151 500 произведений, 34 900 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 5

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

  • Текст добавлен: 28 октября 2013, 14:30


Автор книги: Жерар Вилье


Жанр: Шпионские детективы, Детективы


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 5 (всего у книги 13 страниц)

* * *

Ун Сам сбежал по лестнице через четверть часа и подошел к «дэу», сделав большой крюк. Он вошел в игру... Малко сразу накинулся с расспросами, хотя запас слов у того был ограничен...

– Another girl, – объяснил шофер. – Blue coat. Big[26].

Значит, Сун-Бон встретила какую-то высокую девицу в голубом пальто.

– А потом?

Тут все застопорилось. Храбрый Ун Сам, как ни старался, запутался. Одно только слово постоянно вертелось у него на языке: «паспорт». Только по его мимике Малко понял, что Сун-Бон передала какой-то паспорт незнакомке.

Наконец что-то конкретное. Малко посмотрел на освещенный фасад. А если незнакомкой была Обок? Ун Сам потянул его за рукав, указывая на лестницу.

Женщина высокого роста в голубом пальто спустилась по лестнице и пошла по тротуару. Это была не Обок, но очень накрашенная девица с плоским лицом, суровым видом, несмотря на большой алый рот. У Малко забилось сердце. Идея Майкла Коттера проследить за Сун-Бон, возможно, была не такой уж безумной... Две подруги, захотев просто посидеть и выпить, могут прийти порознь, но уходят вместе...

И какой-то ход с паспортом...

Он вышел из машины. В этом квартале ехать в автомобиле было невозможно. Незнакомка уже исчезла в густой толпе. Он ускорил шаг, чтобы ее догнать.

Куда она его приведет?

Глава 9

Девушка в голубом пальто ростом была на целую голову выше большинства прохожих, и Малко было совсем не трудно следить за ней. Стали загораться неоновые огни бесчисленных баров, стоял невероятный шум. Чтобы продвинуться вперед приходилось буквально проталкиваться через толпу. Незнакомка внезапно повернула в палатку-ресторан на открытом воздухе. Две скамьи, стол, жаровня, посуда для кимчхи, супа, сочжу. Посетители сидели бок о бок, все обходилось в несколько сотен вон.

Малко остановился подальше, напротив торговца мягкими игрушками. Через четверть часа незнакомка снова отправилась в путь, свернув налево и поднявшись вверх по каменным ступенькам. Дальше шли извилистые переулки, сплетавшиеся на холме, возвышавшемся над Итэвон. Три путанки обогревались у жаровни напротив бара. Пахло кимчхи и дешевыми духами.

Незнакомка поднялась на крыльцо большого ресторана «Лаки спот», расположенного на углу улицы. Все это напоминало худший вариант площади Пигаль в Париже. Какой-то пьяный, шатаясь, переходил дорогу. Кругом были только девки, зазывалы и туристы, жаждущие подхватить СПИД...

Малко немного подождал и тоже вошел в ресторан. Он был набит битком. В основном это была корейская молодежь и иностранцы. Вдоль бара сидели гейши... Малко увидел подружку Сун-Бон, уже сидевшую за столиком с корейцами. Очевидно, она там работала. Он вышел. У него еще было время обсудить с Майклом Коттером свои дальнейшие действия, если, конечно, тот уже не ушел.

* * *

– Она отдала ей паспорт! – воскликнул Майкл Коттер. – Что ж, хороший трюк.

Ун Сам долго излагал суть на своем ломаном английском. Увы, он не смог расслышать, о чем говорили девушки между собой, но ему показалось, что речь шла о серьезных вещах.

Что скрывалось за историей с паспортом? Американец закурил сигарету.

– Отправляйтесь на штурм. Отутюжьте подружку Сун-Бон. При ее профессии, думаю, к ней нетрудно будет прицепиться. Нужно посмотреть этот паспорт. Он должен быть всегда при ней.

– А СПИД? – спросил Малко, наполовину в шутку, наполовину всерьез.

– В Корее его нет, – решительно заявил Майкл Коттер.

– Между тем, она могла уже кому-нибудь передать паспорт, – возразил Малко. – Но я сделаю все, что можно.

Хотя он предпочел бы провести вечер с роскошной Анитой Кальмар...

* * *

– One seat, one seat![27]

Распорядительница взяла Малко за руку и отвела за столик, стоящий с краю, у самой танцевальной площадки.

«Лаки спот» продолжал гудеть. Три девицы выламывались на столах в порывах стриптиза, другие танцевали на площадке, повиснув на своих кавалерах. Малко увидел подружку Сун-Бон, сидящую на табурете в баре. Их взгляды встретились, и она подарила ему совершенно продажную улыбку. Он обратился к распорядительнице:

– Пригласите высокую девушку из бара выпить со мной вина.

– Конечно, сэр.

Через десять минут подруга Сун-Бон присоединилась к нему. Малко заказал бутылку марочного шампанского за сто тысяч вон, что сразу подняло его в глазах официантки.

– You american? – спросила девушка.

– Нет, – ответил Малко. – Европеец.

– А, хорошо.

Больше она ни о чем не спрашивала. Но как-то сразу расслабилась. Это была не американка, не японка, просто человеческое существо. Девушка поднесла к губам бокал с шампанским и пригубила.

– Как вас зовут?

– Сюзи.

– Нет, ваше настоящее имя?

Она засмеялась.

– Это трудно.

– Скажите.

– Ок Цун, – пробормотала она, – Ок Цун Ким.

Ким, разумеется... Малко улыбнулся.

– Это красивее, чем Сюзи...

Он пригласил Ок Цун танцевать. Она слегка прислонилась к нему, держа на расстоянии лицо, преисполненное достоинства. У нее было массивное крестьянское тело, полные бедра, длинные ноги, которые открывало обтягивающее платье.

Она была благодарна ему за то, что он не тискал ее, как их соседи, чьи руки уходили по локоть в декольте их дам.

– Вы гораздо выше, чем большинство кореянок, – заметил Малко.

Ок Цун, явно польщенная, улыбнулась.

– Я из Маньчжурии. Это на севере. Правда, я никогда там не была, – добавила она с некоторым сожалением.

– Даже в Северной Корее?

Девушка посмотрела на него с искренним удивлением.

– Но это невозможно! Да и там ужасно. У них нечего есть, это большая тюрьма.

* * *

Был уже час ночи, бутылка шампанского опустела и ресторан тоже. Ок Цун явно решила попользоваться пачкой вон, которую увидела у Малко. Сопровождаемые поклонами персонала, они вышли вместе, оказавшись в темном переулке. Малко шел и думал, как ему удастся проверить содержимое сумки «Шанель», висевшей у кореянки на плече.

Единственным способом была близость...

Сразу же за углом Ок Цун, прильнув к нему, спросила:

– Вы останетесь у меня?

О таком случае можно было только мечтать. Конечно, он не умирал от безумного желания, но если она разденется, он сможет. Малко обнял ее, лаская по принуждению.

– Пойдем ко мне в «Силлу», – предложил он.

Если бы она там заснула, у него было бы время проверить сумку.

Ок Цун испуганно покачала головой.

– Ой, нет, это невозможно! Нужно регистрироваться у входа. Мне было бы стыдно. Там большие строгости.

Действительно, в отеле было полно блюстителей нравов...

Танцовщица предложила:

– Я знаю одно место подальше.

Она повела его в соседний переулок. Они поднялись по узкой лестнице – на первом этаже было какое-то казино. В зале – несколько столов для игры в «Блэк Джек» и рулетку. Они стали подниматься выше, столкнувшись с какой-то парой, спускавшейся им навстречу, – негром и маленькой кореянкой с заплаканным лицом. Они обменялись с Ок Цун несколькими словами. Негр с горящими глазами, бросив взгляд на Малко, с громким смехом шлепнул Ок Цун по ягодицам.

– Nice piece of ass, fellow. Have a good fuck[28].

Это было гнусно. На четвертом этаже старый кореец взял у Малко 5000 вон за комнату с такой узкой кроватью, каких не было в концлагерях... В окно мигали разноцветные неоновые огни. Малко уже не знал, как отсюда выбраться. У него не было ни малейшего желания заниматься любовью с Ок Цун.

Она подошла к нему с деланной улыбкой и слегка потерлась об него.

– Вы дадите мне 50 000 вон, – сказала она.

– О'кей.

– Сейчас.

– Вы не доверяете? – улыбнувшись, спросил Малко.

Она не настаивала и, усевшись на кровати на колени, стала раздевать его, шепча какие-то непристойности на невнятном английском. Ее ласки были машинальны, но эффектны. Малко в конце концов отреагировал. Ок Цун не проявляла ни малейшего желания раздеваться.

Она наклонилась и прикоснулась к нему губами, задержав дыхание и оторвавшись через секунду:

– You have a big prick, – сказала кореянка с плохо разыгранным восхищением.

Должно быть, она говорила это сотни раз. Малко стало жалко ее.

Он не отводил глаз от ее сумки «Шанель», лежащей на стуле...

Едва ее дыхание успокоилось, Ок Цун бросилась в туалет. Малко только протянул руку, как она уже вернулась, держа салфетку, которой тщательно вытерла его. Он привел себя в порядок, и кореянка снова скрылась в туалете. На этот раз она открыла кран и наклонилась над ним, чтобы прополоскать рот, повернувшись к Малко спиной. Малко вынул из кармана пять десятитысячных купюр, открыл сумку и положил их внутрь, проверив ее содержимое: кое-какие вещи, косметика, кошелек, платок, ключи. И корейский паспорт коричневого цвета. Он вынул его из сумки и открыл на третьей странице.

Он успел разобрать имя Ок Цун, номер и увидел, что в нем не было фотографии!

Кореянка бросилась к нему.

– Что вы делаете?

– Ваши деньги, – сказал Малко. – Этот паспорт выпал из сумки, и я поднял его.

Она увидела деньги и смягчилась, однако сразу же закрыла сумку. И направилась к двери. Развлечение закончилось. Они быстро спустились с четвертого этажа. Малко хотел любой ценой возобновить контакт. Паспорт без фотографии – тут действительно было что-то не то.

Выйдя к неоновым витринам, он взял ее за руку и спросил:

– А почему девушка, с которой мы встретились, плакала?

– Негр причинил ей боль, – сказала она, несколько поколебавшись. – Это дикари, они набрасываются, как жеребцы. Лично я никогда не занимаюсь любовью с неграми.

Малко задумался. Что делала эта проститутка с такой чопорной студенткой, как Сун-Бон? На улице стало тише.

– Куда вы идете? – спросил он.

– Я возвращаюсь домой, – ответила кореянка. – Я устала.

– Я провожу вас.

Она покачала головой.

– Не надо ко мне подниматься, не стоит.

Она стала ловить такси.

– Мне бы хотелось снова вас увидеть, вы очень красивая, – сказал Малко так убедительно, как только мог.

Он превосходно играл роль удовлетворенного клиента. Ок Цун украдкой посмотрела на него. Пятьдесят тысяч вон получить всегда приятно.

– Приходите в «Лаки спот» завтра.

– Завтра вечером я не могу. Мне бы хотелось увидеть вас раньше.

Она заколебалась.

– У меня мало времени... Я рано начинаю работать.

– А до работы?

– Хорошо, – сказала Ок Цун без энтузиазма, – завтра в шесть часов в кафе «Заза», это рядом с магазином «Гамильтон».

Она уже садилась в отъезжавшее такси, удаляющееся в сторону Итэвон, сверкающий неоновыми огнями. Малко, задумавшись, посмотрел вслед. Кажется, он недаром потратил вечер. В конце концов, сведения прелестной Мины оказались не такими уж плохими.

Кому мог понадобиться паспорт Ок Цун? Отсутствие фотографии наводило на мысль, что им воспользовался кто-то другой.

* * *

– Попали точно в цель, – поздравлял себя Майкл Кот-тер. – Остается только дергать за нити.

Единственной нитью была Ок Цун, поэтому Малко был настроен менее оптимистично, чем резидент.

– Я быстро исчерпаю свои возможности, – заметил он. – Даже если я снова увижу Ок Цун сегодня, я не смогу продвинуться вперед, не раскрывая себя. Если я выйду из своей роли клиента – все рухнет. Все-таки надо попросить корейцев помочь нам. Только они могут как-то продвинуть это дело с помощью паспорта. Надо знать, воспользовались им или нет. И кто... Кстати, мне даже не известен адрес этой девицы.

– Она и Сун-Бон входят в подрывную сеть, – размышлял американец. – Эта сеть, кажется, действует. Тут стоят люди куда более опасные. Как Обок, например.

– А Анита Кальмар? – спросил Малко. – Она-то что там делает?

Майкл Коттер бросил на него подозрительный взгляд.

– Я знаю, что вы думаете. Но...

– Это не совпадение, если она состоит в центре северокорейской сети, – заметил Малко. – Анита тоже приехала с Севера. Есть только две возможности: или она на них работает...

– Это невозможно, – отрезал американец.

– Тогда ее используют без ее ведома или готовят месть, чтобы высмеять южнокорейцев.

Майкл Коттер стал машинально вертеть карандаш.

– В таком случае надо было бы вмешаться.

– И предупредить южнокорейцев, – добавил Малко.

– Подождем сегодня вашей встречи, – попросил Коттер. – Я должен позвонить генералу Киму. Но в этом случае мы теряем контроль над операцией.

– Вы согласны, если я поговорю с Анитой Кальмар? Чтобы предостеречь ее.

Майкл Коттер улыбнулся.

– Я знаю, что вы умираете от желания увидеть ее. Идите. У меня кое-что для вас есть, вот, возьмите.

Он вынул из своего стола картонную коробку. В ней лежал пистолет Малко, доставленный с дипломатическим багажом.

* * *

Анита Кальмар как раз переодевалась, когда Малко наконец провели к ней. Она принимала участие в показе моделей, проходившем на восьмом этаже универмага «Лотте», расположенного прямо за отелем того же названия. Это была неделя Франции с представлением коллекций крупнейших модельеров и демонстрацией последних новинок декоратора Клода Даля. У Малко пересохло в горле. Пена кружев еще ярче подчеркивала красоту груди Аниты, а ее ноги, облаченные в светлые чулки, казались бесконечными. Она посмотрела на него равнодушным, даже холодным взглядом.

– Что случилось?

– Возможно, ничего, но мне нужно вас кое о чем предупредить.

– О чем? – спросила она. – Торопитесь, через две минуты мой выход.

– Это касается вас, – ответил Малко.

– Меня?

– Да. С тех пор как вы сбежали из Северной Кореи, не было никакой реакции Ким Чен Ира?

Она улыбнулась.

– Нет, они просто опубликовали заявление прессы, в котором говорилось, что я была наемной американской и южнокорейской шпионкой.

– Вы не боитесь, что они отомстят?

– Как?

– Так, как они обычно это делают, – сказал Малко, – убьют вас...

Анита Кальмар замерла.

– Вы шутите.

– Нет, – ответил Малко. – Судя по нашей информации, некоторые люди из вашего окружения вызывают подозрение...

– Вы говорили о них корейцам?

– Нет еще.

Шведка одернула платье, чтобы лучше его разгладить.

– Это несерьезно. Я здесь под защитой, меня всегда сопровождают телохранители, да и корейская полиция наблюдает за отелем.

– Я только хотел вас предупредить, – сказал Малко. – И пожалуйста, никому не говорите об этом разговоре.

– Хорошо, но вы везде видите шпионов, – со смехом заключила Анита.

Она была так холодна, что он даже не пригласил ее поужинать.

* * *

Полицейская машина издавала заунывные сигналы, попав в громадную пробку на Итэвон стрит, ее мигалка отбрасывала пучки синего света на мокрые от дождя тротуары.

Малко оставил Ун Сама с машиной чуть дальше. Сам он пошел вперед.

Он поднялся по лестнице, ведущей в табон «Заза», узкой и крутой как стремянка, похожей на крошечную площадку, где пахло чесноком. Дверь в табон была слева. Только он собрался ее толкнуть, как за его спиной открылась какая-то другая дверь.

На пороге появился маленького роста кореец, тщедушный, с лицом послушного ребенка, в галстуке и темном костюме. Малко подумал что он хочет войти в табон, и вежливо посторонился, пропуская его вперед.

Кореец вдруг съежился как кошка, готовясь к прыжку. Его правая рука с небывалой скоростью размахнулась и вцепилась Малко в шею, пальцами сжимая артерии словно железными когтями. Малко через несколько секунд почувствовал, как теряет сознание. Маленький кореец без особых усилий потащил его назад в ту самую дверь, из которой он вышел. Малко упал на пол.

Через какое-то время он открыл глаза, оказавшись в темном и пыльном коридоре. В эту минуту кореец как раз вынимал из кармана пистолет и привинчивал к дулу большой цилиндр, держа его в левой руке.

Щелкнул затвор: он зарядил пулю и прицелился в голову Малко, который едва приходил в себя, еще с помутненным сознанием.

Глава 10

В тот момент, когда кореец нажал на курок, Малко упал на пол от внезапного головокружения. Предназначенная для него пуля, которая должна была раздробить ему череп, прошла на несколько сантиметров выше и врезалась в стену... Малко перевернулся, стараясь вытащить свой пистолет. Раздался второй выстрел, – легкий удар в плечо, и пуля пробила подкладку пиджака. Кореец опять промахнулся.

Голова Малко работала плохо. Он никак не мог собраться. Наконец рука скользнула за ремень, вытащив пистолет. Он оказался не заряжен... У корейца было время спокойно его уничтожить. Но он отскочил в сторону, очевидно, не ожидая, что Малко вооружен.

Опираясь на одно колено, Малко зарядил пистолет и встал. Кореец быстро выскочил и исчез на площадке.

Еще нетвердой походкой Малко вышел за ним и увидел спину корейца, который сбежал по ступенькам и исчез, смешавшись с толпой. Малко посмотрел ему вслед – тот уронил пистолет. Это был небольшой «Уник» калибра 6,35. Ничего общего с оружием профессионального убийцы. Впрочем, если бы пуля попала ему в голову, он был бы мертв... Озадаченный, он положил пистолет и глушитель в карман плаща. Эта попытка устранения могла произойти по двум причинам. Или Ок Цун, состоящая в этой сети, рассказала об их встрече. Или ею манипулировали, а Малко засекли и выследили.

В первом случае она не должна была бы ждать его в Табоне.

Он толкнул дверь. Кафе было прелестным, очень темным, с банкетками из черного бархата. Несколько пар занимались флиртом, в камине горел огонь. Можно было подумать, что ты в Европе. Ок Цун не было. Он прошел весь зал, так ее и не найдя. Испытал странное чувство. Значит, его смерть была запрограммирована... Майкл Коттер, может, наконец, согласится предупредить южнокорейцев.

* * *

Майкл Коттер, задумавшись, крутил между пальцами пистолет, который должен был застрелить Малко.

– Здесь, в Южной Корее, очень мало оружия, – сказал он. – Даже охотничьи ружья запрещены. Мы натолкнулись на профессионалов. И на какое-то тонкое дело. Вас захотели устранить, поскольку вы увидели этот паспорт без фотографии. Ок Цун, наверное, сейчас далеко...

– Не очень, поскольку я должен был быть мертв...

– Я попытался предупредить генерала Кима, – ответил американец, – но он до завтрашнего утра в провинции.

– Я хочу пройтись в «Лаки Спот», – предложил Малко. – Не удивлюсь, если найду там Ок Цун. Вы дадите мне Ун Сама?

– Конечно. И будьте осторожны...

На этот раз его пистолет был заряжен.

* * *

Ун Сам поставил «дэу» на маленькой улочке, ведущей к Итэвон стрит, и Малко направился к «Лаки Спот». Погода портилась, но на улице по-прежнему было оживленно. Музыка грохотала ему в лицо, на столах показывали стриптиз, в баре суетились девицы. Ближе всех к нему оказалась Ок Цун, с выражением скуки на красивом лице.

Они встретились взглядом одновременно. Малко ждал реакции. Танцовщица просто повернула голову! Не видя его. Он направился к ней.

– Добрый вечер. Вы не пришли.

Она едва пошевельнула головой, чтобы ему ответить.

– У меня не было времени.

– Пойдемте выпьем.

– Я не могу, я жду важного клиента.

Распорядительница подошла вслед за Малко, и девушки сказали друг другу несколько слов на своем языке.

Ок Цун соскользнула с табурета и исчезла в глубине зала, в то время как распорядительница защебетала:

– Сюзи очень занята сегодня, но у нас много очень красивых молодых девушек. Вы можете выбирать.

Она говорила на плохом английском... Не слушая ее, Малко прошел через зал. Ок Цун вышла через дверь, расположенную рядом с диск-жокеем. Малко открыл ее, выйдя в своего рода раздевалку с охранником. Тот сразу же преградил ему путь с вежливой улыбкой.

– Это запрещено, сэр.

Малко сунул ему под нос пятитысячную бумажку.

– Сюзи?

Тот схватил деньги и указал на дверь, выходящую на улицу.

– Suise gone![29]

Малко уже был на улице. Ни одного такси на отлогом склоне. Он увидел танцовщицу чуть дальше внизу, на углу Итэвон стрит, поджидающую такси с какими-то людьми... Ун Сам хорошо сделал, что поехал за Малко. Он сел рядом с ним и показал на девушку:

– We follow her[30].

Очевидно, Малко напугал Ок Цун. Во что бы то ни стало с ней нужно было поговорить.

* * *

С Итэвон стрит они спустились к югу, проехав по мосту через реку Ханган, чтобы попасть в мерзкий новый квартал. Такси Ок Цун выезжало на большую и пустынную улицу Тосандаеро, вдоль которой с двух сторон возвышались дома с бетонными клетушками, по тысяче квартир в каждом доме. Везде стояли громадные номера, обозначенные черными цифрами.

Ун Сам указал на ближайший номер.

– Дон!

Так по-корейски назывались эти чудовищные строения, заменившие дома с разноцветными крышами. Проехав километр, такси остановилось перед домом с номером 22. Ок Цун вышла и сразу вошла в свой «дом».

– Подождите меня, Ун Сам.

В подъезде и на лестнице как всегда пахло чесноком. Лифта не было. Малко догнал Ок Цун на четвертом этаже, в тот момент, когда она вставляла ключ в замок. Услышав шум шагов, она резко обернулась и застыла от удивления.

– What you want?[31]

Стоя спиной к двери, она закричала, глаза сузились в одну полоску.

– Видеть вас.

– Я не хочу. Оставьте меня. Я больна.

Она казалась страшно напуганной и смотрела мимо Малко, словно думала неожиданно увидеть кого-то. У нее дрожал подбородок.

– Мне нужно с вами поговорить, – настаивал Малко.

– Нет.

Она уже повернула ключ, открыла дверь и, проскользнув внутрь, сразу же заперлась. Он услышал, как ключ повернулся два раза, и в то же время заметил цифру 4, написанную на двери красной краской.

Что это означало?

Он несколько раз постучал в дверь, не получив ответа. Он звал ее безуспешно. Ок Цун укрылась в квартире. Ему не оставалось ничего, кроме как спуститься вниз. Он это и сделал, держа руку на рукоятке своего пистолета.

Слежка за Ок Цун привела в тупик. Он пнул ногой в муравейник.

Только корейская разведка сейчас могла допросить Ок Цун и узнать, кто воспользовался ее паспортом. И нужно было это сделать очень быстро.

Ун Сам, нервничал, ждал его около двери.

– You ОК?

– О'кей, – успокоил его Малко.

Они переехали через реку. Ун Сам повернулся к Малко.

– Отель «Силла»?

Какая-то мысль возникла у него в голове.

– Нет, – сказал он. – «Чосон».

Может быть, Анита Кальмар теперь в большей степени воспримет его всерьез. Во всяком случае, у него было о чем ее спросить. Кроме того, Ок Цун была подружкой Сун-Бон.

* * *

В номере шведки никто не отвечал. Огорченный, Малко собрался уйти из «Чосон», когда консьержка спросила:

– Вы ищете мисс Кальмар?

– Да.

– Она должна быть в «Ханаду», с друзьями, там большой вечер, организованный «Кореа гералд».

Он спустился вниз. На двери в «Ханаду» висела табличка «Tonight private parly»[32]. Тем не менее войти туда было нетрудно. Дискотека гудела. Малко наконец увидел Аниту Кальмар, сидевшую в большом круглом кресле, в окружении корейских манекенщиц, разодетых как пудели. Некоторые из них демонстрировали традиционный корейский костюм – нечто вроде болеро с длинной юбкой ярких цветов, расширяющейся книзу.

Анита Кальмар довольствовалась белым облегающим платьем из джерси с разрезом почти до паха.

Сун-Бон не было видно. Малко подошел к шведке и наклонился над ней:

– Пришел вас поздравить, – сказал он. – Я был на вашей презентации, сегодня днем, вы были совершенно восхитительны.

Она расхохоталась.

– Спасибо. Вы нашли много шпионов?

– Нет еще, – ответил он.

Это был неподходящий момент для серьезных разговоров. Анита Кальмар с бокалом «Куантро» со льдом выглядела веселой. Она пригласила Малко сесть на канапе почти напротив нее и продолжила беседу с соседками.

Всякий раз, когда она закидывала ногу на ногу, Малко чувствовал, как в животе у него разливался жар. Однако его голова была занята другим. В порыве внезапного вдохновения он наклонился к своей соседке справа, одетой в широкое корейское платье. К счастью, она немного говорила по-английски.

– А что, цифра "4" для корейцев имеет какое-то особенное значение? – спросил он.

Девушка засмеялась от стеснения.

– Да, конечно. Это проклятое число. Оно произносится «се», как «смерть». Цифра произносится так же по-китайски, но пишется по-другому... Впрочем, вы увидите: ни в отелях, ни в учреждениях нет четвертого этажа.

– Смерть! – повторил Малко.

Теперь он лучше понимал реакцию Ок Цун. Ей угрожали. Нужно было срочно задержать маньчжурскую танцовщицу... Он тихо встал и вышел в холл к телефонным будкам.

Майкл Коттер был у себя. Засыпал. Он проснулся очень быстро, как только Малко ввел его в курс последних событий.

– Я найду вас в «Чосон» через четверть часа, – сказал он.

* * *

Дома на улице Тосандаеро при лунном свете выглядели как огромное домино. Ни единого освещенного окна. На улице ни души. Громадный город-спальня, гнетущий и мрачный одновременно. Майкл Коттер остановил свой «дэу» перед домом номер 22, и они вышли.

Молча они поднялись по лестнице на четвертый этаж. На двери Ок Цун по-прежнему было видно цифру "4". Малко позвонил – один раз, два, три. Ответа не было. В этот поздний час Ок Цун, вероятно, должна была быть дома. Тем более что он видел ее полтора часа назад.

– Это странно, – сказал Майкл Коттер.

Малко проверил дверь. Он нажал плечом, и дверь открылась. Она даже не была закрыта... На ощупь он нашел электрический коммутатор. Прихожая была крошечная, заставленная грудой разных безделушек, открыток, журналов. Она выходила в маленькую гостиную, обставленную по-корейски.

Ок Цун лежала на полу между кушеткой и книжным шкафом темного дерева. Вытянувшись на животе. По ее неподвижности было видно, что она мертва.

– Тсс! – прошептал Майкл Коттер.

Малко склонился над танцовщицей и повернул ее. Голова у нее тотчас же склонилась набок, как у куклы. Майкл Коттер пощупал ее шею с выражением ужаса на лице.

– My God!

У нее не было ни одного целого позвонка! Можно подумать, что ей раздробило затылок в машине. Струйка крови текла изо рта Ок Цун, у нее были остекленевшие глаза, но никаких следов борьбы не было видно. Или убийца ждал ее у нее дома, или она впустила его... Малко вспомнил о стальных пальцах того, кто собирался его убить.

Ее тело было еще теплым. Смерть, должно быть, наступила больше часа назад. Малко почувствовал вкус желчи во рту. Если бы он задал свой вопрос раньше, он, возможно, напугал бы убийцу и многое знал бы сейчас. Кроме того, Ок Цун была бы еще жива...

Майкл Коттер заканчивал краткий обыск квартиры.

Малко перерыл сумку «Шанель». Паспорт исчез. Они вдвоем проверили все ящики, кухню, комнату, ничего не найдя. Телефона не было. Или убийца жил в этом доме, или же у Ок Цун было с ним свидание.

– Идем, – сказал Майкл Коттер. – Здесь больше нечего искать.

Они спустились молча. Малко мучили угрызения совести, он был в бешенстве.

– Она знала что-то важное. Поэтому ее убрали. Нужно поговорить с генералом Кимом.

– Оставьте мне пистолет, – сказал Майкл Коттер. – Я его передам ему, а потом мы с ним встретимся.

Он завез Малко в «Силлу», большой холл которой показался ему еще более мрачным. В баре продолжал играть оркестр, и Малко зашел туда выпить водки и подумать. Нужно было отыграться на Сун-Бон. Это для нее Ок Цун приготовила свой паспорт. Но как заставить ее говорить, не вырывая ногтей?

* * *

Было одиннадцать часов, когда черный «дэу» Майкла Коттера подъехал к зеленым воротам корейского ЦРУ. «Кореа гералд» на шестой странице упомянула о смерти танцовщицы, подчеркнув, что на новом правительстве лежит ответственность за волну насилия, которая захлестнула Сеул. Предполагали, что танцовщица стала жертвой маньяка или насильника. Южные кварталы города были полны вооруженных бандитов.

Генерал Ким как всегда был в прекрасном настроении. Малко заметил открытую бутылку «Гастон де Лагранжа», спрятанную за письменным столом. Генерал хорошенько закрыл дверь своего кабинета, зажег трубку и сел рядом с двумя визитерами на диван напротив низкого столика, на котором лежал пистолет убийцы. Он осторожно взял его и повернулся к Малко.

– Мой дорогой друг, это очень интересное оружие, а?

– Почему?

Он склонился над каким-то документом, напечатанным на машинке.

– Мы сравнили его номер с другими найденными у террористов... Так вот, когда была совершена северокорейская террористическая акция в Рангуне, власти нашли одного из убийц, у него было подобное оружие, номер серии отличался только одной цифрой...

– Значит, человек, которого я видел, был северокорейцем, – заключил Малко.

Генерал Ким расхохотался.

– Нельзя этого утверждать, но, по крайней мере, у него был контакт с ними. Это пистолет «Уник» из партии, закупленной в 1985 году на бельгийской фабрике для северокорейского посольства в Брюсселе. Якобы для защиты дипломатов. Всего их было двенадцать, это второй, который мы опознали...

– А глушители?

– Они изготовлены в Северной Корее. Очень грубая работа. У нас уже были подобные. Они были сделаны китайскими спецслужбами много лет назад, вероятно, в Макао.

– А эта девушка, Ок Цун? – спросил Малко, сделав несколько глотков теплого не очень сладкого чая. – У вас есть о ней какие-то сведения?

Снова раздался смех. Генерал Ким слегка забавлялся.

– Это очень любопытно, – сказал он. – Мы все проверили с иммиграционными службами. По их данным, Ок Цун на прошлой неделе ездила в Японию и позавчера вернулась.

– Кто-то использовал ее паспорт, – сказал Малко. – Вот почему ее убрали.

Генерал Ким снова принял серьезный вид.

– Это вполне возможно. Мы проверили ее банковский счет. Она, кажется, имела гораздо больше денег, чем позволяла ей заработать ее профессия. Должно быть, она продалась корейцам из корыстных соображений. Она не была связана с политикой.

– Поэтому ее убили. Один тип меня засек и опознал. Сначала меня пытались убрать, а после того как это не удалось, решили ликвидировать Ок Цун, чтобы она не смогла заговорить.

Генерал Ким несколько минут молча потягивал свою трубку, а потом повернулся к Малко.

– Как вы узнали Ок Цун?

Малко и Майкл Коттер быстро переглянулись. Американец ответил:

– Малко следил за Сун-Бон. Она вывела его на Ок Цун.

– Понятно, – сказал генерал.

– Что вы рассчитываете делать? – спросил Малко.

Генерал Ким взял бутылку «Гастон де Лагранжа» и наполнил три бокала. Похоже, коньяк был его лучшим союзником в борьбе против северокорейского терроризма...

– Совсем не обязательно Сун-Бон должна быть замешана в этом неприятном деле, а?.. Я не решаюсь сообщить об этом моим коллегам. Вы знаете, они достаточно жестоки, а? Я заставлю прочесать все окружение Ок Цун. И попытаться найти этого убийцу.

– Нужно бы узнать, кто приехал в Корею с ее паспортом.

– Конечно, – согласился генерал. – Я потребую подробного отчета иммиграционных служб. Буду держать вас в курсе дела.

Он встал, давая понять, что беседа окончена. Малко подождал, пока они сядут в «дэу», чтобы выразить свое удивление.

– Можно подумать, что он насмехается. Я плохо понимаю, почему корейское ЦРУ не интересует северокорейская террористическая сеть.

Он чувствовал себя в мире грязных азиатских дел, где все лгут. Генерал Ким вел себя так, словно ничего не произошло. Ок Цун мертва. Он снова вспомнил нацеленный на него пистолет. Когда они съезжали по извилистой дороге с холма Намсан, Майкл Коттер сказал:

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 3 Оценок: 1
Популярные книги за неделю

Рекомендации