112 000 произведений, 32 000 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 1

Текст книги "Красная беседка"

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

  • Текст добавлен: 28 октября 2013, 14:30


Автор книги: Роберт ван Гулик


Жанр: Исторические детективы, Детективы


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 12 страниц)

Роберт ван Гулик

Красная беседка

Глава 1

– Это все из-за Праздника мертвых, господин. Так много гостей летом у нас бывает только в это время, – сказал тучный хозяин постоялого двора. – Мне очень жаль, господин.

Толстяк с искренним огорчением взглянул на стоящего перед ним высокого бородатого мужчину. Несмотря на то что гость был облачен в простое коричневое платье, а на его черной шапочке отсутствовали какие-либо знаки, говорящие о положении в обществе, манера держаться выдавала в нем чиновника достаточно высокого ранга, а с такого всегда можно взять хорошие деньги за ночлег.

На суровом лице бородатого незнакомца появилась озабоченность. Вытерев со лба капли пота, он обратился к сопровождавшему его молодому крепышу:

– Я совсем забыл о Празднике мертвых! А мог бы и вспомнить при виде жертвенников вдоль дороги. Это уже третий постоялый двор – и везде одно и то же. Думаю, нам лучше не искать более ночлег, а тотчас отправиться в город Цзиньхуа. Когда мы туда доберемся?

– Трудно сказать, мой господин, – пожал широкими плечами спутник бородатого. – Я плохо знаю север уезда Цзиньхуа, а в темноте ориентироваться будет еще труднее. К тому женам предстоят две или три переправы. Возможно, мы будем в городе около полуночи – если, конечно, повезет с паромами.

Старый служитель постоялого двора, возившийся со светильником, перехватив красноречивый взгляд хозяина, решил вмешаться в разговор.

– А что, если поселить господина в Красной беседке? – предложил он высоким, писклявым голосом.

– Покои, конечно, превосходны, – с сомнением пробормотал хозяин, потирая круглый подбородок. – Беседка обращена к западу, и там все лето прохладно. Но ее недостаточно хорошо проветрили, и…

– Если эти покои свободны, я их займу! Мы в пути с раннего утра, – перебил его бородатый гость и, обращаясь к спутнику, добавил: – Принеси седельные сумки и вели конюху позаботиться о лошадях!

– Что ж, добро пожаловать, господин, – раскланялся хозяин постоялого двора. – Но долг обязывает предупредить вас, что…

– Я согласен заплатить подороже! – отмахнулся незнакомец. – Дайте мне регистрационную книгу!

Хозяин раскрыл пухлый том на странице, озаглавленной «Двадцать восьмой день седьмой луны», и пододвинул его гостю. Тот окунул кисточку в тушь и сделал запись: «Ди Жэньчжи, правитель уезда Пуян, следующий из столицы к месту службы в сопровождении помощника по имени Ма Жун». Возвращая книгу хозяину, бородач невольно скользнул взглядом по указанному на обложке названию постоялого двора – «Вечное блаженство».

– Принимать у себя правителя соседнего уезда – высокая честь! – согнулся в поклоне толстяк. Однако когда бородатый постоялец отошел подальше, он, глядя ему в спину, пробормотал: – Вот ведь некстати! Этот Ди известен умением всюду совать любопытный нос. Надеюсь, он ничего не разнюхает… – И владелец постоялого двора обеспокоено покачал головой.

Старый служитель провел судью Ди во внутренний двор, окруженный большими двухэтажными строениями. Из освещенных окон доносились громкие голоса и взрывы смеха.

– Все занято, все комнаты до единой, – пробормотал себе под нос седобородый провожатый, приглашая судью следовать за ним через высокие резные ворота в глубине двора.

Гости оказались в чудесном саду, обнесенном стенами. Лунный свет заливал аккуратно подстриженные цветущие кусты и искусственный пруд с золотыми рыбками, тихий и такой спокойный, что поверхность его напоминала стекло. Судья Ди вытер потное лицо длинным рукавом – даже здесь, на воздухе, было жарко и душно. Пение, хохот и звон струн слышались и в саду.

– Я вижу, тут рано начинают веселиться, – заметил судья.

– На Райском острове музыка не звучит только утром, – с гордостью отозвался старик провожатый. – Все увеселительные заведения открываются незадолго до полудня. Соответственно поздняя утренняя трапеза плавно переходит в дневную, а поздняя дневная – в вечернюю и даже ночную. Утром же все начинается сначала. Вот увидите, мой господин, у нас на Райском острове скучать не приходится. Такое уж это место!

– Надеюсь, там, где я буду ночевать, мне удастся забыть об этом. Сегодня я целый день провел в седле, а завтра чуть свет должен снова пуститься в дорогу, поэтому хочу пораньше уснуть. Надеюсь, в Красной беседке мне не будет досаждать шум?

– Конечно нет, мой господин! Там очень тихо, – промямлил седобородый и, ускорив шаги, повлек судью в какой-то длинный, полутемный проход, заканчивавшийся высокой дверью. Затем он поднял светильник таким образом, чтобы гость мог рассмотреть деревянные стенные панели, покрытые причудливой резьбой и щедро украшенные позолотой. – Вот ваши покои, мой господин. – Служитель толкнул тяжелую дверь. – Тут замечательный вид и всегда очень тихо.

Они вошли в небольшую прихожую. Справа н слева от входа здесь были еще две двери.

Открыв правую, старик поспешил к столу, стоявшему посреди просторной комнаты, и зажег свечи в двух серебряных подставках, потом раздвинул ширмы у дальней стены.

Судья обратил внимание, что воздух в комнате изрядно застоялся, но сама она казалась довольно уютной. Стол и четыре стула с высокими спинками из некрашеного, до блеска отполированного сандалового дерева, кровать у стены справа и сань-ти-чжо у стены слева – из того же материала. Вся мебель – старинная и добротная, а резные изображения птиц и цветов на стенах просто изумительны. Дверь в глубине комнаты вела на широкую террасу, отгороженную от внешнего мира бамбуковыми решетками, густо увитыми глицинией. Далее располагалась высокая живая изгородь, а за ней – большой сад, освещенный разноцветными фонариками, что висели на ярких шелковых лентах между деревьями. Вдали виднелось полускрытое листвой двухэтажное строение. Если не считать доносившихся оттуда приглушенных звуков музыки, в отведенных судье покоях действительно было тихо.

– Это зала, мой господин, – подобострастно улыбнулся седобородый. – Опочивальня с другой стороны.

Он вновь вывел судью в прихожую и замысловатым ключом отпер массивную дверь слева.

– А к чему здесь такой сложный замок? – поинтересовался судья Ди. – Внутренние двери вообще редко запирают. Вы что, опасаетесь воров?

Служитель лукаво улыбнулся.

– Те, кто здесь останавливается, обычно не желают, чтобы их беспокоили, мой господин, – хихикнул старик и тут же торопливо добавил: – На днях замок сломали, но его успели заменить. Он открывается как снаружи, так и изнутри.

Обстановка спальни весьма впечатляла. Слева стояла огромная кровать, перед ней стол и стулья, напротив сосуды для омовения и столик сань-ти-чжо – все из резного дерева, покрытого ярко-красным лаком. Полог у кровати был из багряной парчи, пол покрывал толстый коверного же цвета. Когда служитель открыл ставни единственного в комнате окна, судья сквозь толстые бронзовые прутья решетки снова увидел парк.

– Вероятно, эти покои называются Красной беседкой из-за того, что обстановка спальни выдержана в таких тонах? – предположил судья.

– Вы правы, мой господин. Так повелось с давних времен – с тех самых пор, как лет восемьдесят назад был построен этот постоялый двор. Я пришлю служанку с чаем. Почтенный гость выйдет трапезничать со всеми?

– Нет. Пусть мне принесут вечерний рис сюда.

Когда судья и седой служитель вернулись в залу, появился Ма Жун с двумя большими седельными сумками. Старик удалился, бесшумно ступая в войлочных туфлях. Ма Жун открыл сумки и начал раскладывать на скамье одежду господина. У помощника судьи было широкое лицо с мощной нижней челюстью. Бороду он не носил – только короткие аккуратно подрезанные усы. Когда-то Ма Жун был разбойником большой дороги, но несколько лет назад раскаялся и вступил на службу к судье Ди. Как мастер боевых искусств, он был незаменим при задержании опасных преступников и во всякого рода рискованных вылазках.

– Ты можешь лечь здесь, на этой скамье, – сказал ему судья. – Не стоит тратить время и силы на поиски отдельной комнаты, коль скоро мы проведем здесь всего одну ночь.

– Не беспокойтесь, мой господин, я без труда что-нибудь подыщу, – весело отозвался помощник.

– Как хочешь. Только не потрать все деньги на вино и женщин, – сухо бросил судья. – Райский остров – царство азартных игр и продажной любви. Здесь умеют обирать до нитки.

– Только не меня! – ухмыльнулся Ма Жун. – Кстати, почему это место называют островом?

Да потому что оно окружено реками, разумеется. Но не будем отклоняться от темы. Хорошенько запомни название каменного моста, Ма Жун, – того, что мы видели по дороге сюда, – Мост, Изменяющий Душу. Это оттого, что, как говорят, сам воздух Райского острова превращает любого, кто сюда попадает, в безрассудного расточителя. А у тебя немало денег. Если не ошибаюсь, наследство, полученное тобой в столице от дяди, составляет два золотых слитка?

– Так и есть! Но я не стану тратить его, мой господин. Лучше на старости лет куплю небольшой домик в родной деревне и джонку. Но у меня ёсть еще два лана, и вот с их-то помощью я проверю, как относится ко мне удача!

– Только возвращайся сюда до утренней трапезы. Выехав спозаранку, мы пересечем северную часть уезда Цзиньхуа часа за четыре и будем в городе к полудню. Там мне надо нанести визит вежливости старому знакомцу, судье Ло. Раз уж я оказался в этих краях, нельзя его не проведать. А потом мы отправимся домой, в Пуян.

Дюжий помощник судьи поклонился и пожелал своему господину спокойной ночи, успев при этом еще и подмигнуть молодой служанке, принесшей чай.

– Я буду пить чай на террасе, – сказал девушке судья Ди. – Можете принести туда же и рис, как только он будет готов.

Когда служанка удалилась, он вышел на террасу и расположился в бамбуковом кресле у небольшого круглого столика. Вытянув усталые ноги и прихлебывая чай, Ди с удовлетворением думал, что две недели в столице прошли удачно. Судью вызвал туда Императорский суд, дабы представить кое-какие дополнительные подробности дела, связанного с буддистским храмом в уезде Пуян, раскрытого год назад. И Ди не терпелось вновь приступить к служебным обязанностям. Судья досадовал, что наводнение вынудило его сделать крюк и добираться через уезд Цзиньхуа. Впрочем, это не должно было задержать его больше чем на день. Ди не нравилась атмосфера Райского острова, но ему все-таки повезло устроиться на хорошем постоялом дворе ив сравнительно тихих покоях. Теперь оставалось быстро ополоснуться, перекусить и лечь спать, чтобы за ночь как следует отдохнуть.

Судья уже хотел расслабленно откинуться на спинку кресла, но вдруг замер, охваченный явственным ощущением, что за ним кто-то наблюдает. Ди резко обернулся и оглядел спальню, но никого не увидел. Тогда он поднялся, подошел к забранному решеткой окну и выглянул наружу, но там опять-таки никого не было. Судья приблизился к ограде террасы И впился взглядом в плотную живую изгородь, но и там не нашел ничего подозрительного. Однако ноздри его уловили неприятный душок, похожий на запах прелой листвы. Судья вернулся в кресло, решив, что у него разыгралось воображение.

Ди придвинул стул поближе к ограде и стал разглядывать сад. Благодаря разноцветным фонарикам, подвешенным среди листвы, тот выглядел очень красиво. Однако судье, несмотря на это, никак не удавалось восстановить состояние внутреннего покоя и умиротворения. Душный, горячий воздух, не оживляемый ни малейшим дуновением ветерка, действовал на нервы.

Ди вдруг показалось, что сад источает какую-то невидимую угрозу.

Внезапно справа от судьи зашелестели листья глицинии. Он тотчас повернулся и с изумлением увидел у края террасы девушку, полускрытую голубыми цветами вьюнка. Ди облегченно вздохнул и вернулся к созерцанию сада.

– Поставь, пожалуйста, поднос на столик, – попросил он.

В ответ девушка тихонько засмеялась. Удивленный судья вновь посмотрел в ее сторону. Среди цветов стояла не служанка, прихода которой он ожидал, а высокая незнакомка в длинном платье из тонкой, почти прозрачной белой ткани. Ее густые волосы свободно ниспадали с плеч.

– Извините, я принял вас за служанку, – с легким смущением пробормотал судья.

– Не очень-то лестная для меня ошибка, по правде сказать! – обронила незваная гостья приятным, хорошо поставленным голосом.

Девушка наклонилась и вынырнула из-под побегов глицинии. Судья заметил у нее за спиной дверцу в ограде – видимо, оттуда ступени вели к тропинке, окаймлявшей постоялый двор сбоку. Когда незнакомка подошла ближе, Ди разглядел, что она поразительно красива. Овальное личико с аккуратно вылепленным носом и большими, выразительными глазами было на редкость привлекательным.

Влажная полупрозрачная ткань льнула к телу, подчеркивая его белизну и восхитительные округлости. Помахивая квадратной шкатулкой, которую держала в руке, гостья прислонилась спиной к ограде и дерзко уставилась на судью.

– Вы тоже совершили ошибку, – сердито бросил он. – К вашему сведению, в данный момент это частное владение!

– Вот как? Для меня на этом острове таковых не существует, мой дорогой господин!

– А кто вы?

– Владычица Цветов Райского острова.

– Понимаю, – протянул судья, медленно поглаживая бороду. Он знал, что оказался в очень неловком положении. В местах, подобных Райскому острову, где прежде всего думают о развлечениях, собрание наиболее почитаемых граждан ежегодно выбирало самую красивую и утонченную танцовщицу, присваивая ей звание Владычицы Цветов. Такая женщина занимала довольно высокое положение в местном обществе, являлась признанной законодательницей мод и задавала тон среди жриц любви.

Судья Ди решил, что ему следует поскорее спровадить полуодетую гостью, но постараться ее не обидеть.

– Чему я обязан честью столь неожиданного посещения? – любезно осведомился он.

– Неудачному стечению обстоятельств, мой дорогой господин. Я возвращалась из купальни по ту сторону сада и думала пройти через террасу, чтобы срезать путь к своим покоям – они там, за соснами, слева. Я полагала, тут никто не сживет.

– Мне показалось, вы довольно долго наблюдали за мной, – заметил судья, бросив на собеседницу внимательный взгляд.

– У меня нет привычки подглядывать за кем бы то ни было. Обычно все смотрят на меня. – Гостья произнесла это довольно надменно, но в то же время на лице ее мелькнуло беспокойство. Быстро взглянув на открыту дверь залы, девушка нахмурилась. – С какой стати вам пришло в голову, будто я за вами следила? – полюбопытствовала она.

– Просто я почувствовал на себе чей-то взгляд.

Она одернула платье, сквозь прозрачную ткань которого просвечивало обнаженное гибкое тело.

– Это очень странно. Незадолго до того, как я пришла сюда, у меня появилось такое же ощущение. – Владычица Цветов немного помолчала, а затем добавила куда более развязным тоном: – Впрочем, ничего не имею против. Я привыкла, что мужчины постоянно на меня глазеют и ходят по пятам!

Танцовщица звонко рассмеялась, но вдруг умолкла и побледнела. Судья быстро обернулся – его ухо тоже уловило нечто вроде смешка, совпавшего с хохотом девушки. Казалось, он донесся от забранного решеткой окна спальни.

– А кто там у вас в Красной комнате? – спросила гостья, испуганно сглотнув.

– Никого.

Владычица Цветов, стрельнув глазами по сторонам, повернулась к судье Ди спиной и поглядела на стоящий в глубине сада двухэтажный домик. Музыка в тот миг как раз стихла, и послышались хлопки, а затем смех.

– Похоже, там неплохо проводят время, – непринужденно улыбнулся судья Ди, чтобы прервать неловкое молчание.

– Там харчевня, – пояснила танцовщица. – Внизу подают прекрасные кушанья, а наверху все приспособлено для.., более уединенных наслаждений.

– Не сомневаюсь. Что ж, я очень рад, что мне представился счастливый случай свести знакомство с самой красивой женщиной Райского острова. Но, как ни грустно, сегодня мне еще надо закончить кое-какие дела, а завтра рано утром отправляться в дорогу. Поэтому я лишен удовольствия продолжить нашу беседу.

Девушка, однако, и не подумала уйти. Поставив шкатулку на пол, она забросила руки за голову и откинулась назад, словно желая подразнить Ди видом твердых, налитых грудей с выпуклыми сосками, тонкой талией округлых бедер. Судья не мог не заметить, что, как это заведено у танцовщиц, на теле Владычицы Цветов не было ни одного волоска. Увидев, что он смущенно отвел глаза, девушка спокойно проговорила:

– Я дала вам прекрасную возможность разглядеть меня получше, не так ли? – Затем, насладившись замешательством собеседника, она опустила руки и самодовольно усмехнулась. – Мне пока некуда спешить. Сегодня в мою честь страивают торжественную трапезу, и за мной должен зайти поклонник. Он меня обожает, но ничего – подождет. Расскажите мне что-нибудь о себе. Ваша борода придает вам весьма степенный вид. Вы, наверное, чиновник высокого ранга или что-то в этом роде?

– О нет, я занимаю очень скромный пост, так что вряд ли вам стоит вносить меня в список высокопоставленных поклонников! – Судья Ди встал с кресла. – А теперь мне нора идти. Не смею вас больше задерживать. Вам, конечно, не терпится попасть в свои покои и заняться подготовкой к торжественной трапезе.

Полные губы девушки презрительно скривились.

– Не надо строить из себя скромника! Я видела, как вы на меня смотрели, так что можете не притворяться, будто вам не хотелось бы мною обладать!

– Поскольку я – лицо весьма незначительное, подобное желание с моей стороны следовало бы расценивать лишь как признак самонадеянности, – сухо возразил судья.

Владычица Цветов нахмурилась. Ди заметил, как у ее губ при этом обозначились жесткие складки.

– Да, вы правы, – процедила девушка. – Поначалу мне понравилась ваша невозмутимость, но теперь я вижу, что это было ошибкой. Вы мне неинтересны.

– Какое горе!

Щеки танцовщицы побагровели от гнева. Отойдя от ограды, она подняла с пола шкатулку.

– Да кто вы такой, чтобы меня презирать? – бросила Владычица Цветов уже с неприкрытой злобой. – Ничтожный мелкий чиновник! Да будет вам известно, три дня назад один знаменитый столичный ученый из-за меня покончил с собой!

– Я вижу, вы не слишком горюете по этому поводу!

– Не хватало еще, чтобы я оплакивала всех, кто из-за меня делает глупости, – прошипела танцовщица. – Да мне пришлось бы ходить в трауре всю оставшуюся жизнь!

– Напрасно вы так легкомысленно говорите о смерти и трауре, – обронил судья Ди. – Праздник мертвых еще не закончился, врата в Иной мир открыты, и духи усопших бродят среди нас.

Музыка в саду снова затихла, и оба – и судья, и его собеседница – опять услышали странный звук, похожий на тихий смех. Казалось, он прилетел со стороны живой изгороди у террасы. Лицо Владычицы Цветов исказилось.

– До чего мне надоело это мрачное, гнетущее место! – выкрикнула она. – Какое счастье, что скоро я навсегда уеду отсюда. Один очень важный чиновник и вдобавок замечательный поэт собирается выкупить меня. А потом я стану женой правителя уезда. Что вы на это скажете?

– Могу лишь поздравить вас. Равно как и его.

Девушка легонько кивнула – судя по всему, она немного смягчилась.

– Ему в самом деле повезло, – заявила она, уже повернувшись, чтобы уйти. – Чего не сказала бы о его наложницах. Я добьюсь, что всех их быстренько выгонят вон! Я не привыкла делить любовь мужчины с кем бы то ни было!

Владычица Цветов, покачивая великолепными бедрами, проследовала в другой конец террасы и, раздвинув побеги глицинии, исчезла – очевидно, там тоже были ступеньки. После ухода танцовщицы в воздухе остался аромат дорогих благовоний.

Внезапно этот пленительный запах словно потонул в распространившемся но террасе смраде разлагающейся плоти. Судье показалось, что источник его где-то рядом. Подойдя к ограде, он выглянул в сад и тотчас изумленно отшатнулся.

В кустах виднелась ужасающе уродливая фигура нищего, изувеченного проказой. Тощее тело прикрывали грязные тряпки, недостойные называться одеждой. Раздутую левую половину лица попрошайки покрывали гнойные языв. Левого глаза не было, зато правый смотрел на судью с нескрываемой злобой. Нищий выпростал из-под лохмотьев искалеченную руку с обрубками вместо пальцев.

Судья Ди торопливо зашарил в рукаве, чтобы бросить бедняге горсть мелких медных монет. Он прекрасно знал, что несчастным больным вроде этого поневоле приходится просить милостыню. Но синие губы прокаженного вдруг искривила отвратительная усмешка. Пробормотав нечто невразумительное, он повернулся и исчез в зарослях.

Глава 2

Судья Ди, невольно поежившись, убрал медяки в рукав. Контраст между безукоризненной красотой танцовщицы и чудовищным уродством прокаженного потряс его до глубины души.

– У меня хорошие новости, мой господин! – прогудел сзади сильный, добродушный голос.

Ди обернулся с довольной улыбкой.

– Судья Ло – здесь, на острове! – объявил Ма Жун. – На третьей улице отсюда я увидел большой паланкин, окруженный отрядом стражников, и сразу понял, что паланкин этот принадлежит чиновнику высокого ранга. Я спросил у стражников, кого они охраняют, и оказалось, что это судья Ло! Он тут уже несколько дней, а сегодня думает вернуться в город. Ну, я и поспешил обратно, чтобы уведомить об этом вас, мой господин.

– Отлично! Я засвидетельствую судье свое почтение прямо здесь, и мне не придется ехать для этого в город Цзиньхуа. А значит, мы вернемся домой на день раньше, Ма Жун! Давай-ка поспешим – надо застать судью Ло, пока он не отправился в дорогу!

Они быстро вышли из Красной беседки и направились к парадному входу постоялого двора.

По обе стороны запруженной людьми улицы выстроились ярко освещенные харчевни и залы для азартных игр. Ма Жун жадно разглядывал террасы и беседки. Здесь и там у перил стояли богато разодетые молодые женщины. Одни болтали, другие лениво обмахивались разноцветными шелковыми веерами. Духота казалась невыносимой.

На следующей улице было уже не так шумно, а освещали ее только фонари у входа в дома. На воротах виднелись неброские, изящные надписи – «Поля блаженства», «Приют благоуханной красоты» и тому подобные. Названия ясно говорили, что это дома свиданий.

Судья Ди, торопливо свернув за угол, увидел роскошный постоялый двор. Дюжина крепких носильщиков как раз взваливала на плечи преизрядный паланкин. Рядом выстроился отряд стражников.

– Прибыл судья Ди из уезда Пуян. Доложи о почтенном господине своему хозяину! – крикнул Ма Жун начальнику отряда.

Тот приказал носильщикам опустить паланкин на землю, отодвинул ширму и шепнул что-то сидевшему внутри мужчине.

Дверца паланкина открылась, и в проеме возникла дородная фигура судьи Ло. Тучные телеса облегал изящный халат из синего шелка. На голове красовалась сдвинутая чуть набок черная бархатная шапочка. Судья Ло торопливо вылез и поклонился собрату.

– Какой счастливый случай привел вас сюда, на Райский остров, Старший брат? Именно вы-то мне и нужны! Ох, до чего я рад вас видеть! – воскликнул он.

– Я тоже очень рад! – ответил судья Ди. – Я возвращаюсь в Пуян из столицы и завтра намеревался посетить город Цзиньхуа, дабы засвидетельствовать вам свое почтение и поблагодарить за гостеприимство, оказанное в прошлом году.

– Не стоит благодарности! – почти выкрикнул Ло, и его круглое лицо с тонкими усами и жидковатой бороденкой жизнерадостно расцвело. – Для меня большая честь, что две молодые женщины, отправленные мною вам в помощь, содействовали разоблачению тех мерзавцев-монахов! Представьте себе, Ди, то дело о буддистском храме прославило вас на всю провинцию!

– Пожалуй, оно того не стоило! – Судья Ди устало улыбнулся. – Проклятые буддисты добились, чтобы меня вызвали в столицу, в Императорский суд, где пришлось излагать суть дела и рассказывать о ходе расследования. Вопросов при этом задавали множество, но в конце концов остались мною довольны. Давайте войдем на постоялый двор, и за чаем я поведаю вам все подробности.

Ло приблизился к Ди и, взяв за локоть короткой, пухлой ручкой, тихо, чтобы никто более не услышал, пробормотал:

– Не Могу, Старший брат. Мне необходимо срочно вернуться в город по безотлагательному делу. Послушайте, Ди, вы должны мне помочь! Я провел тут два дня, расследуя дело о самоубийстве. Дело самое простое, никаких неясностей, но все осложняется тем, что ныне покойный молодой человек лучше всех выдержал экзамены во дворце и был зачислен в Ханьлинь юань. А потом застрял у нас, на Райском острове, и связался с какой-то женщиной – в общем, обычная история. Молодой человек принадлежал к семье Ли, сын известного цензора. Я не успел составить все необходимые отчеты. Вы очень меня обяжете, Ди, если останетесь здесь еще на денек и сделаете это за меня. Очень вас прошу. Все это обычная бумажная возня. А я отчаянно спешу.

Судью Ди вовсе не прельщала перспектива заменять собрата в совершенно незнакомом ему месте, но отказать Ло он не мог.

– Разумеется, я сделаю все возможное, чтобы вам помочь, – кивнул он.

– Превосходно! Что ж, в таком случае до свидания!

– Погодите! – остановил его Ди. – У меня тут нет никаких полномочий. Вы должны назначить меня советником судебной управы уезда Цзиньхуа.

– Назначаю вас на эту должность здесь и сейчас! – торжественно провозгласил судья Ло и повернулся, чтобы сесть в паланкин.

– Вам надо сделать это в письменной форме, мой друг! – напомнил судья Ди со снисходительной улыбкой. – Таков закон!

– Проклятье, еще одна задержка! – с досадой воскликнул судья Ло.

Он быстро оглядел улицу и, схватив Ди за руку, потащил на постоялый двор. Подойдя к столу, где записывали имена постояльцев, он

схватил лист бумаги и кисточку, но, так и не выведя ни единого иероглифа, уставился на Ди.

– Опять забыл. Как это нужно писать? – озабочен но спросил он.

Судья Ди, забрав кисточку, набросал текст документа, наделявшего его полномочиями советника уездного суда, затем взял еще один лист и сделал копию.

– Мы приложим к документу личные печати и большие пальцы, – пояснил он, – тогда все будет в порядке. Одну бумагу вы прихватите с собой и как можно скорее перешлете нашему начальнику – наместнику провинции. А вторую я оставлю у себя.

– Вы прекрасно справляетесь с такими делами, – с благодарностью заметил судья Ло.

Пока он скреплял документы печатью, судья Ди поинтересовался:

– А кто следит за порядком на острове?

– О, один чиновник по имени Пэн Дай или Пэн Тай, – ответил Ло. – Он здешний смотритель. Замечательный человек и знает обо всем, что происходит на острове. Ему, видите ли, принадлежат все местные притоны, где играют в азартные игры, и дома свиданий. Он расскажет вам обо всем, что вы захотите узнать. А когда закончите, пошлите мне доклад в любое удобное для вас время. – Все это судья Ло говорил уже на ходу, таща собеседника обратно на улицу. – Большое спасибо, Ди, вы меня просто выручили!

Ло уже собирался залезть в паланкин, когда увидел, что один из стражников зажигает большой фонарь с красной надписью: «Уезд Цзиньхуа».

– Потуши его, болван! – ‚ рявкнул Ло и, взглянув на судью Ди, добавил: – Не люблю давить на людей, знаете ли! Наш учитель Конфуций недаром говорит: «Править следует с помощью великодушия». Что ж, до свидания!

Ло наконец устроился в паланкине, и носильщики вскинули деревянные шесты на свои натруженные плечи. Внезапно ширма в окне паланкина отъехала в сторону, и наружу высунулась круглая голова судьи уезда Цзиньхуа.

– Я только что вспомнил, как зовут смотрителя, Ди: Фэн Дай. Очень способный человек. Вы увидите его на пиру.

– На каком пиру? – удивился судья Ди.

– О, разве я вас не предупредил? Сегодня самые видные граждане острова по случаю моего приезда устраивают пир в Журавлиной беседке. Естественно, вам придется побывать там вместо меня. Нельзя ведь разочаровывать людей. А вам понравится, Ди, – здесь очень вкусно готовят. Особенно хороша жареная утка. И передайте всем мои извинения, ладно? Скажите, что мне пришлось срочно отбыть по делу государственной важности, и все такое. Ну, вы лучше меня знаете, что говорить в подобных случаях. Да не забудьте попросить, чтобы к жареной утке вам подали сладкий соус!

Ширма вернулась на место, и паланкин растворился в темноте. Против обыкновения бегущие впереди стражники не били в гонги и не кричали, требуя уступить дорогу представителю власти.

– Почему он так торопится? – озадаченно спросил Ма Жун.

– Очевидно, за время его отсутствия в городе случилась какая-то неприятность, – проворчал судья.

Ди медленно скатал документ, подтверждающий его полномочия, и спрятал в рукав. Ма Жун вдруг ухмыльнулся.

– Так или иначе, теперь мы сможем провести в этом веселом местечке пару дней! – довольным тоном заметил он.

– Только один, – твердо возразил Ди. – Я выиграл один день, посетив судью Ло здесь, а не в городе, и этот день буду заниматься его делами, но не больше. А теперь пойдем опять на постоялый двор – мне надо переодеться в надлежащее платье для этого проклятого пира. Вернувшись в «Вечное блаженство», судья предупредил хозяина, что поест в Журавлиной беседке. Ди также приказал нанять паланкин и оставить у входа, дабы его отвезли на торжественную трапезу. Затем он с помощником отправился к себе в покои, и Ма Жун помог своему господину надеть платье из зеленой парчи, предназначенное для официальных церемоний, и черную бархатную судейскую шапочку с упругими крылышками. Судья заметил, что служанка раздвинула полог кровати и поставила на стол чайный прибор в обитой войлоком корзине. Он погасил свечи и вышел в сопровождении помощника.

Ди запер дверь и хотел было убрать массивный ключ в рукав, но вдруг задумался.

– Оставлю-ка я лучше ключ в замке. Мне нечего скрывать! – пробормотал он.

С этими словами судья вновь сунул ключ в замочную скважину, и они с Ма проследовали во двор. Там уже стоял большой паланкин, а рядом – восемь носильщиков. Забравшись внутрь, судья жестом пригласил с собой Ма Жуна. И паланкин двинулся в путь по шумным улицам.

– После того как мы прибудем на место и ты меня представишь, пройдись по притонам, где играют в азартные игры и продают горячительные напитки, – распорядился Ди. – Осторожно расспроси людей насчет самоубийства ученого – узнай, как долго он здесь пробыл, с кем общался, – словом, все, что сумеешь выяснить. Мой друг Ло утверждает, что дело это простое, но, расследуя самоубийство, никогда не знаешь, с чем придется иметь дело. Я постараюсь удалиться с пира как можно раньше. Если ты не застанешь меня в Журавлиной беседке, иди в мои покои на постоялом дворе.

Едва он успел договорить, паланкин опустили на землю. Выйдя из него, судья невольно вскинул голову, пораженный величественным видом здания: двенадцать беломраморных ступеней, по обе стороны которых сидели бронзовые львы в натуральную величину, вели к высокой двустворчатой двери, покрытой блестящим красным лаком и щедро изукрашенной медью. На двери – внушительная позолоченная пластина с двумя крупными черными иероглифами. «Журавлиная беседка», – прочел Ди. Дом был трехэтажным, причем второй и третий этажи украшали крытые террасы резного дерева с позолоченными узорчатыми решетками. Вдоль карнизов висели громадные фонари, обтянутые разноцветным шелком с причудливым рисунком. Судье Ди не раз доводилось слышать, что на Райском острове не принято скрывать богатство, но он все же не был готов увидеть столь ослепительную роскошь.

Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


Популярные книги за неделю

Рекомендации