151 500 произведений, 34 900 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 6

Текст книги "Вредные игрушки"

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 4 ноября 2013, 17:14


Автор книги: Валерий Гусев


Жанр: Детские детективы, Детские книги


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 6 (всего у книги 9 страниц) [доступный отрывок для чтения: 7 страниц]

Глава XVI
ТЕРРОРИСТЫ НА БОРТУ

Чледующим объектом захвата было машинное отделение.

Это, наверное, будет посложнее – там всегда трудятся два здоровых кочегара. Нам можно рассчитывать только на внезапность. И очень решительные действия. Нахальные, я бы сказал.

Мы сосредоточились, как бойцы спецназа, у дверей в кочегарку. Перемигнулись – и пошли!

На этот раз за дверь взялся я. Чтобы не было традиционной путаницы. И я не стал ее красиво выбивать ногой, а просто резко дернул на себя…

Всякому действию равно противодействие. Дверь не шелохнулась, а я чуть не врезался в нее лбом. Пришлось бы зеленкой мазаться и ходить, как наш капитан, «во цвете листвы весенней».

– Ну и пароход! – возмутился Алешка. – Ни одной одинаковой двери! Давай я!

И он отработанным приемом попытался открыть дверь в другую сторону – внутрь, словом.

Но и у него не получилось. Однако наши рывки и удары не остались незамеченными. Изнутри кто-то весело крикнул:

– Входите! Не заперто!

Мы опять подергали ручку. Без результата.

– Влево тяни! – посоветовали нам.

Оказывается, эта дверь открывалась не наружу, не внутрь, а в сторону, примерно как у поезда метро – только не обе створки, а одна.

Эффектного вторжения не получилось. Мы вошли и остановились на небольшой металлической площадке, с которой круто падали вниз стальные ступени трапа. Там высилась громадная паровая машина, такая холодная и молчаливая, что даже не верилось в ее живую силу.

А около машины, за маленьким, тоже металлическим столом, сидели чумазые кочегары и пили пиво. Между ними стояла почти уже пустая двухлитровая пластиковая бутылка.

– Чего надо, вояки? – спросил один из кочегаров – с черными усами под носом.

– Разводите пары, – строго сказал я, – и ждите указаний с капитанского мостика.

– А ты кто такой? – лениво усмехнулся усатый, и я разглядел, что усы у него не настоящие, а нарисованные под носом углем. – Капитанская дочка, что ли?

– Внучка! – отрезал я. – Пароход захвачен террористами. И вы будете действовать по нашему приказанию.

– Слышь, Вань! – расхохотался усатый. – Во дает! – И снова повернулся ко мне нарисованными усами: – Ты из цирка, что ли?

– Из цирка, – сказал я и, прицелившись, выстрелил в бутылку.

Она взлетела и со страшной силой ударилась в борт. И будто взорвалась, как граната, забрызгав все вокруг остатками пива.

Усатый поставил стакан на стол:

– Так бы сразу и сказал. Вань, забрасывай уголек. Власть переменилась.

– Да нам-то что? – лениво отозвался Ваня, берясь за лопату. – Наше дело – пары разводить.

– Вот так, – кивнул я. – Ждите указаний. Поднимете давление в котлах – сообщите в рубку.

Мы вышли из машинного отделения.

– Надо бы их запереть, – заметил Алешка. – Разбегутся еще.

– Не убегут, – махнул рукой я. – По-моему, они наши выходки приняли за очередной аттракцион программы путешествия «Захват парохода террористами».

Алешка на секунду задумался. А потом просиял:

– Дим! Это мысль!

Я тут же за нее ухватился:

– Пошли в рулевую рубку, быстро! А потом – к радистам. Пусть объявление по пароходу дадут.

И мы помчались на капитанский мостик, в рулевую рубку. Пассажиры провожали нас кто удивленными, кто недовольными, а кто завистливыми взглядами. Но ни в одном взгляде не мелькнуло догадки о том, что им уготовила судьба в нашем лице.

Дальше все пошло как по маслу. Вернее, как в самом дурацком боевике.

Мы ворвались в рубку, запыхавшиеся и сияющие, с оружием в руках.

– Товарищ рулевой! – заорали мы, перебивая друг друга, прямо с порога. – Капитан просил вам передать, чтобы вы исполняли наши приказы.

Товарищ рулевой – это был студент мореходного училища – сидел в углу рубки на складном стульчике и читал какой-то учебник.

– С чего это? – лениво спросил он, недовольно отрываясь от книги.

– Аттракцион начался! Секретный! «Захват парохода террористами» называется.

– А сам-то он где? – недоверчиво глянул на нас рулевой, захлопывая книгу и вставая.

– В трюме сидит! В наручниках!

– Во здорово! – почему-то обрадовался рулевой и принял игру: – Жизнь мне сохраните?

– При условии полного подчинения, – сказал я.

– А может, и в долю возьмем, – пообещал Алешка.

А я, чтобы развеять последние тени сомнения на лице рулевого, добавил:

– Сейчас по трансляции объявят. Становитесь к штурвалу. – И повел в его сторону стволом автомата.

– Не стреляйте! – дурашливо завопил он. – Я все скажу! И все сделаю!

Алешка остался в рубке, возле переговорного устройства. Это такая труба, она идет вниз, в машинное отделение. И по ней передают туда указания, вроде: «Полный вперед!» или «Стоп – машина!» А чтобы не отвлекать кочегаров посторонними разговорами, ее иногда затыкают такой пробкой, на цепочке – а то потеряется.

Пока Алешка держал рулевого под прицелом, я помчался в нашу каюту, где быстренько набросал текст обращения капитана к экипажу и пассажирам, а оттуда – захватывать следующий объект – радиорубку. Там тоже сидел студент – радиотехникума – и тоже читал учебник.

– Вот, – я положил перед ним на столик свое творение. – Капитан приказал озвучить по трансляции.

– А сам он где? – спросил и радист, просматривая текст.

– В трюме. Под арестом.

– Делать вам нечего, – вздохнул радист. – Все не наиграетесь. – И стал щелкать тумблерами.

И нам пароходом разнеслось, и во всех его помещениях послышалось:

– «Я, капитан парохода «Илья Муромец», подчиняясь насилию, обращаюсь к экипажу и пассажирам со следующим сообщением. Наш пароход захвачен террористами, все мы стали их заложниками. Первое требование, которое они выставили, это бесплатная работа судового буфета, игротеки, видеосалона. Второе: изменить курс парохода и направить его к острову Лепешка, чтобы забрать оттуда на борт главаря террористов. Эти требования, поскольку они не очень ущемляют права пассажиров, я принял, уступая силе и обстоятельствам. Каковы будут дальнейшие действия захватчиков, пока неизвестно. Прошу всех соблюдать спокойствие и дисциплину. А также, во избежание печальных инцидентов, беспрекословно выполнять все требования террористов».

Это сообщение я выслушал на палубе, чтобы знать реакцию пассажиров.

Она была нормальной.

Дама с пальчиком захлопала в ладоши, увидев меня с автоматом и пистолетом:

– Боже, как мило! Не успели спастись с необитаемого острова, как попали в лапы разбойников.

Можно подумать, что она всю свою жизнь только и мечтала, чтобы поскорее попасть в лапы разбойников.

Дядька в трусах даже не проснулся в своем шезлонге. Осторожный дядька пролепетал:

– Главное, чтобы эта игра не зашла слишком далеко. Я не хочу больше на необитаемый остров.

Дядя Вова крякнул от удовольствия и расхохотался:

– Вот это по-нашему! Выкуп требуй, пацан. Да покруче. Можешь на меня рассчитывать.

А мы, кстати, на него и рассчитывали. Но он пока об этом не догадывался.

А все остальные пассажиры тоже довольно спокойно и с живым интересом отнеслись к новой затее капитана.

Удовлетворенный, я вернулся в рулевую рубку. Алешка уже стоял за штурвалом, а рулевой объяснял ему принципы управления судном.

Я выдернул затычку из трубки:

– Машинное! Есть готовность? – и приложил к ней ухо.

– Так точно! Есть давление.

Я мог бы и не спрашивать, потому что над пароходом уже стояли клубы черного дыма, а из нужных клапанов шипели упругие султаны белого пара.

– Отдать швартовы! – заорал я в окно рубки. И матросы послушно выполнили мою команду.

Я снова взялся за пробку:

– Машинное! Самый малый вперед!

– Есть «самый малый».

Колеса парохода прогнули и тихо повернулись. «Илья Муромец» стал медленно и плавно отходить от причала. Оказывается, не так уже сложно отдавать приказания. Гораздо сложнее их выполнять. Надо бы родителям при случае об этом напомнить.

Пароход вышел, разворачиваясь, на стрежень, меж двух бакенов. Это Лешка его вывел, под руководством рулевого.

– Малый вперед! – скомандовал я. И колеса зашлепали чуточку резвее.

– Держи вон на тот створ, видишь, полосатый такой столб? – подсказывал рулевой Алешке. – Да легче, легче, не так круто.

Алешка действительно в усердии так крутанул штурвал, что пароход ощутимо накренило. Мне даже показалось, что в трюме возмущенно взвыли негодные игрушки. Или зеленый капитан?

– Можно прибавлять до «полного», – сказал мне рулевой. – Впереди чисто.

И пароход «Илья Муромец», захваченный двумя юными нахальными террористами, деловито засучил лапками к острову Лепешка.

Глава XVII
РОБИНЗОН В «РАЗМАХАЙКЕ»

На подходе к острову мы снизили ход до «малого», развернулись против течения и бросили якорь. Команда хорошо справлялась со своими обязанностями. И пассажиры вели себя прилично, только столпились по правому борту, чтобы поскорее увидеть нашего главаря.

Мы приказали спустить шлюпку. Алешка остался на пароходе, держа его экипаж и пассажиров под прицелом, а я отправился на остров, на розыски многострадальной тети Гели Ланч.

Розыски были несложными и вскоре увенчались успехом: на этой плоской Лепешке только Дама с пальчиком могла бесследно затеряться. В негустом кустарнике я обнаружил лежащую на боку коробку с надписью «Robert».

Рядом с коробкой чуть дымилось кострище, на колышках висел закопченный котелок. И стояла на песке миска с какой-то неаппетитной на вид кашей, похожей на овсянку на воде.

Волнуясь, я вежливо постучал по коробке пальцем.

– Кто там? – послышалось изнутри.

– Том Сойер, – представился я.

Крышка коробки откинулась, и передо мной предстала живая, здоровая и достаточно веселая тетушка Ланч. Во всей красе. С лицом, измазанным сажей, в мятой до невозможности «размахайке» без одного рукава. Она сидела в коробке на расстеленной парусине.

– Том! – воскликнула она с обычной восторженностью. – А где Гек?

Тетя Геля, видимо, решила, что капитан и нас высадил на остров, на овсяную диету.

– Гек ждет нас на пароходе. Вместе с близнецами.

Тут она насторожилась, вылезла из коробки и стала приводить себя в порядок: постаралась разгладить лишние складки на одежде; вытирая лицо, еще больше размазала по нему сажу и спро-сила:

– А капитан?

– Он арестован, – скромно сказал я.

– Вот как? – Тетя Геля была приятно удивлена. – Ваш папа прибыл?

– Да нет. Мы с Алешкой сами его задержали, – небрежно пояснил я. – И пароход захватили. И вообще – многое успели сделать. Пойдемте на пароход, продолжим операцию.

– Сейчас, – сказала тетя Ланч, – только кашу доем. Хочешь?

– Спасибо, не надо, – быстро отказался я. Нам и дома с овсянкой проблем хватало. – Я совершенно сыт. По горло.

А сам подумал, что ей сейчас не столько каша нужна, сколько кусок хорошего мыла.

– Напрасно, – даже чуть обиделась тетя Геля. – Каша мне удалась. Ну, посиди рядышком, расскажи, что вы там натворили.

Я и рассказал. Во время моего рассказа тетя Геля два раза чуть не подавилась кашей. Кажется, от смеха.

– Капитан Зеленый – это звучит, – улыбнулась она и положила ложку в пустую миску. – А вы знаете его фамилию? – Она помолчала для большего эффекта и сообщила: – Его фамилия Зеленчук. Так что вы с краской не ошиблись.

Тетя Геля убрала миску и котелок в свое картонное бунгало, опустила его крышку, и мы пошли на пароход.

По дороге тетя Геля тоже успела мне кое-что рассказать.

– Ваш папа вместе с коллегами по Интерполу должен был разобраться с зарубежными поставщиками этих вредных игрушек. Но нам не было известно, каким путем, через какие фирмы и магазины эти игрушки пойдут в продажу. Ведь продавать их в одном магазине опасно, бракованные игрушки покупатели понесут назад и все может раскрыться. Значит, их нужно раскидать по разным торговым точкам, лучше всего – временным. Продали и исчезли.

– Я понял, – сказал я. – Поэтому лучше всего и подошел наш пароход, так?

– Так. Мы, конечно, этого не знали. И потому наши оперативные работники взяли под контроль весь подходящий для этого дела транспорт. Меня вот ваш папа устроил на «Илью Муромца». И знаешь, Том, почему? Потому что считал этот рейс совершенно бесперспективным. Он никак не мог предположить, что такой солидный делец, как Илья Ильич Муромцев, станет так рисковать. Но, видно, жадность оказалась сильнее разума.

– Это бывает, – солидно заметил я.

Мы брели по острову Лепешка к пароходу, увязая в сыпучем песке. И я старался идти помедленнее, потому что видел, как тетя Геля устала. Еще бы! Пробыть в плену, в трюме, выдержать допросы и угрозы капитана, полежать в душной коробке, а потом оказаться на острове вместе с овсянкой! Такое не всякий мужчина выдержит.

– А Том и Гек? – спросил я. – Это вы нарочно придумали? Чтобы нас не подставить?

– Конечно. На всякий случай – вдруг кто-нибудь из жуликов случайно услышал былой разговор. Зачем же вас подвергать опасности?

Да, нас нельзя, а себя можно, да?

– И видно, я где-то ошиблась, они меня заподозрили, стали требовать какой-то ключ, потом опять заклеили рот пластырем и упаковали в коробку. Но кое-что мне все-таки удалось узнать, – с гордостью сообщила тетя Геля. – Где, когда, на какие автомашины они сгружали свой омерзительный товар.

А! Теперь я понял те странные записи: «А-на «Газель» – 34-48, два часа ночи, две коробки роботов, две коробки кукол».

Что ж, и нам есть что добавить к этой информации.

– По нашему сценарию, – напомнил я, когда мы подходили к пароходу, – вы, тетя Геля – главарь террористов. Принимайте командование.

– Прежде всего, – сказала она, – мне нужно разыскать рацию и пистолет. Наверное, они у капитана, в его сейфе.

– Наверное, нет, – ухмыльнулся я. – Наверное, они в унитазе.

– Как? – Тетя Геля даже остановилась.

Я объяснил и добавил, что там же находится и график, по которому должна производиться разгрузка преступного товара.

– Славные мальчишки, – пробормотала тетя Геля. – Так и передам вашему отцу.

– Вы уже передавали, – улыбнулся я.

– Все знают! – ахнула тетя Геля. – Может быть, вы и сообщников капитана вычислили?

– Может быть! – И я пообещал: – Вы их скоро узнаете. И больше ни с кем не спутаете.


Не знаю, что подумали пассажиры, когда узнали в главаре террористов нашу славную романтическую тетушку Ланч. Но, во всяком случае, они возражений не высказали и правила игры безоговорочно приняли. Мне даже показалось, что они вздохнули с облегчением, несмотря на ее «боевую раскраску» на лице. И напрасно. Тетушка Ланч тоже здорово вошла в роль. Она взяла себя в руки, и от ее усталости не осталось и следа. Только сажа на лице.

– Всем оставаться на местах! – сказала она, поднявшись на борт. И в голосе ее звенели стальные нотки.

– Тетя Геля! Тетя Геля! – радостно заорали ей близнецы, но издалека. Предусмотрительные ребята. – Мы так рады! Что ты нашлась!

– Марш в каюту! – рявкнула на них «главная террористка». И что удивительно и невероятно, они тут же послушались. – Том, мое оружие!

Когда я вернулся с ее пистолетом, тетя Геля твердо стояла перед матросами и пассажирами и обводила всех каким-то особенным, долгим и пристальным взглядом. Наверное, пыталась вычислить еще одного врага.

Взяв пистолет, она коротко приказала:

– Кок! Две пачки «Геркулеса» на палубу. Живо! – И повернулась ко мне: – Капитана сюда.

Вот и дядя Вова пригодился. Я отыскал его глазами и передал команду «главаря»:

– Приведите капитана. Он в трюме.

– Есть! – Дядя Вова вытянулся в струнку и отдал честь рукой с зажатой в ней бутылкой. – Будет сделано!

– Только вы его не пугайтесь, – дружески предупредил Алешка.

– Что? – возмутился дядя Вова. – Когда это я тараканов боялся? Чего это мне пугаться?

– Цвета, – загадочно ответил Алешка. – Такого цвета тараканов вы еще не видели.

Дядя Вова презрительно фыркнул и нырнул в трюм.

Его долго не было. Я даже подумал – не упал ли он в обморок? А когда дядя Вова вернулся, причем один, без капитана, на лице его, однако, лежала печать некоторого смятения.

– Да… Конечно… – пробормотал он растерянно. – Разукрасили его… Круто…

– Испугались все-таки? – ехидно спросил Алешка.

– Еще чего! – Дядя Вова гордо выпятил живот. – Я его отстегнуть не смог. Устройство сложное, незнакомая система.

Вот об этом мы не подумали. Сработали, значит, плохие колечки.

– Да пусть там сидит, – высказался робкий пассажир. – Все же капитан…

– Не выйдет, – возразил я. – По сценарию командование парохода должно быть высажено на необитаемый остров. Во избежание организации сопротивления.

Тут нас выручил один из механиков. Он спустился в машинное отделение, покопался в ящике с инструментами и принес какие-то клещи вроде кусачек.

– Подойдут? – спросил он дядю Вову, в прошлом специалиста по наручникам.

Дядя Вова со знанием дела пощелкал клещами и кивнул:

– Годится. Сейчас я его отщипну.

И вскоре наш светло-зеленый капитан, щурясь от солнца, появился на палубе.

Все ахнули и шарахнулись от него, пораженные цветом его лица. И цветом совсем недавно ослепительно белого кителя. И вообще капитана трудно было узнать. Он навсегда потерял свой лоск, свою уверенность в себе и все свое неотразимое обаяние морского волка, морского орла и кавалера прекрасных дам.

– Это уж слишком, – пробормотал робкий пассажир. – Это как-то даже жестоко.

Капитан молча осмотрелся, ничего не сказал, покорный судьбе, и только вздрогнул и еще больше поник зеленой головой, увидев перед собой беспощадную тетю Гелю.

– Проходите в шлюпку, – распорядилась она, вручая ему коробки с овсянкой. – И ждите дальнейших распоряжений. А до этого – займете мое уютное бунгало на острове.

– Может быть, – проговорил капитан вполголоса, чтобы не услышали остальные, – может быть, лучше сдать меня властям?

– Они нас неправильно поймут, – как-то странно усмехнувшись, возразила тетя Геля. (Позже, когда все приключения на пароходе завершились – для кого благополучно, а для кого не очень, скорее наоборот, – тетя Геля объяснила нам, что Илья Ильич Муромцев был в этих краях самым большим начальником, почти самой большой властью. И уж он бы нашел способ выручить капитана и помочь ему избежать ответственности.)

Капитан спустился в шлюпку и уселся на корме, с отвращением прижимая к груди коробки «Геркулеса».

– Старшего механика! – продолжила тетя Геля.

Все пассажиры и матросы с живейшим интересом наблюдали за развитием событий. Им такое развлечение очень нравилось, тем более что сами они не подвергались при этом никакой опасности: ведь они были уверены, что это игра. А мы с тетей Гелей еще на острове решили и дальше не посвящать их в подлинное положение дел. Еще и потому, что у капитана был и третий, неизвестный нам сообщник. И кто знает, что бы он предпринял, если бы разобрался в ситуации. Рисковать нам было нельзя…

Старший механик подошел хмурый и недовольный. Ему все происходящее явно не нравилось. Мне даже показалось, он начал подозревать, что все это затеяно неспроста. И вовсе не так безобидно для их воровской компании. Но тетя Геля с пистолетом была серьезным аргументом.

А тут еще и Алешка направил ему в лоб свой пистолет с несмываемой краской. Тетя Геля строго глянула на него и коротко произнесла:

– Отставить! – Она вообще все это время на палубе говорила с восклицательными знаками.

– Его тоже надо хорошенько пометить, – упрямо проворчал Алешка. – А то вдруг удерет с острова, ищи его тогда.

– Он уже меченый, – успокоила его тетя Геля и, наклонившись, шепнула в ухо: – На него есть все данные в уголовном розыске. – И повернулась к старшему механику: – Марш в шлюпку!

Тот, скривив губы в снисходительной усмешке, прошел к забортному трапу. А за ним, опять же по команде нашего «главаря в «размахайке», протопал по палубе старший матрос с трубкой. Владелец заглавной буквы «Мэ» на зеленом ведре.

Когда шлюпка отчалила и двое матросов заработали веслами, тетя Геля чуть заметно вздохнула с облегчением и убрала пистолет в карман «размахайки».

– Слушать сюда! – скомандовала она всем оставшимся на борту. Причем таким голосом скомандовала, что все они подтянулись и замерли, готовые выполнять любые ее приказания. – Матросам – спустить на воду все шлюпки! Пассажирам – разгружать трюм! Весело и быстро! С песнями! Радист – музыку!

Над палубой загремела веселая ритмичная мелодия. Закипела работа. Пассажиры, не задумываясь и ничего не спрашивая, выстроились в живую цепочку от трюма до самого борта и передавали друг другу разноцветные упаковки с игрушками. И игрушки без упаковок. К музыке добавились вопли и визги («Я хочу к маме!», «My name is Tanja!») и грозные команды дяди Вовы, который сам коробки не таскал, но зато всех поторапливал.

Вскоре весь подлый товар был перегружен в шлюпки и отправлен на остров, где грустно маячили у самой кромки воды изолированные преступники. Капитан стоял, склонив голову; старший матрос невозмутимо дымил трубкой. А вот старший механик, мне показалось, сделал какой-то жест. Значит, точно: на борту парохода «Илья Муромец» остался еще один, тайный сообщник. От которого можно ожидать какой-нибудь пакости.

С последней шлюпкой на остров отправился и Алешка, успев до этого зачем-то сбегать в киоск. Благо он работал теперь бесплатно.

– Ты чего там делал? – спросил я, когда он вернулся на пароход.

– Скоро узнаешь, – загадочно ответил мой братишка.

Я узнал. Но не очень скоро.

Когда за преступниками и вещественными доказательствами в виде вредных игрушек прилетела на вертолетах и приплыла на катерах милиция, старший механик и старший матрос прятались в кустах. А зеленый Robert катался по острову на своих гусеницах за зеленым капитаном, пытался огреть его по спине обломком весла и неутомимо приговаривал:

– Это на-до по-чи-нить!

Оказывается, Алешка заменил роботу батарейки на свежие. Чтобы капитан до конца прочувствовал свою вину.

По-моему, это справедливо. Хоть и сурово…

– Граждане пассажиры, – объявила тетя Геля, когда шлюпки вернулись на борт парохода, – продолжайте свой отдых и ждите моих дальнейших распоряжений. Вовик, проследи за порядком на судне.

– Есть, шеф!

И мы втроем, оставив дядю Вову командовать пассажирами, пошли в капитанскую каюту, на оперативное совещание.

– Натворили мы дел, да? – сказала тетя Геля, садясь за капитанский стол.

– Подумаешь, – махнул рукой Алешка. – В первый раз, что ли?

– Да уж знаю, – усмехнулась тетя Геля. – Наслышана о ваших подвигах.

– От папы небось? – хмуро спросил Алешка.

– От него, – кивнула тетя Геля. – Я ведь уже несколько лет с ним сотрудничаю. Только он в Москве, а я работала за границей. – Она задумалась. – Так, ну что же будем делать дальше?

– Как что? – удивился Алешка. – Вызывайте папу по рации – и все!

– Сейчас я ее принесу, – сказал я. И направился было в нашу каюту.

– Принеси, – со вздохом кивнула тетя Геля. И повторила как-то грустно: – Принеси рацию. Только ведь она не работает. Потому у меня все и получилось так неудачно…

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 2 Оценок: 1
Популярные книги за неделю

Рекомендации