151 500 произведений, 34 900 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 1

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

  • Текст добавлен: 3 октября 2013, 17:25


Автор книги: Юрий Емельянов


Жанр: Биографии и Мемуары, Публицистика


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 50 страниц)

Юрий Емельянов
Сталин. На вершине власти

ВВЕДЕНИЕ

Полвека назад у большинства советских людей, а также миллионов людей в Китае, Польше, Румынии и ряде других стран мира не было сомнений в том, что пребывание у власти в СССР Сталина – это лучшая гарантия быстрого и победоносного движения их стран к счастливой жизни. В «Краткой биографии» Сталина, выпущенной в 1947 году, говорится: «И.В. Сталин – гениальный вождь и учитель партии, великий стратег социалистической революции, руководитель Советского государства и полководец… В Сталине миллионы рабочих всех стран видят своего учителя, на классических трудах которого они учились и учатся, как нужно успешно бороться против классового врага, как нужно готовить условия конечной победы пролетариата». Таким образом, обосновывалось утверждение советской пропаганды о безупречной и безошибочной политике коммунистической партии в период правления И.В. Сталина. С тех пор эта однозначная и заведомо упрощенная оценка его личности и политики коммунистической партии в те годы существенно изменилась во многих странах мира.

В настоящее же время мало у кого остались сомнения в том, что приход Сталина к власти принес нашей и другим странам мира неисчислимые бедствия. Об этом свидетельствует, например, справка о Сталине, распространяемая ныне по системе Интернет. В базе данных «История России на сервере Russia. net», которую справочник «Internet. Русские ресурсы» рекомендует в качестве «джентльменского набора» знаний о России, все сведения о Сталине и тридцатилетней истории России 1924—1953 годов уложились на одну страничку на английском языке.

Из интернетовского сайта можно узнать, что фамилия «Сталин» на русском языке означает «сталь», что при нем в деревне проводилась «коллективизация», а в городах – «индустриализация». Кроме того, во всей стране осуществлялся «великий террор»: «с 1935 по 1941 годы Сталин преследовал каждого, кого подозревал в том, что тот выступал против него или государства. Выполняя сталинские приказы, глава тайной полиции Лаврентий Берия и его офицеры хватали всех подозреваемых в обществе: старых большевиков, новых членов партии, красноармейцев, интеллектуалов и кулаков (процветавших крестьян)… Из 20 миллионов арестованных семь миллионов были расстреляны на месте, а других отправили в гулаги для исправления… За несколько десятилетий Советский Союз потерял целое поколение самых мужественных, творческих и преданных граждан – ум и душу нации».

Поскольку «джентльменский набор» предназначен прежде всего для лиц умственного труда, вооруженных компьютерами и пользующихся глобальной электронной почтой, то в нем уделено особое внимание судьбе интеллигенции в СССР: «Партийный лидер Ленинграда Андрей Жданов, развернув «ждановщину», преследовал ленинградских писателей и художников по так называемому «Ленинградскому делу». В результате поэты Маяковский и Есенин покончили жизнь самоубийством. Жданов разрешал лишь искусство «социалистического реализма», которое, по его словам, «помогало процессу идеологической трансформации в духе социализма». Никто не смог избежать чисток, и даже сам Жданов лишился милости Сталина и был казнен в 1948 году».

Сообщается также, что лишь крестьяне оказывали пассивное сопротивление этим репрессиям: «многие из них предпочли сжечь свои урожаи, но не отдать свою землю». Результатом этого стал «голод, распространившийся по стране, от которого погибло 10 миллионов человек».

Эти сведения предшествуют рассказу о Великой Отечественной войны, который открывается словами: «В 1941 году Гитлер вторгся в СССР, где к этому времени от армии остался лишь жалкий скелет, а население голодало и было затерроризировано». По этой причине, утверждается в справке, немцы смогли подойти вплотную к Москве, взять в блокаду Ленинград и уничтожить более 20 миллионов человек. Каким образом были разбиты немецкие захватчики, справка умалчивает.

Нельзя сказать, что справка представляет собой сплошной вымысел. Среди видных деятелей сталинского времени были Лаврентий Берия и Андрей Жданов. Современниками Сталина были Есенин и Маяковский, трагические обстоятельства гибели которых до сих пор порождают различные версии. Действительно, в начале 1930-х годов был массовый голод в деревне, а во второй половине 1930-х – массовые репрессии. Было «Ленинградское дело» и был принцип «социалистического реализма».

Однако как и во всяком мифе, подлинные события и лица изображены с немалой долей фантазии, а упоминания об индустриализации и коллективизации, блокаде Ленинграда, битве под Москвой тонут в море вымысла.

Такое мифологизированное описание деятельности Сталина и его времени подобно карте, на которой перевраны многие географические названия, вместо полноводных рек и озер нанесены пустыни, а горные хребты возвышаются там, где плещется море. Видимо, автор справки, исказив образ Сталина, уже не мог остановиться на полпути, и ему пришлось переврать всю советскую историю, превратив Есенина и Маяковского в жертвы «Ленинградского дела», Жданова расстрелять, а Гитлеру создать условия для легкой победы над СССР, которую, судя по тексту справки, он не мог не одержать.

В то же время, как и любой миф, виртуальный рассказ о Сталине и его времени уязвим, так как с его помощью нельзя объяснить известные реальные события прошлого. Вероятно, даже очень неосведомленные пользователи компьютерной сети Интернет слыхали о том, что Гитлер был разбит. Кто же и почему разбил Гитлера, его армии и сорвал его планы порабощения планеты? Имел ли СССР и Сталин какое-либо отношение к разгрому гитлеризма? А если наша страна, которую в то время возглавлял Сталин, имела к этому хотя бы некоторое отношение, то каким же образом «жалкий скелет» Красной Армии и «голодающее» и «затерроризированное» население СССР смогли внести вклад в победу над гитлеровской Германией и ее союзниками? Миф о Сталине, который довел страну до погибели накануне войны, не в состоянии объяснить, каким образом СССР смог выдержать натиск гитлеровских войск, почему советский народ и Красная Армия под руководством Верховного Главнокомандующего Сталина сыграли решающую роль в разгроме фашизма.

Прежде чем давать оценку Сталину, а заодно и истории его времени, нужно освободиться от мифов, которые игнорируют логику и последовательность реальных событий. Лишь внимательно проследив социальные, этнокультурные, профессиональные и иные корни Сталина, его внутреннюю эволюцию, влияние на его становление и деятельность самых различных общественных сил, можно понять, каким образом он стал высшим руководителем нашей страны в один из наиболее важных периодов ее истории. Попытка такого исследования была предпринята автором в книге «Сталин: Путь к власти». Точно таким же образом для того, чтобы понять деятельность Сталина после того, как он достиг высшей и практически неограниченной власти, надо обратиться к реальным событиям сталинского времени, связанным неумолимой исторической логикой в последовательные цепочки.

Только тогда можно понять, что такое «индустриализация» и «коллективизация», «культ личности» и «репрессии 1930-х годов». Только разбирая последовательно и внимательно события тех лет, можно приблизиться к разгадке тайн, окружающих убийство Кирова, самоубийство Орджоникидзе, аресты Тухачевского и других видных советских деятелей. Лишь собрав все известные факты, можно попытаться найти ответ на постоянно задаваемые вопросы: Нужно ли было в 1939 году заключать советско-германский договор о ненападении? Почему нападение Германии на нашу страну стало внезапным? В чем причины поражений Красной Армии в первые годы Великой Отечественной войны? Кто был виноват в развязывании «холодной войны»? Зачем понадобились послевоенные постановления партии о литературе, музыке и кино? В чем причины «Ленинградского дела», а также подобных «дел» послевоенного времени?

В то же время, лишь внимательно взвесив факты и последовательно проследив ход событий тех лет, можно понять причины превращения нашей страны за считанные годы в великую промышленно развитую державу, ликвидировавшую безграмотность, безработицу и множество других социальных язв. Только таким образом можно приблизиться к пониманию причин великой победы над гитлеровской Германией, быстрого послевоенного восстановления разрушенного хозяйства и создания ракетно-ядерного щита, надежно охранявшего и продолжающего охранять нашу страну.

Лишь такой подход позволяет понять, в какой степени эти события были обусловлены личностью Сталина, а в какой стали следствием целого ряда обстоятельств, которые были за пределами его контроля, какие действия Сталина были верными, а какие – ошибочными в сложившихся исторических условиях.

За отправную точку исследования деятельности Сталина на вершине власти следует взять апрель 1929 года, когда после разгрома оппозиции – Бухарина и его сторонников – Сталин начал проводить намеченный им курс глубоких преобразований в стране, это была новая революция, но на сей раз совершенная сверху.

Часть 1.
СТАЛИНСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ СВЕРХУ

Глава 1.
«ВЕЛИКИЙ ПЕРЕЛОМ» И «ГОЛОВОКРУЖЕНИЕ ОТ УСПЕХОВ»

Сталин одержал победу над своими последними оппонентами в руководстве партии в тот же день, когда началось утверждение его программы ускоренного развития страны и связанных с ним глубоких общественных преобразований. Пленум ЦК и ЦКК ВКП(б), на котором были разбиты Бухарин, Рыков, Томский и их сторонники, завершился 23 апреля 1929 года и в этот же день открылась XVI Всесоюзная конференция ВКП(б), на которой было принято постановление «О пятилетнем плане развития народного хозяйства». Ныне часто утверждается, что Сталин навязал партии и стране свой курс ускоренного развития. На самом деле пятилетний план получил единодушную поддержку делегатов конференции, а также миллионов коммунистов и беспартийных, стремившихся найти быстрый путь преодоления экономического отставания страны. Одним из докладчиков о пятилетке был А. И. Рыков, и это демонстрировало поддержку вчерашними оппозиционерами сталинского курса.

Если на XV съезде (декабрь 1927 года) Сталин говорил о «рекордном темпе» развития народного хозяйства СССР в последние годы по сравнению с ведущими капиталистическими странами (7,3% за год), то в соответствии с пятилетним планом эти темпы еще более возрастали. Планом предусматривалось выделить 19,5 миллиарда рублей на капитальное строительство в промышленности (включая электрификацию), то есть в 4 раза больше, чем за предшествующие пять лет. При этом 78% этой суммы направлялось в тяжелую промышленность. При росте валовой продукции всей промышленности в 2,8 раза, производство средств производства должно было увеличиться в 3,3 раза, в том числе машиностроение – в 3,5 раза. Задания пятилетки по строительству электростанций существенно превосходили задания плана ГОЭЛРО, принятого в 1920 году: вместо строительства 30 электростанций за 10—15 лет намечалось за 5 лет построить 42.

Выполнение программы ускоренного экономического развития предполагалось добиться прежде всего за счет быстрого роста производительности труда (в 1928/29 году – на 17%). Поскольку новой техники было недостаточно, эту задачу можно было решить путем более эффективного использования людских резервов. Новое пополнение рабочего класса, главным образом за счет бывших крестьян, только в 1929 году составило 4,3 миллиона. Теперь их надо было превратить в хорошо работающих тружеников промышленности. Еще до принятия пятилетнего плана 21 февраля 1929 года ЦК ВКП(б) обратился ко всем парторганизациям с закрытым письмом «О поднятии трудовой дисциплины», а 6 марта постановление Совнаркома ужесточило меры против прогульщиков и других нарушителей трудовой дисциплины, вплоть до увольнения. Впрочем, привычка к тяжелому деревенскому труду помогала миллионам новых рабочих приспособиться к порядкам на промышленном производстве.

Природная же смекалка бывших сельских тружеников проявлялась в растущем рационализаторстве. В конце 1928 – начале 1929 года был проведен Всесоюзный смотр производственных совещаний, в которых приняли участие половина рабочих страны. Постановление Совнаркома в июле 1929 года упростило порядок рассмотрения и внедрения подобных предложений, обязало администрацию оказывать техническую помощь и улучшить систему премирования.

Еще в 1926—1927 годы на предприятиях Москвы, Ленинграда, Урала были созданы первые бригады «ударного труда». В январе 1929 года в стране появились сотни ударных бригад. Одновременно с начала 1929 года стало поощряться развитие социалистического соревнования. При этом соревновались друг с другом предприятия различных городов и районов страны. 9 мая 1929 года ЦК ВКП(б) опубликовал постановление «О социалистическом соревновании фабрик и заводов». Трудовой подъем создавал атмосферу энтузиазма, который был характерен для первых сталинских пятилеток. Строители социалистического общества были готовы самоотверженно трудиться и идти на жертвы.

Выполнение заданий пятилетки зависело не только от трудовых усилий рабочих и их энтузиазма, но во многом и от того, сумеет ли сельское хозяйство страны обеспечить промышленность различными видами сырья, а быстро увеличивавшееся городское население – продовольствием. Эта задача могла быть решена путем роста товарной сельскохозяйственной продукции в колхозах и совхозах, поскольку урожайность в них была выше, чем в среднем по стране, на 15—30%. Хотя их доля к концу пятилетки должна была составить не более 20% от общего числа крестьянских хозяйств, они должны были произвести 43% товарной продукции зерна благодаря высокому уровню механизации сельских работ. Если в 1927/28 году промышленность выпустила 1,3 тысячи тракторов, то в 1929/30 году было намечено произвести 9,1 тысячи, при этом львиная доля этой продукции направлялась в совхозы и колхозы. В мае 1929 года был утвержден план создания 102 машинно-тракторных станций (МТС), строительство их началось осенью того же года.

Сначала предполагалось, что коллективизация единоличных хозяйств будет осуществляться агитационно-демонстрационными методами. Такую роль играл, например, созданный в Сальских степях совхоз «Гигант», на полях которого работали 342 трактора, 9 комбайнов, 63 грузовых автомобиля. Только в 1929 году более 50 тысяч крестьян Северного Кавказа, Поволжья и других регионов ознакомились с условиями труда и жизни в этом показательном совхозе. Аналогичную роль выполнял и ряд других колхозов и совхозов, вооруженных современной сельскохозяйственной техникой. Предполагалось, что по мере роста производства сельскохозяйственной техники, химических удобрений и увеличения числа агрономов и других квалифицированных тружеников села деревня будет постепенно коллективизироваться. За пять лет намечалось коллективизировать до 5-6 миллионов крестьянских хозяйств, к концу пятилетки должно было сохраниться до 19—20 миллионов единоличных хозяйств.

Однако по мере выполнения заданий пятилетки по развитию индустрии стало ясно, что при сохранявшемся объеме сельскохозяйственной продукции многие стройки могут остаться без необходимого сырья, а трудящиеся быстро растущих городов – без продовольствия. Темпы развития колхозов и совхозов были меньше, чем темпы роста промышленного производства и городского населения. Поэтому «чрезвычайные меры» по изъятию хлеба, начавшие практиковаться в 1928 году, в 1929 году ужесточились. Постановлениями ВЦИК и СНК РСФСР от 28 июня и 5 августа 1929 года сельским Советам разрешалось в административном порядке накладывать на кулаков, отказывавшихся продавать излишки хлеба государству, штраф в размере пятикратной стоимости подлежащих сдаче продуктов. При неупдате штрафа их имущество конфисковывалось, а сами они подлежали выселению. Результатом этих мер было изъятие у кулаков 3,5 миллиона тонн хлеба, что и обеспечило выполнение плана по хлебозаготовкам к 20 декабря 1929 года.

Изъятие «излишков хлеба» и экспроприация имущества богатых крестьян сопровождались ускоренной коллективизацией. За июнь – сентябрь 1929 года число крестьянских хозяйств, вошедших в колхозы, возросло почти вдвое – с миллиона до 1,9 миллиона. Несмотря на очевидную неподготовленность мер по «социалистическому преобразованию деревни» в техническом и организационном отношении, 12 августа 1929 года Отдел сельского хозяйства ЦК ВКП(б) провел совещание, на котором было принято решение об ускоренной коллективизации. Уровень коллективизации в стране вырос с 3,9% в начале 1929 года до 7,6% к концу года. Таким образом, более трети задания пятилетнего плана было выполнено уже к концу сентября 1929 года. Сначала массовая коллективизация распространилась в тех районах страны, где еще в 1928 году были государственные или кооперативные МТС и окрепшие колхозы. К началу октября 1929 года в стране было 25 районов, где было обобществлено 80% земли и объединено более половины всех крестьянских хозяйств. Особенно активно коллективизация проводилась на Северном Кавказе, Среднем и Нижнем Поволжье, Украине, то есть в житницах. Здесь в колхозы вступило от 8,5 до 19% крестьянских хозяйств, что означало почти полное выполнение пятилетнего плана по коллективизации для всей страны.

В своей статье «Год великого перелома», написанной к XII годовщине Октябрьской революции, Сталин уверял, что «в колхозы пошел середняк», что «крестьяне пошли в колхозы, пошли целыми деревнями, волостями, районами». Однако он игнорировал то обстоятельство, что многие крестьяне шли в колхозы под сильным давлением или даже под угрозой насилия. Неудивительно, что коллективизация стала вызывать активное сопротивление со стороны не только богатых крестьян, но и середняков, которые к тому же никогда не были уверены в том, что и они не будут зачислены в «кулаки». Среди задержанных за теракты против колхозов «кулаки» составляли лишь половину, а остальными были середняки и даже бедняки. Поданным многотомной «Истории КПСС», в Ленинградской области только за сентябрь и октябрь было совершено 100 террористических актов; в Средневолжском крае – 353, в Центрально-Черноземной области с июля по ноябрь – 749, в том числе 44 убийства. Только в Российской Федерации в 1929 году было зарегистрировано около 30 тысяч поджогов колхозного имущества. В различных районах страны создавались организации сопротивления коллективизации. Только на Северном Кавказе возник ряд подпольных организаций: «Союз хлеборобов», «Союз борьбы за освобождение крестьян», «Добровольно-освободительная армия» и другие. На Украине повстанческая организация готовила одновременное выступление в 32 селах разных районов республики. Эти организации выступали под лозунгами: «Ни одного фунта хлеба Советской власти», «Все поезда с хлебом – под откос».

В Кабардино-Балкарской и Чеченской автономных областях сопротивление коллективизации переросло в вооруженные восстания. Это не было удивительно, так как в этих областях Северного Кавказа постоянно сохранялись вооруженные формирования, выступавшие против властей. Крупное восстание произошло в декабре 1929 года и в Красноярском округе. Мятежники захватили ряд населенных пунктов страны. Там, где они временно установили власть, Советы были разгромлены, а многие партийные и советские активисты убиты. Власти принимали меры по подавлению вооруженного сопротивления. Все шире применялись и «профилактические» меры: семьи кулаков выселяли в Сибирь и на Север Европейской территории страны. Как сообщалось на январском (1933) пленуме ЦК ВКП(б), к октябрю 1930 года в северные районы страны была выслана 115 231 семья. (Скорее всего эти данные были заниженными.)

Хотя еще в октябре 1927 года Сталин решительно осуждал «политику раскулачивания», «политику восстановления комбедов», «политику восстановления гражданской войны в деревне», в поддержке которой он обвинял лидеров объединенной оппозиции.

Правда, состояние гражданской войны в стране фактически не прекращалось. Нэп был лишь формой перемирия между силами социализма и капитализма, а поэтому вопрос «кто кого?» никогда не снимался с повестки дня. Сталин имел основания заявлять, что «партия не отделяет вытеснения капиталистических элементов деревни» (которая, по его словам, велась на протяжении 1920-х годов) «от политики ограничения эксплуататорских тенденций кулачества, от политики ограничения капиталистических элементов деревни». При этом экономическая, или «холодная» война между городом и деревней то и дело перерастала в горячую войну. Описывая положение в деревне в середине 1920-х годов, Сталин в октябре 1927 года говорил: «Наших председателей волостных исполнительных комитетов и вообще сельских работников не всегда признавали и нередко подвергали террору. Селькоров встречали обрезами. Кое-где, особенно на окраинах, мы имели бандитские выступления. А в такой стране, как Грузия, мы имели даже восстание». «Умиротворение деревни», о котором говорил Сталин осенью 1927 года, было кратким и фактически прекратилось к концу этого же года, когда крестьяне стали отказываться сдавать хлеб по невыгодным для них ценам и оказывать сопротивление властям. По мере распространения с начала 1928 года принудительных хлебозаготовок сопротивление крестьянства властям возрастало и к концу 1929 года вылилось в многочисленные, хотя и разрозненные вооруженные восстания.

«Союз рабочих и крестьян», который, по словам Сталина, являлся одним из принципов ленинизма и политики Советского государства, подвергался серьезному испытанию. Этот принцип подчеркивал коренное отличие российских большевиков от западноевропейского социализма, рожденного в городской среде и сохранившего характерное для потомственных горожан отчужденное отношение к крестьянству. Сталин осуждал позицию партий II Интернационала за их «равнодушное, а то и отрицательное отношение к крестьянскому вопросу». Сталин противопоставлял этому отношению, позицию Ленина, который, по его словам, исходил из «признания в рядах большинства крестьянства революционных способностей и… возможности их использования в интересах пролетарской диктатуры».

Вместе с тем было очевидно, что, отдавая должное революционным возможностям крестьянства, Ленин и Сталин видели в нем неравноправного союзника. Сталин писал: «Прав ленинизм, рассматривающий трудящиеся массы крестьянства, как резерв пролетариата». Таким образом, в союзе с крестьянством рабочий класс играл ведущую, руководящую роль, а крестьянство – ведомую, подчиненную роль «резерва пролетариата», или, по другому высказыванию Сталина, роль «материала для экономического сотрудничества с пролетариатом».

Поскольку крестьянство рассматривалось как вспомогательная сила, формы союза с ним не раз пересматривались руководством партии в зависимости от конкретных ситуаций. В своей работе «О трех основных лозунгах партии по крестьянскому вопросу» Сталин имел основания заявлять, что союз со всем крестьянством отвечал лишь задаче борьбы за свержение царизма и победу буржуазно-демократической революции. Как подчеркивал Сталин, после начала Февральской революции 1917 года этот союз перестал распространяться на всех крестьян. Тогда был выдвинут лозунг: «Вместе с беднейшим крестьянством, против капитализма в городе и деревне при нейтрализации среднего крестьянства, за власть пролетариата». Лишь в 1919 году на VIII съезде партия отказалась от политики «нейтрализации середняка» и приняла лозунг «опираясь на бедноту и устанавливая прочный союз с середняком – вперед за социалистическое строительство». В то же время этот лозунг предполагал сохранение враждебного отношения к части деревенского населения – «кулакам».

Выдвигая в 1920-е годы лозунги «лицом к деревне» и «смычка с деревней», руководство партии стремилось ослабить влияние кулаков на остальную часть крестьянства. В то же время скрытое недовольство Советской власти в деревне или открытые выступления крестьян против нее в 1920-х годах свидетельствовали о том, что середняк идет за кулаком, и это способствовало недоверию властей к крестьянству в целом. Это недоверие проявлялось в классовом составе партии. Несмотря на то что более 80% населения страны было сельским, а горожане составляли менее 20%, подавляющее большинство ВКП(б) были жителями городов. При этом доля крестьян в партии год от года сокращалась: в 1921 году – 26,7%, в 1925-м – 24,6%, в 1929-м – 19,4%. Такое сокращение происходило прежде всего за счет того, что доля крестьян, вступивших в партию в годы Гражданской войны во время службы в Красной Армии, уменьшалась по мере роста числа городских рабочих после «ленинского призыва».

Политическая база партии в деревне была слабой. Выражая беспокойство в связи с этим обстоятельством в октябре 1924 года, Сталин признавал: «Есть тоненькая ниточка партийных ячеек в деревнях. Затем идет столь же тоненькая ниточка беспартийных крестьян, сочувствующих партии. А за ней тянется океан беспартийности, десятки миллионов крестьян, которых не связывает и не может связать с партией тоненькая ниточка беспартийного актива. Этим, собственно, и объясняется, что ниточка эта не выдерживает, рвется нередко, и вместо соединяющего моста образуется глухая стена между партией и беспартийными массами в деревне». На 1 июля 1929 года на 25 миллионов крестьянских дворов приходилось менее 340 тысяч коммунистов. В некоторых местностях одна партийная ячейка приходилась на три-четыре сельсовета. При этом 45% деревенских коммунистов в 1929 году составляли либо колхозники – меньшинство среди крестьян, либо городские рабочие, проживавшие в сельской местности.

Однако руководство партии исходило из того, что даже крестьянами-коммунистами надо руководить из города. После XV съезда партии на постоянную и временную работу в деревню было направлено около 11 тысяч партийных, советских и кооперативных работников. После ноябрьского пленума 1929 года в деревню было командировано еще 27 тысяч партийцев (их называли «25-тысячниками») для того, чтобы они возглавили создаваемые колхозы и МТС. В течение 1930 года в села сроком на 1-2 месяца было направлено около 180 тысяч городских рабочих. Получалось, что 340 тысяч деревенских коммунистов рассматривались как второсортные партийцы, неспособные проводить политику партии в деревне самостоятельно, без руководства коммунистов из города. В романе «Поднятая целина» Михаил Шолохов верно показал расстановку сил в казацком селе, где двумя местными коммунистами Разметновым и Нагульновым руководит рабочий-партиец Давыдов, приехавший из города.

Не умаляя энергии этих представителей динамичного рабочего класса страны и самоотверженности профессиональных партийных работников, направленных в деревню, следует учесть, что эти люди, как правило, либо уже оторвались от крестьянской жизни, либо, будучи потомственными рабочими, никогда ее не знали, а потому им надо было многому учиться, прежде чем они смогли бы разбираться в сельском хозяйстве. В то же время в своем отношении к крестьянам они нередко вели себя как спесивые и самоуверенные менторы. Многие советские горожане, командированные для проведения коллективизации, даже те, кто сравнительно недавно обрел городскую прописку, ощущали себя в деревне без удобств урбанизированной жизни как белые колонизаторы, оказавшиеся в краях, населенных дикими людоедами. Хотя многие из горожан лишь недавно стали атеистами, они видели в религиозности крестьян проявление диких суеверий и старались направить верующих на «путь истинный», закрывая церкви, мечети или иные помещения религиозного культа. Чтобы доказать нелепость религии, командированные горожане нередко издевались над верой людей, снимая кресты с церквей или совершая иные кощунства.

Не скрывая своего отвращения к «отсталости» крестьянской жизни, многие горожане, поражались в деревне обилию и доступности продовольственных продуктов, приобретение которых в городе требовало немалых усилий. Им казалось несправедливым, что средний крестьянин обладает чуть ли не даровым хлебом и молоком, овощами и фруктами. Горожане спешили «восстановить справедливость», соединяя продовольственные запасы в коллективное владение и изымая из него максимум для поставок городу. Рабочим, командированным из центральных промышленных районов страны в Казахстан, казалось вопиющей несправедливостью то, что чуть ли не каждая семья у казахских скотоводов владела большим стадом баранов и овец. Они стремились перераспределить этот мелкий рогатый скот в пользу колхозов или государства, не учитывая того, что каждая семья местного населения могла физически выжить, лишь имея такое стадо.

При этом горожане-коммунисты подводили под городские антикрестьянские предрассудки идейно-теоретическую базу в виде марксистских положений о превосходстве пролетариата как класса, не имеющего собственности, над крестьянством как классом собственников. Между тем эти положения игнорировали специфику крестьянского труда и крестьянской культуры, вклад крестьян, а различия в положении крестьян объясняли исключительно классовой борьбой.

Поэтому зачастую крестьяне, добившиеся немалых успехов прежде всего благодаря своим знаниям и трудолюбию, зачислялись пришлыми горожанами в «эксплуататоры», подлежавшие раскулачиванию и ликвидации как класса. Политика, проводившаяся на основе таких вульгарных представлений о крестьянстве, не могла не нанести огромный ущерб деревне.

До начала коллективизации Сталин осуждал вульгарные представления о крестьянах. Выступая 22 октября 1924 года на совещании секретарей деревенских ячеек при ЦК РКП(б), он подчеркивал, что «необходимо изменить в корне самый подход к крестьянам». Он требовал, чтобы «коммунист научился подходить к беспартийному как равный к равному. В том, чтобы не командовать, а чутко прислушиваться к голосу беспартийных. В том, чтобы не только учить беспартийных, но и учиться у них. А учиться нам есть чему у беспартийных». Выступая на оргбюро 6 апреля 1925 года, Сталин говорил: «Крестьянин нередко относится к комсомольцу несерьезно, насмешливо. Происходит это потому, что крестьянин считает его оторванным от хозяйства, невеждой, лодырем». По словам Сталина, это естественное недоверие крестьян к городским людям объясняется тем, что «крестьянин больше всего верит тому, кто сам ведет хозяйство и знает более или менее толк в хозяйстве. Вот почему я думаю, что центром нашей деятельности в деревне должна служить работа по созданию актива из самих крестьян, откуда партия могла бы черпать новые силы». В то время Сталин не считал необходимым посылать в деревню спешно сколоченные «рабочие бригады» и неподготовленных «25-тысячников» для руководства деревенскими коммунистами. В то же время многочисленные предупреждения Сталина о недопустимости администрирования в деревне свидетельствовали о том, что осуждаемое им отношение к крестьянам было широко распространено в партии.

Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации