151 500 произведений, 34 900 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 7

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

  • Текст добавлен: 14 ноября 2013, 05:59


Автор книги: Тим Дорси


Жанр: Контркультура, Современная проза


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 7 (всего у книги 18 страниц)

Глава 14

Большой белый «мерседес» с тонированными стеклами проехал мимо Безымянного бара. Кондиционер стоял на отметке 65. Подвески работали так, словно седан стоял неподвижно. Это был автомобиль класса S600 с массивным двенадцатицилиндровым двигателем, системой глобальной навигации с жидкокристаллическим экраном и рекомендуемой производителем ценой 112 800 долларов.

В «мерседесе» сидели четыре человека. Точнее, пять. Пятый – в багажнике, лупил кулаками.

Бом, бом, бом!

Водитель нюхнул кокаина и посмотрел в зеркало заднего вида.

– Зря он портит обивку.

Все мужчины в машине были в рубашках с ярким тропическим узором. Сидящий рядом с водителем открыл банку «Хайнекена».

– Почему мы не пристрелили его на материке? Тогда он фиг бы что испортил.

Водитель выхватил гигантский автоматический пистолет сорок пятого калибра и ткнул дуло между глаз говорившему.

– Я же сказал! Потому что это как в начале «Славных парней». Мне нравится эта сцена! «Славные парни» – второй лучший фильм в мире!

Опять это дебильное кино… Пассажиры «мерса» отлично знали, какая картина – самая-самая. Именно после нее водитель начал постепенно сходить с ума. Взял себе прозвище и требовал, чтобы все называли его только так, а иначе…

Безумие Фернандеса проявилось не сразу. У него всегда был скверный характер, а тут еще кокаин. Еще грузчиком, разгружающим на пристани марихуану, он ухитрялся многим попортить нервы. Теперь, когда он поднялся на самый верх и получил неограниченный доступ к наркотику, он стал совершенно невменяемым. В «мерсе» не было других разговоров, кроме тех, что заводил Фернандес. В салоне часто царила тишина. Только гудел кондиционер да Фернандес сопел носом, наводя на всех страх. Чем больше втянет кокаина, тем быстрее достанет свою пушку.

«Мерседес» переехал мост через пролив Боуги на Безымянный остров. Фернандес наклонился над кокаином. Вдруг на дорогу вышел карликовый олень.

«Мерс» не сбавил скорость. Пассажиры переглянулись. Фернандес нюхал ненормально долго. Сидящий впереди наконец не выдержал и схватился за приборную панель:

– Дуг! Стой!

Фернандес наконец оторвался от кокаина и нажал на педаль. Противозаклинивающие тормоза тихо, без скрипа и визга, остановили «мерс» в нескольких футах от животного. Олень даже не очень испугался и рысью убежал в кусты. Пассажир на переднем сиденье опять почувствовал на лбу дуло.

– Как ты меня назвал?

Мужчина мысленно повторил свои слова. Черт, он назвал его Дугом.

– Я ничего такого не имел в виду, – произнес пассажир. – Просто испугался, что мы задавим оленя!

Фернандес прижал дуло сильнее.

– Как меня зовут?

– Прости… Лицо-со-шрамом.

Фернандес машинально тронул трехдюймовый шрам на левой щеке.

– То-то.

Он убрал пистолет и нажал на газ.

«Лицо со шрамом». Фильм номер один. Было время, когда он нравился спутникам Фернандеса, но теперь все его на дух не выносили. Их заставляли смотреть этот фильм трижды в неделю, причем каждый раз Фернандес повторял слова Аль Пачино, отрабатывая акцент. Они и не подозревали, что может быть хуже, пока не вышло специальное юбилейное издание на DVD и им не пришлось смотреть весь бонусный материал на втором диске.

«Мерседес» повернул на юг, на грунтовку, и петлями поехал по болоту. У стоявшего отдельно дома на сваях Фернандес остановился. Его подчиненные вышли и открыли багажник.

Фернандес потянул носом воздух.

– Ты там нассал?

Заложник прикрыл рукой глаза, отвыкшие от света.

– Ради бога! Пожалуйста! Нет!..

Мужчины выволокли его из машины. Ноги у пленника отнялись, и пришлось поднимать его по внешней лестнице. Фернандес открыл дверь. Заложника бросили посреди комнаты.

Он присел на деревянный пол. В одном конце помещения стоял огромный телевизор, в другом – большой дубовый письменный стол с моделью корабля. На стенах висели картины маслом и акварелью: ужение на муху, солнечный закат, женщина, развешивающая белье. Часть полотен располагалась прямо над двухсот галлоновым аквариумом. Пленник не смотрел по сторонам. Он ерзал по полу, пытаясь увернуться от пинков Фернандеса.

– Я ничего не сделал! Пожалуйста! Умоляю! Удар.

– Ты идиот! Придурок! – Удар. – Билли из Форт-Пирса поставили «жучок». – Удар. – Федералы слышали каждое твое слово! – Удар. – Поэтому все обвинения! – Удар.

– Я не знал! Клянусь!

– А должен был! – Удар. – За это я тебе плачу!

– Пожалуйста!.. Я вас не предавал!..

Фернандес бросил взгляд на остальных. Они вышли вперед и рывком подняли жертву на ноги.

– Нет! Все что угодно! Я дам вам денег! Я уеду из страны! Фернандес подошел к аквариуму.

– Ведите его сюда.

– Ч-ч-что вы хотите сделать?

Фернандес не ответил, а тихим голосом сказал помощникам:

– Дайте мне правую руку.

Троица крепче стиснула вырывающегося мужчину. Один схватил требуемую руку чуть ниже плеча и толкнул вперед. Фернандес взял пленника за запястье.

Теперь мужчина был скорее удивлен, нежели испуган, – пока не взглянул в аквариум. Он резко повернулся к Фернандесу:

– Пираньи?

– Ты должен получить урок. Чтобы больше не делать глупостей.

Фернандес вытянул его руку над аквариумом и начал опускать в воду. Рыбы подплыли к самой поверхности. Вот теперь несчастный забился по-настоящему. И зарыдал.

– Не будь таким нытиком, – произнес Фернандес. – Прими наказание как мужчина.

– Впредь я буду осторожнее! Я усвоил урок!

– Правда?

Мужчина изо всех сил закивал.

Фернандес отпустил его руку, и мужчина прижал ее к груди.

– Вы… э… вы не сунете ее туда?

– Не-а, я передумал.

– О, спасибо! Вы не пожалеете! Спасибо! Спасибо!..

– Не за что.

Фернандес внезапно схватил мужчину за волосы и окунул лицом в аквариум. Вода закипела и порозовела.

Помощники сморщились и отвели глаза, не отваживаясь ослабить хватку. Фернандес захохотал. Он долго держал голову даже после того, как жертва перестала сопротивляться. Наконец отпустил. Безжизненное тело свалилось на пол. Из сонной артерии брызнула кровь.

Команда позеленела и старалась смотреть куда угодно, только не вниз.

Фернандес ткнул пальцем:

– Да ну, гляньте! Смешно!

Они упирались. Еще не хватало, чтобы их вырвало перед боссом.

– Ладно, как хотите. Я тут пытаюсь вас развеселить…

Он обошел дубовый стол и плюхнулся в кресло с широкой спинкой. Схватил кокаиновое зеркало одной рукой, а пульт управления – другой.

– Идите за полотенцами, уберите все это.

Команда направилась к двери. За их спинами заорал телевизор:

– «Я похороню этих тараканов!»

Глава 15

Компания в Безымянном баре отчаялась убедить Сопа Чоппи в существовании Лица-со-шрамом и переключилась на личную жизнь Сержа.

– А я все равно говорю, попробуй замутить с Брэндой, – посоветовал Бад. – Она по тебе сохнет.

– И сама что надо, – добавил Ребел. – Боже, да любой парень на этом острове хотел бы оказаться на твоем месте!

Серж покачал головой.

– Я же говорю: чего-то не хватает.

– А ты с кем-нибудь еще в последнее время встречался? – спросил Дейв из Дейтоны.

– Сегодня утром думал, что нашел свой идеал, – сказал Серж. – Но не сложилось.

– Что случилось? – полюбопытствовал Бад.

– Она пшикнула в него слезоточивым газом, – пояснил Коулмэн.

– А какой ты выбрал подход? – спросил Соп Чоппи.

– Он следит за ними издали в бинокль, – ответил Коулмэн.

– Плохой метод, – сказал Бад.

– Ты слишком рьяно взялся задело, – поддержал его Соп Чоппи. – Тебе нужно расслабиться, на какое-то время забыть о браке и просто дружески с ними беседовать.

– Тогда они все поймут, – возразил Серж, описывая рукой широкий круг. – Надо подкрадываться сзади.

– Так и быть, – сказал Соп Чоппи, – помогу. Прямо сейчас подойди к какой-нибудь женщине и заговори с ней. Давай.

– Где?

– Здесь.

– В баре? Ты совсем? – удивился Серж. – У них включено защитное поле. На знакомства в баре они реагируют хуже всего.

– Хуже, чем баллончиком?

– Это аргумент, – вставил Бад.

– И вообще тут и женщин подходящих нет, – заметил Серж.

– А как тебе эта? – спросил Соп Чоппи.

– Которая?

– Маленькая, что сзади сидит, в очках. Спорим, она совсем не возражает, чтобы ты подошел к ней и заговорил.

– Ну, не знаю…

– Считай, что ты тренируешься, – подбодрил Сержа Соп Чоппи. – Ну давай, иди к ней.

Остальные подхватили:

– Давай, Серж!

– Не дрейфь!

Серж глубоко вдохнул.

– Ладно… Чувствую, все зря…

Компания смотрела, как Серж подходит к столику и начинает беседу. Через несколько секунд женщина вскочила и со слезами выбежала из бара.

Серж вернулся к стойке.

– Боже мой! – воскликнул Бад. – Что ты ей наговорил?

– Ничего. Просто сказал: «Почему такая грустная? Что, кто-то умер?»

Сетчатая дверь открылась. В бар зашла целая толпа и молча остановилась у табуретов. Бад тронул Сержа за плечо и показал на них.

Серж обернулся.

– О нет! Опять притащились! Они промолчали.

– Кто это такие? – спросил Ребел.

– Да с сектантского собрания. Долгая история. Некоторые из группы протянули в сторону Сержа диктофоны.

– Уходите! – сказал он. – Кыш!

Они продолжали стоять. Несколько человек защелкали фотоаппаратами.

– Почему вы не хотите оставить меня в покое? Мужчина впереди подал голос:

– Потому что ты поведал нам истину.

– Я постоянно вру. Спросите любого. Мужчина повернулся к группе:

– Видите? Все лгут. Он единственный, кто говорит правду и признает это.

Серж взвыл:

– Ну почему я? Неужели нельзя найти себе гуру или мессиански настроенного фолк-певца?

– Можно, – сказал тот, что впереди. – Мы так уже делали. Однако у них были другие планы. Они хотели трахнуть наших женщин или внушали, что мы должны переписать свои дома церкви. Иногда нам впаривали пищевые добавки. Ты не такой. У тебя вообще нет планов.

– Нет уж, они у меня есть. Я хочу, чтобы меня оставили в покое!

Человек снова повернулся к остальным.

– Ему даже не нужны последователи. Значит, это ОН! Серж в отчаянии воздел руки.

– За что, Господи?!

– Он взывает к Отцу!

– Нет! Хватит! Это лишь фигура речи! – сказал Серж. – Что мне сделать, чтобы вы ушли?

– Подай нам весть.

– Весть? Ладно, есть у меня для вас одна. Делайте, как я. Знаете, как я поступаю? Я ни за кем не следую. Поняли? Именно это вам нужно: ни за кем не следовать!

Группа переглянулась.

– Ни за кем не следовать? – Закивали. – Ни за кем не следовать!

Они направились к выходу, бормоча под нос: «Ни за кем не следовать», «Ни за кем не следовать»…

– Эй, у меня идея! – сказал Ребел. – Я нашел тебе идеальную пару. Фанатка свежего воздуха. Когда я шел сюда, то видел, как она рыбачит на мосту. Наверняка еще не ушла.

– Так чего же мы ждем? – воскликнул Соп Чоппи.

– Не надо, – протянул Серж. – Что-то мне сегодня не везет.

– Пошли, Серж!

Компашка стянула сопротивлявшегося ухажера с табурета и вывела на улицу.

На мосту Серж воспрял духом:

– Обожаю рыбацкий антураж!

– Вот видишь! – сказал Ребел. – У вас уже нашлось что-то общее.

Они прошли мимо мужчины со спиннингом, с вытатуированной на плечах колючей проволокой и сигаретой «Мальборо» во рту. Потом мимо двоих негров, нарезавших наживку и слушавших дешевый радиоприемник.

– Вон она! – произнес Ребел.

– Где?

– В самом конце. – Он указал на высокую рыжую веснушчатую женщину в шортах и черном спортивном лифчике, которая собирала кромку нейлоновой накидной сети. – Ее зовут Дэрил.

– Никогда не видел, чтобы телка так ловила рыбу, – сказал Коулмэн.

Женщина умелыми движениями складывала сетку, ухватывая плетеный шнур зубами. Серж раскрыл рот.

Дэрил завертелась, быстро шагнула к ограждению моста и подбросила сеть высоко в воздух. Свинчатки ровно разлетелись и шлепнулись на воду.

– Ну, как тебе? – спросил Ребел.

– Я влюблен!

Женщина вытащила сеть, высыпав на мост внушительное количество бьющей плавниками рыбы.

– Твой выход, – сказал Бад.

– Я слишком волнуюсь… Ребята подпихнули Сержа в спину.

– Пойди поговори с ней!

Серж подошел и встал в нескольких футах от женщины. Она собирала сеть и сначала его не заметила. Он кашлянул. Дэрил посмотрела на него.

Серж, лучезарно улыбаясь, качался на пятках. Он хотел заговорить, но у него ничего не выходило.

Женщина смотала шнур.

– Вам помочь?

– Я… я люблю вас!.. Черт!.. То есть люблю накидные сети. В этой восемнадцать футов, да? И стоит не меньше ста баксов.

– Сто пятьдесят.

– Ну конечно! Это так стильно! Немногие мужчины умеют управляться с такой большой сетью. Я сказал что-то не то, да? Я целиком поддерживаю узаконивание абортов. Можно попробовать?

– Хотите забросить? Серж улыбнулся.

– Вы вообще умеете?

– Конечно!

Женщина пожала плечами.

– Ладно, только смотрите, вашу мать, не запутайте! О-о-о, она еще и на язычок остра! Может, она и есть моя

половинка, подумал Серж. Теперь главное – ничего не испортить! Надо произвести на нее неизгладимое впечатление рыбацким брачным танцем.

Все отступили: Серж живо смял сеть в комок. Подготовившись, он отсчитал огромные шаги до противоположной стороны моста. Откинулся спиной на массивное ограждение, закрыл глаза и часто-часто задышал.

– Серж… – начал Соп Чоппи.

– Не сейчас.

– Серж…

– Я сосредоточиваюсь. Я должен создать ментальное пространство!

– Но я хочу тебе сказать…

Серж открыл глаза и бросился вперед. Он добежал до середины моста и начал крутить пируэт с невероятной центробежной силой, как дискометатель. Он кряхтел и крутился все быстрее и быстрее. Наконец он подпрыгнул и бросил сеть с громким «И-и-и-ий-й-й-йя!!!».

Сеть полетела прекрасно, выше и дальше, чем на чьей-либо памяти. Все подбежали к краю моста.

– Я пытался тебя предупредить, – сказал Соп Чоппи. – Шнур…

Сеть медленно опустилась на дно пролива Боуги вместе со шнуром.

Бортовой журнал капитана Флорида, звездная дата 384.274

Рыбацкий лагерь «У Старого Деревянного моста», коттедж номер пять. Сегодня мы запускаем новую рубрику «Капитана Флорида» – Словарный уголок Сержа. Остроумные наблюдения из области лингвистики.

Ноосфера, цайтгайст, сплин: эти слова для слабаков. Те, кто их использует, пытаются компенсировать скрытые комплексы. Болт – хорошее слово, если не считать вторичного сленгового значения. Интересно-то как, а? Шельмоватый можно считать комплиментом, как во фразе: «А кто это наш шельмоватый подонок?» Иезуитство, тавтология и казуистика – все обозначает одно и то же и не имеет смысла… При чтении можно пропускать… Ну и вообще спать пора.

Сегодня все женщины меня посылали. Что я такого сделал? Я хочу самых обычных отношений, а в результате получаю воспаленные глаза и накидную сеть на дне океана. Ребята в Безымянном пытались меня утешить, но потом пришлось срочно везти Коулмэна в больницу, потому что он на спор запихнул в ноздрю ракушку, которая провалилась в дырку в черепе прямо в носовую полость. Я даже не понял, что происходит, пока Ребел и Соп Чоппи не перевернули его вверх ногами. Они спросили Коулмэна, помогает ли, когда его трясут, а он: «Слышу, как она гремит где-то возле глаз». Врачи достали ракушку своими невероятными щипцами и послали его домой с пузырьком болеутоляющего.

Даже не могу вам передать, как старо понятие «передоз». Снова в больницу, где из его желудка выкачивают злополучные таблетки, а также горсть кукурузных чипсов, полпинты шоколадного напитка «Ю-Ху», острый-острый чили, куриные кости и пуговицу от рубашки. Потом говорят мне отвезти этого Гомера домой. Я объясняю, что его зовут Коулмэн, а в ответ узнаю замечательную профессиональную расшифровку: «Говнюк, Оставь Медику Его Реанимационную». Они накачали его успокоительным, вытащили на обочину и пожелали мне удачи.

Да уж! У Коулмэна нет ручек для переноски, и засунуть этот мертвый груз в трейлер требует высот инженерной мысли. Я нашел за дайверским магазином старый таль и привязал его к крыше веранды. Потом взял пенопластовую коробку, вырезал с одной стороны отверстие для шеи и надел ему на голову. Сверху проделал дырки для воздуха и приклеил коробку скотчем, чтобы он не разбил себе лицо, если покатится. Шкив привязал к его щиколотке. Все шло как положено, масса снизилась до пятидесяти фунтов. Вдруг собаки, которые рыщут по нашему району, унюхали Коулмэна и начали кусать его за руки. Я ору, чтобы они убирались, не отпускаю веревку. И тут Коулмэн проснулся, увидел, что его голова в ящике, и совсем спятил. Он схватился руками за коробку и начал бегать по всему двору с криками. Знаете, как вибрировал пенопласт? Даже интересно. Потом он попытался донести до рта собачий свисток. Не смог, потому что коробка мешала. В конце концов оторвалась крыша веранды, потому что веревка все еще болталась у Коулмэна на ноге. Он на бегу врезался в трейлер и вырубился.

Теперь Коулмэн спит как младенец, а я бодрствую. Сижу и слушаю, как тикают мои биологические часы. Пожалуй, пора заняться спортом. Как раз вовремя. На выходных будет большой ежегодный кросс через Семимильный мост. Это будет моя первая тренировка. Завтрашнее выражение: romans a clef*.

* «Роман с ключом» или «роман-намек». Произведение, в котором за персонажами угадываются реальные лица.

Глава 16

Пс-с-ст!

Да, это я вам! Я здесь! Помните меня?.. Может, снять темные очки? Просекли? Да, это я, рассказчик. Вообще-то уже бывший. Надо подать на них в суд. Я сижу в одном маратонском баре. Меня послал сюда Коулмэн, посоветовал коктейль «Торпедный сок». Зря я его послушался!

Я, кстати, спешу – надо сказать вам пару слов, пока не подоспел парень, который меня заменяет. Он, может, и ничего, только очень уж неопытный. Да, ужасная несправедливость. Видели бы вы других униженных и оскорбленных! Возьмите парня, что сидит рядом. Как тебя там?

– Джек Бакли! Расскажи им, что случилось.

– В Тампе был благотворительный аукцион в пользу художественного музея. Чтобы ваше имя дали книжному герою. Я победил, заплатил кучу денег. Сегодня прихожу, красиво одетый, все такое. И тут мне говорят, что мою роль вырезали.

Да уж, вырядился неслабо.

– Я хочу, чтобы мне вернули деньги! Мечтай дальше.

– К кому обратиться?

Не к кому. Советую забыть это дело.

– Да что ж это такое! Нельзя так обращаться с Джеком Бакли! Вы меня слышали? Я Джек Бакли!

Ну ладно, ладно, только не шуми. На, выпей лучше «Торпедного сока»…

Теперь понятно, о чем я? Видите, с какой организацией приходится иметь дело? Впрочем, это не ваши проблемы, вы пришли сюда, чтобы почитать что-нибудь веселенькое о Кис. Ах да, как раз об этом я и хотел поговорить. Наши острова страдают не только от ярых застройщиков, но и от целой оравы идиотов. Хотя вы и сами об этом знаете.

Не знаете? Да что вы. Неужели не помните телевизионные сюжеты о продавцах подержанных машин, которые заполняли подушки безопасности песком? Это ведь чистая правда. А еще там говорили о фирме по ремонту, которая убеждает клиентов, что им нужна новая крыша, даже если это не так.

Такие люди нас уже не удивляют. Во Флориде вывелась новая порода хищников. Старики, инвалиды – им все равно. Кусают всех подряд без ограничений. А потом приезжают на Кис, чтобы отпраздновать победу.

Что-что, бармен? Еще один «Торпедный сок»? Нет, я не заказывал. Я просто бурно жестикулировал. Раз вы уже налили… Тогда еще один моему приятелю мистеру Биллингсли.

– Бакли!

Да какая разница! Сиди молчи в тряпочку.

Так вот, эти самые крышеделы сидят со мной в баре. Наконец они появились в нашей истории. Вон те четверо, в яхтенных куртках по семьсот долларов. Да, да, придурки, которые шумят и нарываются на грубость… Эй, парни! Да, вам! Молодцы вы, ничего не скажешь! Отлично устроились, козлы вонючие!

– Это ты нам? Нет, другим козлам.

– Не обращай внимания, он пьян.

– Нет, я хочу спросить, что он сказал…

Я сказал: отсосите, козлы! Ну что, съели? А? Что, мистер Долбаная Крыша, обидно?

– Все, надоело!

Прекрасно! Давай сюда! Я тебе не беззащитная старушка! Я надеру тебе… Ой! Ай! У-у-у! А! Нет, только не по ребрам! Ай! Черт! Ой!..

– Ты с ним?

– Я Джек Бакли! Я Джек… Бац.

Несколько дней назад

Между новыми домами к западу от Форт-Лодердейла медленно пробирался телевизионный микроавтобус без опознавательных знаков. Коттеджи стояли у самого пролива – последнего рубежа на пути застройщиков к Эверглейдс. Земле-захватчики примерялись, как бы его пересечь.

Все эти дома – идеальные жертвы урагана – были похожи друг на друга: трехэтажные, с круговыми подъездами, бассейнами под навесами и минимальным расстоянием для дороги. Величественные арки над входом были на скорую руку склеены из фанеры и покрыты тонким слоем штукатурки. Местные политики уже устали возмущаться ливневыми стоками, в которые ничего не стекало. Впрочем, эту недвижимость все равно отрывали с руками, потому что застройщики высаживали у входа красивые кусты.

Вот она, сегодняшняя южная Флорида – расползается вглубь материка блестящей кляксой. Низкий уровень преступности, эксклюзивное жилье.

Ну, почти эксклюзивное.

Телерепортер с оператором присели перед прыжком, который должен был застичь врасплох. Дверь микроавтобуса резко открылась, и они выскочили, как группа захвата, и бросились к дому, снимая на бегу драматичные кадры трясущегося газона и дорожки. Репортеры программы «Свидетель номер пять» задавали откровенные вопросы полузакрытым дверям. И захлопнутым тоже, чтобы на студии было из чего сделать монтаж.

Владелец этого дома чувствовал себя прекрасно. Он сидел на диване и читал газету, погрузив ступни в толстый белый ковер. Огромный телевизор показывал реалити-шоу, где люди разыгрывали друг друга. Хозяйка сидела на диванчике в другом конце зала и читала статью в журнале «Перейд»: «Кто сколько зарабатывает».

Мужчина открыл рубрику «Спорт».

– «Марлины» опять победили.

– В Кливленде живет водитель автобуса, который зарабатывает пятьдесят тысяч долларов.

– …Это Блейн Криз, репортер программы «Свидетель номер пять». Вы смотрите очередной выпуск «Потребительской гончей». Мы стоим у дома Троя Брейдентона, владельца фирмы «Крыши-Плюс», и задаем неприятные вопросы! Мы получаем результаты! Радуйтесь, что мы на вашей стороне!..

– Ты что-то сказал, дорогой?

– Нет, – ответил мужчина. – Я думал, ты что-то спросила.

– Откуда этот голос? Звучит как будто с веранды.

– Я не слышал звонка.

– Я тоже.

В дверь позвонили.

– Что вы скрываете?.. Жена положила журнал.

– Я схожу.

Она открыла дверь на цепочке.

В этот момент репортер отвернулся к оператору:

– Ты записываешь?

– Да? – спросила женщина. – Чем могу вам помочь? Репортер повернулся.

– О, я вас не заметил. Доброе утро… Почему вы не отвечаете на наши вопросы?!

– Секундочку. – Она крикнула мужу: – Дорогой, это тебя!

– Кто там? – Он открыл колонку с результатами матчей.

– Снова «Свидетель номер пять».

– Спускай собак.

– Хорошо.

Она улыбнулась в дверную щель.

– Одну минуточку!

– Спасибо, – ответил репортер. Она закрыла дверь.

– Этот дом построен на слезах и крови!..

Она пересекла зал, вышла в заднюю дверь и открыла калиточку. Вернулась и взяла в руки журнал.

Мужчина открыл раздел «Бизнес». Крики на газоне постепенно утихли. Он уже привык к подобным инцидентам. Мужчину звали Трой Брейдентон, и именно ему принадлежала фирма «Крыши-Плюс». «Плюс», должно быть, обозначал, сколько клиенту придется переплатить. Трой был одним из самых уважаемых местных подрядчиков, потому что зарабатывал огромные деньги.

Грузовики Троя каждое утро объезжали службы найма и собирали пьяниц, чтобы те оклеивали пригородные универсамы объявлениями с кричаще красными буквами: «Зачем тратить сотни долларов на починку крыши? Закрыть вашу течь можно всего одной доской. Не позволяйте себя обмануть! Хотите надежный ремонт по-честному – сегодня же звоните Трою!» И картинка счастливого домовладельца, считающего большую пачку банкнот.

В офисе Брейдентона сидели телефонные операторы и продавцы, которых босс самолично натаскал с помощью слайд-шоу и девиза «Каждый звонок – это пять тысяч долларов!».

Продавец фирмы «Крыши-Плюс» забирался на дом будущего клиента, выкуривал сигарету или съедал «Сникерс», спускался и звал владельца.

– Я должен вам кое-что показать. Боюсь, дела плохи.

– Что такое?

Продавец поспешно слезал с лестницы.

– Сами посмотрите.

– Мне обязательно туда подниматься?

– Да.

Клиент попадал на территорию продавца и судорожно хватался за ступеньки. Болты в лестнице специально раскручивали, чтобы перекладины болтались. Чем старше клиент, тем лучше.

– Видите эти гвозди? Да тут все проржавело! И фермы наверняка проедены. – Он что-то писал в блокнот. – Извините, закон требует, чтобы я проинформировал строительную инспекцию.

(Это неправда.) Продавец спускался.

– К счастью, у нас только что отменили заказ. После обеда к вам может приехать машина.

Состояние Троя росло как на дрожжах, а с ним и репутация. Даже передача «Свидетель номер пять» со своими съемками ничего не могла поделать. Очередная пятница была последней в этом месяце – день поощрений. Теннисные ракетки, видеокамеры, водяные матрасы. Трем лучшим продавцам вручили главный приз: рыбалку на Кис. При отсутствии яхты им придется купить себе специальные куртки и провести время в барах.

Объявив победителей, Трой уложил вещи в черный «ягуар», надел сине-белую куртку-непромоканец с красной отделкой и поцеловал жену на прощание.

– Еще один прекрасный месяц! – сказал Трой.

– Ты заслужил отдых, – ответила миссис Брейдентон. – Счастливо!

«Ягуар» уехал.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации