112 000 произведений, 32 000 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 14

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 11 января 2017, 14:20


Автор книги: Ольга Романовская


Жанр: Городское фэнтези, Фэнтези


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 14 (всего у книги 25 страниц) [доступный отрывок для чтения: 17 страниц]

– Вы как маленькая девочка! – хмыкнул Лотеску и достал из кармана брелок с пластиной-ключом. Сняв охранные чары, начальник распахнул дверцу и махнул на переднее сиденье. Я без лишних слов устроилась на замшевой обивке и пристегнула ремень: помнила, как водит Лотеску.

– Выдохните уже! – рассмеялся начальник, забросив на заднее сиденье пару папок и привычно скрыв их от посторонних глаз. – Будто вчера в Нэвиль приехали!

– Меня на таком не возят, – обиженно буркнула я.

Ведь приятно и лестно, что я в восхищении взираю на огнемобиль, зачем укорять-то?

– Не оправдание. Ладно, давайте о серьезном. Во-первых, это не развлечение, надеюсь, вы уяснили?

Кивнула. И мысли не было!

– Во-вторых, никуда не сбегать, не капризничать и во всем слушаться. В-третьих, на диете сидите?

Удивленно глянула на Лотеску. Оказалось, тот выбирал ресторан. Представив, в каких заведениях столуется начальник, поняла, что мне там кусок в рот не полезет. Робко предложила просто отвезти меня домой:

– Я никуда не уйду, еда есть, а потом Нару приедет…

– Магдалена, вы чего? – теперь пришло время Лотеску изумленно округлять глаза. – А ну-ка бросьте! Не буду я вас допекать, и на обед к королеве тоже не повезу.

Он рассмеялся и одарил мягкой улыбкой. Не улыбнуться в ответ невозможно. Эх, южане! Знают, что обаятельны, и безбожно этим пользуются.

Хм, а парфюм у Лотеску сегодня другой, но тоже сладковатый.

Огнемобиль ожил, мягко заурчал и тронулся с места.

Двери гаража поднялись, и мы выехали на набережную.

Минутное колебание, и огнемобиль плавно набрал скорость. Судя по всему, мы ехали за город. Похоже, я не ошиблась, не только мои нервы требовали природной тишины. Неужели пикник продолжается?

Манера вождения начальника не изменилась: уверенно и быстро. Он ловко лавировал среди других транспортных средств и не забывал притормаживать на перекрестках. Зато на бульваре аристократического квартала, там, где не стало парчел, мы разогнались так, что, заметив пешехода, решила: собьем или разобьемся. Как бы не так! Огнемобиль притормозил так же плавно, как до этого набирал скорость, послушно замерев перед девчушкой.

– Начальству нужно верить, – укоризненно бросили мне и велели: – Бардачок откройте. Там коробочка лежит, синяя такая. Сделайте милость, занесите в один дом.

Легко! Поработаю посыльной.

Помимо коробочки в бардачке обнаружился парцилен. Хромированный, холодный и внушавший ужас. Боясь задеть предохранитель, достала коробочку и положила на колени.

Огнемобиль притормозил у одного из особняков.

Я отстегнула ремень и выскользнула на тротуар. Позвонила и передала коробочку, упомянув от кого. После обернулась к Лотеску: правильно ли все сделала? Тот кивнул.

Интересно, где он живет? Говорил, в квартире. Значит, это один из элитных доходных домов с подземными гаражами, балконами и комнатами для прислуги. Апартаменты в них стоят немногим меньше коттеджей. Не удержалась и спросила. Думала, одернет – нет, махнул рукой в сторону Адрона.

– Досье собираете? – усмехнулся Лотеску, когда я села рядом. – Не хватает только семейного положения и размера счета в банке. И кому потом сведения продадите?

– В газету для одиноких сердец, – смутившись, отшутилась я.

Действительно, нехорошо вышло. Опять выгляжу охотницей за богатым женихом, но чем угодно клянусь, это чистое любопытство! И, самое обидное, чем больше оправдываюсь, тем больше кажусь виноватой.

– Вот и нашли себе приработок. Хотя лучше журналисткой, ишт Мазера.

Огнемобиль вновь ожил и покатил по улицам, разгоняясь все больше и больше.

Я отвернулась, стараясь молчанием загладить последствия длинного языка. Вот не нужно забывать, что он начальник, что он богаче меня. Как только начинаю относиться как к обычному человеку, задавать разные житейские вопросы, абсолютно безобидные в моей среде, попадаю впросак.

Однако на какой скорости мы летим! На поворотах так вжимает в сиденье, что страшно становится. Никогда не понимала, зачем так гонять. Или это чисто мужские причуды? Из цикла: всегда быть во всем первым. Комплексы, по-моему, но мужчины, они другие. Тот же Гарет, порой логики не улавливаю. Ох, я ведь ему так и не позвонила! Могла бы сейчас, но у моего диктино нет приватной связи, а говорить при посторонних не стану.

Скосила глаза на начальника и тут же отвернулась. Нет, не потому, что смутилась, а чтобы не накручивать себя на тему безопасности. Лотеску беседовал с кем-то – и это на такой скорости. Оставалось надеться на его опыт и водительский стаж. Но, будь моя воля, любые разговоры за рулем бы запретила: от дороги отвлекает.

Обошлось. Одной рукой крутанув руль влево, другой Лотеску убрал диктино в карман и сбавил скорость. Мы свернули на проселочную дорогу. Совсем рядом раздался гудок паровоза. Значит, неподалеку железная дорога.

Стоп, это же Аникет!

– Вперед, развлекайтесь. – Огнемобиль остановился у въезда в коттеджный поселок. – Полчаса хватит?

Кивнула и, чуть пошатываясь, ступила на зеленую травку.

Лотеску остался в огнемобиле, но пристально наблюдал за мной. То есть начальник отпускает меня одну опрашивать местных жителей и искать некроманта? А как же разговоры о безопасности? Такого страха нагнал, что без крепкого мужчины за спиной никуда не сунусь. Значит, нужно зайти в участок, а потом уже с прислугой говорить.

– Вы же сами хотели. Вот вам и полезное, – пояснил свое поведение Лотеску.

Хорошо, работа так работа. Даром на огнемобилях не возят.

Поправила сумку и зашагала вдоль ограды к рыбацкому поселку. Тут мили две, не меньше. Пока озеро обойду, пока до участка дойду… Ничего, погода чудная, прогуляюсь. Наверняка Лотеску не просто так меня выслал, хочет с кем-то поговорить без свидетелей. Иначе бы подвез.

– Э нет, вот к лесу я вас не пущу! Нечего вам у лесного озера делать.

Начальник вышел из огнемобиля и махнул рукой: мол, возвращайтесь. Ничего не понимаю.

– Только поселок, ишт Мазера. Тут хорошая охрана, никто на вас не нападет. Хотя, признаться, не верю, будто этот хмырь сказал Алине правду. Пробалтываются люди не его типа.

– А как вы этот тип определяете? – вопрос не личный, профессиональный.

– По цвету.

– Чего? – не поняла я.

Экранации заклинаний монохромны, почерка магов тоже. Все светящееся, золотистое, даже у некроманта. Это уже детоскоп окрашивает чары либо в белый цвет, либо в черный в зависимости от сути деяния.

– Университет закончите, узнаете. Давайте уж, Магдалена, – поторопил Лотеску. – Я все еще на обед рассчитываю, и не в этом местечке.

Кивнула и, придав лицу чуть надменный вид, направилась к калитке.

Планировка поселка ничуть не отличалась от той, что я видела прежде. Те же прямые линии, те же аккуратные домики, так и пышущие достатком, много зелени, ажурные фонари и охрана, патрулирующая улицы. Подловив одного из плечистых мужчин, назвала себя и описала некроманта, не живет ли здесь такой? Что он преступник, не упомянула – спугну.

Лотеску оказался прав, некромант солгал. В поселке нашелся всего один блондин, доктор, но он давно обзавелся кучей детишек и не водил никаких новомодных огнемобилей. За него это делал шофер. На всякий случай прогулялась до нужного дома, покрутилась возле лужайки, не решившись позвонить в дверь. Никакой магии, абсолютно чисто. Только охранные чары.

Уже уходя, столкнулась с няней детей доктора, разговорилась с ней и узнала: тот вместе с супругой и старшим сыном в отъезде. Сомневаюсь, чтобы некромант смог незаметно улизнуть от жены с курорта, да еще, вернувшись тайком домой, не наследить. Хоть раз да воспользовался магией. Конечно, он мог обзавестись съемной квартирой в городе, но пятидесятилетний доктор с обширной клиентурой совершенно не вязался с образом маньяка. Да и возраст не тот, преступник моложе, в клубах отплясывает, по ночам гуляет. Словом, опять ложный след.

Осмотр поселка ничего не дал. Магию я нашла, но белую и слабенькую, не выше третьего уровня. Ее никто не маскировал, не прятал. Разочарованная, вернулась к Лотеску. Тот понял все по выражению лица и ободрил:

– Ничего, зато эту ниточку проверили. Теперь поедем обедать. Вы так и не ответили, что любите.

– А вы?

– Выбирает дама. В госпитале наверняка не деликатесами кормили.

Задумалась. Какой пафосный ресторан я знаю, где всегда мечтала побывать? В «Зеленой короне». Говорят, там изумительная рыба. Раз Лотеску платит… Ведь он платит, раз пригласил, верно? Конечно, не тот человек, чтобы не угостить даму. Значит, «Зеленая корона».

Лотеску кивнул и, потянувшись, открыл мне дверцу.

Мы уже въехали в предместья Нэвиля, когда начальник, хмыкнув, резко свернул на грунтовку. От неожиданности я едва не впечаталась в стекло.

– Думает, я не замечу. Как же! – вполголоса пробормотал Лотеску и, не останавливаясь, плутая по грязным улочкам, застроенным бараками, открыл бардачок и переложил парцилен на колени.

Мне стало страшно. Испуганно обернувшись, я увидела лишь гужевую повозку, которая плелась по обочине.

– За нами следят, – коротко пояснил Лотеску. – Сидите тихо, пока ничего не случилось.

– Когда случится, будет поздно, – буркнула я. – Может, сразу вызвать полицию?

Начальник покачал головой и свернул в один из проулков. Огнемобиль затормозил. Я удивленно глянула на Лотеску. Бежать надо, а не сдаваться в руки преступнику! Это некромант, он решил нас убить!

Руки дрожали. Чтобы немного успокоиться, вцепилась в ремень. Дышала часто-часто. Ладони вспотели.

Закричать, позвать на помощь? Но тут живут рабочие и бедный люд, как они отреагируют на огнемобиль? Не все ведь любят чужое богатство.

Лотеску щелкнул предохранителем и положил палец на один из светящихся индикаторов. Парцилен мигнул.

– Я боюсь! – не выдержав, пискнула я и закрыла лицо руками.

– Тихо, тихо, еще ничего не случилось, – свободная рука начальника легла на плечо. – Сначала мы проверим и посмотрим, а потом уже решим, что делать. Стекло парцилену не преграда, а стреляю я хорошо. Не все в Инспекции сдают нормативы за шоколадку, Магдалена.

Ну да, я так делаю, банально времени на чепуху жалко. А чего-то мне не дано, но, согласитесь, глупо терять работу из-за какой-то там нормы приседаний. Все девушки так делают.

Сердце пропускало удары. Замерев, я напряженно вглядывалась в просвет между бараками, готовая в любую минуту упасть на пол. Лотеску тоже застыл, стал таким сосредоточенным. Рука вскинула парцилен. Глаза чуть прищурились.

Кажется, я различила шум мотора.

Мамочки, не хочу попасть в газетные хроники!

Хотела отвернуться и не смогла, так и сидела с глазами-плошками.

– Умный! – хмыкнул Лотеску. – Догадался.

– О ч-ч-чем? – дрожащим шепотом спросила я.

Начальник не ответил, вновь поставил парцилен на предохранитель и кинул в бардачок. Затем набрал код на диктино и, не переходя на приватную связь, коротко переговорил с Синглером.

– «Хвост». Пятая застава. Серый паромобиль, битый левый фонарь… Двое… Нет, не видно. Прошерстите все и найдите. И Нару, чтобы без вариантов к девяти освободился.

– А теперь обедать, – улыбнулся Лотеску, обернувшись ко мне. – Успокойтесь, они не вернутся. Им платили за слежку, а не за смерть. Синглер найдет, паромобиль они «засветили». Даже если бросят где-то, не поможет. Маг бы ушел, обычные люди нет.

– Вдруг они маги? – недоверчиво спросила я.

– Волшебники до банальщины не унижаются и не берут напарников. Поэтому смело поедем пить. Вы так перепугались, что без бутылки «Эсканьола» заработаете бессонницу. Все в порядке, – повторил Лотеску, видя, что я никак не могу успокоиться. – Будете так сидеть, сжавшись, как мышка, и вовсе напою ромом, а после потащу в клуб. Там еще три-четыре коктейля, и здравствуй, беззаботное настроение!

Так и не поняла, серьезно он или шутит насчет дорогущего игристого вина и танцев с варьете, но постаралась улыбнуться. Начальству нужно верить.

– Рано вас выписали, – покачав головой, заметил Лотеску. Он не спешил трогаться с места, пристально глядя на меня. – Хоть успокоительное-то пьете?

– Я не истеричка, просто испугалась…

– Я и не называл вас истеричкой. Отпуск после возьмите.

– Не положено, – вздохнула я.

С удовольствием бы понежилась на теплом берегу у моря, но график, график и еще раз график. Терпи, Магдалена!

– Можете воспользоваться служебным положением и попросить. Эк вас трясет-то! Точно напою ведь!

Лотеску рассмеялся и неожиданно обнял за плечи. Оказалось, это то, что мне нужно. Обнаглев, прижалась к нему и посидела так пару минут. Лотеску ничего не делал, даже не смотрел, просто позволил уткнуться себе в плечо.

Я постепенно успокоилась, перестала дрожать и уверилась, никакая серьезная опасность мне не грозила. Право слово, не одна, на мощном огнемобиле, с человеком, который и сам за себя постоит, и охоту за преступниками организует. Я же расклеилась, будто ребенок, чуть ли не под сиденьем пряталась. И это та Магдалена, которая Алерно обвинения предъявляла, по любым лесам прыгала и темными вечерами одна возвращалась. Стыдно!

– Простите. – Я смущенно отстранилась и отвернулась.

– Да ладно! – судя по тону, Лотеску не сердился. – Голова симпатичной испуганной девушки на плече – многие позавидуют. На сегодня с некромантом покончено, мне здоровые сотрудники нужны. Хорошо, раз дело такое мерзкое, помогу, а не повешу всех собак. Но это потом, а сегодня, Магдалена, будем лечить ваши нервы. Да и свои тоже. Этот Тайрон Эламару и ваш некромант уже в печенках. Что б его разорвало-то от собранной энергии!

– А разве может? – с интересом спросила я и обернулась.

Нет, не сердится. Сам тоже уже успокоился, но ждет звонка: взгляд то и дело падает на диктино.

– Может, если ошибется. Могу под подпись дать почитать книгу о некромантии.

– Не надо! – Я испуганно замахала руками. Если открою тот фолиант, не засну. – Сразу по двум причинам. Во-первых, из-за содержания, во-вторых, из-за самой книги. Она безумно дорогая, вдруг потеряю или испорчу? Даже если меня в рабство или на опыты продать, все равно должна останусь.

Лотеску расхохотался и заверил, в рабочем состоянии я стою дороже, чем в разобранном.

Мелодия диктино мгновенно сделала начальника серьезным.

Визуальный режим – потрясающая вещь. Синглер как живой, даже пятнышко на радужке правого глаза видно. Потом вспомнила, что и я как на ладони, если начальник службы безопасности через изопроектор или такой же диктино говорит, и поспешила отсесть как можно дальше, чтобы не мешать.

– Нашли? – сухо поинтересовался Лотеску.

Синглер кивнул и показал лист с данными. Теперь понятно, зачем начальник включил визуальный режим: обезопасил себя от возможного подслушивания. Лотеску вытащил из кармана пиджака ручку и небольшую записную книжку, внес туда данные и велел немедленно задержать преступников.

– Уже, – отрапортовал Синглер. – Желаете присутствовать на допросе?

– Нет. Протокол завтра принесете. Беспокоить только по важным поводам, сами, Синглер, сами.

Закончив вызов, Лотеску устало улыбнулся:

– Вот теперь на сегодня действительно все. Выдохните, поймали «хвостик». «Зеленая корона», значит? Будет вам «Зеленая корона». Только постарайтесь оставить нервы за дверью.

Конечно, кому же охота обедать в компании хмурой девицы?

Думала, мы вернемся на прежнюю дорогу – нет, Лотеску переулками вырулил в промышленный квартал, по которому мы с ветерком, обгоняя конку и грузовые паромобили, добрались до Адрона.

Ох, по мосту да на высокой скорости – это такие ощущения! Мурашки по телу, такой азарт в крови! А потом резко по тормозам, чтобы избежать столкновения с еще одним лихачом. Не пристегнулась бы, вылетела бы через лобовое стекло.

– Можно в городе потише? – попросила я. Еще одно такое торможение, заикой стану.

– Можно, тут недалеко. Ваш дом? – Лотеску кивнул на знакомое до боли строение, мелькнувшее между домов. – Откуда знаю, думаю, понятно. Собственно, другой вопрос: в квартире что-то нужно?

– Намекаете, чтобы переоделась? – тут же догадалась я.

Не просто так же мы оказались на набережной, свернув туда с Моста истины? Он в одном квадранте от моего дома, позади и чуть наискось: там Адрон делает поворот.

– Я ни на что не намекаю, просто спрашиваю, нужно или нет.

Огнемобиль подкатил к входу и остановился.

А почему бы и нет? Хоть соседей позлю, поиграю в богатого поклонника. Гарет ревновать уже не станет, а кое-кому очень хочется пустить пыль в глаза. Переодеваться не стану, только накрашусь и сережки другие надену, зато успею набрать несостоявшегося жениха. Нечего дальше тянуть.

Вопреки ожиданиям Лотеску поднялся со мной и придирчиво осмотрел охранные чары. Буркнув: «Это уже нормально», он без приглашения зашел в квартиру и устроился в гостиной. Судя по расширенным зрачкам и странным движениям рук, начальник оглядывал помещение магическим зрением. «Чисто, – вынес вердикт он. – Слабая экранация на кухне, но безвредная». Это от Онтару, когда он меня снотворным опаивал.

Проскользнула в спальню, закрыла дверь и набрала Гарета. Тот не ответил. Хорошо, не хочет говорить, так не хочет. Спокойно нарядилась, чуть подвела глаза, сменила туфли и сумочку. Платье оставила то же, для свидания с Тайроном потом переоденусь.

Лотеску терпеливо ждал на диване. Окинул взглядом, но не произнес ни слова. По глазам вижу – выгляжу отлично. Мужчины такого скрывать не умеют. Это хорошо, пусть полюбуется, а то целый день шпыняет. Хоть раз-то хозяйкой положения себя почувствую или хотя бы равной.

«Зеленая корона», один из самых дорогих ресторанов Нэвиля, притаилась за апельсиновыми деревцами собственного садика. Каждое – в индивидуальной кадке, бережно выращенное и укрытое специальным силовым куполом с особым микроклиматом. Благодаря нему апельсины не мерзли, но осенью их все равно убирали в тепло. Но и без них сад производил неизгладимое впечатление. Представьте себе: улица, а посреди нее – зеленый островок спокойствия. Птички в клетках поют, розы благоухают, и та самая корона – стриженый куст самшита. Все это огорожено деревянным заборчиком из тоненьких реек в деревенском стиле, выкрашенным белой краской. За ним – живая изгородь. В тени деревьев стоят столики. Можно поесть и в самом ресторане. И вот сейчас я его увижу.

Лотеску сам припарковал огнемобиль, не доверяя местному служащему. Видимо, боялся, что поцарапают или неведомым образом найдут и украдут документы. Сомневаюсь, чтобы среди официантов и швейцаров затесались маги, а иным заклинания Лотеску не снять.

Я пошла вслед за любезным молодым человеком по выложенной камнем дорожке к дверям с витражными стеклами, начальник же привычно ставил охранку. В ресторан мы уже вошли вместе, причем Лотеску, как положено, пропустил даму вперед. Столик выбирал он. Мы устроились у малых дверей в сад, так, чтобы не дуло и апельсиновым цветом пахло. Начальник на всякий случай переспросил, устраивает ли. Кивнула. Да, пока тепло, но погода в это время коварна, легко простудиться.

«Эсканьол» оказался шикарным. Я смаковала каждый глоток. Рыба тоже оправдала возложенные на нее ожидания, буквально таяла во рту. Сначала стеснялась, елозила ножом по тарелке, а потом сама не заметила, как все съела. Подумала и робко заказала еще салат с куриной грудкой. Лотеску не запрещал, сам тоже не сидел в задумчивости за своей форелью. Вон, уже до головы добрался. Словом, я распробовала все местные деликатесы.

Пузырьки игристого вина приятно щекотали желудок. Нам открыли уже вторую бутылку. Ой, это я столько выпила? Стоп, Магдалена! Но заканчивать решительно не хотелось. Я расслабилась, даже разговорилась, улыбалась, немного кокетничала. И, естественно, брякнула очередную глупость. Как-то само собой получилось. Разговор зашел о запахах, вернее, как о запахах – прошла одна дама, и Лотеску заметил, что для дневных духи явно тяжеловаты. А я возьми и скажи, мол, у вас парфюм сегодня другой. Язык тут же прикусила, до крови даже, но поздно, слово вылетело. А все коварный «Эсканьол»!

Думала, Лотеску поставит на место, сделает замечание – нет, усмехнулся.

– Похоже, обойдетесь без коктейлей. Но лучше так, чем ваше давешнее состояние. Другой, не спорю, уже неделю как. На вопрос почему отвечать? Только и на мой придется.

– А он приличный?

Осознав, что несу, встала якобы в дамскую комнату, но Лотеску поднялся следом и шепотом спросил:

– Некомфортно в моем обществе? Я же вижу, вы снова в раковину забрались. Или у вас какие-то внутренние причины?

– Нет, – не раздумывая, ответила я и села обратно. – Просто субординация. Не спорю, вы, конечно, симпатичный мужчина, но нет.

– Так и расслабьтесь, – улыбнулся Лотеску и разлил остатки игристого вина по бокалам. – И все же почему вы так заинтересовались запахом? Что-то напомнил, навел на мысли о некроманте?

– Профессиональная привычка, – честно ответила я, пряча смущение за бокалом. – Мужчины обычно консервативны.

– У мужчин бывают родственники, и иногда они что-то дарят. Теперь обещанный каверзный вопрос, на ваш я ответил. С кем вы встречались за последние двенадцать лет? Даже за пятнадцать, чтобы уж точно никого не упустить. И лучше бы в письменном виде.

– Зачем? – не поняла я.

– Да некромант из головы не идет. Вы могли его знать. Или его друзей, врагов. Нужно же понять, почему вас берегут. То ли действительно любят, то ли, наоборот, ценят за то, что кто-то другой вас любит.

Задумалась, вспоминая всех поклонников, и заверила, среди них никого серьезного не было. Один, как и я, стал учителем, другой – лавочник, третий – Гарет. Вот, собственно, и все.

– Тайрона забыли, – услужливо напомнил Лотеску.

Рассмеялась и подколола: мол, начальнику ли не знать, какого рода этот интерес. Тот укоризненно покачал головой, протянув:

– В кого такие наглые родятся?

Посмотрев на часы в диктино, Лотеску цокнул языком и поинтересовался:

– Ну, юная особа, где будем вас выгуливать? Пользуйтесь моим благодушием и тем, что Нару только в девять объявится.

– А воздухом подышать можно? А то пикник не удался, на Аникете тоже некроманта искала. Если вам несложно?

В итоге я оказалась на берегу одного из многочисленных озер. Вокруг – холмы, все просматривается, нигде не спрячешься. Тихо. Кувшинки, птички… Думала, буду бродить по берегу одна – нет, мне составили компанию.

Хмель выветрился, на его место пришел стыд. Пришел и ушел после очередного вопроса о притягательном Штайте. Как оказалось, столица – город шумный и малопривлекательный с точки зрения архитектуры. Лотеску довольно долго жил в нем и охотно рассказывал о дворе, местной знати и прочем, а я слушала раскрыв рот. Так интересно, куда там газетам! Видя, что Лотеску в хорошем расположении духа, решилась спросить о короле и королеве. Я-то их только на магических изобразительных карточках видела.

– Доводилось, – подтвердил Лотеску, – но близко уже при нынешней должности. Магдалена, – он снова взглянул на часы, а потом на небо, – вы не станете возражать, если мы закончим этот променад?

– Конечно, вы и так со мной возитесь. Я ведь предлагала банально запереться в квартире, если нельзя одной, то с каким-нибудь сотрудником.

– Вы сами предлагали совместить приятное с полезным, вот я и совместил, – усмехнулся начальник. – Считайте, своей непосредственной болтовней отвлекли от всей этой кутерьмы. Сейчас начало восьмого, как и хотели, посидите часик под замком. У меня дела. Чем заняться, найдете. В доме библиотека, можете пользоваться. Только за порог ни ногой! К половине девятого вернусь. Хозяев дома нет, никто смущать не будет.

– А как же?.. – удивилась я.

То есть меня везут к друзьям? Но нельзя снять чужие охранные чары, это уже взлом. Или у Лотеску доступ есть? Тогда надо хозяев предупредить, спросить разрешения. Начальник же точно ни с кем после ресторана не разговаривал.

– Это коттедж моих родителей, вы его видели, – Лотеску подхватил под руку и помог взобраться на холм, где оставили огнемобиль. Я поблагодарила начальника: тяжело прыгать на каблуках по земле. – Извините, в свою квартиру не повезу. Знаю я ваше неуемное любопытство!

Покраснела и заверила, что носа из комнаты не высуну. Лотеску не поверил.

Через двадцать минут огнемобиль остановился в знакомом коттеджном поселке, том самом, в который мы заезжали перед приемом. Лотеску минут пять копался с охранными чарами, снимая все уровни, затем приложил ладонь к двери, и та бесшумно открылась.

– Марта! – крикнул в темноту начальник. – Проводи гостью в библиотеку, подай чай, кофе. Если надо, накорми.

– Как скажете, хассаби.

В большой прихожей тут же вспыхнул свет, а через мгновение я очутилась нос к носу с горничной. Она поклонилась Лотеску и посторонилась, давая мне пройти. Сам начальник же в дом не зашел, только подтолкнул оторопевшую меня.

Лотеску совершил большую ошибку. Слуги болтливы, а я, как знал начальник, любопытна, поэтому уже на исходе часа знала, кто по профессии хозяин дома, Идрис ишт Лотеску, и сколько у него детей. Марта всех их не видела, зато показала портативную голограмму с почтенным архитектором, его супругой-врачевательницей и четырьмя отпрысками. За разглядыванием почтенного семейства меня и застал Лотеску, отчитал горничную за длинный язык и отослал на кухню.

– Но она ничего плохого не сделала! – вступилась я за Марту. – Ей ведь тоже скучно!

– Чтобы весело стало, можно уволить, – жестко возразил начальник. – И нужно уволить. Сегодня же скажу матери. Находка для шпиона!

Тяжело вздохнула и заверила: во всем виновата я. Сама разговорила, сама пытала, меня и наказывать.

– Поздно уже, – махнул рукой начальник. – А что с горничной делать, решит госпожа ишт Лотеску.

В этот неловкий момент завибрировал диктино, и уже через минуту я, смущаясь, просила отвезти себя в Нэвиль. Звонил Тайрон, а еще надо успеть переодеться. Лотеску неожиданно заартачился, заявив, что до девяти сижу здесь. На вопрос почему туманно ответил: «Есть причины. И не личного характера, ишт Мазера». Пришлось смириться и ждать, пока отзвонится Нару. Надеюсь, его сменят раньше девяти, и я успею хотя бы причесаться.

Увы, мечтам не суждено было сбыться, зато до ресторана меня довезли. Оно и логично: Лотеску не собирался ночевать в коттеджном поселке, а, переодевшись и наскоро перекусив, явно собирался хорошо повеселиться в клубе.

Я сидела и дулась. Теперь буду пугалом на фоне разодетых хассаби. Или Лотеску специально? Изощренная форма наказания? Какая разница, во сколько вернуться в Нэвиль? Завез бы меня домой и бросил, все равно Нару в восемь сорок пять позвонил, как раз добрался бы до девяти до меня. Ничего бы не случилось за пять минут, которые бы провела в одиночестве. Но нет, как же, начальник упрямый!

– Бросьте сердиться, Магдалена, – от Лотеску не укрылось мое настроение. – Это не блажь, а соображения вашей безопасности. Переоделись бы сразу, раз вечером на свидание собирались. Я предлагал, заметьте. А мотаться туда-сюда не собираюсь. У меня тоже личная жизнь имеется. Чары на вашей же квартире недостаточны, чтобы оставить вас там без охраны даже на пять минут.

Огнемобиль притормозил за два дома до ресторана, где меня поджидал Тайрон. К нему тут же метнулась тень, в которой с облегчением признала Нару. Передав с рук на руки телохранителю, Лотеску уехал, пожелав хорошего вечера. Надеюсь, что все так и будет, а простенькое платье не помешает.

20

Как и предполагала, все дамы ужинали в платьях в пол. Некоторые и вовсе сверкали россыпью стразов на ткани. Мой скромный наряд смотрелся убого. Спасибо, дорогой начальничек! Сам-то переоделся. К слову, не ожидала увидеть Лотеску без пиджака и строгой рубашки – увидела. Оно и понятно, пить, танцевать и кадрить девочек удобнее в том, что не стесняет движения.

Нару заверял, что я чудесно выгляжу, он бы на руках носил, я улыбалась и не верила. Пока шли, расспросила об Алине. Плачет, но жива и здорова. Надеюсь, не уволят. Жалко мне ее, задурил голову некромант.

Тайрона заметила сразу: он нервно прогуливался перед рестораном, высматривая меня. Нарядный, весь в оливковом… и с букетом роз. Я обмерла и постыдно спряталась за Нару. Банально оказалась не готова к такому вниманию. Потом оправила прическу, выпятила грудь колесом и с видом королевы, благо личная охрана имелась, поплыла к Тайрону. Тот сразу встрепенулся, отошел от огнемобиля, дорогущего, к слову, и поспешил вручить подарок.

– Можно? – Нару бдительно отобрал букет и внимательно осмотрел.

– Все в порядке. – Телохранитель вернул цветы и пояснил недовольному Тайрону: – Это моя работа, ни для кого нельзя делать исключения. Простите, хассаби.

Кавалер кивнул и попросил Нару сесть так, чтобы не мешать беседе. Телохранитель покосился на меня – мол, как скажу, так и сделает. Хассаби это откровенно нервировало. Мне же показалось, будто Нару специально выводит его из себя. Памятуя поцелуй, телохранитель хотел бы избавиться от потенциального соперника.

М-да, дилемма. Соглашаясь на ужин, не задумывалась, как все устрою. Не сажать же Нару за один стол с нами! Какое ж это свидание, в лучшем случае – светская беседа, в худшем – испорченный вечер.

Поискала глазами охрану ресторана. Ага, имеется. На вид крепкие ребята. Внутри тоже наверняка кто-то есть. Рискну.

– Марк, – я специально назвала Нару по имени, чтобы усилить вес просьбы, – не могли бы вы подождать нас снаружи? Например, возле огнемобиля хассаби. Или, если голодны… Тут ведь найдется свободный столик?

– Сомневаюсь, будто он ему по карману, – пробормотал Тайрон тихо, но я расслышала.

Начинается! Два ревнивца, не имеющих на меня никаких прав. То пусто, то густо, Магдалена. Но, если честно, предпочла бы Нару – больше шансов на неодноразовые отношения.

Телохранитель кивнул и зашел вслед за нами внутрь. Держался позади, двери открывать не рвался и молчал. Словом, полностью соответствовал возложенной на него миссии. Надеюсь, денег на ужин в этом пафосном заведении хватит.

Повсюду позолота, серебряные вилки, зеркальный потолок, бассейн с рыбками по центру. Наш столик рядом с ним. Определенно, Тайрон пытался произвести впечатление. А я… Меня на халяву второй раз за день кормили деликатесами.

Стараясь не думать о простоте собственного наряда, горделиво опустилась на стул, разложила на коленях салфетку и попросила поставить цветы в вазу.

– Право, такой сюрприз, хассаби. Я, скромная служащая, и вы… Это напоминает сказку.

Говорила и пристально смотрела в глаза Тайрону. Знаю, в таких случаях положено смущенно комкать платок и краснеть, мне же хотелось заранее знать, чего ждать. Взгляд и мимика человека выдают его мысли. Сами того не замечая, мы выдаем себя. То почесываем нос, то теребим ухо, когда врем, то складываем руки на груди, не желая слушать возражений, замкнувшись в собственной раковине. Тайрон не сидел в закрытой позе, ничего не трогал, взгляд не отводил.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


Популярные книги за неделю

Рекомендации