151 500 произведений, 34 900 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 3

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

  • Текст добавлен: 14 ноября 2013, 05:59


Автор книги: Тим Дорси


Жанр: Контркультура, Современная проза


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 3 (всего у книги 18 страниц)

Странно, сколько на том мосту пеликанов… А вон палатка для кемпинга. Еще одна. Рыбаки. Палатки. Опять рыбаки. Стоп машина! Это же не мост! Это самый настоящий рыбацкий пирс. Хм-м, интересно… Значит, на моем мосту движение двустороннее. Коулмэн отвернулся от пирса и чуть не столкнулся лоб в лоб с «камаро».

Водитель автобуса ударил по тормозам. Серж с попутчиком врезались в спинки передних сидений. Гитарные струны взвизгнули.

– Эй! – закричал Серж. – Что там такое? Водитель переключил передачу.

– Какому-то козлу жить надоело!

Автобус въехал в город Маратон, который находится в самой середине Флоридских островов. Аэропорт остался справа, и Серж не увидел крошечный зал ожидания, огромный топливный бак, частные аэропланы, туристские бипланы, корпоративные самолеты и белый лимузин в конце посадочной полосы.

На Ки-Уэсте реактивные самолеты из-за шума были запрещены. Так что большие шишки садились в Маратоне и еще полсотни миль ехали в лимузине. Совсем как мужчина в рубашке с тропическим узором и шлепанцах, который в настоящий момент спускался по трапу. Гаскин Фасселс из Манси.

Навстречу ему выбежал шофер.

– Мистер Фасселс, позвольте, я заберу сумки… Фасселс был низеньким, плотненьким и лысеньким. От него пахло, нет, просто несло деньгами, а значит, он был очень сексуальным.

Лимузин выехал из аэропорта и направился на запад по автодороге номер один. Затормозив машину всего через милю, Фасселс побежал в спиртной магазин и быстро вернулся с самым дорогим ромом. Шофер призадумался: даст ли этот тип больше чаевых, если покупать ему выпивку заранее? Он уже прогнулся раз перед другим клиентом, но тот ничего не доплатил. Только зря свои деньги за ром отдал!

Богачи всегда удивляли видавшего виды шофера. Взять того же Фасселса. Известный юрист из Индианы, купил еще один дом на Кис. Работает четыре дня в неделю, а каждый уик-энд летает чартерным рейсом в Маратон. Откуда такие средства? Неужели вокруг валяется столько денег? Шофер решил, что под этим миром скрывается другой, тайный, о котором ему не хотят говорить.

– По-другому и не выходит, – заявил Фасселс, сортируя бутылки в баре. – У вас вся экономика основана на услугах. Я бы столько никогда не заработал. А жить тут самое то. И, кстати, эти перелеты вполне окупаются. Весь уик-энд мои конкуренты на севере дрожат от холода, а я утром в понедельник возвращаюсь в суд загорелый, отдохнувший, сбросив груз с плеч, – и вышибаю им мозги!

Лимузин начал путь по Семимильному мосту. Что за день! Ни облачка. Гольфстрим расцвечен солнечными лучами. Фасселс устроился сзади в обнимку с бутылкой и вытянул ноги.

– Слушай анекдот… Шофер глянул в зеркало.

– Какой?

– Откуда слепой знает, что вытер стол?

– Не знаю, мистер Фасселс. Откуда?

– Тут уже смеяться, понял?

– А… Ха, ха, ха.

Разбери этих богатых! Фасселс взялся за бутылку.

– Нуты дебил…

Некоторое время оба молчали. Фасселс старательно напивался.

Они доехали до Рэмрод-Ки.

– Стой! Хочу отлить. Шофер посмотрел на дорогу.

– Через квартал будет автозаправка.

– К черту! Я тут хочу. Опять причуды богачей…

Лимузин съехал на обочину. Фасселс вышел, спустился по небольшому склону и упал на колени.

– Ух, классный ром!

Встал, расстегнул ширинку на виду у всей дороги. Дети в проезжающих машинах затыкали пальцами. Мистер Фасселс почувствовал на голых щиколотках брызги.

– Что за хрень? – Он вытянул шею, заглядывая за струю. – Куда я нассал?

В кустах что-то шевельнулось. Броненосец поднял голову. Кто меня будит? И что это льется мне на панцирь? Зверь решил сменить дислокацию и потрусил к дороге.

Фасселс вернулся в лимузин.

Шофер выжидал просвета в потоке машин, чтобы встроиться. Вот, сейчас проедет автобус, а за ним «транс-ам» цвета зеленый металлик…

В «транс-аме» тихо играло радио. Шания Твейн. Из глаз за темными очками скатилась слезинка. Женщина за рулем включила поворотник и обогнала автобус, который тормозил для незапланированной остановки.

Открылась дверь. Оттуда вывалился Серж со своим рюкзаком. Он встал с земли, обернулся и недоумевающе раскинул руки.

– За что?

Следом вылетела гитара. Автобус уехал. Серж заметил лимузин и побежал к нему.

– Эй! Может, подвезе…

Лимузин быстро скрылся из виду. Серж повесил рюкзак на плечо и оттопырил большой палец.

– Вот еще кто-то едет! Это обнадеживает. Машина побитая, что свидетельствует о принятых в прошлом неразумных решениях, включая подвоз всяких темных личностей…

Серж вышел на дорогу и изо всех сил замахал рукой. Из-за него водитель коричневого «плимута-дастера» не заметил броненосца.

Бац!

Несчастное животное выкатилось на середину шоссе и осталось лежать кверху брюхом.

Глава 4

В «бьюике-ривьера» воняло горелым солидолом. Коулмэн сделал пит-стоп в придорожном универсаме. Теперь у него на коленях лежала целая коробка еды: куриные крылышки и желудочки, картофельные бревнышки, жареные пирожки, моцарелловые палочки и крабовые котлетки. Увы, все вчерашнее. Зато в пластмассовом стакане для газировки – пиво.

– Ух ты, разводной мост! Кла-а-а-сс! У, водяной смерч! Ва-а-а-аще!

Упиваясь зрелищем, Коулмэн не заметил, что мост, под которым он проезжает, опускается. Смотритель лихорадочно нажал на кнопку и успел поднять вторую половину.

Когда Коулмэн добрался до Торч-Кис, топливный счетчик стоял на делении «Е». Начиная с Семимильного моста, где был знак «Проверьте топливо», стрелка неумолимо сдвигалась направо. Коулмэн проверил счетчик еще раз. Ага, «Е».

Когда двигатель заглох, Коулмэн почти добрался до середины моста на Рэмрод-Ки. Коулмэн уже бывал в таких переделках. Он включил нейтральную передачу и положился на силу притяжения. Машина покатилась вниз – хороший способ экономить на бензине!

В паре кварталов среди пальм стояла автозаправка «Шеврон». Тридцать миль в час. Двадцать пять. Двадцать. Коулмэна обгоняли. Водители сигналили и показывали средний палец. Коулмэн улыбался и махал в ответ. Пятнадцать миль в час. Десять. Образовалась пробка. Знак автозаправки увеличился. Коулмэн всем телом подался вперед. Еще-е-е-е чуть-чу-у-уть…

Краем глаза он заметил выброшенный кем-то диван. А посреди дороги – мертвого броненосца. Коулмэн включил поворотник и медленно, очень медленно объехал труп.

Наконец «бьюик» дополз до края парковки. Коулмэн на ходу выскочил из машины, схватился за дверь и крышу и побежал рядом до самых колонок.

Когда на счетчике набралось пять долларов, глаза Коулмэна забегали. Он щелкнул ручкой насоса и обнулил его. Потом включил снова и подождал, пока бак не заполнится.

В магазине Коулмэн затоварился продуктами: свиными шкурками, жареной картошкой, мясными палочками и шестью банками холодного пива в упаковке. Все это Коулмэн вывалил на прилавок. Продавец пристально посмотрел на него.

– Чего? – спросил Коулмэн.

– Я все видел. Ты обнулил счетчик.

– Разве?

– Коулмэн!

– Случайно нажал, наверное.

– Ты всегда так делаешь, а я просто включаю в счет. Коулмэн достал кредитку.

– Твою кредитку автомат не принимает.

– А ты попробуй.

Продавец провел карточкой по автомату.

– Говорит, надо конфисковать. Коулмэн выхватил карточку.

– Заплачу наличными! – Он открыл пустой бумажник. – Ой, а где все деньги?

– Коулмэн!

– Ты ведь знаешь, я отдам. Я живу тут, за углом. Я никуда не денусь!

Продавец злобно на него посмотрел.

– Спасибки!

Коулмэн схватил сувенирный магнит на холодильник и добавил в кучу.

– А пакетик можно?

Коулмэн забросил свои «покупки» в автомобиль. На полу валялось несколько банок из-под пива. Коулмэна это не смущало. Внезапно он вспомнил, как однажды такая же банка попала под тормозную педаль. Коулмэн собрал банки и отправился к мусорному баку. При виде автодороги номер один его посетила мысль.

Он подошел к обочине. Мимо с гудением проносились машины. Коулмэн улучил момент, вышел на дорогу и принялся за дело.

Потом, хихикая, вернулся к «бьюику» и сел за руль. С громким «чпок!» отъехав от колонки, Коулмэн свернул на боковую улицу, а там – на грунтовый подъезд к своему скромному жилью, темно-оранжевому трейлеру. Раньше он был белым – пока не проржавел. Коулмэна такой дом устраивал. Хозяин не хотел и пальцем о палец ударить, а Коулмэн относился к тем редким людям, кого дырявая крыша ничуть не беспокоит.

Короче говоря, Коулмэн жил в настоящей берлоге. Впрочем, на Кис даже берлоги роскошны. Трейлер стоял в густой чаще кокосовых пальм, кокколобы, палисандра и еще каких-то деревьев с ярко-желтыми цветами. Стены опутал виноград, а пустоты в фундаменте маскировали выросшие у порога цветы-самосейки.

Коулмэн вылез и обнаружил, что из машины торчит ручка топливного насоса и кусок шланга.

– А это еще откуда?

Коулмэн выдернул шланг, выбросил его и пошел в дом.

На автодороге номер один образовалась пробка. Вскоре машины встали до самых островов Литтл-Торч-Ки, Биг-Пайн-Ки и Бахия-Хонда. Любопытные протискивались мимо заправки «Шеврон» или вообще съезжали на обочину и вылезали с фотоаппаратами. Все щелкали лежащего на спине броненосца, который сжимал в закоченевших передних лапах банку «Будвайзера».

Продавец автозаправки не замечал этого, потому что был слишком занят. Как учили, он нажал на большую красную кнопку аварийного отключения бензина и огородил утечку выкрашенными во флуоресцентный цвет конусами. Потом забежал внутрь и уточнил телефон аварийной службы.

Останавливались все новые машины. Несмотря на перекрытые колонки, продавец получил большую выручку. Из джипа «гранд-чероки» выскочили студенты и направились к холодильнику. В дверь просунула голову женщина в футболке из салуна «Кабаний дух».

– Одноразовые фотоаппараты есть?

Продавец, который как раз звонил по телефону, молча указал на стойку «Фуджи».

Студенты поставили на прилавок упаковки пива.

– Лед есть?

Продавец ткнул пальцем на морозильник.

Тут произошла первая авария – сильный задний удар рядом со знаком «Снизьте скорость – олени под угрозой вымирания». Машины встали намертво. Студенты вышли на обочину, сняли футболки и плюхнулись с бум-боксом на бесхозный диван. Включили Ван Халена погромче и обмазались солнцезащитным кремом.

Толстый и счастливый Коулмэн валялся на диване со сломанными пружинами, который он подумывал поменять на тот, что видел на обочине. Он ел, пил и переключал каналы. На улице гудели сирены и стрекотали вертолеты. Коулмэн пропустил что-то интересное по телевизору и переключился обратно. Местные новости. Прямой эфир из вертолета.

– Эй, это же моя заправка!

Камера с воздуха показала, как до самого горизонта на автодороге номер один по всем островам и мостам застыло движение. Потом крупным планом – заправка, где на маленьком диванчике сидели и курили крошечные студенты. Один парень бросил через плечо бычок. s

Коулмэн невольно отдернулся от гигантского огненного шара, взорвавшегося на экране.

– Круто!

Когда вдалеке вспух огненный шар, компания из Безымянного бара стояла у моста через пролив Боуги.

– Интересно, что это было? – сказал Соп Чоппи.

В воздух поднялся еще один вертолет; волосы Чоппи откинуло ветром.

– Пошли выпьем, – предложил Боб.

Они направились обратно. С другой стороны подъехало розовое такси. Оттуда вышел Серж с гитарой в чехле. Он достал из кармана деньги и просунул голову в открытое окно.

– Может, еще подумаешь? Шикарная возможность. Я стану новым Баффеттом.

– Слушай, приятель, у меня тут работа…

– Последний шанс, – сказал Серж и отдал деньги. – Неужели ты всю жизнь хочешь быть сраным таксистом?

Автомобиль резко рванул с места. Серж упал на гитару.

Все утро Коулмэн принимал форму дивана. Он еще никогда так долго не смотрел один и тот же канал. Вокруг автозаправки сновала куча народу. Каким-то чудом к месту происшествия подобралась пожарная машина и пеной потушила колонки. Коулмэн поднес банку пива ко рту. Пусто. Пошел к холодильнику. Кончилось. Он стащил подушки с дивана и собрал мелочь.

Коулмэн прошел три квартала до обугленной заправки. Пожарные сматывали шланги. На парковке стояли возбужденные очевидцы и пересказывали случившееся опоздавшим. Коулмэн зашел внутрь и взял из холодильника упаковку пива. Поставил на прилавок рядом с коробкой зажигалок, работающих на ветру. На коробке была изображена дама с сигаретой, обдуваемая муссоном. Коулмэн повертел в руках зажигалку, сломал крышечку и поставил обратно. Наконец ему стало ясно, что рассчитывать его не собираются. Продавец что-то рассказывал пожарному с планшетом. Коулмэн засунул руку в карман и бросил на стекло прилавка монетки.

Он отсчитал ровно столько, сколько стоила упаковка, включая налоги. Генетическая память.

Коулмэн вытащил одну банку и толчком распахнул дверь. На обочине стояло несколько кучек людей, каждая – вокруг того, кто утверждал, что «видел, как все было». Коулмэн подошел к ближайшей группе и просунул голову между двумя слушателями.

– …этот идиот отъехал, а из бака торчала ручка!

Коулмэн поднял лицо к небу, допивая остатки пива. Достал из упаковки вторую банку и подбрел к другой группе. Человек, стоявший посредине, тыкал пальцем на дорогу.

– Броненосец случайно погиб. Я все знаю! Они подпрыгивают, когда пугаются. Если бы стояли на месте, их бы не давило, но они скачут и разбивают себе бошки под машинами. Я из Техаса!

Коулмэн приблизился к обочине. По ту сторону скопились люди с фотоаппаратами. Один снимал происходящее сотовым телефоном и тут же отсылал в Буффало своему налоговому консультанту. Коулмэн прошел между машин, поднял броненосца, взял под мышку и отправился домой. Люди огорченно опустили фотоаппараты. Машины тронулись.

***

Завсегдатаи Безымянного бара стояли снаружи и смотрели, как Серж прыгает по гитаре. Потом он запихнул обломки в мусорный бак и отряхнул руки.

– Поставим точку в этой печальной главе!

Они пошли в бар. День продолжался. С моста снялся последний вертолет. Движение по автодороге возобновилось. Время было обеденное – самые жаркие часы, когда жизнь в островной глуши замирает. На улице – тишина.

Тишину нарушил треск гравия.

Мимо бара проехал белый «мерседес» с тонированными стеклами.

Глава 5

В Безымянном баре

Компания присела на высокие табуреты. Над ними под потолком висел плюшевый медведь в футболке «Харлей-Дэвидсон». Барменша кокетливо нагнулась через стойку к Сержу.

– Ну как, повторить?

Соп Чоппи залпом опрокинул рюмку.

– А чего ты так с гитарой?

– Я ищу себя. – Серж скрутил крышку с бутылки воды. – Оказалось, что музыка – тупиковый путь.

К бару подъехал джип «гранд-чероки». Оттуда высыпали студенты с криками:

– Ура! Нашли!

Они уселись за стол прямо посреди бара и принялись писать на долларовых банкнотах.

– Эй, дайте степлер!

– Зачем искать себя? – поинтересовался Соп Чоппи.

– Иногда полезно и даже важно поменять обстановку, – сказал Серж. – А Кис для этого идеально подходит. Тут можно отсидеться и создать вокруг себя легенду.

– Почему идеально?

– Потому что здесь все не те, кем кажутся.

– Все?

К бару подъехал лимузин. Через пару секунд ввалился Гас-кин Фасселс.

– Начать праздник! Соп Чоппи понурился:

– Опять этот козел…

– Ты что-то сказал? – переспросил Серж.

Серж вертелся на табурете, как тарелка радара, и рассматривал бар. Когда-то здесь была фактория, а наверху – бордель. Целый сундук с сокровищами, только живой. Безымянный бар назвали в честь острова Ноу-Нейм-Ки, или Безымянного. На нем еще не провели коммуникации, и современные пионеры кое-как осваивали землю с помощью водяных цистерн, солнечных батарей и генераторов. Сам бар, правда, находился не на Ноу-Нейм-Ки, а на Биг-Пайн-Ки, через мост. Спрятался в пышной зелени; худшего места для питейного заведения не придумаешь (поэтому бар и пользовался такой популярностью). К тому же там была отличная пицца.

Серж улыбался. Тут было темно, уютно и несколько захламленно. Старый спасательный жилет, голова оленя, дорожные знаки, автомобильные номера, фотографии в рамках, газетные вырезки, нашивки канадской полиции. И долларовые банкноты. Тысячи купюр, исписанных туристами: «Я приехала из Колтс-Нека, Нью-Джерси! Сюзи». Стены давно покрылись сплошным слоем денег. Теперь купюры прибивали степлером к потолку. Они трепетали на сквозняке, от чего бар, и без того напоминавший пещеру, походил на логово летучих мышей. Стойка Сержу тоже нравилась – вся в щербинах и выбоинах, следах многолетнего сурового обращения и непристойных анекдотов. Будь она человеком – непременно звалась бы Китом Ричардсом. Вот так бар!

Придя к этому выводу, Серж поерзал и соскочил с табурета:

– Я сматываю удочки!

– Пока, Серж!

Дверь захлопнулась. Серж надел рюкзак и пошел вверх по улице, к берегу. Дорога тесно соприкасалась с природой. Солнце жарило изо всех сил, и было тихо-тихо, если не считать электрического жужжания сверчков. Чувства Сержа обострились, оптимизм зашкалил. Это самое лучшее место в мире! Серж притормозил, чтобы насладиться моментом, затем ускорил шаг, чтобы насладиться быстрее… Снимки, надо сделать снимки!

Серж поставил рюкзак на землю и достал фотоаппарат.

Потом двинулся вперед быстрым шагом, зажмурив один глаз, а вторым обозревая мир через трансфокатор. Щелк, щелк, щелк…

Он снимал всякую живность, что ему попадалась.

– Любая жизнь священна, даже водоросли… О! Красивые цветы! Клематис, царские кудри… – Щелк, щелк, теперь царство насекомых. – …собачий клещ, рогатый паук… – Щелк, щелк. Впереди что-то шевельнулось. – Какая удача! Краб-привидение!

Краб бочком пробежал по дороге. Серж присел с фотоаппаратом, как бейсбольный кетчер. Мимо пронесся пикап.

– Сойди с дороги, идиот!

Серж, не отрывая глаза от объектива, произнес:

– Еще одна душа, утратившая связь с жизненной силой… Краб остановился. Серж осторожно присел ниже и затем

лег на дорогу, по-снайперски прицеливаясь объективом.

– Фотографирование учит наблюдательности, – заметил Серж. – Дисциплине. Единению с природой. Чтобы не упустить ни малейшей детали…

За ним незамеченной перебежала дорогу скунсовая обезьяна. Щелк.

– Есть!

Серж встал и пошел дальше. Деревья уступили место кустам, небо расширилось, а впереди под провисшими линиями электропередач и кривыми пальмами заблестела вода. На север неорганизованной толпой тянулись ватные облака. Серж начал придумывать, на что они похожи.

– Слон, жираф, Снупи, Элвис, Прибалтика, цепь мито-хондрических энзимных ингибиторов, выбор Фауста…

Под всем этим роскошеством у моста через пролив Боуги стояло одинокое старое здание, обшитое белыми досками, с металлическими штормовыми навесами. Позади строения находилась пристань: ровный ряд одинаковых прокатных лодок и топливная цистерна с алой техасской звездой на боку. Серж прошел мимо вывески:

Рыбацкий лагерь «У Старого Деревянного моста»

Рентабельные коттеджи

Пиво

Снасти

Наживка

Серж вошел.

Динь-динь! Загорелая, как все местные, женщина за стойкой подняла глаза. Она была в легком топе, волосы стянуты в хвост.

– Привет, Серж…

Она загородила лицо рукой.

– Только не надо опять меня щелкать!

– Ты живое существо. Щелк.

Женщина распаковала посылку с блеснами и потянулась к крючку на двери под номером пять.

– Тебе как обычно?

– Спасибо, Джули. О-о-о, новые кепки! – Серж схватил с полки головной убор и внимательно рассмотрел тулью. – Тут и ваше название вышито, и год! Значит, без такой не уеду.

Женщина звякнула кассой.

– Что-нибудь еще?

– Новые футболки! – Он прижал одну к груди. – И открытки ручной работы. Мне каждой по десять.

– И кому ты их все рассылаешь?

– Себе.

Серж рассмотрел почти пустую полку с фотопленкой и пакетиками аспирина. На доске меню значилось, что в наличии есть «Фрутопия», а рыбы чопа продаются по доллару штука. Джули нажала на кнопки бухгалтерского калькулятора.

Серж покрутил стенд солнечных очков.

– Здесь снимали «Будку у дороги».

– Ты уже говорил.

– Когда?

– Последние пять раз, что у нас останавливался.

Серж взял кофейник бесплатного кофе, понюхал и скорчил гримасу.

– Кино низшей категории, но все-таки лучше фузоспи-риллёзного гингивита. Разрубили парня и засунули в вон тот холодильник для наживки. – Серж поставил кофе у стены, сплошь покрытой разнообразными выцветшими на солнце фотографиями. Люди обнимают золотую макрель, тарпонов, снуков. Бикини, омары, улыбки. Собака в бандане.

Открылась задняя дверь. С пристани вошел мужчина с темными очками на шнурочке.

– Здорово, Серж!

– Привет, Марк! Щелк.

– Новости есть? – спросила Джули.

– Одну из прокатных лодок опять сломали.

– Которую?

– Седьмую. Все эти бизнесмены. – Он повернулся к Сержу. – Азиаты, из какой страны, точно не знаю. Приходят к нам по утрам всю неделю и закупают в два раза больше наживки, чем остальные. Берут лодку на весь день.

– Ловят?

– Похоже на то. Каждый раз палуба в крови, хотя на причал рыбу не выносят. А в трюме мы находим скелеты.

– Они там лопают сырую рыбу?

Марк кивнул.

– А лишняя наживка зачем?

– Наверно, и ее лопают. – Марк снял с пояса маленький желтый уоки-токи. – Джим, промой шлангом седьмую… Да, опять. – Он снова прикрепил «Моторолу» к поясу. – Ты в пятом номере?

– А то не знаешь!

Серж отрегулировал застежку на новой кепке и вышел через заднюю дверь. Прошелся по пристани, где кто-то уже поливал лодку садовым шлангом, вымывая щупальца кальмаров и присоски.

– Благородный труд.

– Что?

Серж отправился к стоянке. Остановился и поднял фотоаппарат: десять крошечных белых коттеджей будто с открытки сороковых годов. Перед каждым – столик для пикников.

Владельцы рыбацкого лагеря вышли наружу. Они попытались выпрямить указатель, в который кто-то врезался.

– С кем он говорит? – спросил Марк.

– Сам с собой, – ответила Джули.

– …ах, старый рыбацкий лагерь! – воскликнул Серж. – Последний оплот тех времен, когда острова покрывали постройки а-ля рустикаль с круглыми верандами и опахалами, где в тени кокосовых пальм нежился Зейн Грей – писатель, рыбак и человек. Строчил себе трактаты про обитателей водоемов для северной интеллигенции. Но прогресс пришел и сюда тяжелой поступью Годзиллы. Он раскрошил все старые рыбацкие лагеря, как пагоды из пробкового дерева…

– Почему он так топает по парковке? – спросил Марк. Джули пожала плечами.

– …остались лишь воспоминания. Пропал деревянный мост, на его месте бетонный. А лагерь «У Старого Деревянного моста» сохранился…

– Что он делает? – полюбопытствовал Марк.

– Целует коттедж номер пять.

Серж вставил ключ в дверную ручку, вошел и задвинул за собой два засова. Уютно и безопасно. Его собственная капсула космического путешественника. Микроволновка, кофеварка, холодильник, плита. Стены, обитые темной вагонкой, кухонный стол из темного дерева. На стене висела одна небольшая картина – изображение скорпены смелыми, интуитивными мазками в классической тюремной манере. И снова импрессионизм: ярко-зеленый, как авокадо, диван в стиле шестьдесят третьего года двадцатого века, испещренный подсолнухами, бархатцами и фиалками, словно над его обивкой трудился более злобный и менее талантливый сводный брат Ван Гога. Серж поставил оконный кондиционер на максимум, закрыл глаза и сунул лицо под струю холодного воздуха. Старый добрый пятый номер…

Целый час Серж вертелся как белка в колесе: распихивал все свои парафеналии по Особым Местам. Наконец воцарился идеальный порядок. Из кармана Серж достал листок бумаги и заучил на память список задач. Выбежал из дома, срезая путь между другими коттеджами. Заборов не было, лишь один на всех, очень большой и неухоженный газон с лужами стоячей воды, напоминающий заброшенное поле для гольфа. Серж пробежал мимо машины за домом номер три, не подозревая, что это «транс-ам» цвета зеленый металлик, потому что автомобиль был спрятан под чехлом.

Занавески на заднем окне третьего номера чуть раздвинулись. Кто-то проводил взглядом скачущего по траве Сержа. Когда тот исчез из виду, занавески закрылись. Миниатюрная женщина вернулась к дивану и села прямо, как доска, на самый краешек. Полная пепельница, почти пустая бутылка водки, мешки под глазами. Она смотрела на сотовый телефон на кофейном столике и злилась, что ей совсем не дало в голову. Адреналин!

Ее звали Анна Себринг. Она не спала почти всю ночь, потому что организм был в боевой готовности. Анна постоянно выглядывала, не появится ли белый «мерседес» с тонированными стеклами. Бросалась к окну при каждом шорохе. Лягушки, еноты, что копошились в мусорных баках, стрекозы, врезавшиеся в фонари на верандах, соседи через четыре дома, которые среди ночи жарили рыбу и пели у костра… Оказалось, что скрываться в рыбацком лагере тяжело: тут так тихо, что слышишь каждый шум. Стук в окно.

Анна вскрикнула и незаметно для себя вскочила на диван.

Тук-тук!

Хорошо хоть никто не стрелял и не пытался выбить дверь. А если это он? Как он нашел ее? По машине? Тук!

Анна медленно спустила одну ногу с дивана. Наконец добралась до окна и раздвинула занавески…

Ее сердце екнуло. Прямо перед ней оказались глазки-бусинки и узкий клюв большой цапли, которую подкармливали предыдущие жильцы. Время обеда. Тук!

Недалеко от коттеджа рыбаки шли на пристань. Двое несли над головами зеленый каяк.

Анна закрыла занавески.

– И не мечтай!

Она вернулась на диван и допила водку. Потом опять уставилась на сотовый. Телефон молчал. В висках стучало; в мозгу постоянно менялись ужасные слайды. Кровь, кровь, кровь…

Анне не хотелось включать телевизор. Ведь тогда она ничего не будет слышать! Нет, это абсурд. Надо отвлечься.

Она взяла в руки пульт и ткнула в сторону телевизора. На секунду замерла, глядя на собственное отражение в черном экране. Потом нажала на «вкл» и увидела свое лицо в местных новостях. Пульт упал на пол, батарейки закатились под диван.

По всем каналам передавали сообщения о серийных убийствах, показывали ее фотографию и просили людей о помощи. После включили прямой эфир: добровольцы прочесывали какое-то поле. Искали ее труп. Анна свернулась на диване калачиком и притянула колени к самой груди. Зазвонил сотовый.

Ее голова дернулась в направлении звука. Анна съежилась еще сильнее.

Три звонка. Подними! Тело не слушалось. Анна как будто повисла под потолком. Пять звонков. Подними! Семь, восемь… Она увидела, как ее рука сама тянется к кофейному столику.

– Алло?..

Закат. Коттедж номер пять

Серж положил на колени толстую тетрадь в кожаном переплете: дневник, в котором он оставлял заметки каждый вечер. Постучал ручкой по подбородку и засмотрелся в окно на солнце, тонувшее в проливе Боуги. Потом наклонился и начал писать:

«Бортовой журнал капитана Флорида, звездная дата 764.354

Всю ночь видел яркие сны. Я был на Ки-Уэст сто лет назад, когда на улицах царило беззаконие и шастали кровожадные контрабандисты. У меня было плазменное ружье, дававшее преимущество. Может, получился бы сериал?

Это навело меня на мысль о том, как жили пионеры. К концу девятнадцатого века на Ки-Уэст кончились источники топлива. Поэтому на других островах построили огромные десятифутовые глиняные печи, чтобы жечь древесный уголь, который потом привозили на лодках для меновой торговли.

Итак, вот чем я сегодня занимался: Великим Печным Проектом! Задача внушительная и невероятно полезная для духовного развития. Вероятно, это окупится – помните морские губки? Что, если продавать уголь мешками, с этикеткой «Исторический древесный уголь островов Кис»? Они произведут революцию в пикниках, положат начало массовому производству примитивной жизни! Это ж какую кучу денег можно заработать! Если честно, я разволновался не на шутку! Я побежал на Безымянный остров и нашел в чаще идеальную поляну. Теперь мне предстояло много дел: приготовить место, собрать подходящую древесину, построить куполообразную печь, обмазать глиной, потом не меньше недели старательно поддерживать огонь, то сужая трубу, то расширяя, чтобы уголь не перегрелся и не остыл. И вот я стою, смотрю в землю и думаю: не, блин, слишком много работы!

Поехал в универсам за торфяными брикетами. По пути проезжаю мимо мусорных баков «Дампстер» – и снова этот запах. Все «Дампстеры» воняют одинаково. В универсаме они стоят или в дешевом кафетерии где-нибудь в Африке – не важно, запах один и тот же. Как будто существует «дампстерная» молекула, которую еще не обнаружили, а потому не нейтрализовали. Когда это сделают, не будет никакого запаха. Бум! Клиенты довольны! Дела идут в гору! Еще одна супервыгодная идея! Но вот станет ли меня слушать кассир универсама? Он просто хочет, чтобы я скорее отошел и не задерживал очередь. А я говорю ему, что из-за своей узколобости он и сидит на кассе. Беседа уклоняется в неприятное русло. Впрочем, я не удивляюсь: люди заблудились, но никто не пользуется моими бесплатными картами.

А потом у меня возникла еще одна мысль. У рыб глаза по бокам. Как они их фокусируют? Или видят все на двух экранах? Может, это тормозит их эволюцию?»

Серж удовлетворенно вздохнул и медленно закрыл дневник. Потом посмотрел в окно на колышущиеся волны.

– Чувствуешь? Мир, покой, безмятежность куда ни глянь. – Он кивнул сам себе. – Иногда полезно побыть наедине с собственными мыслями.

Он улыбнулся и немного посидел, не шевелясь. Потом вскочил и выбежал за дверь.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации