112 000 произведений, 32 000 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 1

Текст книги "Даосские притчи"

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 28 мая 2015, 16:42


Автор книги: Сборник


Жанр: Мифы. Легенды. Эпос, Классика


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 3 страниц) [доступный отрывок для чтения: 1 страниц]

Даосские притчи

Один Бог ведает


Жил однажды в одном селении очень бедный старик. Но, несмотря на его бедность, многие очень завидовали ему, потому что был у него великолепный конь белой масти. Никто никогда не видел столь статного и сильного коня. Сам император предлагал старику за коня огромные деньги! Но старик говорил: «Этот конь для меня не конь, он – друг, а как можно продать друга? Это сделать невозможно. Он – друг мне, а не собственность». И хотя был он почти что нищим, а предложений продать коня было очень много, он не делал этого.

И вот однажды утром, зайдя в стойло, он обнаружил, что коня там нет. Сбежались все жители селения и стали причитать: «Глупый ты человек! Нужно было понимать, что в один прекрасный день твоего коня украдут! Надо было тебе продать коня. Ведь даже император хотел купить его у тебя и сулил тебе большие деньги. А где теперь твой конь? Остался ты ни с чем».

Старик же сказал: «Кто знает, счастье это или несчастье? Откуда вам это знать? Ну нет коня в стойле. Это – факт, все же остальное – домыслы. Счастье, несчастье… Как вы можете судить?»

Люди сказали: «Мы же не дураки! Коня у тебя украли, остался ты ни с чем. Всем ясно, что это большое несчастье».

Старик ответил: «Счастье это или несчастье – покажет время. Никто не знает, что случится завтра».

Люди посмеялись над стариком и разошлись, решив, что на старости лет тот лишился рассудка.

Но через две недели конь неожиданно вернулся и привел с собой табун диких лошадей. Сбежались соседи, стали восклицать: «А ведь ты был прав, старик! Это мы – глупцы! То, что твой конь пропадал, стало счастьем для тебя!»

Старик ответил: «Опять вы за свое! Ну вернулся конь, лошадей привел – так что ж? Счастье это или несчастье – кто знает?! Жизнь покажет. Вы же не знаете всей истории, зачем судить? Вы прочли лишь одну страницу книги, разве можно делать вывод о всей книге? Прочитав одно только предложение на странице, как вы можете знать, что еще написано на ней? Да даже и одного слова вы не прочли! Жизнь – океан безбрежный! Счастье, несчастье – никто не знает, что будет завтра».

На сей раз соседи разошлись молча: вдруг старик снова прав? Но хотя они и не говорили об этом вслух, каждый из них думал о том, что получить бесплатно целый табун лошадей – это большое счастье.

Вскоре единственный сын старика начал объезжать диких лошадей. Однажды лошадь сбросила его наземь, и он сломал себе ногу. И снова собрались соседи и снова начали причитать: «Какое несчастье! Да, старик, ты снова прав оказался. Единственный сын – и ногу сломал! Хоть одна была бы опора тебе в старости, а теперь как же?! Кто теперь тебе поможет?»

А старик ответил: «Ну вот! Опять вы торопитесь со своими суждениями! Скажите просто: сын сломал ногу! Счастье, несчастье – кто знает?!»

И вот не прошло и недели, как началась война, и все молодые люди селения были призваны в армию. И только сына старика оставили: какой толк от калеки?

Вся деревня оплакивала своих сыновей. И пришли люди к старику и сказали ему: «Прости нас, старик! Бог видит, что ты прав – благословением было падение твоего сына с лошади. Хоть и калека, хоть и хромой, да останется живым, будет с тобой сын твой! Это такое счастье!»

И ответил старик: «Ну что вы за люди? Да кто же знает – счастье это или несчастье? Никто не знает. И никто никогда не будет в состоянии узнать. Один бог ведает!»

Разговорчивый человек

Лао-цзы каждый день по утрам ходил в сопровождении своего соседа на прогулку. Сосед знал, что Лао-цзы – человек молчания. В течение многих лет он в полном молчании сопровождал его в утренних прогулках, никогда ничего не говорил. Однажды у него в доме был гость, который тоже захотел пойти на прогулку с Лао-цзы. Сосед сказал: «Хорошо, только ты не должен разговаривать. Лао-цзы этого не терпит. Запомни: ничего нельзя говорить!»

Было великолепное тихое утро, только пение птиц нарушало тишину. Гость сказал: «Как прекрасно!»

Это было единственное, что он сказал за часовую прогулку, но Лао-цзы посмотрел на него так, будто тот совершил грех.

После прогулки Лао-цзы сказал соседу: «Никогда не приводи еще кого-нибудь! Да и сам больше никогда не приходи! Этот человек, похоже, очень разговорчив. Утро было прекрасным, оно было таким тихим. Этот человек все испортил».

Курица-путешественница

Стояла поздняя осень. Ласточки собирались на юг и только ждали северного ветра, чтобы пуститься в путь. К их щебетанию прислушивалась курица на птичьем дворе. «А что, если и мне отправиться на юг?» – пришло вдруг ей в голову. На следующий день подул северный ветер, и ласточки взмыли в небо и взяли курс на юг. Курица встрепенулась, выскочила из двора и, хлопая крыльями, отправилась в южном направлении. Но ей удалось лишь пересечь шоссе, миновать огороды и добраться до соседнего сада.

Поздно вечером она вернулась обратно и рассказала на птичьем дворе, как летала на юг, как видела поток машин, мчащихся мимо. Она была в землях, где растут овощи. И наконец, она побывала в саду. В нем прекрасные цветы, и она познакомилась с самим садовником.

– Как интересно! Молодец, курица, сколько всего повидала! – шумел птичий двор, выслушав ее рассказ.

Прошло полгода, наступила весна, и опять вернулись ласточки. Они стали рассказывать о море, которое они видели на юге. Но птичий двор ни за что не хотел им верить. «Наша курица нам уже все рассказала», – говорили они.

Курица теперь стала знатоком юга. Ведь она перебралась за шоссе!

Шелуха душ древних людей

Царь Хуань-гунь читал книгу в своем дворце, а у входа во дворец работал колесных дел мастер Бянь. Отложив молоток и долото, колесник вошел в зал и спросил:

– Могу ли я узнать, что читает мой государь?

– Это книга мудрецов, – ответил Хуань-гунь.

– А эти мудрецы еще живы?

– Нет, давно умерли.

– Значит, то, что читает государь, – это всего лишь шелуха душ мудрых людей.

– Да как смеешь ты, ничтожный колесник, рассуждать о книге, которую читаю я, твой повелитель?

– Я, мой повелитель, сужу по своей работе, – ответил колесник. – Мои руки словно сами все делают, а сердце мое поет. Я не могу объяснить это словами. Тут есть какой-то секрет, и я не могу передать его даже собственному сыну, да и сын не смог бы перенять его у меня. Вот почему, проработав семь десятков лет и дожив до глубокой старости, я все еще мастерю колеса. Вот и мудрецы, должно быть, умерли, не раскрыв своего секрета. Выходит, читаемое государем – это шелуха душ древних мудрецов!

Охотник за цикадами

Однажды Конфуцию повстречался горбун, который очень ловко ловил цикад, так ловко, словно просто подбирал их с земли.

– Неужели ты так ловок? Или у тебя есть Путь? – спросил Конфуций.

– У меня есть Путь, – ответил горбун. – Перед тем как идти на охоту на цикад, я кладу стеклянные шарики на кончик длинной палки. Если я сумею положить друг на друга два шарика и не уронить их, я не упущу много цикад. Если удержу три шарика, от меня спасется только одна из десяти, если же пять шариков – от меня не уйдет ни одна цикада. Я замираю, словно каменный. В этот миг я не думаю ни о чем, только о цикадах. В их крылышках сосредоточен для меня весь мир. И я добиваюсь своей цели.

Услышав это, Конфуций сказал своим ученикам, которые его сопровождали:

– Полное спокойствие духа. Все мысли сосредоточены на одном. Только так можно добиться успеха.

Бойцовый петух

Один из слуг растил бойцового петуха для государя. Однажды утром государь спросил:

– Готов ли твой петух к бою?

– Пока нет. Ходит заносчиво, ярость вспыхивает в нем постоянно, – ответил слуга.

Прошло еще несколько дней, и государь снова задал тот же вопрос.

– Нет, еще не готов, – ответил слуга. – Глядит злобно. На любой звук откликается, крыльями машет.

Спустя десять дней государь снова спросил о том же.

– Почти готов, – отвечал слуга. – Даже если рядом закричит другой петух, он не беспокоится. Посмотришь издали – словно из камня вытесан. Другие петухи не посмеют принять его вызов: едва завидят его, как тут же убегают прочь.

Дух не ведает смущения

Юноша показывал Учителю свое искусство стрельбы из лука: натянул тетиву, поставил на локоть кубок с водой, пустил стрелу, а потом, не дожидаясь, когда она долетит до цели, пустил и вторую, и третью. И все это время стоял не шелохнувшись.

– А смог бы ты стрелять, если бы взошел со мной на скалу и встал на камень, нависший над глубокой пропастью? – спросил Учитель.

Сказав это, Учитель взошел на высокую скалу, встал на край камня, нависшего над пропастью, и предложил юноше стать рядом с ним. Тот же упал на землю и от страха закрыл лицо руками.

– У высшего человека, – сказал Учитель, – дух не ведает смущения, даже если он взмывает высоко в небо или падает в бездну. А ты сейчас закрыл от страха глаза. Немногого стоит твое искусство стрельбы!

Предпочту волочить хвост по грязи!

Чжуан-цзы удил рыбу в реке, когда пришел к нему чиновник с посланием, в котором говорилось, что правитель хочет возложить на Чжуан-цзы бремя государственных дел.

Чжуан-цзы даже головы не повернул и, продолжая удить рыбу, ответил:

– Я слыхал, что была у одного правителя священная черепаха, которая умерла три тысячи лет тому назад. Правитель завернул ее в тонкий шелк, спрятал в ларец, а ларец тот поставил в своем храме предков. Что бы предпочла эта черепаха: быть мертвой, но чтобы кости ее хранили как святыню, или быть живой, даже если бы ей пришлось волочить свой хвост по грязи?

– Конечно, она предпочла бы быть живой, – не раздумывая сказал чиновник.

– Я тоже предпочту волочить хвост по грязи! – ответил Чжуан-цзы.

Бедно не значит плохо

Однажды одному правителю повстречался человек, который был очень бедно одет. Халат его был в заплатах, подошвы сандалий отрывались. Звали человека Чжуан-цзы. Правитель обратился к нему со словами сочувствия:

– Плохо же тебе живется, бедный человек!

– Я беден, но это не значит, что я живу плохо, – отвечал Чжуан-цзы. – Жить плохо – это значит иметь Путь, иметь его силу и не следовать ему. Иметь дырявую обувь и рваную одежду – это не значит жить плохо, это значит жить бедно, это значит родиться в недобрый час. Проворные обезьяны ловко перепрыгивают с дерева на дерево в своем родном лесу, скачут с ветки на ветку, добывая себе еду или спасаясь от врагов. Если же попадают они на открытое пространство или в заросли кустарника, чувствуют себя неуверенно, перемещаются неловко, шарахаются из стороны в сторону. И все это потому, что они попали в непривычную среду, ведь сами-то они не изменились, остались такими же сильными и ловкими, просто не могут в неподходящей обстановке показать свою силу и ловкость. Честному же человеку, который живет при плохом правителе с его чиновниками-мошенниками, очень трудно жить небедно. Но бедно не значит плохо.

Нужно понимать судьбу


У одного человека умерла жена, и сосед пришел выразить ему свое соболезнование. Каково же было его удивление, когда он увидел, что вдовец сидит на корточках и распевает песни. Сосед обратился к вдовцу:

– Как не стыдно тебе! Ты прожил столько лет с женой. И вместо того чтобы оплакивать ее, ты поешь песни!

– Ты не прав, – ответил вдовец. – Когда она умерла, я поначалу опечалился. Но потом я задумался о том, чем она была до того, как родилась. Я понял, что она была рассеяна в пустоте хаоса. Потом она стала дыханием. Дыхание превратилось – и она стала телом. Тело превратилось – и она родилась. Теперь настало новое превращение – и она умерла. Все это меняло друг друга, как чередуются времена года. Человек же схоронен в бездне превращений, словно в покоях огромного дома. Плакать и причитать над ним – значит не понимать судьбы. Вот почему я начал петь, вместо того чтобы плакать.

Знайте, как себя утешить

Однажды на прогулке Конфуцию и его ученикам повстречался древний старик в очень ветхих одеждах. Старик весело распевал песни.

– Что так радует тебя, уважаемый? – спросил старика Конфуций.

– Одна из моих радостей то, что родился я Человеком. Ведь много на земле всяких живых существ, и высшее из них – Человек. Еще одна моя радость то, что я уже прожил почти сто лет, не многим дано было прожить такую долгую жизнь. Жил я бедно, но в этом ничего нет необычного, многие так живут. И конец у всех один. Поэтому я с радостью принимаю то, что есть, и спокойно жду своего конца.

Конфуций обернулся к своим ученикам и сказал:

– Смотрите, вот человек, который знает, как себя утешить.

Как знать, что лучше

Однажды, гуляя со своими учениками в полях, Конфуций заметил старика, который собирал колоски, оставшиеся после жнив. Старик, с трудом продвигаясь по полю, напевал песню. Конфуций сказал своим ученикам:

– Подойдите к этому человеку и поговорите с ним.

Ученики приблизились к старику, и один из них обратился к нему с вопросом:

– Уважаемый, мы видим, что ты стар и настолько беден, что вынужден подбирать оброненные колоски. Несмотря на это, ты поешь. Неужели тебе не жаль себя?

– Почему я должен себя жалеть? Я никогда не ставил себе цель оставить след в жизни. Мне удалось прожить долгую жизнь. Да, у меня нет ни жены, ни сыновей, и близится день моей кончины. И я могу быть счастлив.

– Но как же можно быть счастливым накануне смерти? Ведь люди боятся умирать, – удивился ученик.

– Человек, умирая, возвращается туда, откуда пришел. Умирая, он рождается вновь. Откуда мне знать, может, моя смерть для меня лучше, чем моя нынешняя жизнь. Зачем же мне боятся смерти и так беречь свою жизнь?

Кто я такой

Однажды Конфуций решил встретиться с Лао-цзы. Когда он вошел к нему, тот сидел. Увидев гостя, Лао-цзы даже не подумал встать и поприветствовать старшего по возрасту Конфуция. Кроме того, он даже не предложил гостю присесть. Конфуция это оскорбило, и он сказал гневно:

– Что вы за Учитель, вы даже не знаете правил хорошего тона.

Лао-цзы ответил:

– Вы вольны делать то, что вам угодно. Хотите сесть – садитесь, нравится вам стоять – стойте. Я не хочу вмешиваться в вашу жизнь, кто я такой?

Перед Небом и среди людей

Однажды беседовали трое мудрецов. Один из них сказал:

– А можете ли вы быть вместе, не будучи вместе?

Другой спросил:

– А можете ли вы действовать заодно, не действуя заодно?

Третий же произнес:

– А кто из вас может погружаться в бездну, подниматься в небеса и жить так, забывая обо всем?

И на каждый из этих вопросов собеседники отвечали одобрительным кивком головы. С тех пор они стали неразлучными друзьями, и об этом знали все вокруг. Но однажды до Конфуция дошло известие о том, что один из трех друзей умер. Конфуций послал своего ученика, чтобы тот принес двум оставшимся соболезнования. Каково же было удивление ученика, когда, придя в дом умершего, он увидел, что друзья покойного беззаботно поют песни над телом покойного. Возмущенный, он вернулся к Конфуцию и рассказал о том, что он видел.

– Эти люди не знают правил поведения! Как можно преспокойно распевать песни над телом умершего друга, вместо того чтобы оплакивать его?

– Мы с тобой живем в свете, а души этих людей витают за пределами света. И не прав был я, когда послал тебя к этим людям, чтобы принести им соболезнования. Ведь жизнь вне света и жизнь в свете не пересекаются. Эти люди едины с Небом и Землей. Они не различают жизнь и смерть, для них жизнь и смерть просто сменяют друг друга. Эти люди пребывают в едином дыхании Неба и Земли. Они забывают о себе, становятся безмятежными. Поэтому они не заботятся о том, чтобы угождать толпе, следуя мирским ритуалам, как это делают обыкновенные люди.

– А что же представляет собой необыкновенный человек? – спросил ученик.

– Такой человек необычен для обыкновенных людей, но перед Небом он ничего необычного собой не представляет, – ответил Конфуций. – Тот, кто считается большим человеком среди людей, для Неба человек маленький. Большой же человек перед Небом – обычно маленький человек среди людей.

Божественный результат

Один краснодеревщик славился своим мастерством вырезать из дерева рамы для колоколов. Казалось, что сами боги помогают ему в работе, настолько красивым получался результат работы. Прослышав о мастерстве краснодеревщика, правитель призвал его к себе и стал вопрошать, знает ли его подданный какой-либо секрет, позволяющий ему достигать таких превосходных результатов.

– Да, есть у меня такой секрет, – признался краснодеревщик. – Когда я решаю начать работу над рамой для колоколов, я начинаю поститься, чтобы успокоить свою душу и сердце. Через три дня поста я уже не думаю о наградах и деньгах, которые получу за работу, через пять – избавляюсь от мыслей о почестях, хвале. Через семь дней поста для меня перестает существовать все, даже о самом себе я забываю. Все мои духовные силы направлены только на работу, которая захватывает меня полностью. Тогда я отправляюсь в лес за деревом для рамы, долго брожу там, выбирая совершенные породы деревьев, вглядываясь в их небесную сущность. А потом я начинаю работать с этим небесным материалом со всей силой своей души, данной мне небесами. Поэтому и результат получается божественным.

Покой забытья

Один пожилой человек потерял память. Он забывал все: что он сказал час назад, что он делал утром, с кем виделся днем, кто пожелал ему спокойной ночи. Попав на улицу, он не мог вспомнить, куда он идет. Дома он забывал, зачем он пошел в другую комнату. Родственников это очень волновало, и они приглашали к нему знахарей, врачей, гадалок, но никто не мог помочь несчастному. Ни лекарства, ни гексаграммы, ни обряды не улучшали его памяти.

И вот однажды предложил свою помощь один из учеников Конфуция. Родственники больного сулили ему большую награду, если удастся вернуть память несчастному.

Ученик Конфуция, поговорив с больным, сказал его родным:

– Я вижу, что в этом случае нельзя ждать помощи от молитв или лекарств. Не помогут и гексаграммы. Необходимо преобразовать мысли больного, изменить их ход. Только в этом случае есть надежда на исцеление. Но сначала кое-что нужно проверить. Попробуем раздеть больного, не дадим ему еды, а потом закроем в темной комнате.

Сказано – сделано. Когда больного раздели и спрятали его одежду, тот стал искать ее, нашел и снова надел на себя. Когда перестали давать ему еду – он сам разыскал еду и поел. Когда же его попытались закрыть в темной комнате, он не позволил этого сделать.

После этого ученик Конфуция сказал:

– Сейчас я уверен, что болезнь излечима. Теперь я должен закрыться с больным в комнате, чтобы он слушал только меня. Мы пробудем наедине семь дней. Никто из посторонних не должен входить к нам, мое искусство – тайное.

Никто не знает, что делал с больным ученик Конфуция, но через семь дней, когда они вышли из комнаты, от болезни не осталось и следа. Но бывший больной был настолько зол, что разругался со своей женой, побил своих сыновей и прогнал прочь ученика Конфуция. Когда же окружающие пытались узнать, в чем причина такого его поведения, человек объяснил:

– Раньше я ничего вокруг не замечал: ни неба, ни земли. Теперь я вспомнил о всех бедах и несчастьях, о том, что нужно преодолевать препятствия, все, что я пережил в жизни, вновь пришло в мою память – любовь и ненависть, боль и радость. И теперь я не знаю, выдержит ли мое сердце эти воспоминания, выдержит ли мое сердце, если мне снова придется любить и страдать, надеяться и разочаровываться, находить и терять. И смогу ли вновь обрести покой забытья?

Солнце

Спорили однажды два мальчика о том, когда солнце бывает ближе к людям.

– Солнце ближе к людям, когда оно восходит – оно тогда большое-большое. Когда же оно в зените – оно кажется маленьким, потому что оно далеко, – говорил один из мальчиков.

Другой возражал ему:

– Солнце дальше, когда только восходит – тогда оно не такое горячее, когда же солнце достигает зенита, оно начинает жечь. Так все горячие предметы – чем ближе, тем горячее.

Мальчики попросили проходящего мимо Конфуция разрешить их спор, но тот не смог этого сделать и в смущении удалился прочь. А мальчики удивились: почему же Конфуция считают многознающим?

Держись позади – окажешься впереди

Однажды Учитель сказал ученику:

– Если научишься держаться позади, то со временем окажешься впереди.

– Научи меня держаться позади, – попросил ученик.

– А ты оглянись и проследи за своей тенью. Тогда сам все поймешь.

Ученик последовал совету Учителя – стал наблюдать за своей тенью: тень повторяла вслед за телом все его движения: сгибалась, распрямлялась – полностью зависела от тела ученика.

Заметив это, ученик вновь обратился к Учителю:

– Твой пример показывает, что сгибаться или выпрямляться – зависит от других вещей, а не от меня.

– Вот это и называется: «Держись позади – окажешься впереди».

Внимание! Это ознакомительный фрагмент книги.

Если начало книги вам понравилось, то полную версию можно приобрести у нашего партнёра - распространителя легального контента ООО "ЛитРес".
Страницы книги >> 1

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


Популярные книги за неделю

Рекомендации