112 000 произведений, 32 000 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 1

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 13 марта 2014, 08:50


Автор книги: Юлия Климова


Жанр: Иронические детективы, Детективы


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 15 страниц) [доступный отрывок для чтения: 10 страниц]

Юлия Климова
Самое модное привидение

Глава 1

– Никто не виноват, что ты из себя ничего не представляешь, – разводя руками, сказала Лиза.

Сейчас она затянет старую песню о том, что у меня нет высшего образования и я безработная.

– После школы ты даже не смогла поступить в институт, ты нигде не работаешь и, прости меня за эти слова, уже три года сидишь на шее у Ильи.

– Ты тоже сидишь на его шее, – напомнила я.

– Да, но я его жена и имею на это право!

– А я его сестра и тоже, знаешь ли, не прибилась к чужому берегу.

Сейчас она намекнет, что мне давно пора выйти замуж.

– Именно что прибилась! Если бы ты не была такой… безликой и безжизненной, то давно имела бы мужа, который тебя обеспечивал.

– А зачем мне муж, меня Илья из дома пока не гонит.

– Просто он тактичный и понимающий человек, да и смирился уже с тем, что ты обуза, от которой невозможно избавиться, родня все же.

– Правильно, – поддержала я, – вот мы и пришли к тому, что мне не обязательно учиться и работать, все и так прекрасно.

Вообще-то мне уже тридцать лет и об учебе даже думать смешно. Да, у меня нет высшего образования, зато я ходила на курсы секретарей, потом посещала кулинарный класс и два года училась в каком-то колледже на психолога. Но это все было так давно…

– Ты совершенно не следишь за собой: волосы в вечном беспорядке, одежда как у пенсионерки, о том, что на свете существует косметика, вообще понятия не имеешь, – выдала Лиза. Когда у нее заканчиваются аргументы, доказывающие, по ее мнению, мою полную никчемность, она переходит к жалким выпадам насчет моей внешности. – Вчера я наткнулась на твои кроссовки – стыд и срам! На мыске дырка! Соседи подумают, что мы бедствуем!

– Косметикой я пользуюсь, но умеренно. Это тебе необходим грузовик тонального крема и столько же пудры, чтобы хоть как-то скрыть морщины и пигментные пятна, а я молода и прекрасна…

– Какие пигментные пятна! – кажется, ей стало дурно. – Да я с детства побеждала на всех конкурсах красоты!

– Наверняка твои родители подкупали членов жюри.

– Я не желаю слушать подобные нападки! Мы говорили о твоей пустой жизни, вот и давай вернемся к этому вопросу.

Лизка старше меня всего на один год, но вечно ведет себя так, будто она тут главная матрона в радиусе тысячи километров. Раньше я злилась, а теперь это для меня превратилось в какой-то унылый спектакль, в котором наша Елизавета постоянно выходит на сцену на бис.

– У тебя даже нет никаких интересов, – размахивая руками, продолжала возмущаться жена моего брата.

– Неправда, вчера я посмотрела передачу про нашу сборную по хоккею.

– И что?

– Ничего, – пожала я плечами, – хорошая такая передача.

Лиза схватилась за голову и вышла из комнаты.

Сейчас она вернется и будет взывать к моей совести.

Три года назад случилось два важных события – мне надоела моя работа, бухгалтерская канитель в одной конторе, и… мой брат разбогател. Это все как-то слилось воедино. Я уволилась, а Илья теперь финансирует мою жизнь и не особо лезет с вопросами, правда, есть и удручающий момент – с вопросами ко мне лезет Лизка.

Не могу сказать, что брат купается в деньгах, но он вполне состоятелен, во всяком случае, ему с легкостью дают весомые кредиты и на трамвае Илья уж точно не ездит.

– У тебя совесть вообще есть? – спросила Лиза, вновь заходя в комнату.

– А что не так?

Начнем все по-новой, может, она устанет.

– Ты собираешься всю свою жизнь просидеть на этом диване?

– Я не понимаю, тебе-то что до этого?

– Я просто не могу смотреть, как ты превращаешься в растение.

– А чем моя жизнь отличается от твоей? Разве ты работаешь где-нибудь?

– Да, я работаю, и моя должность называется – жена! Это труд, о котором ты не имеешь ни малейшего представления!

Мне кажется, что сейчас Лизка загнула, вот интересно, в чем этот ее труд заключается, если уже год как мы живем за городом, в большом роскошном доме, где суетится по хозяйству наша с Ильей тетка Светлана Аркадьевна. Да тут вообще никто, кроме нее, ничего не делает.

– А что именно входит в обязанности жены? – спросила я, рискуя получить еще одну порцию раздражения. – Что ты делаешь такого, чем, собственно говоря, можно гордиться?

– Не думаю, что я должна оправдываться перед тобой, – фыркнула Елизавета, – я у себя дома!

Сейчас еще обязательно добавит, что этот дом выбирала она сама.

– В то время как ты валялась на диване, я в прошлом году бегала по Подмосковью и искала для нас жилье.

Ничего она не бегала, Илья выбрал два дома, и Лиза, полагая, будто все, что дороже, то и лучше, ткнула пальцем именно в этот.

– Ты молодец, можешь гордиться собой, – ехидно улыбнулась я.

– Жаль, что на свете нет человека, желающего стать твоим мужем, хотя если бы такой чудак и нашелся, то наверняка бы он закончил свою жизнь в психушке. Ты сведешь с ума любого.

– Ты мне льстишь, а потом – не надо недооценивать мужчин. Вот взять хоть моего брата, живет же он с тобой – и ничего. Правда, у него случается время от времени нервный тик и от печенки остались только одни воспоминания, но все равно – держится молодцом, и не скажешь, что у него жена мегера.

– Ты злобная ленивая курица, которая побила все рекорды собственной бесполезности…

Лиза по сто первому разу стала перечислять мои недостатки.

Вообще-то я знаю, что моя жизнь далека от совершенства, что лень всегда бежит впереди меня, что пора бы уже действительно начать шевелиться… Но слушать эти замечания от Лизаветы было просто невыносимо.

Скорей бы она ушла, может, сказать ей какую-нибудь убийственную гадость… Нет, она сразу пожалуется Илье, и он целый час будет взывать к моему благоразумию. Брата я люблю, хотя друг другу свое общество мы никогда не навязываем, вроде и живем вместе, но каждый сам по себе.

– Ты хотя бы слышала, о чем я говорила? – сердито поинтересовалась Лиза.

Я кивнула, боясь, что любые слова лишь продлят этот спектакль.

– Ты даже не в состоянии мне ответить по-человечески!

– Да! – ору я.

– Илья! Илья! – тут же закричала Лиза, убивая меня своим взглядом.

Я так и знала… Сейчас придет мой брат и начнет нас мирить – «девочки, не надо ссориться», «мы же одна семья», «да сколько можно»…

Илья пришел довольно быстро, я даже не успела придумать оправдательную речь, а она могла понадобиться, так как Лиза сразу после бракосочетания запудрила моему брату мозги на всю оставшуюся жизнь, и он всегда заранее уверен в ее правоте.

– Девочки, вы опять ссоритесь? – почему-то радостно спросил Илья. – А у меня для вас сюрприз!

– Ты что-то купил? – глаза Лизаветы загорелись, и она явно забыла, зачем звала мужа.

Лиза у нас очень любит деньги, всякие побрякушки, модные салоны и толстые журналы. Еще она любит вкусно поесть, но так как ее трепетное отношение к своей внешности не позволяет удовлетворять аппетит целиком и полностью, то Лиза ходит все время злая и постоянно срывается на мне. Во всяком случае, я думаю, что все обстоит именно так.

– Купил, – объявил Илья.

– А что? Что купил мой котеночек своей кисоньке?

Терпеть не могу этих ее ужимок.

– Я же сказал, это сюрприз, – улыбнулся Илья, – так что не все сразу, сейчас соберемся за столом, и я вам обо всем расскажу.

– Но почему такие сложности? – надула губы Лиза.

Обычно таким способом она быстренько добивается своего.

– Могу только намекнуть, что сбылась моя давняя мечта.

– Ну, котик, – заныла Лиза.

– Нет и нет! – улыбаясь, замотал головой Илья и вышел из комнаты.

Это же надо – не поддался на ее уловки, поверить не могу.

– Что же там такое, что же там такое? – нетерпеливо затараторила Лизка.

Кажется, на этот раз мне повезло, по крайней мере, она отвлеклась от моей особы. Не могу сказать, что я разделяю Лизкину лихорадку, если честно, то мне вообще все равно, что там за сюрприз приготовил Илья. Надеюсь, это не поездка на горнолыжный курорт, к физическим нагрузкам я отношусь отрицательно.

– Пойду потороплю Светлану Аркадьевну, пусть накроет стол побыстрее.

– Лучше бы ты не торопила ее, а помогла, – проворчала я Лизке вслед.

Это только со мной она такая бойкая и напористая, а сейчас придет на кухню и сразу станет другим человеком.

Двенадцать лет назад мы с Ильей потеряли родителей, они погибли в автомобильной катастрофе. Светлана Аркадьевна посчитала нужным взять нас под свое крыло. Мы уже, правда, были взрослые и в этом не нуждались, особенно если учесть, что до несчастья отношений со своей тетей и ее семьей мы почти не поддерживали.

Светлана Аркадьевна Лужина довольно властная женщина, любящая, чтобы все считались с ее мнением. Собственно, поэтому она и нашла с Лизой общий язык – жена моего брата умело подлизывалась к родственнице, и та за это относилась к ней благосклонно.

Сначала у тети появилась привычка нам звонить, при этом она требовала полного отчета о том, как мы проводим время, потом она стала приглашать нас в гости, потом мне пришлось ездить через всю Москву и выгуливать ее собаку, которую отказывались выгуливать ее дети, потом она обязала нас отмечать с ее семьей все праздники, а затем мы уже как-то к ней привыкли.

Когда Илья купил этот дом, Светлана Аркадьевна появилась на нашем пороге вместе с чемоданами и своими детьми – дочерью Викой, весьма задумчивой особой двадцати семи лет, и сыном Глебом. Через два месяца она объявила, что встретила мужчину своей мечты и решительно привела его опять же к нам в дом.

Светлана Аркадьевна уже была два раза замужем, и оба раза это закончилось похоронным маршем, так что моя тетя – заслуженная вдова всех времен и народов. Первым ее мужем был какой-то строитель, у них родились дети, а потом он увлекся алкоголем и однажды зимой замерз на скамейке. Вторым ее мужем был брат нашего отца, который умер от какой-то редкой болезни. И как это ее новый ухажер не побоялся стать третьим претендентом в покойники, просто не представляю…

– Ушаков Николай Леонидович, – громко объявила Светлана Аркадьевна, проталкивая своего жениха на передний план, – этот человек скрасит мою одинокую старость.

Вот так в нашем доме и появилось это пухлое сокровище. Николай Леонидович, будучи человеком немолодым – в следующем году мы будем дружно отмечать его шестидесятилетие, тем не менее не утратил интереса к жизни. Раз в месяц он ходит в кино, один раз в неделю обязательно посещает баню, и раза два в день щиплет меня, проходя мимо. Как видите, дел у него очень много, весьма занятой человек.

Илья настолько загружен работой, что во все происходящее в доме не вникает. Ему вполне достаточно того, что его всегда ждет горячий вкусный ужин, приготовленный Светланой Аркадьевной, что на приемы и встречи его сопровождает красивая жена и что я вместе с Глебом, Викой и Николаем Леонидовичем не путаемся у него под ногами. Вот так и живем.

Через полчаса Лиза позвала всех к столу, обычно она этим не занимается, но сейчас ей не терпелось узнать, что же там за сюрприз приготовил Илья, и она старалась изо всех сил приблизить это мгновение.

Есть мне не хотелось, но я положила на тарелку салатик из овощей, иначе Светлана Аркадьевна начнет косо смотреть в мою сторону.

Вот так, если разобраться, я живу, никого не трогаю, никому не усложняю жизнь, да меня практически нет, и меня это вполне устраивает.

– Говори же, – Лиза нетерпеливо стала дергать Илью за рукав, – ты обещал.

– А что случилось? – зевая, спросил Глеб. – Вы наконец-то решили кого-нибудь родить? Не может быть, никогда в это не поверю.

Его хитрые глазки забегали по столу от тарелки к тарелке, его черные волосы, явно пережившие длительное воздержание от воды и шампуня, прилипли ко лбу, а серьга в ухе качалась из стороны в сторону, точно маятник. Пожалуй, не буду на него смотреть, а то даже салат в меня не полезет.

– О чем ты говоришь, – фыркает Лиза, – мне еще рано думать об этом.

Это в тридцать один год рано? Наверное, она надеется плавно перетечь из состояния «рано» в состояние «поздно», так чтобы этого никто не заметил.

– Правильно, Лизавета, – киваю я, – не торопись. Целлюлит на лице у тебя только начал появляться, так что времени в запасе еще о-го-го сколько.

– Опять, опять! Врешь, ты, как всегда, врешь! У меня кожа гладкая, словно у персика! – воскликнула она, страдальчески возводя глаза к потолку.

– Ну да, как у прошлогоднего персика, которого переехал трамвай, сначала туда, а потом обратно.

– Илья, пора уже объявить, для чего ты нас собрал, – важно сказала Светлана Аркадьевна, демонстративно перебивая столь милую дискуссию.

Лиза бросила на нее благодарный взгляд, полный лести и почитания.

– Ну что ж, – вставая из-за стола, сказал Илья, – наполните бокалы, сейчас я вас всех обрадую.

Николая Леонидовича два раза просить не надо, он с нетерпением схватил бутылку и ловко открыл ее.

Я посмотрела на Вику, ей, как и мне, все это было не интересно, хотя откуда я знаю, что у нее в голове…

– Мы переезжаем! – наконец-то объявил Илья.

Интересно, кто из нас должен этому обрадоваться.

– Мы же совсем недавно въехали в этот дом, – изумилась Светлана Аркадьевна. – Ты что это придумал такое?

– А куда? – спросила Лиза, пока не определившись, радоваться ей или расстраиваться.

– На Колыму, – съязвила я.

– В Москву, – удовлетворил ее любопытство Илья.

– Но мы же как раз оттуда и переехали сюда, зачем нам это надо? – закапризничала Лиза.

– Немного терпения, вы же совершенно не даете мне ничего сказать. Этот дом хоть и хороший, но маленький для нашей семьи, к тому же до Москвы пятьдесят километров. Да, воздух, природа… но кому из нас это по-настоящему нужно? – развел руками Илья. – Все вы знаете мою давнюю мечту… История нашего рода, нашей фамилии – вот что меня всегда увлекало, я всегда хотел побродить по тем местам, где жили наши предки, прикоснуться к прошлому…

– Ага, это сейчас модно, – кивнул Глеб.

– Нет, для меня это не погоня за модой, – с раздражением ответил Илья, – это наши корни, и мы не должны их забывать. Так, на чем я остановился… Я нашел дом, в котором много десятков лет назад жили Медниковы, это, если можно так сказать, наше родовое гнездо, и вот теперь этот дом принадлежит нам. Я его купил, и именно в нем мы будем жить.

– А где он находится? – спросила Светлана Аркадьевна.

– В центре Москвы.

Лиза быстренько сообразила, что это для нее куда лучше, чем нынешняя жизнь вдали от цивилизации, кроме того, все подруги, если они у нее, конечно, есть, узнают, что теперь ее высочество будет проживать в фамильном замке в центре Москвы и все непременно начнут ей завидовать… Разложив все это по полочкам в своей голове, Лиза возликовала, вскочив со стула, она радостно запищала:

– Котик, котик, как это мило, у нас будет свой дом в центре, как это чудесно, я так рада, спасибо, спасибо!

С этими словами она бросилась обнимать мужа, а я, тяжело вздохнув, уставилась на свой салатик. Опять переезд, собирать вещи, нервничать и привыкать к новому месту.

– Катя, ты рада? – спросил меня Илья.

– Конечно, рада, – заулыбалась я.

Лиза сжала губы, представляю, как ей тяжело удержаться от очередной гадости в мой адрес.

– Дом трехэтажный, – стал рассказывать Илья, – но третий этаж низкий, вряд ли там стоит делать жилые комнаты, во всяком случае, в ближайшее время я это не планирую, два подъезда…

– А зачем два? – спросила я.

– Внутреннюю часть дома несколько раз перестраивали, одно время там был телеграф, потом книжный магазин, потом еще что-то… В данный момент дом поделен на две части, два крыла, так сказать, я думаю, это даже лучше, Светлана Аркадьевна будет жить в своей части дома, а мы в своей.

– Ты хочешь отгородиться от меня? – хмуря брови, спросила тетя.

– Нет, что вы, но так будет всем удобней, а потом мы всегда сможем ходить друг к другу в гости, на втором этаже есть дверь, соединяющая оба крыла.

– Хорошо, – коротко ответила Светлана Аркадьевна.

Мне кажется, это все ее тоже обрадовало.

– А когда же, когда же мы переедем? – нетерпеливо спросила Лиза.

– Очень скоро, – ответил Илья, – дом я нашел и купил три месяца назад, а вам не говорил, потому что хотел привести его в должный порядок. И хотя он в хорошем состоянии, некоторый ремонт все равно необходим. Работы по благоустройству идут полным ходом, осталось не так много, думаю, через два с половиной месяца мы отпразднуем новоселье.

– Надо же покупать новую мебель! – радостно воскликнула Лиза.

– Думаю, мы заберем ее отсюда, не зря же мы потратили столько сил и времени, приобретая все это, – ответил Илья, обводя взглядом комнату.

Лиза надулась.

– Но, конечно, что-то придется и докупить, – поспешно добавил мой брат, видя обиду своей дражайшей супруги.

– А что будет с этим домом? – спросил Николай Леонидович.

– Мы его продадим, покупателя я уже нашел, эти деньги не будут сейчас лишними, из-за покупки фамильного гнезда мне пришлось влезть в долги. Но это все поправимо, так что давайте отмечать и радоваться скорым переменам.

– А кто наши соседи? – поинтересовалась Лиза.

Не сомневаюсь, что она сидит и мечтает о том, как будет жить в окружении известных политиков, актеров и певцов.

– Дорогая, я ничего не знаю об этом, для меня важен сам дом, его атмосфера.

– Конечно, конечно, – мило улыбаясь, закивала Лизавета.

Значит, мы переезжаем… Ну что ж, пусть будет так.

Глава 2

Коробка, которую я тащила, была не слишком тяжелая, но одна мысль о том, что в ней лежат Лизкины вещи, угнетала меня и доводила до вялотекущей депрессии.

– Будь осторожнее, – пропела Лиза, наблюдая за мной. Вот уже десять минут она не выпускала из рук небольшую, упакованную в серую бумагу картину, полагая, по всей видимости, что эта тяжкая ноша освобождает ее от всеобщей трудовой повинности. – Это же моя коробка.

– Ах, ах, ах! А что у тебя там? Вставная челюсть или ночной горшок?

– Там косметика, – важно ответила Лиза.

– Тогда буду очень осторожной, – сказала я и, не удержавшись, сильно тряхнула коробкой.

Илья посмотрел на меня с укором.

– Скажи, а в этом доме водятся привидения? – поинтересовалась я у брата.

– Не думаю, – улыбнулся он в ответ.

– Как это?! В каждом фамильном гнезде всегда кто-то бродит по ночам в белом саване, а у нас что, такого представления не будет?

– Нет, Катя, я все же надеюсь, что нам это не грозит.

– Так не бывает, наверняка много лет назад там кого-нибудь убили, и несчастный призрак гуляет по этажам в надежде обрести вечный покой.

– Не придумывай, никто там по этажам не бродит.

Ничего, я эту ситуацию исправлю, через две недели Илья уезжает в командировку, и я найду что-нибудь балахонистое и навещу ночью Лизку. Представляю, как она будет визжать. От этой мысли мне стало веселее, и коробка уже не казалась такой обременительной.

За последние три месяца я ни разу не была в Москве, и теперь у меня было такое ощущение, будто я оказалась на другой планете. Кругом суета, машины, яркие магазины, плакаты… Я вдруг почувствовала, что мне это все нравится и именно этого мне не хватало. Если Лиза пару раз приезжала сюда, чтобы посмотреть дом и дать ценные указания, то я устранилась полностью от этого процесса и теперь готовилась увидеть наше новое жилье.

Мне казалось, что дом будет высокий, с колоннами по бокам и львами на крыльце, такой вот возник стереотип в моей голове. Я представляла себе маленькие балконы, украшенные лепниной, громкое эхо в коридоре и комнатах, а также наличие едкого запаха сырости везде, где только можно. Каково же было мое удивление, когда мы остановились около обычного на первый взгляд дома. Пожалуй, только тонюсенькие трещины на стенах, немного странные маленькие окна и два аккуратных подъезда, украшенных коваными кленовыми листиками, говорили о том, что этому дому много, много лет.

– Ну, как? – с волнением спросил у меня Илья.

– Просто чудесно, – кивнула я, размышляя, а будет ли он его перекрашивать.

Дом был нежно-салатового цвета с белой отделкой, и посмотрев на соседний дом желтого колера, я подумала, что у нас все еще не так плохо.

Подъехала машина с семейством нашей тети, Илья помог Светлане Аркадьевне вылезти из салона и торжественно объявил:

– А теперь давайте знакомиться с нашим новым домом!

– Надеюсь, там тепло, – сказала Светлана Аркадьевна, – последнее время меня мучает ревматизм.

– Отличный дом, – кивнул Глеб, – мне здесь уже нравится.

Илья от счастья просто расцвел.

Почти всю мебель перевезли три дня назад, осталась только мелочь, которая прибыла сегодня вместе с нами, так что, по моим предположениям, дом должен был нас встретить полным парадом.

Осмотрев коридор, мы оказались в просторной гостиной, украшением которой была огромная витая деревянная лестница, расположенная посередине.

– Илья, ты все еще настаиваешь на том, что здесь никто не умирал? – спросила я. – Мне кажется, что по этой лестнице взбираться без страховки весьма опасно.

Илья вздохнул.

– Не говори глупостей, Катя, – закатила глаза Лиза, – это натуральное дерево, разве где-нибудь еще такое увидишь?

– Очень красивая лестница, – сказала я, видя, что Илья весьма болезненно воспринимает мои шутки.

– Здесь библиотека, – стала знакомить нас с домом Лиза, – а это дверь на кухню.

Глеб, пропуская эту экскурсионную речь мимо ушей, поднялся на второй этаж.

– Ого, – крикнул он сверху, – а у нас так же роскошно?

Все разбрелись по комнатам, и дом загудел охами и ахами. Николай Леонидович то хлопал по плечу Илью, то подмигивал мне, то брал Светлану Аркадьевну за руку и чинно прохаживался с ней по гостиной. Вика сухо всех поздравила с новосельем и тоже поднялась на второй этаж.

– Маленькая коричневая дверка ведет на нашу территорию? – спросил Глеб, спускаясь вниз.

– Да, – Илья протянул ему ключ, – оставь ее открытой, будем ходить друг к другу в гости.

Светлана Аркадьевна отобрала ключ у сына и торжественно сказала:

– А теперь попрошу к нам.

– Когда мне уже покажут мою комнату? – поинтересовалась я.

– Она на втором этаже, как поднимешься – слева, – ответила мне Лиза, – зная тебя, могу предположить, что она тебе понравится. Серые стены, неброская мебель и всего один цветок на подоконнике – кактус, который можно даже не поливать.

– А нельзя было заменить его икебаной? – спросила я, только чтобы позлить Лизку.

Она поджала губы и сказала:

– Светлана Аркадьевна, пойдемте знакомиться с вашей частью дома.

Все стройной вереницей стали подниматься на второй этаж. Я шла последней, и как только семейство Лужиных с сопровождением скрылось за коричневой дверью, сразу же отправилась в свою комнату. Как будет жить Светлана Аркадьевна со своими отпрысками и женихом, я еще успею посмотреть, а вот территорию своего обитания хотелось увидеть немедленно.

Комната оказалась не маленькой, я поморщила нос, не очень-то тут уютно, хотя чего ожидать от Лизки, наверняка это она попросила покрасить стены в серый цвет. Да, я могла бы приехать сюда сама пару месяцев назад и высказать свои пожелания, но мне было лень. Кровать у стены, два шкафа и прочая мебель, привезенная из нашего старого дома, вот только пушистый синий ковер был абсолютно новеньким и радовал глаз. И как это Лизка отдала мне такое чудо? Подойдя поближе, на светлой отделке ковра я увидела темное пятно, теперь понятна ее щедрость: или она его купила на распродаже, или сама случайно испортила.

На подоконнике стоял тот самый кактус, который не нуждался в уходе. Потрогав его колючки, я довольно кивнула головой, люблю такие растения.

Я посмотрела в окно, машина, доставившая наши пожитки, уже уехала, по тротуару шли люди, а большая черная собака бесцеремонно справляла нужду около урны для мусора.

– Просто чудесно, – сказала я.

Напротив стоял небольшой дом песочного цвета, он был чуть пониже нашего и более древний, на мой взгляд, хотя, возможно, просто никто его сто лет не ремонтировал. На крыше дома неожиданно для меня появился мужчина, он полез в сумку и достал небольшой черный футляр. Я машинально спряталась за шторкой.

Светлые волосы, короткая стрижка, высокий… это, пожалуй, все, что я смогла разглядеть. Мужчина удобно устроился около решетки, что проходила по всему периметру крыши, достал из футляра бинокль и стал наблюдать за нашим домом. Именно за нашим.

Вообще-то это странно, мы въехали часа полтора назад, вряд ли он об этом знает, так на что тут смотреть-то? Да и не вечер еще, чтобы выискивать в окнах полуобнаженных девиц. Что ему нужно?

Мужчина закурил. Сейчас я с радостью сделала бы то же самое, но я не курю.

Он отложил бинокль в сторону, достал блокнот и стал делать какие-то записи. Докурив сигарету, он вновь протянул руку к своему биноклю. Я отодвинула кактус в сторону, быстро забралась на подоконник, уселась поудобнее и с томным выражением лица стала разглядывать окружающую меня красоту – крыши домов, ворон и голые деревья.

На самом деле я здорово волновалась. Вот не знаю почему, но у меня было такое чувство, что я мишень, сейчас раздастся выстрел – и пуля влетит прямо в мой висок. Это называется – размечталась старая ворона.

Мужчина поднес бинокль к глазам и тут же отодвинул его в сторону, а что, собственно, смотреть на меня через лупу, когда я и так весьма обозрима. Мне очень хотелось повернуться и получше разглядеть этого любителя архитектуры, но я сдержалась, пусть думает, что я его не заметила.

Незнакомец быстро сунул футляр и бинокль в сумку, перекинул ее через плечо и исчез с крыши. Ничего удивительного, вот такое впечатление я обычно на мужчин и произвожу.

Очень долго я наблюдала за подъездом соседнего здания, но никто из него не вышел, скорее всего, выход есть и с обратной стороны дома.

Я слезла с подоконника и отправилась знакомиться с фамильным гнездом дальше.

– Ты где ходишь? – спросил меня Глеб, как только я оказалась на его территории.

Поразмышляв секунду, я решила никому ничего не говорить об увиденном, надо посмотреть, придет ли еще этот незнакомец…

– Изучала свою комнату.

– Ну и как?

– Для серой мыши в самый раз.

– Я же говорила, что тебе понравится, – едко сказала Лиза, выглядывая из-за шкафа.

– Да, я ничего против не имею, никто же не виноват, что у тебя нет никакого вкуса. Тебе надо заниматься оформлением похоронных контор, поверь, от клиентов не будет отбоя, ты сделаешь головокружительную карьеру.

– Ты, ты… – моя милая родственница захлебнулась не то гневом, не то своей беспомощностью.

– А у меня отличная комната, – приглаживая свои сальные волосенки, похвастался Глеб, – зеркальный шкаф и стол с целой кучей ящиков!

– Поздравляю, – торжественно ответила я.

Глеб очень любит крутиться перед зеркалами, но я никак не могу понять, что именно его там так сильно волнует и радует? После того как он на себя налюбуется, он все равно не идет в ванную мыть свои слипшиеся волосы и сбривать реденькую щетину…

Лестница, ведущая на первый этаж, у Лужиных находилась сбоку, она была не такой массивной и витой, как у нас, это была обычная лестница с широкими перилами и ступеньками, покрытыми тонким ковриком. Я спустилась на первый этаж, зашла на кухню, посидела на диване в гостиной, заглянула в кладовку, заваленную всяким барахлом, и вернулась в свою комнату. Этот дом был намного больше предыдущего, мебели явно не хватало, хорошо обставлены были только наши комнаты, библиотека и две кухни.

– Илья! Илья! – услышала я крики Лизаветы.

Я открыла глаза, вот ведь заноза, поспать не дает! Продремала я всего два часа. Кому-то это покажется достаточным временем, но мне как человеку, не знающему, чем заняться, и не склонному, пожалуй, ни к какому виду деятельности, этого слишком мало.

– Илья! Илья!

Что там случилось у нее? Я слезла с кровати, поправила покрывало и отправилась в гостиную.

– Ты понимаешь, – взволнованно говорила Лиза мужу, – мы с тобой не подумали о самом главном!

– О чем, дорогая?

– А кто же будет заниматься хозяйством? Светлана Аркадьевна теперь живет отдельно, у нее половина огромного дома и ей явно не до нас. Кто же будет нам готовить и убирать наши комнаты?

– Я думаю, что ты как жена хозяина дома и должна заняться этим, – спускаясь по лестнице, сказала я.

Илья и Лиза с большой заинтересованностью посмотрели в мою сторону, – не думают же они, что это все буду делать я.

– У меня и без того полно забот, – гневно сказала Лиза, – дорогой, ты же знаешь, сколько у меня обязанностей и как я устаю.

– Конечно, конечно, никто и не думает, что столько дел можно возложить на твои хрупкие плечи.

– Почему же не думает, – я опять влезла в разговор, – я все же настаиваю, что этим должна заниматься именно Лиза.

– Катя, насколько я помню, – начал Илья, пропуская мимо ушей мои слова, – ты училась на каких-то кулинарных курсах… Не думаешь ли ты, что пришло время заняться чем-нибудь полезным?

Лицо Лизы засияло как медный таз.

– Я, конечно же, согласна, – ответила я, – вот только если никто не боится, что я совершенно случайно могу кого-нибудь отравить…

Лицо Лизы стало серым, хотя… ей это даже идет.

– Нет, Катя не может нам готовить, – замотала головой Лиза, – я, конечно, не думаю, что она способна умышленно нанести нам вред, но у нее такая плохая аура, что потом у нас точно будут проблемы со здоровьем.

Я мило улыбнулась и пообещала:

– Утонешь в негативе.

– Не сомневаюсь в этом ни секунды.

– Вообще-то я уже давно подумываю вылепить из воска куклу, похожую на тебя, я по телеку видела, как берут длинные иголки и протыкают…

– Я тебя придушу!

– Не успеешь.

– Вся дурь в твоей голове от безделья!

– Ты все же настаиваешь на том, чтобы я готовила? Только скажи – и я с удовольствием отправлюсь на кухню. Илья, а ты не знаешь какой-нибудь яд без цвета и запаха?

– Хватит, – устало вздохнул он. – Какие будут предложения?

– Катя вполне может взять на себя уборку, – жена моего брата опять засияла.

– Правильно, – опять же согласилась я, – и начну прямо сейчас со шкафа, где лежат твои вещи.

Лиза закрыла лицо руками, замотала головой и стала издавать жалобные звуки:

– Нет, нет, это просто невозможно… Илья, надо что-то придумать, я даже не представляю, что мы будем есть сегодня на ужин.

– Давай я поговорю со Светланой Аркадьевной, возможно, она согласится и дальше нам помогать, – предложил Илья.

– Очень в этом сомневаюсь, – сказала я, – вы же слышали, как она сказала, что она наконец-то посвятит себя своим детям, и как замечательно, что дом поделен на две части, потому что теперь она настоящая хозяйка и будет заниматься только своей семьей.

– Это ужасно, – застонала Лиза, – нам нужно нанять прислугу.

– Дорогая, я думаю, ты права, давай мы сейчас пойдем в ресторан, отметим все вместе наше новоселье, а завтра я обращусь в агентство по трудоустройству, и я уверен, нам помогут.

– Но кто же нам приготовит завтрак? – застонала Лиза.

Вот ведь какая проблема у человека, яичницу она, что ли, пожарить не может? Не знаю, что на меня нашло, наверное, посещение кулинарного класса дало о себе знать, а может, захотелось поскорее закончить этот нудный разговор и не видеть больше, как великая актриса Елизавета Медникова, заламывая руки, жалуется на свою горькую судьбину. Так вот, не знаю уж, что на меня нашло, но, тяжело вздохнув, я сказала:

Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


Популярные книги за неделю

Рекомендации