149 900 произведений, 34 800 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 1

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 9 июля 2018, 17:40


Автор книги: Ричард Кадри


Жанр: Зарубежное фэнтези, Зарубежная литература


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 21 страниц) [доступный отрывок для чтения: 14 страниц]

Ричард Кадри
Шкатулка Судного дня

«Не суди о тако по его цене».

Хантер Томпсон «Страх и ненависть в Лас-Вегасе»

* * *

Richard Kadrey

The Everything Box

This edition published by arrangement with Curtis Brown Ltd. and Synopsis Literary Agency.


Все права защищены. Книга или любая ее часть не может быть скопирована, воспроизведена в электронной или механической форме, в виде фотокопии, записи в память ЭВМ, репродукции или каким-либо иным способом, а также использована в любой информационной системе без получения разрешения от издателя. Копирование, воспроизведение и иное использование книги или ее части без согласия издателя является незаконным и влечет уголовную, административную и гражданскую ответственность.


Copyright © Richard Kadrey, 2016

© Нечаева И., перевод на русский язык, 2018

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство „Эксмо“», 2018

Один

Земля. Четыре тысячи лет назад. Плюс-минус.

Величественный ангел в паутинно-тонких одеждах стоял на вершине скалы, обозревая все вокруг. Небо было ясным. Несколько минут назад он потыкал палочкой труп кита. Насколько он был осведомлен, киты редко надолго задерживались на высоте пяти тысячи футов. Возможно, именно поэтому кит и умер. Ангел в первый раз попал на землю, и все казалось ему новым и захватывающим. Особенно ее уничтожение. Подумать только, затопить всю планету. Отличный способ избавиться от всего этого человеческого беспорядка. В результате потопа, конечно, получился новый беспорядок – города, людей и животных раскидало по всей земле. А теперь, когда дождь кончился, все это… скажем так, гнило. Но это все не его проблемы. Господь все это начал, он позаботится и об остальном. Ангел поднял руки и развернул крылья. Большие крылья. Огромные. Как у кондора с нарушением гипофиза. Ангел прочистил горло и заговорил:

– Прими, человечество, возмездие за свои грехи!

– Нечего так орать, я же здесь.

Ангел обернулся. За его спиной стоял человек. Мужчина. Прическа его выглядела так, как будто он не мылся и не расчесывался несколько недель, на лице темнели пятна грязи, а от одежды остались грязные тряпки.

– Прости. Я тебя не заметил.

– Ты из тех, кто тут летал последние пару дней?

Ангел улыбнулся и расправил плечи. Взмахнул крыльями.

– Видал? Да, это был я. Я не знал, заметил ли кто-нибудь. Надеялся, что ко мне пришлют вестника. Это ты?

– Типа того. Люди попросили меня прийти сюда. Я Тирас.

– Очень рад с тобой познакомиться, Тирас.

Тирас подошел поближе. Он только что выбрался из полуразрушенного мира и вонял, как пердеж Люцифера. Ангел ничего не сказал – во-первых, он был очень вежливый, а во-вторых, сразу же задержал дыхание.

– Судя по всему, ты пришел уничтожить выживших, – сказал Тирас.

– Это если коротко. Я хотел поговорить с кем-нибудь, кто передаст мои слова… сейчас, все точно вспомню… наполнилась земля злодеяниями, Бог устал от вас, и вам следует… как там… произнести последние молитвы, взмолиться о прощении и подготовиться к жуткой смерти. – Ангел улыбнулся Тирасу, гордясь тем, что все запомнил верно. – На самом деле я собирался встретиться с тобой пару дней назад. Теперь я немного выбиваюсь из графика.

Тирас кивнул, посмотрел со скалы вниз и снова перевел взгляд на ангела.

– Так ты ангел смерти?

Ангел немного обиженно покачал головой:

– Нет, что ты. В раю я приношу гигантские золотые перья, серебряные ручки и священный пергамент, на котором наш Господь записывает судьбы вселенной.

Тирас прищурился.

– Короче, отвечаешь за канцелярские товары. Ты ангел канцелярских товаров.

Ангел посмотрел на него.

– Ты все упрощаешь. К тому же это неуважительно. Ты же понимаешь, что я – живой представитель Бога на земле?

– А как тебя зовут? – спросил Тирас.

– Кассиил.

– И ты пришел нас прикончить?

– Надеюсь справиться к вечеру. Я уже говорил, что немного выбился из графика, – радостно ответил Кассиил.

– Тогда позволь передать тебе привет от тех, кто еще ползает в грязи, и от мертвецов.

Тирас согнул пальцы и сложил их вместе. Кассиил зачарованно смотрел на него. Что-то он такое читал. Для этого есть специальное слово.

Тирас замахнулся и ударил Кассиила в нос. Было больно. Очень больно.

Кулак. Вот как это называется.

– Ты с ума сошел?! – воскликнул Кассиил. – Бить небесного посланника, который сидит по правую руку Господа?

– Я не думаю, что правой рукой Господа можно назвать того, кто караулит ящик с точилками.

– Но это очень большой ящик. Да и кто ты такой, чтобы судить праведных?

Кассиил отступил на шаг, когда Тирас снова сжал кулаки.

– За твой поступок мне следовало бы надрать тебе задницу.

У Кассиила все еще болел нос, но он выпрямился и заговорил самым величественным тоном, который смог изобразить:

– Потоп – не мое деяние и не деяние моих братьев. Его устроил Господь. Многие из нас не поняли зачем, но, встретившись с человеком, я осознал, почему Господь так поступил.

Человек ткнул Кассиила пальцем в грудь. Это тоже было больно. Все люди такие задиристые и причиняют боль?

– Я тебе не нравлюсь? – спросил человек. – И что ты по этому поводу сделаешь? Отнимешь у меня дом и сандалии? А у меня ничего и нет, все смыло!

Глаза Кассиила вспыхнули гневом.

– Хотя я не ангел смерти, Господь отправил меня закончить его работу. Великий потоп должен был очистить землю от людей. Но некоторые из вас выжили.

Человек покачал головой:

– Немногие. В ковчеге было мало места.

– Остались и другие, разбросанные по всему миру, на островах и высоких горах вроде этой. Их хватит, чтобы заселить землю заново. Поэтому я здесь. Я – десница Господа. Воплощение Гнева Господня.

– Ты же сказал, что отвечаешь за зажимы для бумаг.

Кассиил тихо сказал:

– Это мой шанс на повышение. Серьезно. Да, обычно я этого не делаю, но мысль уничтожить всех людей нравится мне все больше с каждой минутой.

Человек улыбнулся и отшатнулся, поднимая руки в притворном ужасе.

– И что ты сделаешь? Утопишь нас в чернилах? Заколешь стилом?

– Нет, – ответил Кассиил. Над головой у него сгустились тучи, и на вершине горы стало темно. Молния ударила с небес, попав прямо в гниющего кита. На них обрушился дождь вонючих обрывков. – Зрите! Грядет конец света! – закричал Кассиил.

Тирас огляделся. Глаза у него вращались в глазницах, как будто пытаясь сбежать от хозяина.

– Послушай, Кассиил. Может быть, мы неправильно начали. Мы мало спали и мало ели, а у меня низкий уровень сахара в крови…

– Слишком поздно, жалкий смертный! – прогремел Кассиил, и земля затряслась у него под ногами. Тирас побежал прочь от ангела. Кассиил прекрасно себя чувствовал. Он ощущал свое могущество. Да, он с удовольствием уничтожит всех людей и навсегда забудет о канцелярии.

Он посмотрел на Тираса и произнес голосом, от которого задрожали небеса:

– Узрите орудие своей смерти!

Кассиил сунул руку в карман одеяния. Потом другую руку в другой карман. Похлопал себя по груди, заглянул в шелковый мешочек, закрепленный на поясе. Там было пусто. Он обернулся и посмотрел на землю.

– Гм…

Он пропал. Кассиил посмотрел с горы вниз.

Человечество все еще ползало по лику земли.

– Вот дерьмо.

Два

Земля. Наше время

Жаркой ночью в Лос-Анджелесе Чарли Купер – для друзей просто Куп – висел на тонкой проволоке в нескольких футах от пола столовой Белликоз-мэнора, надеясь, что его не съест монстр.

– Осторожно, – прошептал Фил.

– А то что?

– Просто осторожнее. Не хочу, чтобы ты сломал ноготь.

– Я подумаю об этом. А теперь заткнись.

Фил Спектр, внештатный полтергейст, продолжал блуждать в голове Купа. Как будто стая безумных хорьков чесалась о его череп изнутри.

– Прекрати, – велел Куп.

– Ничего не могу с собой поделать. У тебя такой толстый череп, что меня мучает клаустрофобия.

Куп – высокий, светловолосый, лет тридцати пяти – медленно полз вверх по проволоке, стараясь ничего не задеть. К счастью, Фил на минуту замолк. За это время Куп сумел сосредоточиться. Он огляделся и, еще не видя сейфа в стене, понял, где он спрятан.

Белликоз-мэнор, похожий на готическую коровью лепешку, стоял на вершине холма в районе Бенедикт-каньон. Он выглядел не так уж ужасно сам по себе, но мучил и выматывал любого, кто слишком долго болтался рядом без приглашения. Это было сделано специально – одно из многих средств магической защиты, за которые заплатило семейство Белликоз, чтобы ценные вещички не покинули пределов дома. Любой, кто хоть что-нибудь собой представлял, защищал дом несколькими заклинаниями. А как еще сообщить всем вокруг, что в доме полно ценных вещей? Эта мысль наконец дошла до голливудских хипстеров и даже некоторых семейств среднего класса. Тех, которые питают слабость к правительственным заговорам и вторжениям инопланетян. Ну, тех, которые верят, что монстры и колдуны на самом деле существуют и с ними можно столкнуться в супермаркете, у полки с печеньем. В результате индустрия фальшивых защитных чар и охранных амулетов процветала, лишний раз доказывая, что умные парни избавляли людей от лишних денег задолго до того, как первая ведьма подружилась с первой черной кошкой.

– Вендиго[1]1
  Дух-людоед в мифологии индейского племени алгонкинов. (Прим. пер.).


[Закрыть]
, – вдруг сказал Фил, – уверен, что они держат вендиго. В таком-то большом доме. У них куча денег. Вампиры – это пошло. А вот голодный вендиго – другое дело. Прямо за обеденным столом, скорее всего. – Он снова затих. – Или что-нибудь с тентаклями. Тебе что меньше нравится? Не помню.

– Помнишь.

– А что снова я? Думаешь, пора обсудить твой страх близких отношений?

Куп весь вспотел, и не только из-за физических усилий. Рука у него соскользнула и задела старинный деревянный стул, один из тех, что стояли вокруг огромного стола. Белликоз-мэнор был до потолка набит всякими безделушками, неправильное прикосновение к которым могло убить.

– Как ты думаешь, что вендиго откусит для начала?

– Пожалуйста. По-хорошему же прошу, – сказал Куп.

Когда Купу было двенадцать, он взял в школьной библиотеке учебник по оказанию первой помощи, чтобы узнать, без каких органов человек может выжить. Оказалось, что человеку нужен почти каждый кусок тела, внутри и снаружи. И хуже того, Куп знал, что и Фил это знает. А когда полтергейст скучал или нервничал, заткнуть его было трудно.

– Жаль, что люди не похожи на ящериц, – болтал Фил, – отращивали бы просто нужную ногу или легкое. Но ты так не можешь. Люди умеют выращивать кости, ногти и опухоли. Вот и все.

Фил, хотя и был невыносимым засранцем, отлично делал свою работу. Он увидел множество защитных чар и электронных устройств, защищающих особняк, и даже обезвредил несколько, чтобы Куп смог войти. Если бы он только заткнулся, Куп бы с удовольствием назначил его работником месяца.

У Купа болели пальцы. Проволока, на которой он висел, цеплялась за дальнюю стену столовой крюком из хладного железа. На него не действует магия, и оно дешевле серебра. Только ковбои и европейцы еще пользуются серебром. Зачем деньги-то швырять? Хотя неплохо было бы как-нибудь раздобыть деньжат и потратить на снаряжение и на напарника понадежнее, чем нервный полтергейст.

– Брось, – сказал Фил, – если у тебя и появятся деньги, ты все равно наймешь меня, потому что ты мелочный и тебе жалко денег на что-нибудь получше. Не поэтому ли как-ее-там тебя бросила?

– Отстань от моей личной жизни и займись делом. Ищи ловушки.

Фил порыскал вокруг.

– Становится жарковато. Как ты себя чувствуешь?

– Заткнись.

– Эй, ты не забыл, что я твой партнер? Мне не нравится твой тон.

– Ты уволен.

– Пригнись! – велел Фил.

Куп наклонил голову, разминувшись с почти невидимой стеклянной иглой, свисавшей с почти невидимой нити на уровне глаз.

– Хорошо, ты снова принят на работу.

– Отлично. Теперь-то я выкуплю тот домик на Багамах.

Выпрямившись, Куп медленно прополз по проволоке чуть дальше. На нем был тесный комбинезон из углеволокна, который прятал его дыхание и температуру тела. Фил был прав – костюм нагрелся и вонял, как потные носки, но свое дело делал. Датчики давления и температуры его не замечали.

Вот бы покончить с этим и убраться уже отсюда.

Сказать проще, чем сделать. Белликоз-мэнор был широко известен в преступном мире благодаря ловушкам и проклятиям. Поэтому он был идеальным местом для кражи. Но действовать приходилось очень медленно, и денег ушла куча.

Фил брал почасовую ставку.

– В этот раз должно получиться немало, – сказал Куп.

– Это будет приятным разнообразием, – ответил Фил.

Через целую вечность Куп добрался до дальней стены. Перед ним висела огромная картина маслом – невероятно уродливая женщина в бальном платье цвета фуксии. Семья Белликоз утверждала, что портрету первой леди Белликоз в Хрензнаетгдении исполнилось уже двести лет. Куп знал из достоверного источника, что это был дедуля Белликоз в парике и маскарадном костюме, проигравший пари Алистеру Кроули. Куп тронул медную дощечку с надписью на раме, и картина уехала вверх, открыв сейф.

– Фу, как просто, – заметил Фил.

– Соскучился по вендиго?

– Немного. Я имел в виду, что мы тут уже полчаса торчим, а еще ни одной жертвы. И мы ничего не украли. Немного нервно. Можно, я спою?

– Не смей.

Куп почувствовал щекотку внутри черепа.

– Это успокаивает нервы.

– Пожалуйста, не пой.

– Хорошо, – надулся Фил, – буду жужжать.

Фил замычал какой-то дикий немелодичный джаз. Назвать это шумом значило бы сильно ему польстить. Куп подумал, что это похоже на царапанье мелом по доске, только вместо мела – бензопила, а вместо доски – разозленные медведи гризли. Теперь, подобравшись близко, Куп понял, почему Фил выбрал эту минуту, чтобы устроить у него в голове караоке.

В полном темной магии доме вроде Белликоз-мэнора фраза «сейф в стене» могла значить почти что угодно. В данном случае это оказалась десятифутовая морда рептилии с зубами размером с драконьи клыки. Ладно, это и были драконьи клыки. Дракон нерешительно посмотрел на Купа, будто не зная, поджарить ли его или пригласить на рюмочку. Куп не любил драконов.

– И я не люблю, – сказал Фил.

– Ты знаешь, что это?

– Это дракон. С одного конца вываливается дерьмо, а с другого огонь.

– Я имел в виду, что это за дракон.

– Точно. Прости. Это французский. Богачи любят французских драконов.

– Почему?

– Они верные и злые. Кстати, я же уже сказал, что это дракон? Тебе стоит поторопиться.

– Точно.

Куп вытащил походный алхимический набор из мешочка на ремне. В другой ситуации Фил не упустил бы возможности пошутить про ведьминский кошелечек, но сейчас он был очень занят – боялся, – и это совершенно устраивало Купа.

Дракон зарычал по-другому. Кажется, он решил, что Куп похож на пирожное чуть больше, чем на собутыльника. Он открыл рот, втягивая в себя воздух, чтобы растопить внутреннюю печь. Куп тут же подсунул ему зелье, и дракон вдохнул довольно много. Чихнул раз, другой. Потом зевнул, демонстрируя жуткие мелкие дальние зубы и язык, похожий на американскую горку из мяса, в дальнем конце которой ждал кипящий котел внутренностей парижской твари. Дракон медленно закрыл глаза и расслабился. Еще пара секунд – и он заснул.

– Молодец, – сказал Фил, – жалко только, рот у него закрыт. Ты же не Шварценеггер, такие челюсти разжать. У тебя яиц на это не хватит.

– Мог бы сказать об этом раньше.

– Мне казалось, это очевидно.

– Ты стареешь, Фил. Становишься ворчуном.

– Да? А ты… заткнись.

Куп, не обращая на него внимания, снял с ремня пару инструментов. Засунул между драконьими челюстями маленький домкрат, вставил рукоятку и потихоньку разжал рот.

– Вот молодец, – сказал Фил, – проблема решена.

– Я напрягаюсь, когда ты говоришь что-нибудь хорошее. Обязательно будет подвох.

– Как-то я нервничаю. Надеюсь, ты любишь Нила Даймонда?

– В твоем исполнении – нет.

Куп достал фонарик и посмотрел в пасть дракону, пока Фил мурлыкал «Я верю». В глотке чудовища валялась куча всего: золотые монеты, наличка, украшения, оружие, но Куп искал что-нибудь поценнее. Наконец он увидел то, за чем пришел: зеленая папка, запечатанная красной восковой печатью. Папка лежала за зубом дракона, между кучкой евро и краденым Пикассо. Купу картина напоминала портрет женщины, которой уронили на голову холодильник. Наверняка это значило, что она очень дорогая. Жаль, что для нее не хватит места.

Полтергейст прекратил напевать.

– Ты ведь не сэкономил на домкрате? Не хотелось бы, чтобы он упал и эти зубы тебя перекусили. Это, конечно, было бы забавно, но не тогда, когда в твоей голове я.

– Я купил лучший, который можно найти за деньги.

По крайней мере, лучший, который мог себе позволить.

Они оглядели пасть дракона, ища ловушки.

– Вот ты и признал это наконец, – сказал Куп, – ты хочешь, чтобы я умер.

Куп чуть-чуть продвинулся вперед и теперь почти касался головой передних зубов дракона. Вытащил из кармана складной зажим. Несколько раз сложил его и разложил, проверяя, работает ли захват.

– Ни капельки, – сказал Фил, – я имел в виду, что быть пожранным драконом – это кармическая расплата за то, что ты ешь мясо. Справа, у твоего локтя.

Куп посмотрел направо. В бурлящем зелье плавал человеческий глаз, прикрепленный к распылителю с кислотой. Он пригнулся, чтобы глаз его не заметил.

– Спасибо.

– Ну что, команда снова вместе!

Убедившись, что зажим работает как следует, Куп раздвинул его и сунул как можно дальше в драконью пасть. До папки он не дотягивался на добрых два фута. Куп спрятал лицо в ладони, зная, что придется сделать.

– Я не хочу сглазить, – сказал Фил, – но ты же на самом деле не собираешься этого делать?

– У меня нет выбора.

– Конечно, есть. Собирайся, и пойдем съедим по вафельке. Я угощаю.

– Не сейчас. Я сумею. Мне придется.

– Господи. Я, пожалуй, спою.

– Не смей.

Фил во всю глотку заорал припев «Милой Каролины».

Оттолкнувшись руками, Куп приземлился на язык чудовища и заскользил вперед, мимо гор золота и брильянтов. Не остановившись даже, он протянул зажим вперед и схватил папку. Убрал ее в карман на липучке.

– Мы уже умерли? – спросил Фил.

– Мы молодцы.

Фил снова запел.

– Только поем хреново.

Выбраться из пасти дракона оказалось куда сложнее, чем залезть туда. Уцепиться за скользкий язык не получалось, так что пришлось медленно ползти наверх, мимо сокровищ Белликозов. Он почти вылез, но задел ногой один из клыков, порвал костюм и поцарапался. Дракон зарычал во сне, почувствовав вкус крови.

– А. Вот что ты имел в виду. Теперь мы умрем, – сказал Фил.

Куп одним мощным рывком выдернул себя из пасти, чуть не промахнувшись мимо проволоки. Он схватил ее перед самым полом.

Скользкий, как обсосанный леденец, покрытый драконьей слюной, Куп медленно полз назад через столовую. Сегодня он не заснет. А может, и завтра. Пока не позабудет, как выглядит драконья глотка изнутри. Может быть, потратить остатки сонного зелья на себя? Нет, лучше выпить. Много выпить.

– Я думал, мы больше не пьем, – сказал Фил, – не после… ну ты знаешь. Я снова вынужден вспомнить о твоих проблемах с близкими отношениями.

– Я очень долго не пил. А моя основная проблема с отношениями – это ты.

– Осторожнее. Я кое-что знаю из Сондхайма. А ты мюзиклы не любишь.

– Дай мне минуту порадоваться хорошо сделанной работе.

– Пожалуйста. Можно, я кое-что скажу?

– Ну?

– Ты забыл домкрат.

Куп оглянулся на дракона, у которого в пасти блестел домкрат.

– Черт, – он посмотрел на дверь и на выход, – забудь. Я куплю другой. Нам заплатят. Десяток, если надо. Все хорошо. Нас ждут вафли. – Куп добрался до двери, спрыгнул на пол холла и упаковал снаряжение.

А неплохо. Сложная работа, но он справился. Давно он так хорошо себя не чувствовал.

– А до рассвета еще несколько часов, – заметил Фил.

Куп оглядел стены. Белликозы уехали из города в летнюю резиденцию – в какой там стране с мягким климатом богачи предпочитают тратить деньги. Дом был в его распоряжении. На стенах висели картины старых мастеров в золотых рамах. На полу лежал антикварный персидский ковер. Даже ваза с восковыми фруктами на столе была золотая. Он помотал головой.

– Я думал об этом, но нет. Работа сделана, и нам пора.

– Кудах-тах-тах, – Фил очень убедительно изобразил род-айлендскую курицу.

– Заткнись, Фил. У меня еще осталась профессиональная гордость.

– Ты думаешь, одного дела хватит, чтобы восстановить репутацию?

– А почему нет? Никто еще не выбирался из Белликоз-мэнора живым. А у нас все прошло как по писаному.

– Э-э-э. Нет. – Фил кашлянул.

Куп закончил паковать вещи и посмотрел наверх.

Черт.

– Мой источник сказал, что в доме никого не будет всю неделю.

Фил заерзал у него в черепе, как будто ища катапульту.

– Я пошел, – объявил он, – удачи.

– Не смей!

В конце холла стояла маленькая светловолосая девочка в футболке с Чудо-женщиной. Она сонно протерла глаза и прищурилась, увидев Купа, как будто сомневалась, что он реален. Куп замер, надеясь, что она еще не проснулась и он сможет свалить.

– Ты думаешь, что нам повезло? – спросил Фил.

Девочка вздрогнула, и в ее взгляде что-то изменилось. Куп знал, что ее мозг наконец сообщил ей: «да, ты не спишь». Она уронила стакан с водой и закричала. Куп встал и прижал палец к губам, надеясь, что сонный ребенок может послушаться взрослого просто по привычке. И она бы послушалась, вот только ее лицо вдруг сползло вниз, как банановая кожура, открывая уродливую красную обезьянью рожу.

– Вот черт, – хором сказали Куп и Фил.

Это не ребенок. Сторожевой бес. Считалось, что их нельзя оставлять одних дома, тем более в обличье маленькой девочки.

Куп пошарил в кармане, пришитом к окровавленной штанине, и вытащил пакетик размером с грецкий орех. Бес снова завопил, скидывая человеческую личину. Куп бросил на пол пакетик, взорвавшийся белым дымом. Когда туман рассеялся, перед бесом стояли три Купа. Двое бросились бежать в разные стороны. Настоящий Куп застыл на месте, как крыса на выставке ротвейлеров. Сторожевые бесы были не слишком умны и чаще всего реагировали на движение. Но этот остался стоять.

– Твою мать, – сказал Фил, – мы наткнулись на Стивена Хокинга мира бесов. Нам конец.

– Заткнись и дай мне подумать.

Один из двойников добежал до конца холла, огляделся и побежал обратно, к лестнице. Для беса это оказалось слишком. Он бросился за двойником, вопя, как банши на конкурсе сирен воздушной тревоги.

– Оглянись, умник.

Что-то щелкнуло у Купа за спиной, и весь дом задрожал. Он оглянулся и успел увидеть, как дракон глотает обломки домкрата.

– Бес его разбудил, – завопил Фил, – мы окружены. Сделай что-нибудь, сволочь!

Куп присел, и язык багрового пламени пролетел над его головой. Дракон передернул плечами, и весь дом снова сотрясся. Стена потрескалась – монстр начал вылезать в столовую.

– По крайней мере, это не вендиго, – сказал Куп.

– Не смешно, – отрезал Фил.

– Зато точно.

Куп достал из своего алхимического набора фальшивую свинцовую монету и бросил через комнату. Она ударилась о табличку с именем на картине. Рама рухнула на шею дракона, как гильотина, заблокировав его на месте. Дракон зарычал и снова пыхнул огнем, но Куп уже выбежал в коридор и вылез через то же самое окно, в которое влез. Веревку с блоком он натянул заранее. Фил закричал и запрыгал у него в голове.

– Отсосите, гребаные монстры!

Куп пересек половину территории поместья и уже приближался к стене, когда веревка провисла. Он оглянулся и увидел, что за ним скользит бес, зацепившийся за веревку когтем.

– Прости, чувак, но эти твари едят и полтергейстов, я не одет для такого случая, – сказал Фил, – я сваливаю.

На этот раз он исполнил свою угрозу, и Куп почувствовал внезапную пустоту в голове, которая всегда сопровождала уход Фила в… куда он там девался. Куп даже не злился на то, что его бросили. Если бы он мог свалить отсюда, то свалил бы.

Он оглянулся через плечо. Бес был уже совсем близко. Еще чуть-чуть, и он его схватит.

Куп вытащил секретное оружие, которое приберегал как раз на такие случаи: набор маникюрных кусачек. Пока бес тянулся к его лицу свободной лапой, Куп спокойно перерезал коготь, которым он держался за веревку. Мозгов у беса было чуть-чуть меньше, чем у куска чеддера, поэтому он не понял, что произошло. Падая, он удивленно пялился на свою лапу. Купу показалось, что перед самой встречей с землей на его лице мелькнуло понимание, но бес летел вниз слишком быстро, чтобы уверенно об этом говорить.

Оказавшись за деревьями, растущими за стеной, Куп сжал тормоз на блоке и замедлился достаточно, чтобы спрыгнуть вниз. Он бросился к машине, припаркованной в соседнем тупике.

«Я справлюсь».

Он не справился.

Машина ободряюще пискнула, когда он нажал на кнопку на брелке. Но стоило ему открыть водительскую дверь, как ему в лицо ударил свет фар. Ему пришлось прикрыть глаза рукой, чтобы понять, что происходит. Красно-белые мигалки на нескольких машинах пульсировали, как огни тюремной дискотеки. Куп уронил сумку на землю. Копы. Не меньше десятка.

«Все это время они ждали здесь».

Ну что ж, хотя бы Фил не орет дурным голосом у него в голове.

Первыми подошли два человека в костюмах. Мельком показали корочки, но Куп не сумел ничего прочитать в резком свете. Да и зачем. Он прекрасно знал, кто это: абракадабратцы. Детективы из отдела Криминального чародейства полиции Лос-Анджелеса.

Детектив повыше прижал Купа к машине и вытащил украденную папку из кармана.

«Откуда он знает, что искать? И где искать?»

Детектив пролистал бумаги и показал их напарнику. Второй проглядел несколько страниц и вздохнул. Куп вдруг понял, что понятия не имеет, что именно ему пришлось украсть.

«Что я им только что дал? Коды запуска ракет? Формулы кока-колы? Порнодневник Эйба Линкольна?»

В любом случае ничего хорошего там не было.

– Никто не собирается зачитать мне мои права? – спросил Куп.

Детектив поменьше ростом подошел ближе и покачал головой. Куп наконец разглядел его, когда свет фар перестал мешать. Невысокий коренастый мужик ростом и шириной примерно с почтовый ящик. Судя по выражению лица, чувства юмора ему досталось столько же.

– Дело плохо, Куп. По-настоящему плохо, – сказал детектив.

Господи. Он даже знает его имя. Да уж, еще веселее эта ночка точно не станет.

Абракадабратец в форме развернул Купа спиной и надел на него наручники. Развернул обратно, лицом к говорящему почтовому ящику. Коп нажал кнопку на мобильнике, и отвращение на его лице сменилось удивлением.

– Да, – сказал детектив, – он тут. Даю ублюдка.

Почтовый ящик прижал трубку к уху Купа. Несколько секунд он ничего не слышал, потом в трубке заговорили:

– Куп? Это ты? Это Морти.

Мортон Рамзи. Они были знакомы с шести лет. Купу не досталось никаких магических способностей, а вот Морти был прирожденным взломщиком: он мог открыть любой замок, окно или дверь. Проблема в том, что преступник из него был хреновый.

А друг – еще хуже, честно говоря.

– Прости, чувак, – сказал Морти, – они меня взяли вчера. Третий раз. Пришлось им кого-нибудь сдать. Не сердишься?

Почтовый ящик забрал телефон и закончил звонок. Приподнял бровь.

– Есть что сказать?

– Ага, – ответил Куп, – ложись!

Он несся сквозь деревья, шипя и хромая, прямо на них. Детектив обернулся и увидел беса – зубы оскалены, оставшиеся когти растопырены. Один из копов швырнул Купа лицом вниз на капот машины, и следующие несколько минут он слушал, как маленькая армия лучших солдат Лос-Анджелеса пытается оторвать беса от орущего детектива.

«Ну хотя бы развлекся, – подумал Куп, – хотя меня и в этом обвинят».

И все-таки, слыша звуки ударов, он не мог не улыбаться.

Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации