149 900 произведений, 34 800 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 1

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 2 апреля 2014, 01:54


Автор книги: Юрий Земун


Жанр: Личностный рост, Книги по психологии


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 21 страниц) [доступный отрывок для чтения: 14 страниц]

Юрий Земун

Тайный архив будущего

Измени свою жизнь через кризис

От автора

В духовном развитии сознания на Земле великое прошлое должно быть заменено великим будущим.

Шри Ауробиндо

В стародавние времена жил в Поднебесной император. В свободное от военных и гражданских дел время любил он путешествовать по стране, а с ним и его свита, люди богатые, родовитые. Оттого и смотрели они на всех свысока.

Повстречался им как-то на горной дороге нищий старик. Посмеялись придворные над его старой одеждой и голодной старостью и наивностью. И то сказать, доверчив был странник как дитя.

Остановились путешественники у края пропасти, и вдруг один из придворных сказал, что даст сто золотых монет тому, кто решится броситься вниз. Друзья его приняли это за шутку, а старик разбежался и прыгнул в пропасть. Точно парящая птица, опустился он на землю, не повредив ни костей, ни мускулов.

Подивились путешественники, но потом решили, что это случайность, вовсе не чудо. Добрались они до реки и решили снова подшутить над глупым, доверчивым стариком. Император бросил в реку дорогой перстень и сказал, что тот, кто найдет его на речном дне, получит пятьсот золотых. Конечно, в его свите таких глупцов не нашлось: кто мог сделать невозможное? Лишь старик нисколько не сомневался, он прыгнул в воду и погрузился на самое дно. Решили было, что он утонул. Но нет, он выбрался на берег и перстень вернул императору.

Тут все призадумались, а император велел впредь кормить старика вместе с другими мясом и одеть его в шелковое платье. Так и вернулись они в столицу.

Некоторое время спустя в императорской сокровищнице вспыхнул пожар.

– Сумеешь погасить огонь и спасти мои сокровища, – сказал император старику, – станешь другом моим и первым министром Поднебесной.

Старик без колебания направился к сокровищнице и исчез в пламени горящего здания… и тут же огонь стал утихать, а потом и вовсе погас, только дым шел из окон. А стрик вышел из сокровищницы, даже в саже не испачкался.

Многие люди видели это и, конечно, удивились такому чуду. Тем, кто смеялся над ним прежде, стыдно стало, и повинились они перед ним.

– Не знали мы, что ты великий маг и волшебник, прости нас за глупые шутки наши и обман. Мы не ведали, что ты святой, и оскорбляли тебя. Считай нас глупцами, считай нас глухими, считай нас слепыми! Только открой тайну свою: в чем заключается твой секрет?

– У меня нет секрета, – ответил Кай с горы Шан (так его звали). – Только сердце ведает, как это у меня получилось, да мудрые боги, хранившие меня.

А Конфуций, услышав эту историю, сказал своим ученикам:

– Разве не знаете вы, что человек, полный веры, способен воздействовать на вещи, растрогать Небо и Землю, богов и души предков, пересечь Вселенную с востока на запад, с севера на юг? Искренняя вера преодолеет все. Запомните это, юноши, и передайте друзьям своим.

* * *

Какой жизнью мы живем, в чем причина того, что с нами происходит, чего нам не хватает для полного счастья? Часто ли мы задумываемся об этом?

Эта книга – не Библия, не Книга книг, где есть ответы на все вопросы. И все же, прочитав ее, вы обязательно увидите свою жизнь с иной стороны. Вы научитесь предвидеть крутые повороты собственной судьбы и выплывать в самых бурных течениях. Вы откроете в себе новые возможности, новое качество жизни. Впрочем, вы и раньше делали немало такого, что со стороны выглядит как чудо, только считали это случайностью, удачей, везением.

А что вы скажете о себе самом, если сможете сами управлять течением своей жизни, не полагаясь на волю волн и желания других людей? Быть капитаном корабля – разве это не лучше, чем плыть «зайцем» где-то в трюме? «Но так уж сложилось, – канючите вы, – от меня мало что зависит, жизнь сложна и опасна…»

Так получается, что все мы несвободны, живем в границах убеждений, которые мы приняли за истину столь же прочную, как каменные стены. Здесь-то, за каменными стенами, мы и прячемся от мира. Если бы эти убеждения были результатом какого-никакого личного опыта, но ведь нет. В голове у нас какая-то окрошка из пережитого, прочитанного, услышанного…

Так получается, что границы, которые мы сами для себя выстраиваем, не столько помогают нам, не столько оберегают нас от внешних неприятностей, сколько связывают нам самим руки. Выходит, что внутри своих крепостных стен мы сохраняем не силу, а слабость, не уверенность, а растерянность… добавьте к этому бесконтрольность этих состояний, неподвластных разуму.

В этой самой бесконтрольности появления и сохранения убеждений их сила, но в ней же – их слабость. Любая непредсказуемая, неоднозначная ситуация может в одночасье все перевернуть, и вы проснетесь не там, где уснули, перешагнете границы прежних убеждений… и выстроите новые, быть может, более полезные. Причем обычно люди ничего не хотят объяснять в своем поведении, тем более принимать новое. Недаром написано Чеховым классическое: «Этого не может быть, потому что этого не может быть никогда». Эти слова – самая сердцевина ложного убеждения.

Корни любого убеждения произрастают из прошлого: всегда было так – в прошлом, значит, и в будущем будет только так. С виду все это, несомненно, правильно, но жизнь часто переворачивает все построенные планы. И тогда понимаешь: как бы ни хорошо было платье в горошек, которым вы гордились в детстве, сейчас оно вам не по размеру, да и мода переменилась…

Но это сейчас мы так хладнокровно и логично рассуждаем, в жизни происходит иначе: вы все время пытаетесь вернуть прошлое, вернуть какие-то ситуации, когда вы были счастливы. Но, делая это раз за разом, получаете только разочарования. Вы не понимаете, почему так получается… и совершенно запутываетесь. Происходит рассинхронизация: картинки прошлого и настоящего не совпадают. Человек «расслаивается»: одна часть сознания делает одно, другая – другое, а результат непредсказуем.

Есть такое растение в Индии, называется астросари. Размножается оно побегами: вы сажаете в землю корешок, удобряете, особым образом подкармливаете растение, поливаете в согласии с лунным циклом… и при этом невозможно сказать заранее, что именно вырастет. В Индии считают, что это растение, единственное из всех, имеет душу, поэтому его никогда не продают, а только дарят «достойным людям».

Итак, рассинхронизация, несовпадение… фокус не в том, как это называется. Дело в другом. Необходимо без раздражения, спокойно, как данность принять несомненный факт хаотичности, даже бессмысленности жизни.

И характер человека, и судьба его, несомненно, связаны с тем, во что он верит, а что совершенно отрицает. Ситуация жесткой, внелогичной веры во что-то сама собой однажды поставит вас на грань выбора… и произрастет из этого что-то совершенно неописуемое. Это всегда риск, нечто новое и непредсказуемое. Этакая мина, скрытая в каждом из нас: она может разрушить, в одно мгновение перевернуть мир. И однажды это случается.

Это катастрофа для того, кто пытается делать вид, что все у него под контролем. Но, если вы видите жизнь как захватывающее приключение, вы не разочаруетесь, что бы с вами ни случилось. Всякая неожиданная экстремальная ситуация разрушает границы ваших убеждений, дает вам шанс научиться новому, делает реальностью то, во что вы раньше боялись поверить.

Мы будем учиться жить, не прячась за стенами прошлых убеждений. Мы будем разрушать общепринятые взаимосвязи между прошлым и настоящим, между добром и злом, между умом и глупостью…

Следовательно, если вы больны, если вы погрязли в неприятностях, если у вас нет денег, если у вас не ладится семейная жизнь, необходимо синхронизироваться с настоящим временем, разрушить границы между собой и миром: вот я, а вот злая болезнь, которая меня мучает.

За прошедшие века человеческой истории подтвердили свою силу многие действенные методики синхронизации внешнего и внутреннего: танец шамана, ритмы бубна, песнопения, общение с духами – являются действительно мощными средствами синхронизации, и значит – разрушения прежних, ограничивающих убеждений. Речь идет не только о древних шаманских техниках, можно использовать особые медитации или техники перепросмотра, о которых много пишет К. Кастанеда.

Синхронизация внешнего и внутреннего – это мощный способ выхода из разрушительных жизненных тупиков и болезней.

...

Когда-то давно старик открыл своему внуку одну жизненную истину:

– В каждом человеке идет борьба, очень похожая на борьбу двух волков. Один волк представляет зло: зависть, ревность, сожаление, эгоизм, амбиции, ложь. Другой волк представляет добро: мир, любовь, надежду, истину, доброту и верность.

Внук, тронутый до глубины души словами деда, задумался, а потом спросил:

– А какой волк в конце побеждает?

Старик улыбнулся и ответил:

– Всегда побеждает тот волк, которого ты кормишь.

* * *

Именно так: то, на что вы обращаете свое внимание, становится главным в вашей жизни, определяющим. Всякий раз, когда вы сталкиваетесь с чем-то необъяснимым, даже чудесным, попробуйте поискать что-то в прошлом, постарайтесь обозначить границы невозможного – те самые, которые вдруг разрушились, отчего и произошло то, что люди называют чудом.

Шаманы говорят о мире как о непостижимой загадке, которую мы разгадываем всю жизнь. Похоже, нам с вами придется согласиться с «темными» шаманами, не имеющими никаких дипломов…


Замечания на дорожку

Несмотря на то, что речь идет о новом, непривычном для многих, видении мира, эта книга вовсе не классический учебник, полный наукообразных терминов и бесконечных ссылок на классиков. Я просто разговариваю с вами как со своими друзьями, хочу поделиться тем, что мне самому интересно.

Я веду вас путем тайны и надежды. Но не один я пишу эту книгу: рядом со мной великий американский психотерапевт Милтон Эриксон, восточный мистик и философ Ошо, известные и неизвестные хранители мудрости, донесшие до нас сокровища древних и современных притч. Так или иначе Тайм-инсайт (Т-И) опирается на многочисленные открытия мастеров НЛП и технологии современных эзотерических школ: ДЭИР, Симорон, Этерлинг… они, если можно так сказать, мои виртуальные соавторы.

Рядом со мной и реальный собеседник, мой давний друг, художник и философ Александр Неумывакин, в книге я его называю Александр Иной. Этот человек, выросший вдалеке от больших городов, в маленьком дагестанском селении, сотворил себя сам, стал художником, чьи работы известны во всем мире, а его философские размышления о жизни, творчестве и судьбе действительно иные, особенные, а значит, интересные.

По мере чтения вы обнаружите: что-то вас удивляет, во что-то вам трудно поверить, а о чем-то вы уже слышали… Прекрасно! Значит, на этом поле действительно растет что-то интересное, что может пригодиться самым разным людям, где бы они ни жили. Если так делают в Австралии, Америке, России, значит, это не пустые слова, а нечто действительно важное, чему следует научиться и тебе, мой читатель.

Куда ведут пути в никуда?

...

Алтайские этюды. – Что сказал ворон? – Видеть спиной. – Картина – не зеркало. – Ворона – птица особенная. – Форма – сгущенная пустота. – Зачем ты пошел этой дорогой? – Что глубже: колодец или океан? – Секрет Хемингуэя. – Как ходит многоножка? – Путь к истокам. – Трижды замужем. – Близнецы-фотоны. – Часы упали с неба. – О чем пел «Наутилус»? – Кто такая Светлана? – Трое пьяных непредсказуемы.

Старые тетради. Увидеть невидимое

В других своих книгах я уже рассказывал о том, как начиналось в далеком 1972 году мое постижение мира непроявленного. Тогда я только-только получил диплом художника, и мне повезло – я отправился по путевке молодежного отделения Союза художников СССР в творческую командировку на Алтай. Там я и встретился с человеком, который изменил мою жизнь.

Даккар-ата жил на берегу горного озера. О нем говорили как о сильном шамане. Понятное дело, я в те годы «сказкам» не верил, но посмотреть на настоящего шамана мне хотелось.

Я поехал к шаману на день-два, а получилось так, что прожил с ним на берегу горного озера Талык почти два месяца. Не сразу открылась мне тайна древнего знания. Да я поначалу никакого знания и не искал: что мог мне, человеку с высшим образованием, рассказать какой-то старик, весь свой век проживший в этой глухомани?

Многое из того, что было со мной тогда, позабылось, но, слава Богу, сохранился мой дневник, черная общая тетрадь, здорово потрепанная, с загнутыми краями. Попробуем полистать ее выцветшие страницы.


23 июня.

Сегодня я попросил Даккар-ата научить меня шаманскому видению.

Сидели у костра в тишине, только сосны скрипели над головой, да какая-то птица кричала в потемках. Молчали.

Вчера я принял решение остаться здесь на два месяца. Машина, на которой я приехал, ушла вниз, в долину. Через два месяца сюда прилетит вертолет геологов с провизией для партии, работающей километрах в десяти отсюда. С ними я и вернусь обратно.

Шаман не уговаривал меня это сделать, но и не прогонял. Вот так и произошел этот выбор. В крайнем случае, люди были недалеко: в семи километрах к югу располагалось небольшое селение, куда я могу перебраться в случае каких-то чрезвычайных обстоятельств.

Когда я попросил Даккар-ата учить меня шаманскому видению, он сделал вид, что не услышал. По крайней мере, мне показалось это именно так.


24 июня.

Оказалось, я был не прав: шаман меня услышал, и с утра началась моя новая жизнь.

Мы позавтракали вчерашней ухой, и Даккар-ата повел меня на большое поле за холмом, заросшее какими-то кустами и заваленное коричневыми растресканными валунами.

– Первое, чему ты мог бы научиться, – сказал Даккар-ата, – видеть следы Тьмы и следы Света. Такая отметина всегда остается на земле, если какие-то Духи выходили в этом месте на поверхность земли. Я не буду тебе рассказывать, как это выглядит и как это сделать… Просто попробуй и найди различие. И пойми, чья это отметина: Света или Тьмы?

Большая поляна лежала предо мной. Ничего особенного я не видел в этих кустах и камнях. Что здесь «плюс», что – «минус»? И как это почувствовать?

– Следы Темных и Светлых не просто слова. Даже если Дух был проявлен здесь много лет назад, это место все еще окрашено его энергией и не может быть безразлично людям. – Шаман присел на гладкий, теплый от солнечных лучей камень. – Если вы, будучи в походе, остановитесь отдохнуть в темном месте, вы, скорее, заболеете, вместо того чтобы восстановить свои силы. К сожалению, люди не думают об этом и навлекают на себя неприятности, считая их случайностями, каким-то невезением. А это вовсе не случайности, это слепота, неумение видеть очевидное.

– А может, в этом месте и нет никаких следов, Даккар-ата?

– Глупый вопрос. Во-первых, я их вижу, во-вторых, они всегда есть рядом с тем местом, где живет шаман.

Я ходил метрах в десяти от старика, пытаясь обнаружить хоть какую-то разницу в своих ощущениях. Со стороны я, похоже, выглядел довольно странно, если не сказать – полным дураком.

Я уже отошел метров на сто от шамана, когда заметил, что рядом с ним на камень с шумом села большая ворона. А может быть, ворон, – уж больно крупной мне показалась эта птица. Ворон стоял на камне метрах в трех от шамана и внимательно смотрел на него. Похоже, человека он не боялся.

Я не слышал, что в ту минуту говорил ему Даккар-ата, но губы его шевелились и он жестикулировал. Он разговаривал с птицей. Мне стало интересно, и я пошел к нему. Когда до них оставалось метров десять, ворон хрипло каркнул и улетел.

– Ворон заинтересовался тобой, – сказал он мне. – Вообще, птицы часто пытаются говорить с нами, но люди даже не догадываются об этом. Представь себе, что ты каким-то образом перелетел в Америку и стоишь где-нибудь на городской площади. Рядом с тобой сотни людей, и все они издают какие-то звуки. Ты слыхом не слыхал об английском языке, знаешь только свой, родной, русский. Поймешь ли ты что-нибудь?

– Вряд ли. Не более, чем я понял крик этого ворона.

– Вот именно. Но есть и разница. Если ты догадываешься, что это не просто шум вокруг тебя: люди разговаривают, – ты рано или поздно начнешь понимать их. Но звуки ворона ты изначально речью не считаешь, вот они и остаются для тебя только шумом… А ведь смысл есть во всем, что происходит вокруг тебя: летит ли птица, срывается ли с горы камень, клюет или не клюет рыба в реке…

Старик замолчал. Он сделал жест рукой, дав понять, чтобы я следовал за ним.

– Вороны вообще птицы особые. А может, и не птицы вовсе? По крайней мере, шаманы хорошо знают это. Люди видят лишь тень этой птицы в нашем мире. Бо́льшая часть ее энергетического тела – это часть непроявленного мира, людям не видимого. Оттого и говорят люди о странном, необъяснимом уме этой птицы. У нее дурная слава, люди связывают ее с несчастьями, рисуют ее вестником смерти. Но это все выдумки. Люди не любят эту птицу не потому, что она чем-то плоха, а лишь потому, что ее поведение не поддается пониманию. А чего не понимаем, того боимся…


28 июня.

Я все пытаюсь рассмотреть в привычном что-то особенное. Безуспешно. Может, я полная бездарность?

Даккар-ата никуда не торопится, его нисколько не раздражает мое слишком медленное учение-обучение. Сегодня мы собирали сухие ветки для костра, и вдруг прерванный разговор продолжился:

– Ты, сам того не понимая, остановился именно там, где нужно. Место, на котором мы с тобой сейчас стоим, – это след Света.

– Это вы мне сейчас сказали, и я вам верю. Но как мне самому увидеть это?

– Я не говорю, что это легко и у тебя тут же получится. Но если этому не учиться, знание не придет, это без сомнения. Попробуем увидеть мир без помощи глаз. Не спрашивай как, но это будет по-другому. Бывает так, что люди теряют зрение, но при этом они не умирают, а как-то научаются жить и ориентироваться в мире. То, что я тебе предлагаю, совсем просто.

Осмотрись и выбери относительно ровную площадку. Повернись к ней спиной и попробуй здесь походить, высматривая свой путь «затылком». Двигайся задом наперед, не оглядываясь, не глядя туда, куда идешь.

Двигайся в тишине, молча, держи внимание на тех ощущениях, что возникают в твоем затылке. Положись на интуицию и продолжай не меньше 20 минут. Таким образом, ты учишься видеть без глаз: затылком, подошвами ног, Бог знает чем. Главное, что это действительно какое-то новое видение, новый опыт, тебе раньше неведомый.

Мне это показалось интересным, и я тут же приступил к делу: развернулся и осторожно пошел задом наперед. Но далеко не ушел, зацепился пяткой за какой-то корень и увесисто шлепнулся на «пятую точку».

– Не торопись. Вначале посмотри на тот путь, который тебе предстоит пройти. – Шаман никак не комментировал мою оплошность, он просто добавил еще одну инструкцию. – Здесь главное, что ты учишься воспринимать привычное каким-то другим, необычным, способом. Вот почему так важно подавлять в себе стремление оглянуться. Оглядываясь, ты тут же разбиваешь слабенькую, только-только рождающуюся новую картину мира. И приходится начинать сначала.

Как только оглянешься, все сразу возвращается к привычному. Стоит оглянуться, и все превращается в самую обычную прогулку, а точнее сказать, в дурацкую прогулку. Как еще назвать взрослого человека, идущего задом наперед?

А ведь это действительно интересно: не с первой попытки, но ты все же имеешь шанс обнаружить, что можно видеть и как-то по-другому, например, спиной. Все твое тело может стать твоими глазами, только надо запастись терпением.

Я с удивлением и недоверием смотрел на него.

– Попробуй понять, чем это место отличается от другого. Это можно увидеть, а самое главное – почувствовать.

– Но я не понимаю, почему я остановился здесь.

– Если бы ты мог это сделать, ты бы сам был шаманом.

Вот еще один прием. Попробуй смотреть на мир невидящими глазами. Понимаешь, о чем я говорю? Глаза твои открыты, но ты ничего не видишь резко, в деталях.

Я стал смотреть именно так. Дело простое, кто не знает выражение: «Смотрит в книгу – видит фигу…» Так я и смотрел, так поначалу и видел.

– Когда ты так смотришь, – пояснял мне дальше Даккар-ата, – ты отказываешься от привычного, от того, чему учился все свою жизнь. Сознание запутывается и начинает учиться новому видению. При этом, возможно, ты обнаружишь рядом с собой много такого, чего раньше не замечал. Точнее сказать, ты можешь однажды увидеть то, чего раньше не замечал. Но сейчас у тебя это вряд ли получится. Ты не можешь увидеть следы Духа, потому что твоя энергия уходит на болтовню.

– Так я же молчу. С кем тут разговаривать, с камнями и сойками?

– Я говорю о внутренней болтовне, о той словесной каше, что вертится у тебя в голове. Люди ведь не умеют слушать, потому что не умеют молчать. Я говорю о том, что называю Отрешенным Безмолвием, молчанием человека, которого в этом мире нет. Отрешенное Безмолвие освобождает огромное количество внутренней энергии, которую теперь можно направить на другое. Вернее сказать, тут уже выбор не за тобой, твой Дух решает, какие возможности в тебе откроются.

Представь себе, что ты видишь мир через зеркало. Он там, за стеклом. А ты здесь, с другой стороны стекла. Ты можешь видеть происходящее, но тебя ТАМ нет. Именно это я называю Внутренним Безмолвием: смотреть, но ничего не думать, никак не оценивать то, что ты видишь.

– И что с того? Думать – не думать, мы ведь про глаза говорим?

– Да ведь мы не глазами видим, головой… Глаза только свет собирают, а голова твоя решает, что следует видеть, а на что обращать внимание не следует: глупости это, пустышки, искажения реальности. Но это не так. Отбрасывая неважное, ты можешь не увидеть уникальное, просто потому что не узнаешь его. Тем более что то, о чем я говорю, – это и видение, и ощущение одновременно. Могу я это описать словами? Нет. Если ты сможешь это сделать, ты поймешь, о чем я говорю. А на нет и суда нет. Мы ведь не о словах говорим, о личной практике. Если ее нет, зачем тебе слова. Они ни ума, ни счастья не добавят.

В этот день мне ничего не открылось. Один раз я увидел боковым зрением какое-то мерцание над кустом багульника, но в ту же секунду моргнул… и все исчезло. Но Даккар-ата я тогда ничего не сказал: чем хвалиться?

Может быть, не дано мне шаманского таланта, но, по крайней мере, у меня появилось какое-то понимание пути, пусть даже и довольно туманное.

...

Глубже колодца

Однажды лягушка из океана пришла и прыгнула в колодец. Там ее встретила лягушка, жившая в этом колодце. Она спросила:

– Интересно, океан – это глубоко, больше этого колодца?

Океанская лягушка рассмеялась и ответила:

– Очень трудно сказать что-нибудь, там нет меры, не с чем сравнивать.

Колодезная лягушка сказала:

– Тогда я дам тебе меру, чтобы ты могла сравнить.

Она нырнула на четверть глубины колодца, а потом вынырнула и спросила:

– Океан – это так же глубоко?

– Нет, – сказала океанская лягушка.

Тогда колодезная лягушка нырнула на половину глубины колодца и снова спросила:

– Этого хватает? Океан такой же глубокий?

– Нет! – снова сказала океанская лягушка. – Океан глубже.

Тогда колодезная лягушка нырнула до самого дна колодца.

После чего с гордостью сказала:

– Океан такой? Глубже ведь не бывает?

И снова океанская лягушка сказала «нет».

Тогда колодезная лягушка возмутилась:

– Убирайся отсюда, обманщица! Ничто не может быть глубже этого колодца!

* * *

Люди глухи, потому что не слушают. Люди слепы, потому что не смотрят. Вернее, мы смотрим, но видим лишь маски, не саму жизнь, а наши представления о ней, наши личные миражи. Они нам заменяют реальность, «отводят» глаза. Все остальные барьеры восприятия вторичны. Они как металлические жалюзи, которые мы устанавливаем на окнах, а потом смотрим на мир через щелочки. Ничего удивительного, что в таком состоянии мы вечно чего-то боимся, вечно ошибаемся и нарываемся на неприятности.

Мы не видим, мы только смотрим… и разрешаем себе видеть лишь то, во что готовы поверить. Почему нас поражает временная слепота и мы не видим лежащие на столе прямо перед нами ключи, очки или кошелек? А потом проходит несколько минут, смотришь туда же и удивляешься: да вот же мои ключи, прямо перед носом были. А не видел, потому что не туда смотрел.

А. Иной. Смотреть и видеть – совсем не одно и то же.

Я много думал о природе творчества: каким оно было вчера и каким будет завтра? До изобретения фотографии изобразительное искусство соревновалось с человеческим глазом: зрителю нужен был реальный образ, похожий на то, что видят глаза. Здесь я говорю о европейском искусстве, о культуре Запада.

Восток – иное. И вчера и сегодня там уровень живописи, поэзии, философии был на порядок выше. Там никогда не ценилось точное, зеркальное подобие. Творчество восточных мастеров никогда не было зеркальным отражением привычной реальности. В основе изображения там лежит контур, абрис, особый внутренний свет, что передается от мастера зрителю, когда он видит картину или слышит стихотворение.

А европейский художник соревнуется с зеркалом. Он не ожидает от зрителя ничего, кроме праздного любопытства, а потому удивляет фокусами: вырисовывает каждую волосинку, каждый бугорок на лице, каждое пятно света. Только и всего! Обыватель подойдет к такой работе и скажет: «Как живой!», но разве в этом суть истинного искусства?

Возьмем литературу. К примеру, Хемингуэй напишет просто: «Идет дождь». Другой же начнет описывать, какой именно дождь, какие струи… и все это будет выглядеть довольно правдиво и убедительно. Но кто из них в большей степени художник? Я думаю, Хемингуэй: каждый из нас вспомнит свой дождь, и сколько будет читателей, столько будет дождей.

Ю. Земун. Трудно разобраться, где сильный ход, где слабый, пока сам ты не игрок, а одна из шахматных фигур. Втягиваясь в игру, мы забываем, кто мы есть на самом деле, становимся маской, игровой фигурой: мы уже не можем ходить, как хочется, а только так, как положено шахматной фигуре. И это не на день-другой ты сам загоняешь себя в какие-то рамки, рисуешь себе границы возможного и невозможного, правильного и неправильного…

Мы распределяем роли, примеряем к себе, надеваем маски на других… и создаем очень реальный и все же обманчивый мир, который только кажется нам ясным и понятным. Мы пытаемся все разложить по полочкам: хорошо – плохо, можно – нельзя, стоит – не стоит, наука – мистика… Эта жесткая двойственность мира не раскрывает, а ограничивает наши возможности, мешает нам подняться над игровым полем.

Для того чтобы выйти из игры, надо стать больше ее, подняться на другой уровень восприятия, где нет бесконечной борьбы, нескончаемого соревнования, а есть единство всего со всем. И тогда всякое направленное действие может стать причиной, которая порождает необходимый нам «здесь и сейчас» результат.

Для того чтобы выйти на этот уровень внесознательных взаимодействий, Тайм-инсайт учит видеть реальность цельно, воспринимать мир вне суждений и оценок, в единстве, где «плюс» – это одновременно и «минус» (достаточно взглянуть с иной точки зрения). Только научившись этому, мы можем сказать, что вышли из игры, стали больше ее и теперь имеем дело с реальностью, а не с масками и этикетками. И тут мысль становится по-настоящему магической, на глазах преображающей реальность.

Тайм-инсайт учит видеть реальность из позиции «здесь и сейчас». Как только вы научитесь это делать, вы переживете удивительное состояние отсутствия границ, когда на любой вопрос тут же находится ответ, любая проблема сама вам подсказывает решение. Здесь главное – научиться видеть и принимать мир во всех деталях и подробностях. Мир устроен так, как устроен. Примите это и только тогда начинайте выстраивать новую версию реальности, под себя.

Приняв ситуацию, мы начинаем действовать интуитивно, вроде и не стараемся намеренно, но удача сама плывет в руки … Мы размываем границы между собой и миром и сами становимся первопричиной событий настоящего и будущего.

...

Многоножка гуляет на своей сотне ног, поэтому ее и называют многоножкой. Это чудо – гулять, имея сотню ног, ведь даже с одной-то парой управляться так непросто! А справиться с сотней ног – это и вправду почти невозможно. Но многоножке это без труда удавалось!

Лисе стало любопытно: ведь лисы всегда любопытны, как ум. Лиса посмотрела, она изучила, она проанализировала, она не могла этому поверить.

– Постой! – попросила она. – Я тобой озадачена и хочу тебя спросить. Как ты всем этим управляешь, как ты решаешь, какую ногу за какой надо переставлять? Сотня ног! Ты ходишь так плавно. Как у тебя получается такая гармония?

– Я ходила всю жизнь и никогда не задумывалась об этом, – ответила многоножка. – Дай я подумаю.

И вот она закрыла глаза, и впервые многоножка стала двумя существами. Она всегда жила и ходила, и жизнь ее была цельна. Теперь она стала субъектом и объектом, она стала двумя, и затем попыталась пойти. Это оказалось трудно, почти невозможно. Она упала, потому что как вы управитесь с сотней ног?

Лиса рассмеялась и заявила:

– Я знала, что это трудно, я знала это заранее!

А многоножка горько заплакала. Со слезами на глазах она воскликнула:

– Это никогда раньше не было трудно, но ты придумала проблему. Пожалуйста, не задавай другим стоножкам этого вопроса. Я ходила всю свою жизнь, и никогда не было никаких проблем, а теперь ты меня убила. Теперь я никогда не смогу снова ходить!

Неизвестно, что стало с этой многоножкой. Если она оказалась так же глупа, как и некоторые из людей, то она должна быть где-нибудь в больнице, искалеченная, парализованная навечно. Но я не думаю, что многоножки настолько глупы. Она, скорее всего, выбросила этот вопрос из головы. Она, надо полагать, сказала лисе:

– Прибереги свои вопросы для себя, а я буду просто ходить.

Она, вероятнее всего, поняла, что, живя разделенной, не уйдет далеко.

Притчи в изложении Ошо

* * *

Не мудри, не тони в подробностях, доверяй тому, что есть, не стараясь это понять и оценить: хорошо это или плохо, сложно или просто. Просто прими как данность.

Мастера дзен хорошо знают, что чудеса происходят не тогда, когда ты благодаришь судьбу за то, что тебе, Васе Пупкину, нравится, а тогда, когда происходит принятие ВСЕГО, что есть в твоей жизни, в том числе того, что кажется тебе сегодня плохим. Когда ВСЕМУ происходящему говоришь: «ДА!»

Уничтожь противоборство, и ты получишь единство. «Плюсы» и «минусы» не разрушатся, но они сольются в ноль. Это не отсутствие, не пустота, это непроявленность, состояние, когда нет ничего, но возможно все.

Тайм-инсайт – точка озарения. Именно о ней мы ведем разговор в этой книге. В этом состоянии ты полон энергии, ты одновременно и гроссмейстер, и шахматная фигура. Ты можешь свободно присутствовать в любой части игрового пространства. Более того, мы будем говорить об удивительных играх со временем, о возможности присутствия в своем прошлом или в своем будущем. Это делает нас настоящим хозяином своей жизни, настоящим Мастером жизни. В средней школе нас ничему подобному не учили.

Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 3.5 Оценок: 6
Популярные книги за неделю

Рекомендации