112 000 произведений, 32 000 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 16

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 11 января 2017, 14:20


Автор книги: Ольга Романовская


Жанр: Городское фэнтези, Фэнтези


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 16 (всего у книги 25 страниц) [доступный отрывок для чтения: 17 страниц]

Поставила цветы в вазу и в который раз прошлась по логической цепочке в поисках белых ниток. Их оказалось немало, и разум упорно гнал в лабораторию. Сравнительный анализ – вот лучшее лекарство. А еще спокойно сесть, отодвинуть все папки, взять восстановленную Лотеску магическую цепочку и сличить ее с данными Мориса Алерно. К счастью, я прилежно срисовывала дуги и полукольца.

И, главное, намеренно не искать сходства! Вот тогда и только тогда, если найдется минимум пять пересекающихся точек, начинать анализировать факты. Словом, переделывать вчерашнюю работу.

Дейва пока не арестовали. Ориентировки разослали по всем полицейским участкам, но безрезультатно, будто сгинул. Инспектор подтвердил, Дейв брал его ребят для поездки к одному сомнительному типу, осмотрел дом и все. Вместе с полицейскими он в Нэвиль не вернулся, собирался поездом. Якобы к родным хотел заглянуть, они жили неподалеку.

Странно, конечно. Будто кто-то предупредил, вовремя подсказал: беги! Если Дейва не найдут на путях с проломленной головой или отрезанными ногами, то тот действительно скрылся.

Вчера всеми правдами и неправдами, то есть подхалимством, нытьем и напоминанием, чье дело и кого хотят убить, упросила Невриса сообщить, если Дейва схватят. Даже ночью. Пока тихо. Марк тоже ничего не знал. Он снова ночевал у меня, сославшись на инструкцию, и демонстративно стучался перед тем, как войти.

Последний глоток кофе окончательно пробудил разум.

Я задумалась о троице «Алерно – Тайрон – Лотеску». К каждому возникло по вопросу.

К Морису Алерно: неужели он не подозревал о недрах комнаты, на которую сам накладывал чары? Почему магией баловался, понятно, «золотая молодежь» чего только со скуки не делает! Имея такого отца, привыкнув к вседозволенности, иные без зазрения совести девушек насилуют, бедняков убивают. Может, и комнатка – средство развлечения? На какой-то почве Алерно ведь познакомился с некромантом.

Вот тебе и еще один щелчок по носу, Магдалена. Морис Алерно – некромант! Ты своими глазами видела следы любителя безголовых девушек и мальчиков, проследила его до парфюмерной лавки, а после вычленила экранации заклинаний Алерно. Они не совпадали с почерком некроманта. Значит, делаем какой вывод? Кое-кому пора в отпуск, слишком много халтуры.

Но не приснились же мне вчера косвенные доказательства? Ладно, проверка – мать выводов. После такого количества вина и игристого, которым меня поили нежданные кавалеры, и выходки Марка, не такое могло почудиться. Как там, кстати, моя записочка, завизировал ее Лотеску или нет? Пусть Неврис поручит дело о салоне кому-то другому.

Эх, а еще хочу узнать, как на Дейва вышли. Вчера даже ни намека! Может, Лотеску позовет, объяснит-таки? А то, как в случаях с магами: спасибо, до свидания.

Ладно, вернемся к вопросам. Пока одеваюсь, обдумаю.

Тайрон, несомненно, похож на некроманта. Не точь-в-точь, но сходство налицо. Учитывая сведения, данные Лотеску… Стоп, Магдалена, ты наступаешь на те же грабли! Нет, я верю начальнику, но нельзя же считать фактами чьи-то слова. Ты не проверяла, чему и когда учился Тайрон, заодно бы и выяснила, кто так его ненавидит.

По идее, я могу оказаться сакраментальным дорогим существом, но не для некроманта, а для Тайрона. Впервые увиделись мы на заре этой грязной истории, когда мне прислали первую записку. После нее я бы убила, но нет, продолжились игры. Почему? Я нужна некроманту. Зачем?

Первый вариант – шантаж, то есть закуска. Но я не свет в окошке для Тайрона, не подходит.

Второй вариант – нежные чувства со стороны преступника. Тут уж без вариантов, не знаком мне тайный воздыхатель, разве Дейв просил пожалеть. Это хотя бы логично, у нас были хорошие отношения. Угу, настолько, что коллега сообщал о каждом моем шаге.

Третий вариант – использовать по прямому назначению. То есть я должна найти нужные улики и обвинить человека, к которому меня подтолкнут, а не истинного преступника.

Второе или третье? Я отчего-то склонялась к последнему варианту. Некромант – мужчина умный, он бы не растрогался до состояния женских романчиков, даже утопиться предлагал, Селию убил. Только ради того, чтобы меня напугать, убил!

Марк отчитался: на лестнице чисто, к квартире никто не подходил.


Войдя в отдел, обомлела: Неврис копался в моем ящике! Потом поняла, начальник банально искал бумаги по гадательному салону. Неврис сам в этом признался, попросил помочь, обвинив в бардаке на рабочем месте.

С каменным лицом отрыла папку и вручила прямо в руки.

– Дело у вас я забираю. – Неврис смотрел с открытой неприязнью. – Только отчего вы не могли поговорить со мной? Я заметил ваше… хм… поведение и ваши же странные отношения с первым замом. Вы метили на мое место?

Вот это вопрос! И задан при всех. Ишь, как навострили уши.

– Хассаби Барашту виднее, – уклончиво ответила я, – целиком и полностью одобряю его решение. Никаких отношений, кроме рабочих, у меня ни с кем нет. Обсуждать же с начальником только что обдуманное задание посчитала неразумным.

Лицо непосредственного начальника помрачнело еще больше. Забрав папку, он обвел глазами сотрудников, явно наугад выбрал жертву и вручил дело – просто швырнул на стол. По иронии судьбы, прикрывать гадательный салон предстояло самому неопытному сотруднику. Сухо «обрадовав» его, Неврис удалился к себе за прозрачную перегородку. Интересно, что накопал на него Синглер? Помнится, Неврис тайком звонил кому-то после моего ранения, а Лотеску и вовсе выгнал из палаты. Первый зам не параноик. Нервы ему, конечно, изрядно потрепали за последние две недели, но он не сорвался, зуб даю, тут другое. Значит, были причины.

Чем из Невриса не некромант? Третий вариант в действии.

Выводы оставила при себе и занялась повторением пройденного. На этот раз не торопилась, не отвлекалась на посторонние списки, а целенаправленно работала с магией. От этого занятия оторвала вибрация диктино.

– Зайдите ко мне, – приказал Лотеску.

В кабинете высокого начальства сидел Синглер и еще один тип, которого я не знаю. Мне велели взять стул и присоединиться к честной компании.

– Об ишт Лагаре после, – обронил Лотеску. Сегодня он как никогда походил на большого начальника. Ни грамма флирта, строгость, уверенность, спокойствие. – Я помню и поставлю в известность. Речь о Морисе Алерно. И об Итоне ишт Неврисе.

Навострила уши и вся обратилась в слух. Даже блокнот достала, чтобы все досконально записать.

– Ишт Синглер, прошу, – Лотеску кивнул начальнику службы безопасности.

На моей памяти он никогда не называл его «ишт Синглером», хотя, признаться, я не настолько хорошо знаю первого зама, чтобы утверждать наверняка, будто «ишт» прозвучало впервые.

– Морис Алерно сбежал из-под залога, – не вдаваясь в подробности, сообщил лысый здоровяк. – В доме при обыске кое-что нашли… Кольцо вашей кузины.

От меня ждали какой-то реакции, но я молчала. Просто не знала, что сказать. А потом в голове щелкнуло, и я прошептала:

– Он убил Селию, или хотя бы стоял рядом, когда ее убивали.

– Почему? – тут же уцепился за мои слова Лотеску.

К нему у меня тоже вопросы. За что он мстит Алерно? Придется выяснять, иначе рискую построить неправильную логическую цепочку. Может, тут два дела, а не одно? Ничего, подниму светские хроники за прошедший год, постараюсь окольными путями узнать, не обозвал ли как в запальчивости Морис Алерно нашего гордого первого зама. Если так, могло дойти до рукоприкладства. Лотеску ведь и по морде дать способен, Гарет уже получил, теперь выплачивает моральный ущерб. И не звонит мне, даже объясняться не пришлось.

– Я позже вам все занесу, пока слишком «сыро».

Интересно, что там с Неврисом?

Оказалось, поле для шантажа немереное. С меня взяли слово молчать, настоятельно так взяли.

Место наш начальник получил… Скажем так, оказывая услуги особого рода одному из «шишек» Ведомства магии. Синглер говорил это и морщился. Все морщились. Оно и понятно, позор-то какой! Руки Неврису точно не подадут, хотя он уже забросил данное занятие, но, видно, оставил по себе долгую память. До сих пор звонил покровителю, хотя с ним уже не встречался. Эти звонки и насторожили высокое начальство. Складывалось впечатление, будто Неврис докладывал обо всем, что случалось в Карательной инспекции. Видимо, санкцию на проверку разговоров уже выписали.

– У вас хорошая интуиция, ишт Мазера, – Лотеску смотрел мне прямо в глаза. – Ишт Неврис знал о квартире Майера.

– Какой у него уровень магического потенциала, хассаби? – деловито осведомилась я, оправившись от пикантной новости.

– А нет информации, – буркнул Синглер. – Стерта.

Интересно и пахнет увольнением. Для этого, видимо, совет и собрали, только мой голос совещательный, ничего не решает.

Вопросительно уставилась сначала на Синглера, затем на Лотеску.

– За это не увольняют, – ответил он на невысказанный вопрос. – Запрещено законом.

– А сокрытие информации? – съехидничала я и покосилась на третьего участника беседы. Он-то кто? Нас ведь не представили.

Заерзала, пытаясь догадаться, кого же занесло в тесный круг. Серый костюм, маска непроницаемости на лице. Из Ведомства? И точно из «этих», то есть людей, которые знают обо всех все.

Один взгляд Лотеску, неприязненный такой, и села ровно, будто школьница. Ясно, человек в сером с такими, как я, не общается. Нет, собственно, а я тут зачем? Проинформировали и свободна.

– Что-нибудь еще по делу? Ваши действия?

Пожала плечами:

– Разрешение на отслеживание разговоров, остальное предпримет господин ишт Синглер. Полагаю, каратели уже получили задания.

Начальник тут же махнул рукой и велел подождать в приемной. Затем подумал, прикинул, сколько продлится совещание и отправил в лабораторию. Туда я и поплелась за образцами тканей всех фигурантов истории. Пока заполняла формы, рука устала. Загрузила экспертизами по полной, даже волос Невриса мстительно присовокупила. Упал на рукав, когда начальник стоял рядом.

Стер информацию, значит, зайчик? Нет, я же нормально на него смотреть не смогу, представляя как… Явно снизу ведь. Словом, тернист и болезнен путь наверх.

Возвращаться в отдел не хотелось. Мозги пухли от обилия информации, нужно срочно отвлечься. Заодно поддержу человека. И я набрала код Алины.

Вместо знакомой ответил грубый мужской голос. Поначалу даже опешила, едва не нажала на отбой, но потом вспомнила, Алина ведь под арестом и под охраной. Вежливо представилась и попросила отдать диктино бедняжке. Отдали.

Голос Алины напоминал шелест. Она казалась выжатой как лимон, все время вздыхала и жаловалась. Хотя сначала в голосе теплилась надежда: вдруг обрадую?

– Да я сама чуть не упала, когда узнала, что тебя… – забралась в укромный уголок, под лестницу, и, прикрывая диктино рукой, раз уж нет денег на модель с приватной связью, честила власть и начальство. – Увольнение – это слишком!

– Так положено. Должностную инструкцию читала? То-то и видно, что подписывала не глядя. Я ведь тайны разболтала, чуть ли не пособницей убийцы стала, – всхлипнула Алина.

– Тебе это Лотеску сказал? – ужаснулась я.

– Он сказал, что я тут больше не работаю, велел дистанционно передать дела. И добавил про дуру. После на меня другие орали.

Ай, больно же!

Разговор прервали резко, дернув сверху за «усик», фактически вырвав диктино из рук. Еще бы за ухо потянули – и чистая школа начальной ступени, урок какой-нибудь стервы, вроде моей бывшей завучихи.

Подняла глаза – Алард. Кто бы сомневался, только второй зам станет так издеваться.

– Верните, пожалуйста, хассаби. – Я протянула ладонь, притворно вежливо улыбаясь.

– Личные разговоры во время работы запрещены. – Алард сверлил меня глазами. – Вы же и вовсе нарушили правила служебного распорядка. Я слышал весь разговор. Диктино верну вашему начальнику. От вас же – объяснительная записка. Получите выговор.

Не стала спорить, кивнула и осторожно поинтересовалась, на чье имя писать объяснительную. Ясно, Невриса. Алард же ее почитает.

Вот какого пьяного в дупель бобра второго зама понесло в лабораторию?!

Алард ушел, я же поспешила обратно в отдел. Можно сказать, легко отделалась. Не наорали, всего-то выговор с объяснительной. Алард обычно по стеночке размазывает, а потом прыгает сверху для надежности. Мы с ним практически не пересекаемся, но некоторым особенно везет. И эти некоторые обсуждают и ругают действия начальства с подружкой в присутствии другого начальства. Шайтан, Алина ведь и вовсе под служебным следствием!

В отделе первым делом достала чистый лист бумаги и честно начала сочинять объяснительную. Только почему-то вместо нее получалась схема: список подозреваемых, их возможные взаимосвязи и мотивы. В итоге не удержалась и засела за письмо в Ведомство. Неужели у них не сохранилось дубликата?

Шайтан, вдруг покровитель Невриса и есть некромант, а Дейв – всего лишь подсадная утка? Может, он обо всем догадался, решил проверить версию и погиб при исполнении служебного долга?

Порывисто встала и поспешила в гараж. Попытка не пытка, вдруг сумею перехватить, поговорить с типом в сером?

На полпути столкнулась с новым секретарем Лотеску. Та тоже вздумала меня отчитывать, пеняла за то, что не беру диктино, аж начальник отправил разыскивать. Недовольный, вестимо. Ну, так точнее надо изъясняться, а не просто посылать в лабораторию.

М-да, объяснительной нет, мой диктино у Аларда – красота! Надеюсь, хоть выговор выпишет лицо повежливее второго зама.

Подумала, решила, торопиться некуда, уже наказание есть, и шмыгнула к подъемнику.

Увы, меня постигло разочарование: тип в сером уже уехал. Пять минут назад. Пришлось подниматься к первому заму.

Лотеску уже был один, сидел и вертел в пальцах ручку. На мое «Можно?» отреагировал молчанием, но кивнул, чтобы села.

– Диктино, – на стол лег заветный аппарат. – Мне пересказали один разговор…

Честно призналась, кому звонила и что говорила, и с тоской покосилась на стопку печально знакомых листов.

Лотеску задумался, потом набрал чей-то код и сухо произнес:

– Оставьте, мелочь. Я в курсе, ничего опасного нет.

Значит, беседовал с Алардом.

После все внимание Лотеску сосредоточилось на мне. Невольно заерзала и начала сбивчиво рассказывать о мерах, которые собиралась предпринять. Начальник не дослушал и всучил еще пару папок.

– Верхнюю дома просмотрите, – предупредил он. – Тут об Итоне ишт Неврисе.

Задумавшись, Лотеску добавил:

– Кое-что пролистайте.

– Секретная информация? – догадалась я. – Какая именно, что не смотреть?

– Да нет, – скривился Лотеску. – Оно там все не для общего пользования, сейчас обязательство о неразглашении подпишете. Просто гадливо. Уволил бы его, конечно, – задумчиво пробормотал первый зам, оставив в покое ручку, – но восстановят. Посматривайте насчет неуставных.

Изумленно уставилась на Лотеску. Тот только что попросил шпионить за Неврисом? В голове не укладывается!

– Да кому поручишь-то, – вздохнул начальник. – Посвящать третьих лиц и вовсе… В гараж напрасно спускались. Что в лаборатории?

И так, между делом, подсунул бумагу. Пробежала глазами и расписалась, обещая хранить тайну Итона ишт Невриса. За ним следили, диктино уже слушали.

Письмо в Ведомство одобрили, но посоветовали сменить адресата и переделать под личное во избежание вмешательства того самого покровителя. На вопрос, кто он, Лотеску туманно ответил: «Почитаете».

– А теперь обещанное сладкое, – впервые за все это время улыбнулся начальник. – Рассказ о Дейве ишт Лагаре. И, Магдалена, пожалуйста, даже в лабораторию с Нару.

Так, а не ниточка ли? Только как напрямую спросить? Ладно, хотя бы об Алерно.

– Хассаби, раз уж вы хотите, чтобы я это все распутала, мне надо знать… Не поймите превратно, я вовсе не желаю оскорбить… Какие у вас разногласия с семьей Алерно?

И замерла, ожидая расправы.

В кабинете повисло гробовое молчание. Глаза Лотеску сузились, пальцы замерли на диктино. В итоге начальник передумал и положил руку на стол. Зато взгляд обратился на меня. Суженные глаза и едва заметные зрачки о многом говорили.

Меня уволят по собственному или выгонят с позором?

– Я не расслышал? – ледяным тоном осведомился Лотеску.

Видимо, мне давали шанс солгать. Призрачный такой шанс, потому что мы оба знали правду.

– Нет, хассаби, – как можно вежливее ответила я и виновато улыбнулась. – Я расследую дело некроманта, у меня возник ряд вопросов. Один из них к вам.

– Госпожа ишт Мазера…

Лотеску встал и оперся ладонями о стол, словно бык, подавшись вперед. Страшно, не то слово, хотя он не Алард, глаза кровью не налиты. А вот желваки вздулись. Ох, Лена, сейчас на тебя во второй раз в жизни наорут.

– Госпожа ишт Мазера, – повторил начальник, – соблаговолите напомнить вашу должность и границу ваших полномочий.

– Хассаби, я…

– Молчать! – вот и голос прорезался, хороший такой, знакомый. – Или вы сейчас обоснуете причину своего неподобающего поведения, или лично подпишу приказ об увольнении.

– Я уже объяснила, – пробормотала я, гадая, стоит ли забирать папки. Если уволили, то нет. – Кому оставить материалы по делу некроманта? Место сегодня освободить?

Лотеску задумался, уставившись в стену, а потом скупо извинился за проявленную грубость. Но гнев никуда не делся, как и желваки с узкими глазами.

– Ишт Мазера, вы переходите все границы, – начальник наконец-то сел. – В частности, тайну личной жизни. Отчитываться перед вами я не стану. Увольнение же – вещь вполне реальная. Это не шутки.

– Хассаби, мне же для дела! – взмолилась я. – Хотите, любую бумагу подпишу, в выходные подежурю с охраной, да что угодно, но мне нужно знать, иначе логическая цепочка не сойдется. Не виновата я, что вы с Тайроном Эламару и Морисом Алерно связаны, сами ведь результаты спрашивать станете. А какие результаты, если свидетеля не допросить?

– Что, простите, сделать?

Лотеску посмотрел так нехорошо, что подурнело. Желваки улеглись, губы сложились в хищную усмешку.

М-да, сморозила! Лена, голова дана человеку, чтобы думать, а не чтобы глупости молоть.

Лотеску нарочито медленно вытащил увольнительный лист, искоса глянул на притихшую меня и, опробовав ручку на черновике, начал любовно заполнять. Именно любовно: начальник явно получал удовольствие от процесса.

– Имя реальное, не меняли? Если да, продиктуйте, нужно точно, – не поднимая глаз, поинтересовался Лотеску.

Внутри аж холодом обдало. До этого я еще сомневалась, надеялась, но теперь поняла: кончено.

Безусловно, потеря работы – это не смерть, но в моем случае равноценно. Без Марка некромант прирежет этим же вечером. Преступник зол, ему все равно, работаю ли я еще в Карательной инспекции.

– Хассаби, пожалуйста! – взмолилась я. – Вы же понимаете, с вашим опытом… Это ведь убийство, хассаби!

– Давайте, продолжайте занятный список. До чего вы еще договоритесь?

Росчерк ручки, и моя смерть подписана. Лотеску помахал увольнительным листом, подсушивая, а затем с вежливой официальной улыбкой протянул для ознакомления.

С сегодняшнего дня, по статье, с взысканием… Взыскание-то за что?

Возмущенно уставилась на начальника и заявила: не подпишусь в журнале.

– Да на здоровье, хоть истерику закатите, – равнодушно пожал плечами Лотеску и махнул рукой на стол. – Бумаги тут оставьте, остальные передайте… Секретарю пока на хранение сдайте. Всего хорошего, госпожа ишт Мазера, и удачи.

Он издевается?!

Ладно, раз уж я все равно уволена, выскажу в лицо всю правду. И про то, как некоторые требуют результатов и ставят палки в колеса, и про замалчивание фактов, и про странности поведения начальства, которое Невриса не уволило, зато меня – за милую душу. И Дейв подозрительно пропал, и с потенциалом Лотеску солгал, а я не слепая, хоть и видела ранки, прекрасно знаю, нельзя проводить ментальный допрос с уровнем две целых шесть десятых. Словом, наговорила много всего, после гордо забрала приказ об увольнении, заявив, что зарегистрирую его сама.

После – к Марку. Объясню все, попрощаюсь, со своими тоже и попытаюсь прорваться к Алине. Не с пустыми руками, разумеется, а с бутылкой. Отметим общее горе.

– Характер свой засуньте куда-нибудь! – это в качестве ответа. – Приказ давайте.

И не подумаю, обойдусь без позора.

– Магдалена! – уже требовательнее.

– А я уже не ваша подчиненная, – не выдержав, огрызнулась и с горечью добавила: – Жаль, вы были самым адекватным во всей инспекции.

Лотеску склонил голову набок, разглядывая меня, как бабочку на булавке, затем позвонил секретарю и велел не регистрировать приказ, а положить в уничтожитель. Я это прекрасно слышала и так же хорошо понимала, для кого весь спектакль.

Чудесный метод психологического воздействия! И отличное наказание. На место поставил.

– Давайте, – начальник протянул руку. – В четвертый раз не предложу.

Он знал, я все поняла. Уже успокоился, стал прежним, даже усмехался.

Я понуро поплелась к столу и положила бумагу на самый край. После тихо спросила:

– Можно идти?

Лотеску промолчал и потянулся к уничтожителю. Вставать не стал, просто перегнулся через ручку кресла. Прибор с урчанием жадно проглотил приказ об увольнении. Затем начальник соизволил-таки встать и подошел ко мне. Опустила голову еще ниже, ощущая, как покраснели уши.

– Прощаю, – милостиво сообщили мне. – Заданный вопрос отношения к делу не имеет, сугубо личное. Золотой у меня характер, ишт Мазера, не находите? Но в запале вы задали пару вопросов, на которые я отвечу. Садитесь.

Стакан воды привел мысли в порядок.

Насчет Невриса было сказано четко: до первой ошибки и результатов проверки звонков.

– Не желаю портить отношения с Ведомством, – поморщился Лотеску. – Да и спугнуть его хозяина тоже. Пусть и дальше думает, будто Карательная инспекция не в курсе. Теперь поясните, каким образом связаны я, Морис Алерно и Тайрон Эламару. И, – глаза начальника задержались на мне, – я отлично понимаю, чем для вас обернется увольнение. Не в личном или финансовом плане. Ловить на живца без согласия приманки запрещено. Это вас и спасло, ишт Мазера. Стребовать бы с вас за мои нервы!

Эм, похоже, с меня хотели стребовать конкретное, потому что оценили определенные части тела. Вовсе не лицо. Я даже заерзала, задумавшись, когда и как долг отдавать. Вдруг прямо сейчас? Я не готова как-то, только в обмен на ту личную информацию и доказательства, что вся Инспекция после не узнает.

– О чем вы думаете, ишт Мазера?

Промолчала и, как ни странно, немного огорчилась, что даже до фривольных предложений не дошло. Ну да, после передачи дела некроманта ни минутки отдыха, сплошная нервотрепка, от которой мужик хорошо лечит. Только в последний раз меня Гарет баловал после возвращения из командировки. Оно и понятно, отчего к Тайрону полезла, теперь даже теоретический секс с Лотеску рассматривала, а тот ничего такого не предлагал. Докатилась, вырви ведьме глаз!

Немного успокоившись, попыталась донести до начальника причины нетактичного поведения. Тот слушал, не перебивая, в конце признав, странностей много и, пожалуй, Лотеску даже прогуляется со мной в дом Алерно.

– Может, ответ на свой вопрос узнаете, – хмыкнул начальник. – Теперь к Дейву ишт Лагару. Завидовал он вам, Магдалена, очень хотел Отдел возглавить, просил несколько раз. Продолжать или цепочку достроите? При всей вашей невоспитанности, грубости и прочих недостатках, из-за которых едва сегодня не оказались на улице, вы гораздо более ценный сотрудник. Когда не хамите, производите положительное впечатление. Повышение вы получите. Если до этого не уволю.

Лотеску покачал головой и вручил мне тетрадь с записью разговоров Дейва.

– Читайте. Возникнут вопросы, задавайте. Но, по-моему, зацепку сами найдете.

В тетради обнаружилось два почерка: неизвестного лица и собственно Лотеску. Тот делал пометки, писал замечания. Для себя лично, потому что они иногда носили вольный характер. Тактично пыталась не читать, а потом увлеклась. Начальник задавал правильные вопросы, комментировал некоторые слова и поступки Дейва, вроде: «Наивно, фразу собеседника стоило читать так…». Эх, а я подтекст иногда расшифровывала неправильно.

Дейв оказался на редкость завистливым человеком. Любил развлекаться, девочек и очень желал продвинуться по службе. Многочисленные друзья твердили: баба-начальник – позор для коллектива, еще больше накручивали. Словом, Дейв завидовал и считал, будто меня обласкали за постель. Однажды он даже открыто сказал, как именно я вымаливала прощение и почему до сих пор не уволена. Стало противно.

К сожалению, Дейв не называл некроманта по имени, зато требовал денег за услугу. Именно это Лотеску и назвал зацепкой. До этого шла трепотня, сама жаловалась точно так же на кучу людей. А тут черным по белому: «Если хотите бумаги, оставьте вдвое больше на условленном месте. Мое молчание тоже не бесплатно, я не хочу отвечать за чужие дела».

Тут я не выдержала и в сердцах крикнула:

– Скотина!

– Дату гляньте, – меланхолично посоветовал Лотеску. – Тут еще просто, как вы выразились, скотина, а после уже натуральный некромант. Полагаю, труп найдем по частям.

Вижу, это до убийства несчастной девушки. О ней – ни слова, некромант с Дейвом по диктино не связывался, очевидно, при личной встрече сговорились. Разумно. Но и этого достаточно для подозрений. Подозрений, не обвинения.

– Банковский счет, – легко разрешил мои сомнения Лотеску. – Крупное, я бы сказал, очень крупное поступление в день убийства. Потом деньги исчезли.

– То есть как? – не поняла я.

– Так. Отозвал плательщик, признал чек подложным. Вы чековую книжку-то видели, ишт Мазера, знаете, как операции проходят?

Кивнула, хотя никогда раньше с такими вещами не сталкивалась. Слышать слышала. Сама я деньги с карточки только снимала и расплачивалась ею. То есть бумажки бухгалтерские представляю, а вот всякие тонкости нет.

Лотеску улыбнулся и полез во внутренний карман, извлек оттуда маленькую книжицу в кожаном переплете и положил на стол.

– Можно взять в руки.

Я не стала, даже открывать не хотела, но начальство, потешаясь, настаивало.

– А как же личная жизнь? – буркнула я, вспомнив об Алерно.

– Когда вам разрешают, это не личное. Просто так вы лучше представите суть дела. Вот, смотрите, – Лотеску пролистал оторванные корешки и открыл на чистом листе, – все стандартно. Имя, фамилия владельца счета, банк, суть платежа, кому он предназначен, сумма цифрами и прописью, подпись, отметка банка. Можно выписать на предъявителя, без указания обоснования, как и сделал некромант.

– То есть можно вычислить его имя? – оживилась я.

– Подложное, – тут же спустил с небес на землю начальник. – И ни одной заполненной строчки, кроме подписи, я проверял. Так иногда делают, но рискованно. И для владельца счета, и для предъявителя: легко опротестовать. Вот и тут подал клиент заявление: подделали, мол, подпись.

– Но банк – это серьезно, – покачала головой, не веря, будто тамошние клерки не сняли с некроманта даже отпечатки зубов.

– Карточка – да, чековую книжку же завести легко. Лично я держу для нее отдельный счет, безличный, кстати. Проверка минимальная, никто досье собирать не станет. Предъявите удостоверение личности и деньги – готово. А уж подделка документов у нас, увы, хорошо развита, – усмехнулся Лотеску и забрал чековую книжку. Видимо, от соблазна.

Имя некроманта мне выписали и торжественно вручили. После Лотеску задумался, перечисляя все то, что я успела наговорить ему в запале, и делал краткое резюме: освещен этот вопрос или нет. Поневоле покраснела.

– Потенциал и палки в колеса остались. Сходите в библиотеку, почитайте о магах и специализациях. Заодно освежите в памяти действия усилителей. Вас послушать, мне это легко далось! – в голосе Лотеску звучал укор.

И это я должна чувствовать себя виноватой? Врет же, вернее, недоговаривает. Почему, собственно?

– Теорию я знаю, хассаби, но…

– Достали меня уже ваши подозрения! – не выдержал начальник. – Возьмите волос и успокойтесь, наконец. Это уже не смешно, ишт Мазера, еще раз заикнетесь, в архив отправлю.

– Легче уволить, – буркнула я и вернула записи переговоров Дейва.

– Магдалена, дуру не изображайте. Прекрасно знаете, что не уволю. Мне кровь на руках не нужна, поэтому, – меня одарили долгим пристальным взглядом, – напрасно унижались. Лучше бы извинились. Уже пора коллекцию собирать из ваших «простите».

Замечательно, я – и виновата! Хорошо, хассаби, вашей же монетой.

– К сожалению, вынуждена отказаться от ведения дела. Аванс верну. Охрану можете снять, все необходимые согласия подпишу. Приказ об увольнении или переводе тоже.

Лотеску ударил кулаком по столу, едва не задев письменный прибор.

– Хватит выпендриваться! Я все понимаю, Магдалена, ваши проблемы, нагрузки, нервотрепку, но такие штучки приберегите для своего молодого человека. И нечего кривить губы, как плаксивая двадцатилетняя девчонка! Мне ваши мозги нужны, а не эмоции или гормоны. Уже полчаса мы занимаемся ерундой, вместо того чтобы работать. Пока вы тут устраиваете спектакли, быть может, гибнет человек. И я замял бы ваше хамство, но вы его повторили, за что и получили. Очень мягко, заметьте, ишт Мазера. Все, закончено! Гораздо важнее Неврис, Дейв и некромант. Хотите тащить все сами? Пожалуйста, заберу свое слово помочь обратно. И завтра вы сидите дома. После раскрытия дела – отпуск.

– Ну никогда ведь истеричкой не были, что случилось? – уже мягко добавил начальник.

Лотеску встал, мазнул по мне усталым взглядом и подошел к закрытому шкафу. Оказалось, в нем целый бар.

Темная жидкость заструилась по фужеру. Явно не вино, бренди.

– Давайте, – мне всучили фужер. – Сейчас придется много думать.

Не бренди, но тоже вкусно. И сразу так тепло, спокойно стало, даже желание зарыться в толстые папки появилось.

Только об Алерно все равно узнаю. Через прислугу, архивы и Ведомство. Там явно гордость задета, мужчины в этом отношении щепетильны. Наверное, оскорбляли Лотеску по причине незнатности, вот и затаил обиду.

Фужер у меня забрали. Приятное закончилось, продолжились трудовые будни. Никогда еще не сидела столько в кабинете первого зама! И уж точно на равных не обсуждала версии. Лотеску оказался хорошим аналитиком, мгновенно просчитывал ситуации и выдавал возможные варианты развития событий. Он же очень аккуратно намекнул: опасайтесь неожиданного внимания и новых знакомств.

– Просто девушек обычно завлекают, как Алину. Мужчин, впрочем, тоже, – поспешил добавить начальник. Видимо, чтобы я не развивала эту тему.

Показалось или тут прозвучал намек? Не выдержав, спросила и получила отрицательный ответ: нет, никого конкретного Лотеску в виду не имел, всего лишь советовал проявить бдительность.

– Это единственный способ подобраться к вам, ишт Мазера, оставить без охраны.

Итог напрашивался плачевный: никому нельзя доверять. Поэтому, поколебавшись, спросив разрешения, сняла волос с пиджака Лотеску. Так надежнее.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


Популярные книги за неделю

Рекомендации