тоже его в палате оставил, а помощник позарез нужен.

Проворковав, что мне надо поспать, медсестра ушла. Подозреваю, она зорко проследит за тем, чтобы меня никто не беспокоил. Но в палате есть окно, а Нару – ликвидатор, сумеет залезть. И верно, стоило задремать, как в стекло тихонько забарабанили. Легок на помине!

Отдернула госпитальное одеяние, встала и поспешила открыть окно: снаружи никак, только разбить.

Подтянувшись, Нару перекинул ноги через подоконник и, хмыкнув, уставился на меня. Я тоже посмотрела и признала, потешное зрелище. Зевнув, вернулась обратно в кровать. Холодно босыми ногами по полу шастать.

– А вам идет фасончик, – шутя заметил Нару и присел рядом. – Только цвет бы другой.

– Вы еще саван предложите! – отмахнулась я. – Или считаете толстой?

– Да нет, просто все видно.

Сообразив, что кому видно, то есть дает пищу воображению, дала наглецу затрещину и велела рассказать о Неврисе. Интуиция не подвела, начальник действительно с кем-то разговаривал. Устроился в укромном уголке, возле госпитальной котельной, и беседовал по приватной связи.

– Отследить никак нельзя? – нахмурилась я.

– Можно, но, сами знаете, санкционировать надо. Без этого никак, преступление. Был бы не из Инспекции, я бы сделал, знакомые нужные имеются.

Какой хороший, оказывается, у меня телохранитель!

– Ишт Нару, вы простите за недоверие…

– Я ведь понимаю, – улыбнулся телохранитель. – И можно просто Марк.

Так, это уже интересно. Мне кажется или у кое-кого виды на более близкое знакомство? С чего бы тогда интерес к фигуре? Ладно, решим по обстоятельствам. Я девушка свободная, хочу, роман закручу, хочу в дальние дали пошлю.

– Ишт Неврис нервничал, – продолжил рассказ Нару. – И злился. Пару раз помянул ваше имя, а потом уехал. Следить дальше не стал, у меня задание вас охранять. И давайте «жучок» прикреплю-то.

Кивнула, а потом задумалась: куда? Телохранитель оказался изобретательным, не стал цеплять к рубашке, а с гордостью вытащил из кармана пиджака кожаный шнурок с металлическим солнышком. В него и вмонтировали «жучок». Хорошо придумано и, главное, не вызовет вопросов у медперсонала. Подумаешь, парень цацку подарил.

– При первых признаках опасности звоните, – велел Нару и тем же путем, как пришел, выбрался на улицу. А это, между прочим, второй этаж.

17

Три дня отдыха – какая музыка!

Из госпиталя меня выписали через день после визита начальства. Когда сняли повязки, не поверила. Никаких следов не осталось, гладкая, чуть розоватая кожа. Вот это врачеватели!

Подумав, решила провести остаток незапланированных выходных за городом. Погода чудесная, тепло, солнце. В Вертавейне столько красивых мест, преступление – сидеть в городе. В качестве спутника взяла Нару: и безопасность, и собеседник. Ему я доверяла, насколько вообще могла доверять кому-то, кроме близких.

А вот дяде позвонить не смогла. Хотела, но рука не поднималась. Малодушно, но ведь разревусь, диктино уроню, если вспомню голову Селии. Она иногда мне снится, пришлось прихватить из госпиталя снотворного, благо лечение оплатили с размахом. Потормошив Нару, выяснила, на оплату счета ушли все его сбережения на отпуск.

– И как же вы теперь? – Я с сочувствием глянула на телохранителя.

– Заработаю, – пожал плечами тот. – Это справедливо, моя вина, мой недосмотр.

А я бы не заработала… Завидую ликвидаторам!

Невольно присмотрелась к Нару, оценивая как потенциального супруга. С материальной точки зрения – идеально, но, как ни пыталась, ничего в душе не всколыхнулось. Даже встречаться не хочу, а вот дружить не отказалась бы. При ближайшем рассмотрении Нару оказался неплохим человеком.

Гарет не звонил, только прислал цветы и коробку конфет. В них я нашла записку: «Вот видишь! Если нужен, диктино не выключаю».

Нару проверил конфеты и цветы, пояснив, отныне любые подарки могут оказаться смертельными, и только после этого отдал мне.

Тяжелый разговор с Гаретом отложила до возвращения в Нэвиль. Спокойно, без эмоций обсудим наши отношения и решим, стоит ли их продолжать.

Я собирала вещи: корзину для пикника, книгу и прочую мелочовку, которая пригодится в загородной поездке, когда завибрировал диктино. Звонил Неврис. Он извинился за беспокойство и попросил на пять минут заехать в Карательную инспекцию.

– Это не моя прихоть, хассаби Барашт заставил всех извиняться перед хассаби Эламару. Вас тоже, хотя вам-то достанется меньше всех, – чуть слышно пробурчал он и закончил вызов.

Не люблю такие моменты. Иногда случается. Знать жутко обидчива, вот и Тайрону захотелось публичных извинений. Ничего, брякну пару формальных слов и уйду. Я не ратовала за арест Тайрона, даже имени не называла, поэтому отдуваться начальству. Это даже забавно – поглядеть, как они станут улыбаться сквозь зубы. У них ведь тоже гордость и спесь. Ради такого спектакля уеду на следующем поезде, благо билеты купить не успела.

Нару дожидался в гостиной. Кажется, ему даже нравилось охранять меня, а не сидеть в отделе или уничтожать агрессивных магов. Справедливости ради, Нару не сидел сложа руки, а усилил защиту моей скромной квартирки, даже добился того, чтобы новые охранные чары установили вне очереди.

До Карательной инспекции прогулялись пешком, по дороге обсуждая, на какое озеро лучше поехать. Я предпочитала природу, Нару – развлечения, поэтому никак не могли сойтись во мнениях. Со стороны казалось, будто мы влюбленная парочка. Нару тоже перешел к более неформальному общению, называя меня по имени. Пришлось аккуратно объяснить, что поездка на озеро не предполагает объятий и поцелуев. Кажется, парень расстроился. Во второй раз за сегодня. В первый, когда я отказалась ехать за город на его паромобиле. Ну не желаю трястись на ухабах, хочу посмотреть на изгибы реки из окна поезда. И оказаться среди людей. Я помнила о некроманте и понимала, что легко и просто вывести из строя паромобиль, но подрывать поезд ради одного-единственного человека преступник не станет. Не из любви к человечеству, а из безумности поступка. Энергии смерти, конечно, образуется много, но пока некромант соберет ее, подоспеет полиция. Да и где гарантия, что я погибну? Не пойдет же некромант проверять?

Секретарь в холле попросила подняться в зал заседаний. Похоже, извинения пройдут с помпой. Интересно, оркестр играть будет, газетчиков пригласили? А я в таком скромном платье, неудачно выйду на изобразительных карточках. Зато цвет веселенький, зеленый, мне к лицу.

Подъемник взлетел на нужный этаж, и я под охраной Нару вступила на ковер хозяина всей Инспекции, то есть Барашта. Секретарь «большого начальника» дежурила в коридоре и, шипя: «Сколько можно вас ждать?!», подхватила под руку и потащила меня к дверям зала заседаний. Нару остался стоять в холле, справедливо полагая, что его туда не звали. Молодец, охраняет даже в стенах родного учреждения. Или так сказалось нападение некроманта? Представляю, как оба зама мозги промыли! Тут поневоле станешь ревностным блюстителем инструкций.

Зал заседаний поражал размерами. Тут с легкостью поместилась бы вся Карательная инспекция: кто за огромным овальным столом, кто у стеночки, среди цветочков в кадках. Мне предстояло пересечь все это необъятное пространство и подойти к небольшой подъемной сцене, на которой восседал знакомый темный блондин. Интересно, вспомнит ли он меня?

Рядом стояла сумрачная компания руководства. Судя по отодвинутым стульям, раньше они все же сидели. Может, смотрели картинки на изопроекторе. Он опущен и включен. Тоже большой, чтобы с задних рядов хоть что-то разглядели.

Глянула на свое отражение в окне и поправила волосы. Журналистов не видно, но все равно лучше выглядеть обворожительно: в таких случаях помогает. Тайрон вроде нормальный, не заставит унижаться красивую девушку.

– Вас только за смертью посылать! – ко мне подскочил Неврис и потянул к сцене. – Цените чужое время!

– У меня вообще-то выходной, – напомнила я, – и мое время тоже не бесплатно.

Неврис не ответил и подтолкнул вперед.

Я поднялась по лесенке и, остановившись на краю сцены, вежливо поздоровалась со всеми присутствующими. Начальство, не оборачиваясь, ответило рассеянным кивком, а Тайрон – удивленным взглядом.

– Это вы? – хассаби даже встал. Я аж просияла от гордости. – Не думал встретить вас здесь. Как вы, все в порядке?

Барашт впервые обратил на меня внимание, уставился так, будто никогда прежде не видел. Наверное, гадал, откуда я знакома с Тайроном. Лотеску же усмехнулся – этот все знал. И тут же вновь принял покаянный вид. Но я-то видела, какое выражение лица он маскирует. Спорим, кланяться не станет, хотя простолюдинам положено. Или станет? Ой, если да, мне после настоятельно посоветуют забыть об этом.

Похоже, тебе, Лена, достались билеты в первый ряд занятного представления. Самой унижаться не придется – вон, как Тайрон смотрит! Если это не интерес, то я ничего не смыслю в людях.

– Благодарю, хассаби, вашими стараниями, – справедливо рассудила, что Тайрон намекает на последствия несчастного случая, а не нападения. – Мне очень жаль, хассаби, я никоим образом не желала унизить вас. Ваша честность и ваше достойное имя не вызывают сомнений. Примите мои искренние извинения и заверения, что в следующий раз я выполню работу качественнее, дабы не повторить жутчайшую ошибку. Если вы желаете, я могу…

– Поужинаете со мной? – оборвал поток моих извинений хассаби. – Этим вы стократно искупите свою вину.

Я опешила, не зная, что ответить. Благородный приглашает меня на ужин? Пожалуй, соглашусь, но только на ужин. Заодно надену те туфли, которые прикупила к приему. И платье.

Надо было видеть лицо Невриса! Он будто захлебнулся воздухом! Барашт тоже кривил губы. Совсем не на это он рассчитывал.

Озвучила ответ и заранее предупредила: сегодня занята. Наглеть так наглеть!

Тайрон кивнул и попросил дать код диктино. Записав, снова сел и заверил, что удовлетворен моими извинениями. Пришла очередь остальных. По традиции шли снизу вверх: первая волна гнева всегда для мелких служащих.

Я скромно стояла в сторонке, потупив взор, и слушала, как Неврис растекался в холодных вежливых извинениях. Силясь оправдаться, он намекал на некомпетентность подчиненных, но Тайрон ничего не желал слушать. Хассаби грозил судом и требовал компенсации морального вреда. С каждой минутой губы Невриса сжимались все больше, по щекам бродили желваки, но он терпел, кивая и кланяясь. Тайрон же, повысив голос, напоминал о недопустимости подобного обращения с дворянами, требовал наказать карателей, которые посмели связать его и угрожать расправой.

Дело принимало дурной оборот. Похоже, Тайрон решил раздуть нешуточный скандал. Лицо пылало праведным гневом; хассаби так размахивал руками, что, казалось, вот-вот ударит Невриса. А тот вынужден был терпеть и в который раз бормотать: «Мне очень жаль».

– Вон с глаз моих! – наконец выпалил Тайрон и, презрительно скривившись, отвернулся. – Мой адвокат с вами свяжется.

Это плохо. Как бы я ни относилась к Неврису, судебный процесс Карательной инспекции не нужен. Во-первых, он уронит репутацию нашего ведомства, во-вторых, привлечет внимание некроманта. В-третьих, от газетчиков не отобьешься, вся работа встанет. Нас банально затравят за прошлое, настоящее и будущее. Насочиняют ужасов, вовек не отмоешься.

Неврис попятился и бросил на меня косой злобный взгляд. В ответ пожала плечами: не виноватая я, ни на кого представления не писала.

Теперь настала очередь Аларда. Перед тем как открыть рот, он глянул на Невриса так, будто хотел удавить. После последовали скупые извинения и заверения, что ликвидаторы действовали по инструкции. Алард даже процитировал эту самую инструкцию, сцепившись в словесной пикировке с Тайроном. Два хассаби чуть ли не на поединок друг друга вызвали, пришлось Барашту разнимать.

Лотеску оказался краток. Никаких оправданий, только напоминание о долге каждого подданного перед короной и о лишениях, которые приходится терпеть ради всеобщего блага.

Пари с собой выиграла: Лотеску схитрил, склонил голову так, что вроде и не кланялся. С другой стороны, не упрекнешь, будто не проявил уважения.

Тайрон хмурился, но смолчал и почему-то глянул на меня. Ах, ну да, он ведь думает, будто у нас с Лотеску не чисто рабочие отношения.

Барашт не стал извиняться прилюдно, предложив Тайрону пройти в кабинет. Тот неохотно, но согласился.

Вот и все, спектакль закончен, я могу смело возвращаться к Нару.

– Магдалена, – похоже, я сегодня нарасхват, – задержитесь на минутку.

Покорно поплелась к Лотеску. Надеюсь, Аларду не придет в голову наорать на меня. Страшно, между прочим. Второй зам темнее тучи, копытом землю роет.

Говорить при всех первый зам не желал, взял под локоток и увел к дальнему краю стола. Там лежала толстая папка. Лотеску молча поднял ее и протянул мне. Пожевав губу, потянула за завязки и глянула на первый лист. Понятно, материалы по некроманту, те самые вторые копии.

– Там и о вашей кузине, – пояснил Лотеску и взглянул на диктино. – Ладно, идите, тут вам больше нечего делать. Деньги на карточке.

– Деньги за что? – настороженно поинтересовалась я, гадая, не лучше ли оставить папку на работе. Вдруг некромант сломает новые охранные чары?

– Жалованье и на представительские расходы, – уже набирая чей-то код, ответил Лотеску. – Вторая сумма тоже.

Кивнула и отошла, не желая мешать важным разговорам. Потопталась с ноги на ногу, посматривая на Невриса: не понадобится ли что-нибудь? К счастью, нет, поэтому с чистой совестью толкнула створку тяжелых дверей и направилась к подъемнику. Барашт не пожелал установить раздвижные, открывавшиеся по нажатию кнопки, оставил прежние. Признаться, я сама опасалась подобных новинок. Вдруг заклинят или придавят? Хорошо, что в Инспекции все по старинке, а игрушки, вроде раздвижных дверей, интересуют только франтов.

Нару на прежнем месте не оказалось. Недолго думая, отправилась к карателям и не прогадала.

Телохранитель даже головы не поднял, продолжая копаться в залежах бумаг на столе. Видимо, «жучок» непрерывно передавал отчет о моих передвижениях.

– Смотрю, уже не кусаетесь? – ко мне подскочил Сойер и протянул шоколадку. – Держите, восстанавливайте силы.

– Я сам купить могу, не лезь, – буркнул со своего места Нару.

Невольно рассмеялась. Мужчинам только дай повод сцепиться! Или телохранитель решил всерьез за мной приударить?

– Не ссорьтесь, я обоих угощу, – развернула упаковку, отломила по кусочку и протянула по одному Сойеру и Нару.

Телохранитель нашел то, что искал, и мы ушли.

До вокзала доехали на паромобиле Нару: он настоял, чтобы я не садилась в парчелу. Возражать не стала, глупо отказываться от комфорта, только поинтересовалась, где телохранитель оставит транспортное средство. Оказалось, при вокзале есть стоянка. А я и не знала. Собственно, неудивительно. Никогда не бегала по депо и складам, а ангар притаился именно там.

За умеренную плату служащий отогнал паромобиль, мы же вошли в старинное здание вокзала. Ему двести лет, а над проектом трудился лучший архитектор Нэвиля. Он возвел вокзал из песчаника, облицевав фасад вставками из желтого гранита. Высокие окна делали залы ожидания первого и второго класса светлыми, а затейливые мозаики под потолком помогали скоротать время до поезда.

Венчала здание вокзала высокая башня с часами. Не с одними, а с четырьмя, на каждой грани.

Внутри торговали газетами и цветами, с утра до вечера работал буфет с легкими закусками и сладостями. Пассажиры первого класса могли откушать в ресторане, отделанном в фольклорном стиле. Я как-то была там – сплошные крылатые птицы, драконы, русалки, прекрасные девы в народных костюмах и рыцари с мечами наперевес. Скатерти синие, с белой вышивкой, форма официанток тоже цвета неба.

На залы ожидания третьего класса особо не тратились. То крыло возвели из кирпича, окна сделали уже, а все убранство ограничивалось узорной кладкой да затейливыми люстрами молочного стекла. Такие же висели во всех залах – выдерживался общий стиль.

Селию провели через выход третьего класса. На миг задумалась, не осмотреть ли, а потом поняла: бессмысленно. Купила себе сладкой воды и бутерброд с зеленью и сжевала, разглядывая расписание. Нару в это время покупал билеты. Я была ему благодарна: не хотелось толкаться возле касс. Стояла на виду, чтобы телохранитель видел. Он периодически посматривал, не делась ли куда.

Ехать предстояло вторым классом – точно так же, как все последние восемь лет. Помнится, приехала я в Нэвиль совсем в ином вагоне, с деревянными лавками. Да, много воды с тех пор утекло!

Нару вернулся быстро, пожаловавшись на толчею. Немудрено: едва наступают теплые денечки, горожане устремляются за город. Если бы не будний день, мы рисковали не доехать до озера. После обсуждения решили выбрать живописный Аникет. Неподалеку от него находился коттеджный поселок, а на самом берегу приютилась рыбацкая деревушка, давным-давно превратившаяся в скопление ресторанчиков, харчевен и гостиниц. На пирсе можно было арендовать яхту и немного поплавать. Если прогуляться пару миль, откроется вид еще на одно озеро, лесное. Там устроимся на пикник. Жаль, вода еще холодная, а то бы искупалась.

Крепко вцепившись в ручку корзины, вслед за Нару спешила к дверям на дебаркадер. У платформы уже дымил паровоз, загруженный углем и заправленный водой. Бегали туда-сюда носильщики, спешили припозднившиеся пассажиры. Наш поезд следующий, местный. Отходит от третьей платформы.

У каждого класса свой выход на дебаркадер, и если пассажиры первого и второго класса встречались, то от третьего их отделяла решетка. Вагоны для бедных всегда в хвосте поезда, за почтовым вагоном. Первый вагон же всегда багажный. Далее едет обслуга и при наличии надобности охрана.

Поезд подали вовремя. Пыхтящий огромный черный паровоз, блестя на солнце спящим глазом-фонарем, медленно подполз к дебаркадеру и замер, послушный и смирный.

Мы не торопились, пропуская носильщиков. Билеты с местами, стоять не придется. Нам достался четвертый вагон в середине состава.

Поезд шел до соседней области, но делал остановки во всех населенных пунктах Вертавейна. Тащился медленно, но спешить некуда, а до Аникета даже такими темпами час, не больше.

Устроившись на набитом войлоком сиденье, истершемся, уже не новым, поставила корзину на пол, папку же положила на небольшой столик. Я таки взяла ее с собой, Нару клялся, что глаз не спустит, даже прикрепил на нее металлическую блямбу. Очередной «маячок», видимо.

По коридору, соединявшему отсеки на два – четыре человека, сновали задержавшиеся пассажиры.

Уже прозвучал первый гудок, скоро отправимся.

Нару купил на вокзале газету и теперь просматривал передовицу.

– Магдалена, гляньте-ка! – Он ткнул пальцем в один из заголовков. – Люди мрут как мухи.

Глянула туда, куда указывал телохранитель, и прочитала: «Трагическая смерть. Вчера не стало нашего бессменного редактора…» Перевела взгляд на название издания – «Глашатай». Возродилась-таки газета, только недолго прожил ее идейный вдохновитель. Две смерти, и обе связаны. Редактор сгорел. Разумеется, вместе со всеми бумагами. Задержался на работе, кто-то бросил в окно бутылку с горючей смесью. Пламя разгорелось быстро, несомненно, не без помощи поджигателя. Этого в газете не писали, я сама додумалась, сопоставив факты. Пожар на ровном месте не возникает. Безусловно, издатели и журналисты – народ нервный, много курят, но огонь спалил кабинет дотла буквально за пять минут.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


Популярные книги за неделю

Рекомендации