149 900 произведений, 34 800 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 4

Текст книги "Вредные игрушки"

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 4 ноября 2013, 17:14


Автор книги: Валерий Гусев


Жанр: Детские детективы, Детские книги


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 4 (всего у книги 9 страниц) [доступный отрывок для чтения: 7 страниц]

Глава X
БЕДНАЯ ТЕТУШКА ЛАНЧ

– Ни фига себе! – не сдержался Алешка. – Мы куда попали-то? – Он выскочил в коридор, посмотрел номер каюты, вернулся с распахнутыми глазами. – Вот так тетя! А на вид такая простодушная. – Он протянул руку к сумочке: – Дай посмотрю.

– Не трогай, – сказал я. – Отпечатки оставишь. Мало ли…

Да… Ну и пароход! Чего только на нем нет. И гробы с музыкой, и сумасшедшие роботы, и настоящие пистолеты!

– Дим! – Алешка еще шире вытаращил глаза. – А я все понял!

– Что ты опять понял?

– Понял, почему тетя Геля все время такие «размахайки» носит.

Вот уж это, на фоне последних событий, мне было совсем не интересно. А напрасно.

– Чтобы пистолет под мышкой не заметили. Понял, нет? – У него это получилось совсем как у старшего механика.

– А зачем ей вообще пистолет? – сказал я задумчиво. – И рация?

– А как же! – удивился Алешка моей наивности. – У бандитов они всегда есть. Это их… эти… средства производства.

– С чего ты взял, что она бандит? Она папина знакомая! Забыл?

– Ну и что? Помнишь, мы с папой в цирк ходили? И с ним там один богатый дядька очень вежливо поздоровался? Помнишь? И мы еще спросили: кто такой? А папа сказал: крупный международный бандит.

– Это, Леха, совсем другое дело. Папа не отправил бы нас в путешествие с бандитами.

Лешка сразу же переиграл в другую сторону. Это у него очень легко получалось.

– Значит, наоборот. Она – папина сотрудница. И находится здесь на задании.

– А близнецы? – притормозил я его фантазии. – Тоже на задании? Это они по поручению руководства Интерпола чуть пароход не взорвали? И на мель его посадили?

Но с Лешкой трудно спорить. У него всегда аргументов полно.

– Близнецы для маскировки. Может, они вообще не ее племянники. А совсем чужие дети.

Ну, пошло-поехало!

– Ты, Дим, как хочешь, а я буду тете Геле помогать.

Для этого ее найти сначала надо. И я сказал об этом Алешке.

– Найдем. Она где-нибудь прячется, выслеживает.

В этом, конечно, есть здравая мысль. Я подумал о том, что тетя Геля вполне могла оказаться на пароходе, чтобы проследить за этими вредными игрушками: кто их везет, кому продает и как помешать преступникам в этом гнусном деле?

– Пошли к себе, – спохватился я. – А то вдруг опять близнята проснутся.

– А пистолет?

– Спрячем, – сказал я. Взял носовым платком пистолет и рацию, и мы пошли в свою каюту. Там я завернул наши трофеи в два полиэтиленовых пакета, туго перетянул их аптечной резинкой и засунул в бачок унитаза.

– Не уплывут? – спросил Алешка.

– Не уплывут, – усмехнулся я.

Тут проснулись близнецы и заныли:

– Где наша тетя?

Мы им наплели, что она уехала в город, заставили умыться и пошли в кают-компанию, на завтрак.

И когда мы проходили мимо окон капитанской каюты, нам опять пришлось замедлить шаг. Уж больно интересный нам послышался разговор.

Капитан сказал кому-то с тревогой в голосе:

– У меня пропал ключ от трюма.

А я только сейчас подумал с тревогой в душе, что забыл вернуть ключ на место.

– Потеряли, кэп? – спросил этот «кто-то». Тот же – по голосу, – который беседовал с капитаном ночью, старший механик.

– Ты что? Как я мог? Это Ангелина сперла!

– Как она могла? Вчера вечером ключ был на месте, а она уже…

Вот это да! Что они с ней сделали?

– Я сейчас из нее душу вытрясу вместе с ключом!

– Да не могла она взять его, кэп! Подумайте головой!

Решение созрело, план выскочил сам собой.

Я стукнул в дверь каюты и, не дожидаясь ответа, ввалился к капитану.

– Там… – запыхавшись, заорал я. – Там… на острове… это… наши «робинзоны»…

Капитан и механик сначала уставились на меня, а потом разом сказали:

– Ну и что?

– Они умирают от голода. И отчаянья. Я сюда на чужой лодке приплыл, передать сигнал бедствия.

– Плыви обратно, – мгновенно среагировал капитан. – Скажи, что помощь скоро будет.

– И зайди к коку, – добавил механик, – возьми им чего-нибудь пожрать. Кругом!

– Есть! – ответил я и вышел из каюты.

И сразу нырнул в какой-то настенный шкафчик, забитый спасательными поясами и нагрудниками, оставив щелку между его дверец.

Следом за мной из каюты быстро вышел капитан, осмотрелся вдоль коридора, встал на цыпочки и что-то сделал на потолке. Разглядеть я не мог, но услышал, как что-то негромко щелкнуло.

Капитан тут же пошел по коридору. Я высунулся немного (один нос и один глаз), чтобы не пропустить – куда он свернет. А потом тихонько – за ним.

Капитан спустился внутренним трапом на нижнюю палубу, потом еще ниже и пошел к машинному отделению. Миновал две стальные двери, завернул за какой-то выступ и исчез.

Я прислушался – и услышал, как звякнул ключ и скрежетнул замок. Хлопнула дверь. Ага, догадался я, он куда-то вошел. И я подобрался поближе.

Вот она, эта дверь, тоже металлическая. Я прижал к ней ухо – она была холодная, но не очень толстая, и кое-что мне удалось услышать. В основном голос капитана. А с кем он разговаривал и что ему отвечали – не разобрал.

– Где ключ от грузового трюма? – грубо настаивал капитан. – Куда ты его спрятала? Не вынуждай меня к крайним мерам! Где ключ? Или я привяжу тебя к якорю и опущу вместе с ним на дно. Давай ключ, зараза!

Вот это джентльмен! Да, Ангелина Петровна?

У меня уже не было сомнений, что за железной дверью томится в неволе наша славная тетушка Ланч. Наверняка в наручниках и со скотчем на губах – бандиты так всегда делают, когда кого-нибудь захватят.

– Даю тебе полчаса на размышление! – гремел очаровательный капитан. – Подумай о своих племянниках. Им будет очень не хватать тебя. Дура упрямая!

Я успел отскочить от двери и отбежать на безопасное расстояние.

Разъяренный капитан захлопнул дверь – она грохнула, как пушка, запер ее на замок и… натолкнулся на меня.

– Ты что? – сверкнул он глазами. – Ты что за мной бегаешь?

– Я вас ищу, – заблеял я. – По всему пароходу. Кок без вашего приказа ничего мне не даст. Скажите ему.

Капитан цепко взял меня за плечо железной рукой и приблизил свое лицо с тараканьими усиками.

– Ты мне не нравишься, – прошипел он. Я ему мог ответить теми же словами, вполне искренне. – Ты следишь за мной, парень?

– Но там же люди от голода умирают. Вам же отвечать за них придется.

– Человек – чтоб ты знал – может прожить без пищи сорок суток!

– Это не те люди, капитан.

Он неожиданно ухмыльнулся и выпустил мое плечо.

– А ты не глуп, парень. Ладно, беги на камбуз, я сейчас приду. Распоряжусь.

Я пошел к коку не сразу. Сначала проводил капитана. Он, конечно, об этом не знал. И у своей каюты опять привстал на цыпочки, что-то быстро сделал на потолке и опять чем-то там щелкнул…

Кок, между прочим, оказался очень отзывчивым человеком. Выслушав мой трагический рассказ о бедствиях на необитаемом острове, он сразу же собрал в две коробки «сухой паек». И тут как раз пришел капитан, подтвердил свое распоряжение и велел добавить к пайку несколько бутылок воды.

– А то эти неумехи у воды от жажды сдохнут, – презрительно сказал он.

Кок помог мне вытащить коробки на палубу и погрузить их в ялик.

Я сходил к Алешке, предупредить его, что отплываю на остров, предвидя его горячие возражения – как же без него!

Но ничего подобного не случилось. Он увлеченно занимался с близнецами. Они уже достали где-то ножницы, бумагу, клей и мастерили что-то очень интересное, но совершенно непонятное.

– Осторожней, Дим, – напутствовал меня Алешка, не отрываясь от дела – прямо воспитательница детского сада. – А когда вернешься, я тебе что-то полезное расскажу.

А я «кое-что полезное» рассказал ему на ухо сразу. О том, что нашел тетушку Ланч, которую капитан зачем-то запирает в трюме, и обо всех его угрозах.

– Ничего, – сказал Алешка. – Когда вернешься с острова, мы ее спасем.

– А если он и впрямь ее вместе с якорем опустит на дно?

– Не опустит, – отмахнулся Алешка. – Здесь мелко.

Опять он прав. И я со спокойной душой оставил ему на всякий случай ключ от трюма, забрал из шлюпки весла, отвязал ялик и отправился на остров.

Глава XI
ОПЕРАЦИЯ «КОШЕЛЕК»

Теперь плыть пришлось против течения. Да еще и лодка была нагружена довольно тяжело.

Я старался держаться поближе к берегу, знал, что течение здесь слабее, его берега немного «тормозят», а на стрежне я вообще течение не победил бы. И болтался бы напротив парохода весь день.

Но вот все-таки показался остров. И на нем не было ни души. Я даже подумал, что «робинзонов» подобрало какое-нибудь проходившее мимо судно. Однако все они находились на своих местах – в палатках. Как они объяснили: чтобы экономить жизненные силы.

Очень мудро. Вместо того чтобы обеспечить себя едой, они все это время провалялись в палатках. Силы экономили.

Сначала они меня встретили неласково:

– Где пароход?

– Почему ты так долго?

– Где ты шлялся?

– Когда кончится это безобразие?

– Выпивку привез?

Но вот когда я вытащил из лодки коробки и рассказал о том, что «Илья Муромец» сел в тумане на мель и что, как только его с этой мели сдернут, он сразу же придет к острову – тут они обрадовались и стали меня хвалить.

А потом набросились на еду и питье. И вид у них был голодный и изможденный. Только один Вова был бодр и весел. И неутомим: все никак не мог успокоиться и даже переворачивал опустошенные коробки вверх дном в надежде отыскать в них хотя бы баночку пива. А потом сказал мне разочарованно:

– Я думал, ты мне друг. И так жестоко в тебе ошибся!

А «Илью Муромца» тем временем снимали с мели.

Подошли к нему два мощных буксира, впряглись друг за другом и разом дали «полный вперед». Забурлила под их винтами вода, туго натянулись стальные тросы, дрожа от напряжения.

«Муромец» крякнул, вздрогнул и медленно пополз с мели на глубокую воду. Буксиры отцепили свои тросы и ушли по своим делам. А капитан дал команду разводить пары и стал срочно связываться по радиотелефону с Ильей Ильичем Муромцевым.

Алешка с близнецами принимали в процессе снятия парохода с мели самое деятельное участие – вертелись у матросов под ногами, задавали сотни вопросов и давали тысячи советов. И самое интересное – близнецы ничего не натворили; они, как ни странно, слушались Алешку. Наверное, он сумел внушить им уважение. А после обеда, чего вообще отродясь не случалось – они послушно улеглись в нашей каюте спать!

Лешке только этого и надо было. Он задумал провести опасную операцию, чтобы проверить некоторые свои догадки. А для этого ему нужно было проникнуть в каюту капитана. Но как назло капитан все время находился у себя, говорил по телефону, а если выходил, то предусмотрительно запирал дверь.

Промаявшись на палубе больше часа, Алешка вернулся в каюту. Близнецы уже сидели на койке и продирали глаза. Они не скулили, не ныли, вообще не переживали из-за пропажи тетки. Им так даже нравилось – никто не держит за руки, никто не запрещает хулиганить и не делает замечаний на английском языке. Может, в этом и скрывался секрет Алешкиной популярности у братьев-разбойников.

– А мы дальше будем клеить? – спросил «старший» близнец.

– Будем, – сказал Алешка. – Только сначала немного прогуляемся по палубе.

У него уже созрел план – как проникнуть в капитанскую каюту с помощью этих шустрых огольцов.

Они вышли на палубу. Пароход резво шлепал колесами, торопясь забрать с острова бедных (но довольно богатых) «робинзонов». Чайки, как всегда, весело и шумно кружили над ним, и иногда в солнечных лучах их крылья очень красиво просвечивались насквозь.

Матросы занимались своими делами, пассажиры – своими, в основном дремали в шезлонгах, озирая сквозь дрему окрестности.

– В «кошелек» поиграем? – спросил Алешка юных братьев-разбойников.

– Ага! – обрадовались они. – Пока тетя Геля не мешает.

«Кошелек» – это довольно старая и довольно вредная игра. Наши шкодники ее просто обожали. Они обычно брали у тети Гели ее кошелек (без спроса, конечно), вытряхивали из него деньги в сумочку, а кошелек набивали обрывками газет, привязывали к нему тонкую прозрачную леску и бросали где-нибудь на видное место на палубе. А сами прятались неподалеку, хихикая в кулачки.

И вот идет себе какой-нибудь пассажир и видит: лежит на палубе туго набитый кошелек. Нагибается, чтобы его поднять, а кошелек… вдруг отскакивает от его протянутой руки. Человек не может даже сразу врубиться: что такое? – и делает еще шаг и опять нагибается с протянутой рукой. А кошелек – опять от него!

И тут раздается злорадный визг и хохот, и откуда-нибудь из шлюпки или из-под шезлонга появляются довольные, сияющие, как два начищенных самовара, мордашки близнецов.

Алешка вместо кошелька привязал леску к колечку ключа от трюма, где томились в неволе и время от времени выли спятившие игрушки. Лешка объяснил братьям-разбойникам, что они должны делать, и пообещал в случае успешного выполнения его задания премировать шкодников двумя шоколадками.

Затея близнецам понравилась. И вот что из нее получилось. Капитан находился в своей каюте. Занимался каким-то важным делом: наверное, заполнял судовой журнал или искал по всем углам пропавший ключ. Или писал отчет Илье Ильичу Муромцеву.

Иллюминатор приоткрыт, через него вливается в каюту свежий речной воздух, слышатся крики вечно голодных чаек, шлепанье колес, пыхтение паровой машины и озабоченные гудки встречных теплоходов.

Прямо под окном стоит низенький журнальный столик. На нем, правда, никогда не было никаких журналов, а только всякие напитки и коробочка с табаком.

И вдруг – бряк! На столик откуда ни возьмись падает ключ. Капитан даже вздрагивает и тут же радуется: нашелся! Он вскакивает из-за письменного стола и нетерпеливо устремляется к ключу, торопливо протягивает к нему руку. Будто к кошельку, туго набитому чужими деньгами… Но не тут-то было. Ключ медленно поворачивается и ползет к окну. Капитан машинально за ним. Цоп! – опять мимо. Хвать! – и не получилось. А ключ, как живой, выпрыгивает из окна на палубу. И слышно, как он там весело брякается на доски.

Взбешенный и растерянный капитан сломя голову вылетает за дверь. И конечно, ее не запирает – он весь устремлен за своим любимым непослушным ключом. И гонится за ним, как голодный волк за добычей. А Лешка тем временем шмыгает в его (капитана) каюту. И пока капитан бегает по пароходу за хохочущими близнецами, Лешка успевает кое-что разглядеть и сделать…

Никто из пассажиров не может ничего понять. Все только с изумлением смотрят, как наш красавец капитан бегает по палубе, подскакивает и топает ногой, будто гоняется за вредной мышкой, укравшей у него кусочек сахара.

Наконец капитан ухитряется наступить на ключ. Леска рвется, близнецы предусмотрительно и благоразумно удирают на безопасное расстояние.

– Ребята! – кричит им капитан, засовывая ключ в нагрудный карман кителя. – Я не буду вас наказывать! Слово моряка! Только скажите: где вы его нашли?

Близнецы переглядываются. «Старший» Тедька деловито спрашивает:

– А что нам за это будет?

– Две шоколадки? – спрашивает и Женька. – Или еще как?

«Или еще как» капитана устроило бы больше. Он им такое «или как» задал бы! Но правила игры надо соблюдать. И капитан сдается:

– Две шоколадки.

– Каждому! – в один голос отвечают близнецы. Научились рыночной экономике.

– Согласен!

Близнецы опять переглядываются и, видимо, решают еще поторговаться.

– По три! – орут они дуэтом.

Капитан молча поворачивается и делает вид, что идет в свою каюту.

– Согласны! Согласны! – визжат ему вслед расчетливые детишки. И говорят, как подучил их Алешка:

– Мы его давно нашли. У вашей двери. Он в сапоге лежал. В правом.

У капитана в тамбурочке возле двери в каюту всегда стоят на случай непогоды высокие сапоги и висит длинный резиновый плащ с капюшоном. Вот только он нимало не задумывается: а что понадобилось близнецам в его правом сапоге? Впрочем, если они облазили весь пароход от носа до кормы, от борта до борта, от трюмов до мачты – вполне возможно, что и в сапоги залезали. И капитан, верный своему морскому слову, ведет близнецов в буфет за шоколадками. А потом возвращается к себе, к своим важным прерванным делам, но тут раздается голос рулевого:

– На горизонте – остров!

Успокоенные моим появлением «робинзоны» терпеливо ждали «Илью Муромца». У дяди Вовы нашлись в кармане карты, и вся компания скрашивала ожидание игрой в «дурачка».

И вот вдалеке появился долгожданный пароход. Похожий издалека своими колесами на таракана, шустро семенящего боковыми лапками.

Мы стали собираться. Но все сборы свелись к тому, чтобы разыскать на острове Даму с пальчиком – она так похудела за это время, что мы ее еле нашли.

Пароход подошел, сбавил ход, загремел якорной цепью. Она натянулась, пароход дернулся и, развернувшись по течению, застыл в ожидании. У всех бортов скопились пассажиры. Они махали островитянам, кричали им всякие приветствия, но, похоже, не очень-то завидовали. Больше сочувствовали.

Матросы спустили шлюпки и погнали к острову. На первой шлюпке стоял на носу наш капитан в белоснежном кителе и красивой фуражке с золотым орлом и якорем.

Он ловко и элегантно, едва нос лодки коснулся песка, спрыгнул на берег и принес свои горячие извинения:

– Милые дамы! Уважаемые господа! Чрезвычайное происшествие на борту! Пароход сел в тумане на мель. Прошу прощения за доставленные вам неудобства. И надеюсь достойно компенсировать их в самое ближайшее время. Пожалуйте на судно, где вас ждут горячие ванны и великолепный обед!

Обрадованные островитяне, толпясь и толкаясь, забрались в шлюпки. А на борту «Ильи Муромца» страшно загордились, потому что другие пассажиры стали их горячо приветствовать и восхищаться их мужеством.


Матросы собрали и забрали на борт палатки и все другое снаряжение, выбрали якорь, и пароход, дав свисток, отправился продолжать свой прерванный рейс.

Ладно, подумал я, островитян мы выручили – теперь надо тетю Гелю выручать.

Глава XII
КОЕ-ЧТО ПРОЯСНЯЕТСЯ…

Вечером, когда Алешка уложил близнецов и они дружно засопели носами, мы устроили секретное оперативное совещание. Обменялись, как говорится, информацией.

Мне-то рассказывать особо нечего было, а вот Алешка кое-что раздобыл.

– Смотри, Дим, – и он положил передо мной на стол какие-то странные записи. – Это я в каюте капитана нашел, у него на столе под стеклом лежало. Когда он за близнецами гонялся, я и стащил.

А бумажка была вот какая:

«Калязин – маг. «Веселый» – от двух до четырех пополуночи, сев. причал.

Углич – маг. «Игрушки» – от одного до трех пополуночи.

Кинешма – ф. «Незнайка» – от ноля до двух пополуночи, второй причал».

И так далее.

– Понял? – спросил меня Алешка.

– Не очень, – признался я.

– И я не очень, – вздохнул он. – Что такое «пополуночи» и что такое «фы» и «маг»? Магнитофон, что ли?

– Магнитофон «Игрушки»! Чушь собачья!

– А магнитофон «Веселый» – подходит.

«Маг. «Игрушки», – задумался я. – Маг. «Игрушки». – И тут дошло: – Магазин «Игрушки»! Вот что это такое! – выпалил я.

– А «фы»? Не догадался? – спросил Алешка с надеждой на старшего брата.

И я его надежды оправдал:

– Фирма!

– Теперь все ясно! – воскликнул Алешка так, что близнецы вздрогнули во сне. В эти «фы» и «маги» капитан сдает игрушки из трюма, понял? Смотри: во все эти города пароход приходит ночью! Чтобы потихоньку выгрузить товар. Вот тебе и «пополуночи». Молодец! И сразу стало ясно, почему иногда капитан среди бела дня причаливал куда-нибудь к берегу, куда и причаливать-то не стоило. «Дамы и господа! Взгляните, какой чудесный косогор! С него открывается великолепный вид на волжские просторы! Не угодно ли взобраться на него и с его высоты оглядеть окрестности?» Это могло означать только одно: капитан нарочно задерживал пароход, чтобы подойти к «причалу номер два от ноля до двух пополуночи». И чтобы пассажиры, уставшие от похода на косогор, крепче спали ночью и случайно не стали свидетелями выгрузки пищащего товара.

– И я думаю, Дим, – торопливо добавил Алешка, – что тетя Геля пыталась за ними следить, а они ее заметили и спрятали в трюм. Пошли ее выручать!

А как? Трюм заперт, взломать дверь нам не под силу. А если обратимся к кому-нибудь за помощью, есть вероятность напороться на сообщников капитана. И мы тогда вполне можем очутиться рядом с тетей Гелей, в холодном трюме.

Но для Лешки, когда у него появлялась цель, препятствий не существовало.

– Пистолет у нас есть? Есть. Идем к капитану: руки вверх, давай ключ! И все дела. А потом вызываем по рации спецназ, и они высадятся на пароход и всех бандитов арестуют.

Все прямо так просто! Как таблица умножения.

– А если капитан не отдаст ключ? А как пользоваться рацией, ты знаешь?

– Тетя Геля знает.

– Ну вот. Сначала надо ее вытащить. А для этого нужен ключ.

– Найдем! – уверенно сказал Алешка. – Он его где-нибудь прячет. Только не в кармане. – Он на секунду задумался. – Знаешь, что я придумал? Нужно разведать, где ключ. И похитить его.

– Пока разведаем, пока похитим, тетя Геля там с голоду умрет.

Алешка приблизил свою голову к моей и горячо зашептал:

– Завтра все разведаем. Завтра к нему собственноручно прибывает Илья Муромцев.

– Ага, – усмехнулся я. – Подслушки установим, да?

Теперь усмехнулся Алешка. Так снисходительно, что я себя совсем дураком почувствовал.

– Подслушки, – сказал он. И цап меня за уши. – Вот эти самые! Твои ухи!

Я отцепил его пальцы и прикрыл на всякий случай уши ладонями. И поэтому не все расслышал, что Алешка объяснил:

– …Рундук… У него в каюте… Под окном… В нем ничего нет, только пустые бутылки… Ты туда залезешь, и мы все разведаем…

– Собственной персоной, – поправил я.

– Ну да. Они станут в каюте секретничать, и мы все узнаем.

Здорово, конечно. Но малоприятно. И опасно. Но ведь надо же тетю Гелю выручать…

…А пароход все плыл себе и плыл, пыхтя своей машиной, шлепая по волжской воде своими неутомимыми плицами и посвистывая своим тоненьким гудком. Матросы стояли вахту, пассажиры отдыхали и развлекались.

Развлечений на пароходе было много. Но нам с Алешкой они не очень-то понравились. Потому что: в игротеке – плати, в библиотеке – плати, за дискотеку – плати. Нам это было не по карману. Мы ведь не Тедька с Женькой, которые в своем неутомимом стремлении «разбогатеть» назанимали мелочи уже у всех пассажиров и подбирались теперь к матросам.

А бесплатной была только комната смеха. Но она нам сразу не понравилась. Потому что была ну… как бы сказать… не очень честной. Смеялся не тот, кто входил в эту комнату, а те, кто оставался снаружи и наблюдал, что там происходит.

Мы-то думали, что эта комната смеха вроде той, о которой нам рассказывала мама: входишь в нее, а там стоят самые разные кривые зеркала, и люди выглядят в них совершенно нелепо. То они вдруг становятся необыкновенно толстыми или худыми, как наша Дама-указка, то какими-то кривыми на все бока, то глаза на уши полезут, то голова получается как громадный котел, а ноги при этом как спички. Тоже в общем-то не очень здорово, хоть и смешно.

А вот на пароходе комната смеха находилась за таким хитрым стеклом – односторонним, снаружи все видно, а внутри темно. Входит туда человек, бродит вслепую по лабиринту, и с ним происходят всякие смешные случаи: то ему на голову ведро с водой опрокинется, то он куда-то свалится, то откуда-то пинок на него обрушится… А зрители хохочут.

Нам это не понравилось, скажу честно. Как-то не очень красиво наблюдать исподтишка за человеком да еще смеяться над его неприятностями.

Но, впрочем, этот «секрет» комнаты смеха очень скоро стал всем известен, и она перестала пользоваться популярностью. Ну, иногда, правда, удавалось запустить в нее каких-нибудь гостей с берега, и тогда дядя Вова садился у прозрачной стены в кресло и, потирая от удовольствия руки и потягивая что-нибудь из горлышка, приговаривал злорадно:

– Так тебе и надо!

Он не злой был, конечно, человек. Но все-таки немного глупый.

В конце концов комнату смеха закрыли, а стеклянную стену задернули изнутри шторой. И стали в эту комнату складывать всякое ненужное ба-рахло.

Так что мы с Алешкой развлекались как могли самостоятельно. «Пасли» непослушных близнецов: Алешка все время что-то с ними мастерил, а в свободное время делал, как и обещал маме, свои записи в блокноте. Правда, описывал он там не совсем те впечатления, на которые рассчитывала мама.

Но больше всего нам нравилось бродить по верхней палубе и глазеть по сторонам, особенно Алешке.

Вот это было не скучно. Никому не вредно. Все время нам встречались разные суда и приветствовали «Муромца» гудками, все время менялись неповторимые в своей красоте волжские берега, все время проплывали мимо разные города и селения. Это было лучше всякого кино и никогда не надоедало. Алешка даже как-то сказал мне:

– А здорово, да, Дим? На свете, правда же, ничего красивее природы нету? И никакого вреда от нее, кроме пользы, да?

– Ты это запиши, – посоветовал я. – Маме понравится.


Алешка как-то хитро усмехнулся и ответил:

– Я записываю то, что папе понравится.

Я его понял. Но за последнее время ничего особенного не произошло. Никаких подозрительных событий. Правда, однажды из комнаты смеха старший матрос и один из механиков вытащили какую-то большую коробку, вроде ящика, обтяну-того парусиной, и перегрузили его на подошедший к пароходу белый катер с красным крестом на борту.

– А это что? – конечно же, спросила Дама с пальчиком. – А это куда?

– А это туда, понял? – машинально ответил старший матрос. – На свалку. Всякий мусор. – И важно пояснил, зная, что Дама с пальчиком так просто от него не отстанет: – Экологию надо беречь, понял? Нечего красавицу Волгу загрязнять.

Алешка, тоже яростный борец за экологию, с ним согласился и тут же наябедничал:

– А я видел, как ваш повар…

– Кок, понял? – поправил его старший матрос, провожая взглядом санитарный катер, резво уходящий куда-то вдаль со своим мусором.

– Ага, кок… Он помойное ведро за борт выплескивает. И картофельные очистки.

– Это ничего, – сказал старший матрос, набивая трубку табаком, – чайки склюют, рыбы сжуют, понял?

А мы и не знали, что рыбы, оказывается, жуют. И это событие в своем блокноте, как малозначительное и не подозрительное, Алешка не отразил. А напрасно. Папе это понравилось бы…

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 2 Оценок: 1
Популярные книги за неделю

Рекомендации