112 000 произведений, 32 000 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 15

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 11 января 2017, 14:20


Автор книги: Ольга Романовская


Жанр: Городское фэнтези, Фэнтези


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 15 (всего у книги 25 страниц) [доступный отрывок для чтения: 17 страниц]

– Сказка – то, что я вас нашел, – возразил хассаби. – Стоило посидеть в камере, чтобы заработать такой сюрприз. Признаться, хотел засудить того умника, который расшифровывал улики, а в итоге пригласил на ужин.

Тайрон улыбнулся и немного расслабился. С моего разрешения заказал вино и сделал заказ за нас обоих. Цены в ресторане соответствовали доходам заводчика.

Невольно поискала глазами Нару. Неужели тоже ужинает? Нет, устроился рядом с кухней и не сводит с нас глаз. Бедный, тоже ведь проголодался!

Решив обнаглеть, подозвала официанта, указала на телохранителя и попросила усадить и накормить. Разумеется, не дичью, а самым простеньким блюдом из меню. Про выпивку тоже не забыла. Не марочное вино, но Тайрон и так может отказаться платить за нахлебника. Я ведь шепотом попросила записать все на счет спутника.

Официант кивнул и исчез.

Кажется, Тайрон все слышал, нахмурился, но промолчал. Припомнил мне давнюю неуклюжесть и в шутку поинтересовался, не снять ли диктино от беды. Я тем же тоном заверила, что толкаюсь исключительно на работе.

Принесли закуски. Заструилось вино по бокалам.

Тайрон предложил выпить за счастливую случайность, которая свела нас вместе, и, смеясь, возблагодарил некроманта:

– Без него бы я вас, наверное, больше не увидел.

– С вашими возможностями? – Я скептически покачала головой и пригубила вино. Ммм, чистейший виноградный сок, только забродивший, изумительно!

– Вы пришли не одна, я и понятия не имел, что ваш спутник не ваш… Словом, непристойно было бы наводить справки.

– А я считала, будто для хассаби это пристойно.

– Магдалена, позвольте мне так называть вас, не все представители аристократии дурно воспитаны, – возразил Тайрон, нервно барабаня пальцами по фужеру. Странно, неужели действительно робеет? А я-то решила, мне предложат после ресторана плавно перебраться в постель, тут же настоящее свидание. – Если девушка занята, дурной тон – добиваться ее внимания.

Оставила замечание при себе, понимая: обижу. Просто все это – «дурной тон» – всего лишь слова, на деле же пришлось бы долго и упорно объяснять, почему я не хочу общаться с человеком. Поэтому в робкого возлюбленного я не верю, тут иные причины. Полагаю, банально не задела настолько, чтобы взять код диктино. Хотя, если верить начальнику, которому лгать незачем, Тайрона я привлекла.

Невольно улыбнулась и поправила волосы.

Тайрон производил благоприятное впечатление. После странного спектакля вначале, он вел себя так же, как на приеме – спокойно, уверенно. Расспрашивал о работе – не страшно ли якшаться неизвестно с кем, гадал, каким ветром меня занесло в Карательную инспекцию, интересовался, где живу. Я промолчала и услышала ожидаемое: «Хорошо, сам узнаю. По фамилии это нетрудно».

– Хассаби, – когда дело дошло до десерта, я решила расставить все точки, – можно задать вам нескромный вопрос?

Тянуть дальше некуда, а в ходе разговора так и не поняла, чего добивался Тайрон. Вроде, мы мило болтали, но ресторан, розы и ужин… Словом, пора прояснить, надлежит ли мне за это платить. Увы, встречаются мужчины, не только аристократы, которые полагают, что, согласившись поесть за их счет, девушка обязана отработать еду в постели. Не спорю, Тайрон в моем вкусе, воспитанный, сдержанный, но не настолько. Я не из тех девушек, которые падки на титул и новенькие огнемобили. Алина наглядно показала, к чему это приводит.

– Какой? – Тайрон с интересом уставился на меня, даже десертную ложечку отложил.

– Зачем вы позвали меня на ужин?

Так, вроде ничего не мешает быстро встать и уйти. Нару за мной следит, уже доел и допил, поэтому прикроет. Сомневаюсь, конечно, будто Тайрон маньяк, не станет он устраивать скандал и хватать за руки с криками: «Стоять, ты мне должна, с***!» За эти полтора часа я неплохо его изучила. Вот чем еще полезна работа в Карательной инспекции – начинаешь разбираться в людях.

– Хотел провести время в приятном обществе. Заодно, убедиться, что вы здоровы.

– Безмерно благодарна вам за лечение.

– Пустяки! – улыбнулся Тайрон. – Знал бы, приехал бы раньше.

Над столиком повисло неловкое молчание. Мы оба ковырялись в десерте, не решаясь задать каждый свой вопрос. Но если я по известным причинам не могла спросить напрямую, то Тайрону ничего не мешало озвучить свои мысли. Что он и сделал, приятно удивив.

– Магдалена, я понимаю, на что вы намекаете. Заверяю, платить за ужин подобным образом вам не придется. – Тут я покраснела и с удвоенной энергией принялась за остатки суфле. – Для этого существуют специальные девушки, если бы хотел, я вызвал бы такую. Мне же интересно было познакомиться с вами ближе, поговорить и выяснить, что вы собой представляете. Да, я пригласил вас на свидание, да, провожу до дома, да, не отказался бы получить поцелуй, но пока не более. Надеюсь, эта встреча не станет последней. Вы мне нравитесь, Магдалена.

Вот так, коротко и ясно.

– Ммм, хассаби, я, право, не знаю…

– Тут нечего знать, Магдалена, – рассмеялся Тайрон, оставив свой прибор. – Я позвоню вам, вы узнаете меня ближе и сами решите, завяжутся ли между нами отношения. Повторюсь, со своей стороны, я не скрываю желания их завести. Оно возникло не сегодня. Согласитесь, если из головы не идет образ девушки, это что-то значит.

– А поцелуй, это обязательно? – прищурилась я.

Внутри же творилась неразбериха. Никак не могла понять, то ли меня соблазняют, то ли хассаби действительно влюбился.

– Полагаю, я это заслужил. В качестве извинений за арест, – ухмыльнулся Тайрон. – Или я вам совсем не нравлюсь? – Лицо его тут же стало серьезным. – Скажите сразу, я заплачу по счету и уйду.

Влюбился. Это не игра, он действительно расстроен. Шайтан, в меня влюбился хассаби!

Невольно расплылась в дурацкой улыбке и почувствовала себя такой красивой. Я ничуть не хуже тех дам в бриллиантах и стразах, пусть завидуют.

Скосила глаза на Тайрона. Хм, такого поцеловать можно, благо, чего скрывать, хассаби мне нравился. Я его еще на набережной запомнила, но тогда встречалась с Гаретом. Теперь же никто и ничто не мешает попробовать завязать новые отношения. Чужая любовь и забота – именно то, чего мне сейчас не хватает. Ощущения безопасности. Треклятый некромант все нервы вымотал, дерганой сделал! Сегодня на чужом плече рыдала, а ведь я не плакса, жизнь ломала, но не сломала.

– Конечно, заслужили, – мягко улыбнулась я и, привстав, коснулась его щеки. От нее пахло морозной свежестью, в которой притаились едва заметные нотки цитрусовых.

Запах мне понравился, а Тайрону понравился неожиданный поцелуй. Он ведь настроился на отказ.

– Не ожидал, – признался хассаби и тут же нагло попросил: – А второй получить можно? Не здесь, позже. И я сам вас поцелую.

Кивнула и предложила выпить еще игристого: оно соответствовало настроению. Впервые за эти дни отпустило напряжение, а я почувствовала себя привлекательной женщиной. Приятно, вырви ведьме глаз! Это поговорка такая местная. Колдуньи жутко обижаются, жалуются, но из народной памяти слов не выкинешь.

Я цедила прохладный напиток и рассматривала Тайрона. Он, в свою очередь, разглядывал меня и все время останавливал взгляд на губах, отчего они чесались. Намекает, куда и как поцелует. Но придется сдержать порыв, либо ласково и нежно, либо вообще никак, хассаби Эламару. У нас первое свидание.

Наконец, мы вернулись к разговору. Тайрон немного рассказал о себе, подтвердил, что окончил университет на врачевателя и пошутил: мол, я знаю о нем больше, нежели он обо мне.

– Но вы же баронет, владелец заводов и пароходов, – улыбнулась я.

– И подозреваемый в жутких убийствах, – тем же тоном ответил Тайрон, вновь наполняя бокалы. К игристому вину принесли мороженое: нельзя же пить просто так? – Чуть сам не поверил, будто кого-то резал, так напористо обвинение предъявляли.

Я поморщилась и предложила сменить тему. Конечно, такое не забывается, Тайрон не забыл того позора, который ему пришлось пережить, но извинения принесены, вопрос закрыт.

– Магдалена, а как же ваш молодой человек? – внезапно спросил хассаби и нахмурился. – Вы принимаете мои ухаживания, но на реке беспокоились за другого. Я понимаю, женщины – существа ветреные, однако это непорядочно по отношению к нему и ко мне.

– Мы расстались, – коротко проинформировала я.

Тайрон деликатно не стал узнавать подробности. Допив шампанское, он потребовал счет, хмыкнул, увидев приписку за Нару, но расплатился и за него. Подождав, пока я допью и доем, встал и предложил руку. Я дала и сделала знак телохранителю: уходим. Судя по выражению лица Нару, тот ненавидел Тайрона. Но что я могу поделать? Марк ишт Нару – милый, однако не герой моего романа. Тут же… А, не люблю загадывать!

Меня усадили в новенький огнемобиль, тут же включили подогрев, чтобы не замерзла, и спросили, куда везти. Назвала адрес и пристегнулась, памятуя о манере вождения некоторых богатых субъектов. К счастью, Тайрон не устраивал гонки на выживание, вел осторожно, в пределах дозволенного. И хорошо, а то темно, мало ли кто дорогу перебежать вздумает?

До дома добрались без приключений.

– А теперь поцелуй и спокойной ночи? – лукаво поинтересовался Тайрон.

В следующее мгновение мне поцеловали… руку и, наслаждаясь моим недоумением, куртуазно открыли дверцу, помогая выйти.

Паромобиль Нару уже припарковался на набережной. Телохранитель терпеливо ждал, пока мы попрощаемся, не гася фары. Прощались недолго: Тайрон еще раз поблагодарил за ужин и обещал позвонить. После огнемобиль практически бесшумно скрылся во мраке ночи, а я осталась стоять перед подъездом.

Холодно, между прочим! Пиджак Нару пришелся кстати. Пока грелась, телохранитель быстро проверил окрестности и лестницу, после чего разрешил подняться наверх.

– Я с вами ночую, – напомнил он и, замявшись, добавил: – В спальне.

Промолчала и, сняв чары, открыла дверь квартиры. Хотела включить свет, но, оказалось, кое-кто очень хотел выяснить отношения, а еще настойчиво полез целоваться. Уже не так, как в поезде, горячо, с намеком на продолжение. Хотя бы руки не распускал, просто обнимал, но умело, чтобы не вырвалась.

Когда губы Нару освободили рот и переместились ниже, дав возможность говорить, попыталась утихомирить телохранителя. Что на него нашло? Тайрон так повлиял и мой поцелуй? Парень будто пытается доказать, что не хуже, а лучше. Аж подрагивает! И после этого я должна его в спальню пустить? Конечно, лучше секс с Нару, чем встреча с некромантом, но не хочу я Марка, совсем не хочу!

– Тихо, да тише вы! – кое-как высвободила руку и уперлась ладонью в грудь Нару.

Помогло. Телохранитель тут же отпустил, зажег свет и поплелся осматривать квартиру. Откуда-то из кухни донеслось обиженное бурчание:

– У меня тоже деньги есть, прекрасно мог бы за ужин заплатить. Я вовсе не потому у кухни стоял. И вы мне тоже нравитесь. Зато он вас защитить не сможет, а я смогу. Или вы на титул польстились?

Здравствуй, ущемленное мужское самолюбие!

Тяжело вздохнула и напомнила о недавнем разговоре. Подумала и добавила пару эпитетов, вроде сильный, хороший и умный, чтобы не так больно делать. И заверила, лучшего друга не найти.

– Какие ж вы, женщины!.. Вот чем я хуже?

Нару настойчиво добивался секса, даже не постеснялся зайти без стука в спальню, хорошо, платье не успела снять.

– Слушайте, Марк, – не удержалась, вспылила я, – других женщин нет? Или самая сладкая та, которая не дает? Хорошо, давайте по-быстренькому, только угомонитесь! Безо всяких поцелуев, сразу к делу. Но чтобы после этого никаких притязаний на мое тело и душу.

Нару осмотрел меня с головы до ног, однако предложением не воспользовался, вместо этого доложил, что в квартире все чисто. Подумал и извинился, признав, в моих словах была доля правды. Еще подумал и лукаво спросил, не возьму ли свои слова насчет секса назад.

– Да пожалуйста, только я спать буду, устала очень.

Странное дело, вся страсть мигом прошла. Я спокойно отправилась в ванну, прихватив туда халат и ночную рубашку, Нару же остался подыскивать место для ночлега. Думала, уйдет в гостиную – нет устроился в спальне, у окна. На вопрос, почему именно там, ответил: тень от кровати падает, его не видно, зато вся комната как на ладони. И я в халатике заодно… Шутки шутками, а не засну. Вдруг Нару приглашением воспользуется?

Не воспользовался, спал там, где положено, даже в мою сторону не смотрел. Утром же и вовсе попросил забыть вчерашнее. Полагаю, не только по причине стыдливости: узнай товарищи, засмеяли бы. Не уломал бабу, опозорила! Я обещала не проболтаться. Не хочу портить отношения с Нару, он хороший, в общем-то, просто ликвидаторы женским вниманием избалованы. Это бесследно не проходит, формирует определенный тип поведения. Так и тут – не любовь, а банальное желание. После долгого мычания Нару в этом признался, хотя поспешил добавить, как девушка все равно нравлюсь. Вообще. То есть не как любимая и будущая жена. Гора с плеч!

Да, а еще я его теперь звала Марком. Раз уж секс предлагала, пора переходить на имя. А то я Магдалена, а он ишт Нару.

В знак примирения накормила несостоявшегося любовника завтраком и попросила отвезти на работу, к тем самым бумажкам, которые требовал Неврис. Выходные закончились, начались трудовые будни.


Кажется, в то утру количество курильщиков изрядно возросло. И ждали они меня, во всяком случае, взгляды тут же обратились в мою сторону. Терзаясь сомнениями, поднялась на крыльцо и поздоровалась с парой знакомых. Среди них оказался Найджел, его и отвела в сторону, чтобы немного попытать.

– Ну, с чего такой переполох? – Я покосилась на почтенное собрание, портившее свое здоровье.

– Будто сама не знаешь? – усмехнулся Найджел. – Кто Алину уволил и теперь с охраной ходит?

Он покосился на Марка, тоже смолившего сигаретку. Еще бы, после вчерашнего! Парень с утра не знал куда глаза девать. Вот за это и пожалела, так бы подала заявление на смену телохранителя. Однако окончательно успокоюсь, когда увижу Марка с девушкой, до этого все будет казаться, что он надеется на мою благосклонность. Говорят же, не существует дружбы между мужчиной и женщиной. Я бы подкорректировала: между свободным мужчиной и женщиной любого семейного статуса.

– А ее уволили? – Сердце упало.

Неужели Лотеску внял доводам Аларда? Теперь понятно, отчего Алина рыдала в туалете.

– Марк! – взволнованно крикнула я. – Алину уволили?

– Да, – подтвердил телохранитель и виновато потупился.

Шайтан!

Нет, я слышала о дознании, отстранении, но это не увольнение. Алина осталась без денег, с «волчьим билетом». Никакая хорошая работа даже в случае простого денежного взыскания не светит. Ненавижу некроманта!

Найджел сочувственно вздохнул и затушил сигарету. Он как раз из тех мужчин, с которыми дружить можно: женат, супругу любит. Она у нас в лаборатории работает. Больше я ничего толком о Найджеле не знаю, хотя нагло прошу иногда подвести себя до дома. Впрочем, как и многие другие. Найджел – человек отзывчивый, но закрытый. Охотно поговорит о погоде, последних назначениях в свете, но никогда о себе и своей семье. Найджел – начальник Отдела юридической поддержки. Законник, если по-простому. Хороший, потому что Карательная инспекция раз за разом выигрывает дела. Документы готовят под началом Найджела. И с этим человеком я запросто болтаю.

– А это навсегда? – с надеждой взглянула на Найджела. Он юрист, он точно знает.

Тот пожал плечами.

– Понятия не имею. Нарушение должностной инструкции налицо. Не знаю, захочет ли иметь такого сотрудника ишт Лотеску. Судебного иска пока не подано. Извините.

Кивнула и посторонилась, пропуская Найджела.

Поразмыслив, решила обождать с визитом в лабораторию. Пусть полежат немного результаты экспертизы, сначала разберусь с долгами и почитаю толстую папку, которую подсунул Лотеску. Сопоставлю после с записями лаборантов, может, в голове просветлеет. Вертится там одна мысль – будто не вижу чего-то прямо под носом.

В Отделе царила подозрительная тишина. Неужели снова проверка? Не похоже, потому что беспорядок, а у Кайсы чашка чая и бутерброд на столе. Морис и вовсе газету читает. Зато Неврис за загородкой ходит, будто зверь по клетке, и беседует с кем-то по диктино. Судя по оживленной жестикуляции, разговор ведется на повышенных тонах.

Села за рабочее место, забрала, наконец, из ящика изобразительные магические карточки брата. Не место им тут, не хочу, чтобы кто-то рассматривал, держал их в руках в рамках какого-нибудь расследования. После достала из сейфа папку и, взвесив за и против, занялась ею, а не заполнением отчетности.

Чем больше я читала, тем больше хмурилась. Куча материала, установлено даже из какой ткани рубашка убийцы, но о личности абсолютно ничего.

Зато университетские списки оказались занятны. Я тут же вычеркнула пару фамилий, на остальных составила максимально полные характеристики и начала планомерно сличать с данными о некроманте. Для полноты картины не хватало блокнота с исправленными Лотеску цепочками, но начальник так и не соизволил его отдать. Что ж, заберу теперь. Как иначе проводить сличение? Одной биографии мало, хотя и тут можно многое накопать. Только не пишут нужных сведений в кратких сводках по запросам. Ни о юношеских обидах, ни о карьерных планах, ни о любимых предметах и «забытых» книгах из библиотеки, ни про обманутые ожидания.

Словом, сидела я и работала, пока не подошел Неврис и вкрадчиво поинтересовался, как обстоят дела с некромантом. Судя по гаденькой улыбочке, отношение ко мне начальника не улучшилось. Словно в подтверждение мыслей мне велели заполнить кучу документации, которая «должна была быть готова еще вчера». Кивнула и обещала все сделать.

В лаборатории меня встретили с распростертыми объятиями. То есть подхватили под руки, назвали копушей и вручили результаты экспертизы по последнему делу. Тут же, в лаборатории, уселась читать и вскинула в руки в победоносном жесте. Есть! Сообщник некроманта аккуратностью не отличался и наследил. Хорошо так наследил. Он не маг, поэтому никаких полуколец и экранаций заклинаний, а вот под ногтями жертвы кое-что осталось. Частички кожи, например. И маленький обрывок одежды – мужской рубашки. Она пропиталась потом – значит, волновался, боялся. А это хлеб для экспертизы. Жаль, нет образцов для сравнения, а то бы легко установили личность преступника.

После лаборатории зашла в приемную Лотеску. Там хозяйничала уже другая девица – тоже блондинка, модно одетая, на каблуках. Я почему-то сразу прониклась к ней неприязнью. Наверняка заработала хлебное место через постель.

– Господин ишт Лотеску занят, – не поднимая глаз, пробурчала эта вертихвостка.

– А вы доложите обо мне, – тем же наглым тоном возразила я. – Госпожа Магдалена ишт Мазера.

Блондинка неохотно потянулась к диктино и доложила по приватной связи. Я в долгу не осталась, одарив таким презрительным взглядом, что лицо секретарши передернулось. Одни ноги, больше ничего.

– Проходите, – с оттенком легкого недоумения пробормотала блондинка.

Хмыкнула и гордо прошествовала к двери.

Лотеску что-то писал. Махнул мне на стул, сверился с толстой потрепанной книгой и продолжил заполнять лист бумаги словами.

– Минуточку подождите, – пробормотал начальник. – Тихонечко посидите и получите голос.

Неужели Лотеску назовет имя преступника?

У меня перехватило дыхание, даже о блокноте, за которым пришла, забыла.

– Зачем пожаловали? – не отрываясь от работы, пробормотал начальник.

– За блокнотом. Без него тяжело. Я только что получила результаты экспертизы по последнему эпизоду…

– Давайте! – Лотеску требовательно протянул руку. – Все личные дела у меня. И да, ишт Неврис, конечно, получил место не за те старания, – начальник хмыкнул и улыбнулся, – но не преступник. Во всяком случае, ту дамочку не резал, ничего подозрительного не совершал. Да и когда?

Лотеску вновь скривил губы в усмешке, но не раскрыл тайн жизни подчиненного. Заинтригованная, я сама решила выпытать у Синглера. Ну, положим, не совсем у него, через Марка, если тот, конечно, не замкнется после конфуза.

Протянула результаты экспертизы и еще раз напомнила про блокнот. На меня окрысились и обещали выставить за дверь, если не замолчу.

– Вы удачно пришли, – пробормотал Лотеску, пробежав глазами графы. – Сейчас испорчу вам день и нагружу работой. Я не собираюсь проверять все эти бумажки, – начальник кивнул на гору бумаг рядом с книгой, – вы и займетесь. Тут уточненные досье на подозрительных личностей из первого списка. Чтобы подсластить пилюлю, докручу голос и напишу выкладку. Но не обещаю стопроцентного результата. Хотя, определенно, где-то я эти интонации слышал.

Навострила уши, но так ничего и не услышала. Лотеску погрузился в себя, будто забыв о моем присутствии. Потом, очевидно, вспомнил, открыл ящик стола и кинул блокнот. Поймала и поблагодарила.

– Я могу идти? – осторожно сгребла бумаги, гадая, сумею ли просмотреть хотя бы за два дня.

В отведенный на поиски некроманта срок я не уложилась, но, кажется, это никого уже не волновало. Деньги на банковский счет действительно перевели, не в обиде.

– Да, – пробормотал Лотеску.

Не став расспрашивать об Алине: не время, встала, уже дошла до двери, когда начальник остановил окриком:

– Стоять, ишт Мазера!

Вздрогнула и замерла, едва не выронив бумаги.

– Идите-ка сюда, – меня ласково поманили пальчиком.

Не гордая, подойду, тем более у Лотеску такое довольное выражение лица. Самодовольное и хищное, я бы сказала. Не иначе недруга прищучил.

– Магдалена, – голос Лотеску тоже изменился, сочился благожелательным сарказмом, с каким, наверное, маньяки предлагают жертвам яблочко, – вы кое-где все правильно посчитали? А то я тут совсем другое вижу. Вернее, слышу.

Непонимающе уставилась на начальника. Тот соизволил пояснить:

– Морис Алерно.

Да, определенно, был бы Лотеску волком, клацнул бы зубами и облизнулся. Он, мягко говоря, не любил семейство Алерно, аж глаза заблестели. Я еще тогда поняла, дело очень личное, а теперь голову дала бы на отсечение. Чем же задел Лотеску камердинер, не его же сыну он мстил.

– Вы сами читали результаты проверки.

– Я не об этом спрашиваю, – резко возразил Лотеску. – Впрочем, послушайте, полюбуйтесь.

Начальник встал и направился к изопроектору, подключил к нему диктино и ловко набрал какой-то код. Я с интересом наблюдала за действиями Лотеску, уже догадавшись, что приборчик у него тоже особенный, а побалуют меня вовсе не картинками.

Прибор зашипел, экран покрылся рябью.

Лотеску подключил к нему еще один пульт управления, ловко вводя числовые обозначения, затем поколдовал немного над диктино и самодовольно хмыкнул.

– Слушайте.

Я послушала. Это оказалась запись голоса некроманта, очищенная от примесей и колдовских уловок. Первое же слово заставило вздрогнуть и изумленно глянуть на начальника.

– Нет, я не ошибся, – покачал головой он и расслабленно устроился в кресле. – И служба безопасности тоже. Как вам, Магдалена? Выпустили под залог, и мальчик побежал мстить. Только почему горло не перерезал?

– Вам хотелось бы? – обиженно буркнула я.

– Мне? Нет. Мне, ишт Мазера, трупов, нападений и прочего во, как хватает. – Лотеску провел ребром ладони по горлу. – Просто рассуждаю логически. Вы ему жизнь испортили, а он всего лишь лицо и шею разукрасил. Только, – глаза начальника вперились в меня, – как он открыл телепорт? Вы мне что писали, какой уровень магического потенциала? С таким открыть телепорт не-воз-мож-но, – Лотеску произнес это слово по слогам. – Даже с уймой усилителей под кожей.

Пожевала губы, решая загадку.

Голос Мориса Алерно. Немного искаженный, неживой, но не поспоришь. Как и с железной логикой начальства. Меж тем этот аристократический гаденыш открыл телепорт. Но он не мог! Стоп, а сходятся ли вообще приметы? Может, он не некромант, а помощник?

Лихорадочно залистала блокнот, сравнивая данные Алерно и некроманта из его тайной комнаты. Заодно вспоминала внешность, пытаясь понять, возможна ли ошибка.

Блондин, он тоже блондин. У меня есть волосок, можно проверить…

– Ишт Мазера, умственная работа за дверью, – напомнил Лотеску. – Скажите спасибо, что я ее вам подкинул. Могу даже план подбросить. Во-первых, берете и проверяете все во второй раз: данные лаборатории, свои выкладки, места преступления и местонахождение подозреваемого. Во-вторых, пухлая папка с характеристиками. В-третьих, на поклон к Синглеру с бумажкой по последнему эпизоду. Сроков не ставлю, но поторопитесь.

Кивнула и выползла в приемную.

Ну и денек!

Вид кипы бумаг на рабочем месте оптимизма не прибавил, поэтому нагло пошла пить кофе.

– Госпожа ишт Мазера, у меня для вас задание.

Едва чашку не выронила и с трудом изобразила улыбку.

Похоже, нелюбовь ко мне заразная, уже второй начальник отдела заболел. Или боятся, что займу их место? Угу, мне обещали, но связи решают все.

– Вот, – Неврис сунул в руки конверт.

– Кто? – лениво поинтересовалась я, засунув бумаги под мышку.

– Подпольный гадательный салон.

Кивнула, решив до конца недели даже не открывать. Какие гадалки, когда у меня некромант и злющее руководство?

Засунула конверт в стол и подошла к форточке. К счастью, никаких надписей внизу не красовалось. Сновали люди, ездили паромобили…

Итак, что мы имеем? Голос Мориса Алерно. Проверим, где он был, когда меня резали. Если на глазах у десятка свидетелей или куковал в суде, то отметаем и присуждаем некроманту приз за мастерство.

Порылась в справочнике и нашла код судейского секретариата. Там мне без вопросов подняли дело и подтвердили: Алерно в тот день не приглашали. Ага, теперь выясняем, где же его носило.

Наверное, все полицейские Вертавейна меня ненавидят. Но еще больше они ненавидят карателей, которых хитрая я заставила себе помочь. Позвонила Марку, намекнула, что буду очень признательна за маленькую помощь. Так выйдет быстрее, знаю я наших блюстителей порядка!

Результат не заставил себя ждать: к обеду уже получила нужные сведения. И обхватила голову руками, решая загадку, как мог хреновый маг открыть телепорт.

Блокнот, волос и карточки с места преступления добавили хлопот. Я ведь видела там магию Алерно, но не обратила внимания, увлеклась столом-жертвенником, где ее не было. Однако чары на дверь ставил другой человек, совсем не тот, чьи фрагментарные следы позволили предъявить обвинения Тайрону. То есть если его подставили…

Закусив губу, потянулась за диктино. Как хорошо, что сохранился нужный код!

Тайрон ответил не сразу, но я терпеливо ждала. Вопрос в лоб задавать не стала, начала издалека, поболтав о вчерашнем ужине и, сдерживая волнение, поинтересовалась, не знает ли он Мориса Алерно.

– Знаю, – подтвердил Тайрон. – Сын королевского камердинера, сам по себе ничего не представляет. Но почему вы спрашиваете?

– Гадаю, как примут меня в его доме. По работе нужно, – соврала я. – Видимо, выставят.

– По работе? – задумчиво переспросил Тайрон. – Неужели по вашему ведомству проходит?

– Угу. Незаконная магия и всякое такое, – беззаботно ответила я. – А вы хорошо его знаете, хассаби? Чего от него ждать?

– Да ничего, кроме хамства. Хорошо ли знаю?.. Как любого другого местного аристократа. Тут все свои! – рассмеялся Тайрон и тут же перешел на деловой тон. – Извините, Магдалена, я сейчас занят, новые цеха осматриваю. Давайте, я вам перезвоню?

М-да, нехорошо вышло, отвлекла человека от работы, зато уверилась, отношения у Тайрона с Алерно не дружеские: о приятелях так не говорят. Значит, подставить его сын камердинера мог, возможность имел. А я? Уж не любить меня повод железный. Тайрон же… Я ему понравилась, еще на приеме понравилась, Алерно заметил и запомнил. Вот гаденыш! Со скуки некромантией баловался.

Кусочки головоломки постепенно складывались, не вязался только уровень способностей. Чтобы не ошибиться, снова сбегала в лабораторию и попросила детально поработать с материалами Селии. Материалами! Противно-то как! Но именно так по бумагам проходит ее голова, сердце, кровь… Каких трудов стоило вымолвить эти слова, но справилась.

Вернувшись на рабочее место, покосилась на Невриса, кормившего рыбок, и мстительно написала служебную записку. Мол, мешают расследованию, ставят палки в колеса. После вышла якобы в туалет, поднялась в приемную Лотеску и зарегистрировала кляузу у секретаря. Все, никаких гадалок, у меня бумаг и так на всю оставшуюся жизнь, ночевать в Карательной инспекции придется.

Рабочий день близился к концу. Я выпила несметное количество кофе, но так и не приблизилась к разгадке тайны. Более того, мне начало казаться, будто некромантов и вовсе два. Тот, кто занимался Селией, поступил с жертвой не так, как с предыдущими. Даже с журналистом. Сердце бросил хотя бы.

За тягостными размышлениями о герое первых газетных полос едва не пропустила нисхождение богов на землю, то есть Лотеску. Когда заметила, решила, будто это по мою душу. Оказалось нет – за Неврисом. И вопрос первый зам задал неожиданный, короткий, но очень нехорошим голосом. Меня таким же допрашивали, когда диктино на весь день отключила. Значит, еще немного, и кое-кому устроят разнос.

– Где Дейв ишт Лагар?

– Работает, – уже предчувствуя грозу, ответил Неврис и выключил изопроектор.

Отношения между двумя начальниками сразу не заладились. Сегодня поняла почему. Если правильно поняла намеки, Неврис должность через постель или по знакомству получил. Лотеску же явно сам пробивался.

На стол Неврису лег лист бумаги. Начальник пробежал его глазами, переменился в лице и схватился за диктино.

Лотеску молчал и не двигался, только чуть подергивалась губа.

Я же терялась в догадках, что же натворил Дейв, но ровно до того момента, как прозвучали слова: «Найти и арестовать». Тут я все поняла, как, впрочем, и то, что хочу присутствовать на допросе.

Вот и ответ, почему некромант проник в квартиру в тот же день, когда Лотеску дал задание его найти. Ему сообщили, и сообщил тот, кто прекрасно видел все материалы по делу. Еще бы, если стол напротив, а я от коллег такое не скрываю. Только как и зачем? Неужели завидовал? Иной причины не вижу, но глупо и мелко! Надеюсь, все же шантаж, иначе перестану уважать Дейва как человека.

21

Вторая выпитая чашка кофе навела на мысль о собственной глупости. Точнее, о полной профнепригодности. Делать выводы на сплетнях, подтасовывать факты – и после этого, Магдалена, ты мечтала о месте начальника Отдела! Словом, завтрак превратился в сеанс самобичевания.

Тайрон прислал цветы. Не розы, а ирисы. Я его оригинальность оценила, как и записку со строчкой из книги. В ней говорилось о сладости губ возлюбленной и нетерпении увидеться с ней снова. Внизу стояла приписка: «Я занят, позвоню сам. Действительно позвоню».

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


Популярные книги за неделю

Рекомендации