112 000 произведений, 32 000 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 1

Текст книги "Царская рать"

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 27 мая 2015, 01:24


Автор книги: Сергей Горлов


Жанр: Боевая фантастика, Фантастика


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 18 страниц) [доступный отрывок для чтения: 12 страниц]

Сергей Горлов
Царская рать

Все права защищены. Никакая часть данной книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме без письменного разрешения правообладателя.

© С. Горлов, 2015

© ООО «Написано пером», 2015

* * *

Крис вытер вспотевший лоб тыльной стороной ладони. Одна из массивных гусениц трактора чуть нависала над песчаным берегом. В ней каким-то чудом застрял кусок обыкновенного камня.

«Похоже на манганит», – подумал он.

Гусеница была шириной метра в три. Под второй гусеницей в середине днища был виден просевший грунт с редкими травинками. Вторая, третья и четвёртая гусеницы были в порядке.

Как и задние, впрочем.

Вечерело.

Время от времени слышался тихий плеск о пологий песок. В некотором отдалении ниже по течению река заворачивала за покатый бок тёмно-зелёной горки над спокойной вечерней водой. Из осоки на противоположном от неё берегу крякая взлетела пара уток со светло-коричневыми лапами. Их головы красиво отливали зеленью в свете низкого солнца. Крис вспомнил восхитительный вкус жареной на костре утки. Ещё вчера их здесь было восемнадцать человек, включая трёх механиков. А сейчас его оставили сторожить тяжёлую машину, вместе с Ириной и Тимом Горкиным.

Да ещё этот камень тут…

– Вылезай, Тим, – сказал Крис в воздух. – Прихвати с собой какое-нибудь долото.

У него в наушнике был микрофон.

– Какое долото? – услышал он в левом ухе и поморщился.

Он не любил этого писка.

Обычно ему было плевать, но сейчас он был в дурном настроении. «Скуллеа» был в соседней системе, а планетолёт – на Ильменне. Месяц назад мимо Ре прошёл линейный дозор Флота, и оставил сообщение об Альфе Вирина. Так что неизвестно, сколько им здесь ещё торчать.

– Сам увидишь, – сказал он.

Отойдя к воде, Крис сел на какое-то полусгнившее бревно. Иссиня-чёрная громада трактора возвышалась рядом, как продолговатый зуб дракона величиной с пятиэтажный дом.

Впереди над средней гусеницей открылась дверца и на траву спрыгнул Тим. Оглядевшись, он пошёл вразвалочку к Крису. В руках у него был переносной пульверизатор в кожухе. Подойдя к Крису, он тоже сел на бревно. Красное солнце стояло прямо над зелёным лесом вдали за рекой.

– Ну, что? – спросил Тим.

– Камень застрял, – сказал Крис.

– Большой?

– С тумбочку.

– Без повреждений?

– Угу, – кивнул Крис.

Над безмолвной гладью реки носились какие-то мошки. Она была шириной метров двадцать. Крис опустил в мелкую воду кончики пальцев. Она показалась ему тёплой, как парное молоко. Чуть дальше в серо-зелёной глуби над песком шмыгали стайки мальков.

Им обоим не хотелось вставать и заниматься этим дурацким трактором.

– А что Ирина делает? – спросил Крис.

Откровенно говоря, он надеялся, что им оставят Катю, но Карелин сказал, что Ирина подходит больше. По специальности… А лечить кто будет?

– Как обычно.

– Пишет или готовит?

– Не заглядывал, – лаконично ответил Тим.

Трактор был длиной тридцать шесть метров. Его поддерживали на двухметровой высоте четыре пары филоновых гусениц с резистентными металлошипами. Безуглеродная пластмасса.

– Слушай, – сказал Крис. – А ты не слышал, что сказал Готрих перед отлётом?

– Что?

– Ирина сказала, что-то насчёт Федерации… сегодня утром. Что у Леи закончена перекличка.

– Александр Митрофаныч говорил, что войны не будет до 450-го, – безмятежно сказал Тим.

– Что ты понимаешь, дурик, – сказал Крис.

– Сам ты дурик, – сказал Тим.

Они без энтузиазма посмотрели друг на друга. У Криса появилось желание столкнуть его с бревна. Но он удержался. Опять Ирина крик поднимет. Он ещё не привык к тому, что их всего трое, после вчерашней ночной суматохи.

– Слушай… – начал он.

Позади что-то пошевелилось. Крис оглянулся, шлёпнув ладонью о рукоятку мини-бленгера на груди в защитной гимнастёрке.

– Вам не холодно? – спросила Ирина позади Тима.

Он тоже оглянулся.

В её голосе чувствовалась почти незаметная ирония. Она была старше их обоих. Ей было двадцать восемь лет.

Ирина стояла, уперев правую руку в талию. Другой она держалась за шишковатый запор гусеницы на высоте плеча. Той самой, которая остановилась и была в приподнятом положении.

– Во, пушку наставил, – сказала она, весело улыбнувшись, хотя Крис и не тронул оружие с места.

– Дверь закрыла? – спросил он мрачно.

Устав был нарушен, но не будешь же ей говорить об этом.

– Закрыла, закрыла, – сказала Ирина, повторив его интонацию и подходя к ним. – Вы чего не чините?

– Так просто, – сказал Тим, вставая. – Садись сюда. Я пошёл. Камень дробить.

– Вот ещё, – сказала Ирина ему в спину.

– А что это у вас? – вскрикнула она удивлённо, встав над бревном и уставившись на него сквозь очки своими круглыми зелёными глазами.

– Чего? – обернулся Тим.

Крис подскочил с бревна как ужаленный и теперь, смотря на повёрнутое к нему правильное лицо с круглыми глазами и парой веснушек возле носа, не знал, злиться ему или действовать. Тим повернулся к ним и нерешительно потоптался на месте. Он успел отойти только на три шага.

– Ты чего? – спросил наконец Крис.

– Откуда бревно-то? – понизив голос, спросила она.

– Ну… – промямлил Крис, теперь не зная, смеяться ему или злиться.

Он посмотрел на бревно у них под ногами. И вдруг увидел… один конец был явно отпилен. Да и другой, пожалуй, тоже. Да и сучков не было…

– Эх вы, специалисты, – сказала она, слегка постучав костяшками пальцев по лбу Криса.

Он не успел отклонить голову, так быстро и неожиданно она это сделала. Крис ощутил лёгкую досаду, то ли на себя, то ли на неё. Скорее всего, на обоих.

– Я сейчас, ребята, – крикнул заходя за крайнюю гусеницу Тим.

Действительно, солнце уже почти скрылось за верхушками далёкого леса. Через пятнадцать минут начнутся сумерки. С затихшей реки поднималась сырая прохлада.

– Пошли, что ли? – сказал Крис.

– Посмотри, обтёсано оно? – попросила Ирина.

Крис, ухватившись двумя руками за конец и поднатужившись, перевернул бревно, свернув его со старого места. Из-под него побежали маленькие зелёные ящерицы. Ирина ойкнула и оказалась на шаг дальше от бревна.

– Не бойся, они не кусаются, – сказал Крис.

– Вот ещё, – сказала Ирина. – Не насмехайся.

– Старое больно, – сказал он. – Не видно.

– А чем обтёсано? – спросила она, снова подойдя.

Крис не ответил и стал серьёзно осматривать дерево, встав на колени.

– Сучёк чисто спилен, – сказал он. – Но вообще не скажешь…

– Ладно, отрежь мне этот кусок, – попросила она, показав на него кончиком сапога.

Крис пожал плечами и встав, побрёл к переду трактора, недоумевая, как это ей всё время удаётся командовать. Он был капитан группы. Девушка посмотрела ему вслед, задрав голову на верх трактора в двенадцати шагах от берега. Как крутой чёрный холм. Из-за правой гусеницы доносилось шуршанье пульверизатора. Он работал уже минут пять. «До сумерек окончим», – подумала Ирина.

Она имела в виду тёмные сумерки. Посмотрев на свёрнутое с места бревно, она, поморщившись, ткнула его ногой. Бревно чуть пошевельнулось.

Из-под днища пахло сырой землёй.

Крис нажал на нарукавный вызов и уже карабкался по скинутой с лёгким звяканьем лестнице из алюминиевых звеньев. Передние люки были на высоте второго этажа.

Сразу за откинутой вбок овальной крышкой был коридорчик общего этажа со светильниками вдоль потолка. Он начинался тремя пологими ступеньками с плоскими нашлёпками из чёрной резины. Коридорчик был узкий, но достаточный, чтобы разойтись в полном снаряжении. Под потолком на высоте двух метров блестел ряд антресольных ручек.

Крис открыл боковую дверцу, спустился по лесенке с красным резиновым узором на ступеньках и попал в переднюю кладовую, под номером девять. Здесь горел дневной свет. Энергию экономить не приходилось. У трактора был собственный преобразователь. Он снял с пупырчатой салатовой стены проволочную пилу и полез обратно по внутреннему трапу за открытой овальной дверью. Она была выдвижная, с ручками для ручного режима.

По дороге он думал о бревне. Период раннего плейстоцена… жалко, оно было старое. Но Ирина выяснит, на анализаторе. Её хлебом не корми, только дай заниматься такими штучками.

«Шерлок Холмс», – подумал он.

Когда он подошёл по мягкому жёлтому песку к берегу, было уже явно темнее. Хотя нет, скорее просто показалось по контрасту с внутренностью трактора. «Сейчас чайку попьём», – подумал Крис.

Но вообще-то в данную минуту желание отправиться пешим порядком куда-нибудь в дальний лес за рекой было сильнее. Как и почти всегда.

– Принёс наконец? – сказала Ирина. – Вот здесь отпили.

Крис прошёлся проволокой, как лобзиком, в гущу древесины. По своей гнилости она показалась как масло.

– Вот, – сказал он.

– Ну, пошли, – сказала Ирина.

Солнце уже совсем зашло. Река на поворотах стала чуть туманной. Позади Криса она скрывалась влево за зарослями осоки и одинокой рябиной. Скорее всего, горькой как полынь. Впрочем, полынь он никогда не пробовал. А вот ягоды на новых планетах… и всегда приходилось плевать.

Почти.

– Готово, – сказал Тим, выходя из-за крайней гусеницы.

Кусок дёрна в чёрных зубьях гусеницы застрял выше его головы.

– Так быстро? – удивилась Ирина.

– Да это обыкновенный известняк, – сказал Тим.

Пульверизатор с толстым дулом лежал у него на плече.

– Откуда ты знаешь? – буркнул Крис.

Ирина, покачав головой, укоризненно посмотрела на него сквозь большие, как бабочка-кружевница, очки. Крису стало совестно. Тим был механиком, а не курсантом.

– Сам посмотри.

Они обошли назад торчащую над низким берегом гусеницу и пошли к задней двери. По дороге Крис пнул кучу тёмного трухлявого камня. На манганит было непохоже.

– Песчаник, – сказала Ирина, не оглядываясь.

Крис пожал плечами. Попробуй такой разбери. Прибрежная поляна с короткой травой полого поднималась к недалёкому лиственному леску с примесью более тёмных хвойных деревьев вроде кипарисов. Казалось, что он уже готовится к осени. Или это просто погода?

Вчера туда ходила группа Палле. А сегодня никого нет, кроме их троих. Ирина наступила на откинутый стальной порог и скрылась в овальной двери нижнего этажа. За ней последовал Тим.

– Эй, где ты? – сказал он.

Это был служебный этаж. Здесь было много коридоров и мало помещений. От наружной двери вели два коридора, более узкий, изгибающийся вдоль борта и второй пошире на ту сторону. Но он был не сквозной, а всего метров пять. Он был ещё шире, чем наверху, и с округлыми стенками, как прямой тоннель. На мягком кожаном потолке кремового цвета горели круглые плафоны. В трёх шагах от входа в полу поблескивала стальная полоса тамбура. Тим повернул направо, чтобы оставить инструмент в ближайшей кладовой.

Крис залез после него и автоматически нажав большим пальцем светящуюся глубоко в стене зелёную клавишу, подождал пока поднимется трап с решётчатым порогом и затворится внутрь толстая дверь. Внизу броня у трактора была толще.

Клавиша была размером с пирожное.

– Эй, Тим! – крикнул он. – Я на кухню.

– Ладно, – послышалось глухо из бокового прохода.

Для начала Крис занёс кусок бревна в открытую лабораторию, на втором этаже. Ирина была уже здесь. Из широкой двери в почти тёмный обводной коридор падал свет.

Обводной коридор шёл овалом метрах в четырёх от бортов второго этажа. Из него вели двери с обеих сторон – в две лаборатории позади, два лазарета в середине, две рубки, салон, запасные каюты, склады и другие помещения. Лаборатории были здесь же, в самом конце.

– Ты чего в коридоре свет погасила? – спросил Крис, поднося кусок дерева к белому анализатору у стены.

Анализатор был величиной со шкаф, только другой формы. Серый обзорный экран на задней стенке не светился. Крис огляделся.

– Для порядка, – сказала Ирина из того угла, шагах в семи от него.

Там было полутемно. На полу валялись коричневатые обрывки какой-то упаковки. Крис положил свою ношу на чёрную резину стола.

– Включать? – сказал он.

– Давай, – сказала Ирина, открыв крышку сбоку и вставляя графитовый диск. – Только внизу переоденься. Ужин в духовке.

– А ты? – буркнул Крис, проглотив «сам знаю».

У него никак не получалось показать, что он командир. То ли оттого, что она старше… Хотя вряд ли. Он побывал в разных переделках.

– Я сейчас, ладно? – сказала она, посмотрев на него сквозь очки.

Кусок тёмного бревна скрылся в утробе анализатора. Крис умыл руки и вышел в полутёмный обводной коридор второго этажа.

Переодевшись в деревянном предбаннике душевой и пройдя по полутёмному коридору с аварийным освещением мимо двери в тёмную столовую, он поднялся по трапу на жилой этаж. Тим был уже на маленькой кухне, в своих салатовых брюках механика и футболке. На плите в углублении стены горел синий огонёк. За стеклом что-то подогревалось.

– Чего там? – спросил Крис, показывая рукой на плиту.

– Сейчас посмотрим, – сказал Тим.

Он сидел спиной к тёмному «окну» обзора и лицом к плите. Длинный стол одним торцом выходил из стены около двери. Крис уселся напротив него и коснулся кнопки нарукавника. Он любил смотреть наружу. К его удивлению, там было всё ещё так же светло. Экран открывал вид на зелёное поле, смешанный лесок за ним и длинный поросший травой срез почвы высотой не больше метра, идущий от зарослей лозняка в низине где-то посредине. Крис перевёл обзор ниже. Теперь стало видно, как будто со второго этажа. Издали послышалось одинокое кряканье.

Перед экраном было ещё два маленьких столика.

– Скоро она? – спросил Тим.

В открытую дверь слева вошла Ирина в рейтузах и джемпере. Правая дверь была закрыта. Это был запасной выход в обводной коридор.

«И чего она не женится? То есть не выходит замуж», – подумал Тим.

– Кофе сделали? – спросила она.

– А… мы не знали, – сказал Тим.

– Тефтели подогрели?

– Ага, – кивнул Тим.

Ирина подошла к плите, сняла с крючка кофейник и стала наливать воду для кофе.

– Ну ничего, потерпите, – сказала она, поставив кофейник на конфорку.

Она вытащила из духовки глубокий противень с крышкой и поставила его на стол. Потом достала тарелки и всё остальное. Крис не выдержал и встал, чтоб помочь.

– Не мешайся, – сказала Ирина.

Из двустворчатого холодильника появились сыр с маслом и «витамин» – давленая чёрная смородина с сахаром. Они были в фиолетовой фарфоровой посуде с магнитным дном.

– Накладывайте, – сказала Ирина, сев за стол рядом с Крисом.

– Уэрр не звонил? – спросил Крис.

– Ты что? – сказала Ирина.

Тракторы действовали в оперативной обстановке.

«На всей планете только две маленькие группы по три человека…» – подумалось Крису.

И двое из них тут, за столом.

Тим весело накладывал поджаристые тефтели в томатном соусе. Жизнь была прекрасна. Он вспомнил сегодняшний день. Встали необычно поздно, после восьми. В тракторе никого не было. Почти. Первое время он чувствовал себя как «Палле один на свете». В сказке про мальчика, который проснулся и оказался один в городе.

И делал, что хотел.

У Ирины на тарелке было четыре тефтели с соусом. Крис непроизвольно остановился, раздумав брать больше. По зелёной траве совсем близко от них стайка из пяти бурых зверей вроде собак с неприятными голыми мордами без звука гналась за низкорослой лошадкой. Лошадка была типичным эоппиусом.

– Во, совсем обнаглели, – сказала Ирина.

Крис обхватил правой рукой левое запястье и нажал несколько кнопок в жёлтом ряду. Хищные звери на самом краю экрана покатились вразнобой по земле.

– Спасибо, Крис, – сказала Ирина. – Так им и надо, уродам.

– Кто это там? – спросил, оглянувшись назад, Тим.

– Волки, что ли, – сказал Крис. – Типа титанотеров.

Тефтели пахли так вкусно, что Крис пожалел о своей умеренности. Ирина ела только вторую. После недолгой борьбы Крис положил себе ещё штук шесть. Ирина проводила их ироническим взглядом. Тим тоже начинал вторую порцию.

– Тимофей, – сказала Ирина, покачав головой с гладкой причёской и пучком позади. – Кофе убежит.

Тим ринулся было из-за стола, но она встала сама.

– Мне полную, – сказал Тим, выставив свою кружку.

– А молоко есть? – спросил Крис.

– Есть, есть, – повторила Ирина тем же тоном, что он.

Она вытащила из дверцы в стенке над столиком у плиты глиняную кринку.

– Топлёное, – добавила она.

Это было именно то, что нужно. А ведь до позавчерашнего дня они были почти не знакомы. На «Скуллеа» Ирина служила в научном отделе, на первом ярусе.

Когда Крис допил своё кофе, снаружи начало неожиданно быстро темнеть. Слегка утопленное окно обзора занимало почти всю верхнюю половину задней стены, метра четыре в длину. Было такое впечатление, что сидишь на веранде на даче. Показались первые бледные звёзды. Ирине вдруг стало зябко.

– Тебе холодно, Тим? – пожаловалась она.

– Не-а, – сказал рассеянно Тим.

Он думал о чём-то своём. Может быть, о своём доме. Он был из Егорьевска. Парню было всего девятнадцать лет. Он ещё ни разу не был в отпуске. Первый год службы.

– Это тебе кажется, – сказал Крис, смотря на мигающие звезда.

Незнакомое небо.

– Стемнело уже… – проговорила Ирина.

Совсем рядом, почти впритык, влево к реке прошёл в полутьме крупный зверь. Ирина увидала его мохнатую спину в самом низу экрана.

– Кто это? – спросила она тихо.

– Ну, кто… – сказал Крис.

Из окна раздался пронзительный писк. Как будто они были снаружи. Ирина инстинктивно поёжилась в своём толстом джемпере.

– Да сделайте вы его потише, – попросила она, оглянувшись вбок на Криса.

Крис молча нажал несколько раз на пару зелёных кнопок. Он сидел у тёмной лакированной стенки справа от неё. За его спиной в двух шагах была плита. Машина действительно что-то намудрила с погодой: стало явно холодней и повеяло свежей сыростью.

– Холодно, – сказала Ирина, смотря на Тима круглыми глазами в очках.

Оправа была из прозрачного стеклопластика, а стёкол почти не было видно. – Ты на какую программу поставил?

В её голосе звучало скорее осуждение, чем вопрос.

– Натуральную, – сказал Тим, чувствуя себя как-то виновато. – А что?

– Не придуряйся. Холодно, вот что. – Пойду спать, – сказала она в виде наказания и встала с места.

Свои четыре тефтели она уже съела. Только полкружки кофе осталось недопитым. Но она могла допить его в каюте, на кровати с книжкой.

– Подожди, Ир, – сказал Крис, чуть повернувшись к ней на круглом вертящемся стуле.

Ему было немного неловко.

– Чего тебе? – она смотрела на него круглыми зелёными глазами.

– Анализ уже готов, как ты думаешь?

– Поменяйте программу, тогда останусь.

– Я уже поменял, – виновато промолвил Тим.

– Ладно, будете знать, – сказала она и села на своё место. – Дай мне пульт, Крис.

Она показала тонким пальцем на настенный дежурный пульт. Стена была обшита лакированным дубом. У Криса возникла смутная мысль о педагогичности поступка Карелина.

Вернее, наоборот.

Он снял маленький пульт и подал его Ирине. Она набрала привычными пальцами зелёную комбинацию информатики. На экране возникла схема бревна. То есть, его куска. Слева были сокращения, справа от него – заключение.

– Понятно? – сказала она.

Бревну было девять лет, срезы обоих сучков сделаны сталью, острота орудия – 10–200 микрон. Нa широком ночном экране вновь появились звёзды. Но стало заметно теплее и суше. Все замолчали…

– Спасибо, Тим, – сказала мягко Ирина.

– Надо вызвать Уэрра, – произнёс Крис.

– Надо, надо, – сказала Ирина, положив на стол ненужный пульт. – Давно пора.

Крис набрал вызов у себя на манжете. Эти кнопки реагировали только на нажатие пальца. Ирина посмотрела на обзор и опустив глаза, растерянно сказала вслух:

– Там же ночь…

– Ну и что? – искренне спросил Тим.

Он уже пересел с противоположной стороны на стул слева от Ирины, зачем-то отодвинув его от стола. На экране по-прежнему мерцали крупные звёзды. Но ночная жизнь была почти не слышна. Только заунывный писклявый вой, как будто далеко-далеко. Крис лишь теперь его заметил.

– Воют ещё… – сказал он недовольно.

– Как хотите, – сказал Тим в футболке и совсем отключил звук.

– Додумались, наконец, – сказала Ирина.

Она сидела, так и не допив своё кофе.

– Что он там делает, – сказал себе под нос Крис.

Внизу экрана горела зелёная надпись: «приём».

– Слушай, Ир, – вспомнил Крис то, что хотел сказать Тиму на берегу. – Как ты думаешь, может это учение, а?

Она задумчиво смотрела на него, не отводя глаз.

– А чего тебе? – спросила она.

Крис не нашёлся, что ответить и вновь посмотрел на обзор. Ему было не так уж уютно под взглядом словно вечно изумлённых глаз. На экране не было ничего интересного. Низко над лесом вышла половина луны, слегка осветив его край серебристым светом. Он казался дальше, чем днём.

– Ир, – сказал всё же Крис, отвернувшись от обзора.

Ему давно уже хотелось выяснить одну вещь, и было жалко упускать такой случай, вдалеке от начальства. Со знающим человеком, и к тому же девушкой… – Ты слышала о наблюдательной службе?

Она смотрела на него выжидательно и с какой-то неуловимой иронией.

– И?

– Ну… слышала?

– Я много чего слышала.

– Что ты об этом думаешь?

– Что ты ещё молод такие вещи спрашивать, – сказала она, и легонько ткнула его вытянутыми пальцами в лоб.

Пальцы девушки были упругие и холодные. Непостижимым образом Крис не успел увернуться. Тиму даже стало смешно.

– Я пойду, что ли, – сказал он, поднимаясь.

– Ты чего?.. – сказала Ирина.

Уже ставшая привычной чуть туманная звёздная ночь средне-русской равнины Ильмы пропала и вместо неё оказалась уютно освещенная каюта-купе в натуральную величину. Как будто её с кухней разделяло только окно.

Ирина остановилась от неожиданности.

С двух сторон были видны аккуратно застеленные кровати с зелёными одеялами вместо покрывал, между ними обычный столик с лампой под зелёным абажуром, а за ним – доктор Уэрр в белой гимнастёрке.

Он смотрел на неё и улыбался своим длинным лицом.

– Добрый вечер, Ира, – сказал он. – Добрый вечер, молодые люди. Что у вас приключилось?

– Ментор, мы нашли бревно со следами обработки. Культура второго уровня, – доложил Крис.

– Без чинов, Крис.

– Они на нём сидели, – пояснила Ирина.

Вообще-то, она просто хотела рассказать доктору, как это случилось. Но не так начала. Тим взглянул на неё, слегка удивлённый её тоном. Он сидел слева и чуть позади. Но доктор видел её глаза.

В них было что-то новое для него.

– Выкладывайте, Крис, – сказал он и помешкав, посмотрел на Криса.

Крис нажал кнопку, переведя данные на экран Уэрра.

– Ага, – сказал Уэрр, взглянув чуть пониже. – Возможно ли естественное передвижение, как по-вашему?

– Только по реке, – сказал Крис, машинально пожав плечами.

– Значит, нашли на берегу?

– Да, доктор.

– Там же, где сейчас, – предположил доктор Уэрр.

– Да.

– А есть ли следы на берегу?

– По-моему, нет, доктор. Мы не смотрели.

– А что, было уже поздновато?

– Ага.

– Так-так…

Доктор Уэрр потёр двумя пальцами лоб и внимательно взглянул на Ирину синими как море глазами. Длинное лицо с рыжими бакенбардами было серьёзно.

– Ира, что вы думаете о назначении бревна?

– Постройка, – сказала она коротко.

– Ну а… вообще, так сказать?

– Я не знаю, – сказала Ирина, запнувшись.

В воздухе повеяло тайной.

– А вы? – обратился он к Крису и Тиму.

– Наверно, культивация? – ответил Крис как на уроке.

Его никак не покидало ощущение учения.

– Орудие – сталь, – добавил он. – Но мы ещё не всё проверили.

Только один кусок.

– Хм… Похоже, вы правы, Крис, – сказал рассеянно доктор Уэрр. – А почему вы сразу не позвонили? – спросил он, посмотрев в нижний угол экрана.

– Да мы сразу, – сказал Крис.

– После анализа, – кивнула Ирина.

– Но понимаете, – добавил Уэрр, чуть задержав свой задумчивый взгляд на Тиме, – эта планета у нас в разряде «А».

Он посмотрел на Ирину в тёмно-синем джемпере грубой вязки.

– А девять лет – довольно большой срок. На стереографии, как вы знаете, ничего не обнаружили. Придётся вам перейти на боевой режим, ребята.

У Криса с Тимом вытянулись лица.

– Я приму меры и буду двигаться к вам. Походным порядком. – То есть, маршевым, – поправился он. – Действуйте в боевом режиме. По обстановке.

Крис кивнул.

– Ну, что скажете, Ирочка? – спросил Уэрр, встретившись с ней взглядом, но как-то не так, как ожидал.

Вернее, как совсем не ожидал.

– Сама не знаю, – сказала она.

– А о чём вы думаете, Ирочка? Как вас лучше звать, Ирочка или Ира?

– Наверно, Ира, – смутилась она.

– С удовольствием, – сказал доктор Уэрр. – О чём же вы думаете, Ира?

– Сама не знаю… – сказала она.

– А как настроение? Наши молодцы вас не обижают? Не очень непривычно?

– Нет, доктор, – сказала Ирина с немного озадаченным лицом. – Они смирные.

– Ага, – неприветливо подтвердил Крис.

– Тогда у меня всё, молодые люди, – сказал Уэрр. – Пойду будить своих товарищей. Что им передать?

– Привет, – сказал за всех Крис.

– Спокойной ночи, – сказал Уэрр и отключив связь, потеребил свой бакенбард с чувством глухого неудовлетворения.

Он посмотрел на свою кровать и задумался.

Вместо стены снова блестели звёзды. Половина луны поднялась выше над тёмным лесом. Зелёные стрелки в углу обзора показывали без пятнадцати девять.

– Что он, не спал, что ли? – спросил Тим.

– Догадайся, – сказала Ирина, сложив губы трубочкой и беззастенчиво округлив зелёные глаза.

Как будто в ожидании гениального ответа. Она сидела и смотрела на него, положив локти на стол и подперев руками голову.

Тим мигнул.

– Одевался, – сказал Крис.

Где-то там, в безлесых саваннах доисторической Манчжурской равнины, сидел ночью в своей каюте доктор Уэрр. И сейчас его трактор двинется в их сторону, на ходу рассчитывая маршрут. Наверно, ребята уже проснулись… Стекло обзора не отражало света, поэтому Ирине казалось, что они на веранде без стёкол. Свет в кухне падал непосредственно на столы и предметы обихода, оставляя в полутени всё остальное.

В отличие от столовой, это был скорее маленький кафетерий.

– Ира, – спросил Тим, – ты по какой специальности работаешь?

– Ботаника, – проговорила она вполголоса, о чём-то задумавшись и посмотрев на него искоса.

Он был уже снова напротив.

– Давайте думать, что будем завтра делать, – сказал Крис. – Я считаю, надо идти вверх по течению.

– На «капле» или на тракторе? – спросил Тим.

– На «капле», конечно, – сказал Крис. – Мы с тобой пойдём, а Ирина посторожит. Ладно, Ир? – он повернулся к задумчивой девушке.

Она сидела, и вытянув стройные ноги, сравнивала носки своих тапочек.

– Дудки, – сказала она. – Пускай Тим остаётся. Он механик.

– Вот именно, – многозначительно сказал Крис.

Но не стал уточнять.

– Давайте чай пить, – сказал Тим обыденным голосом.

У него было приятное открытое лицо. Но сейчас оно было слегка затуманено. Ему тоже хотелось в поход… по новой планете.

– Вам ещё мало? – подняла брови Ирина и оглядела Тима с высоты своих двадцати восьми лет. – Не бойся, ещё наездишься.

– Конечно, – непонятно на что сказал Крис и встал, чтоб собрать кружки. – Ты будешь?

– Не-а, – сказала Ирина. – Я не хочу.

– А давай все вместе махнём? – предложил Тим, оживляясь.

– На «капле»? – удивился Крис.

– Не, на тракторе.

– Нет, нельзя, – сказал Крис. – Тебя после возьмём.

Он сполоснул свою и Тимову кружку и налил кипяток из блестящего краника в стене, как из самовара, в заварочный чайник на столике возле плиты. В звёздном небе во всю стену бесшумно падал, сверкая, метеоритный дождь. Как будто на землю где-то за тёмным лесом капали брызги текучего огня.

Ирина смотрела на ночной огненный дождь, затаив дыхание.

– Красота… – прошептала она.

– Иди наливай, – сказал Тиму Крис и застыл.

Тим стоял и смотрел с кружкой в руках, а Крис – у шкафчика с посудой. Сверкающий дождь где-то далеко за лесом кончился.

– Ты успел загадать, Тим? – спросила мягко Ирина.

– Ага, – сказал Тим.

Он наложил в чай смородины и теперь по-деревенски наливал его в блюдечко.

– Чего? – спросил Крис.

– Во даёт, – сказала Ирина. – Ты что, не загадал?

– Чего загадывать-то? – пожал плечами Крис.

Он вспомнил этот обычай и теперь немного жалел.

– Ребят, а у вас много приключений было, а? – сказал Тим.

До «Скуллеа» он служил на лунной базе возле Земли. Всего месяц назад. А базы Звёздной Стражи – не то, что Флот. В основном – женатый персонал из тех, кому ещё рано в имперскую Стражу на Родине.

– У кого как, – сказала Ирина, поглядев на него округлыми глазами.

Её губы чуть приоткрылись.

– Много, – сказал Крис.

Он думал, как бы к ней опять подступиться.

– Расскажите что-нибудь, а?

– А ты вообще-то уши не развешивай, – посоветовала молодая научная сотрудница.

– Слушай, Ир, – сказал Крис. – А ты кого-нибудь знаешь из этих… из наблюдательной службы?

– Ты чего это? – поинтересовалась она. – Может, у тебя аморалка?

Тим смешливо хохотнул. Это был от природы весёлый голубоглазый деревенский паренёк, крепкий как огурчик и ростом с Ирину – на полголовы ниже Криса.

Крис что-то пробормотал, покраснев до корней волос.

Ладно, не переживай, – сказала она, смотря на него с некоторым любопытством научного свойства.

– Я просто хотел спросить, кого туда берут, – сказал он хмуро, стараясь спасти свою репутацию.

Особенно в глазах Тима.

– В сексоты? – сказала она.

– Угу.

– Кого надо, того и берут. Много будешь знать, скоро состаришься.

Крис в который раз помянул «К-А» Карелина.

– Да хватит вам, – сказал Тим.

Ему хотелось поговорить о Земле.

– Слыхали о восстании на Севере?

Крис и девушка насторожили уши. Внутренняя политика Флота сокращала новости до минимума. До известий о выпуске новой техники, списков погибших по легионам и подвигов реставраторов.

– Ну и? – уронила Крина, посмотрев мимо него в чёрное звёздное небо.

– В Данмарке уничтожена местная база и сбит глиссер береговой охраны. В Норланде вообще пришлось целый город торпедами раздолбить.

Как всегда в таких случаях, Крис почувствовал острое сожаление, что его не было там. Когда сообщали о поражениях Рати. Победы как-то не так его задевали.

– Какой? – спросила не дыша Ирина.

– Какой-то там, – сказал Тим. – Большой… По-ихнему называется. Вроде осла.

– И чего им только надо… – непонимающе сказала Ирина. – Жили бы себе…

Они с Тимом почему-то посмотрели на Криса.

– Бросьте, – сказал он. – А кто там был, староцерковники или белые христиане?

– Ну и какая разница? – сказала Ирина, склонив голову набок.

– Староцерковники – в катакомбах… – начал он.

Девушка с гладкими волосами и пучком позади смотрела на него слегка ироническим взглядом. Её это не интересовало.

– А ещё чего ты знаешь? – сказала она Тиму.

– А чего тебе хочется? – спросил он, как будто на завалинке в «Деревенских каникулах».

– Ничего не хочется, – отрезала Ирина. – Вот скажу Крису, он тебя спать отправит.

Тим посмотрел на Криса.

– Будешь знать тогда, – добавила она, посмотрев, какое впечатление произведут её слова.

Тим захлопал глазами. Тем временем Крис докончил вторую кружку чая с чёрной смородиной и стал доедать остатки ложкой.

– Ладно вам, – сказал он, впервые почувствовав себя командиром.

Правда, всё равно благодаря Ирине.

Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


Популярные книги за неделю

Рекомендации