154 800 произведений, 42 000 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 11

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 8 декабря 2018, 14:40


Автор книги: Александр Башибузук


Жанр: Попаданцы, Фантастика


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 11 (всего у книги 19 страниц) [доступный отрывок для чтения: 13 страниц]

– Я не ношу с собой оружие, месье Амьен, – слегка оскорбленным тоном ответил я ему.

– Заведение выражает вам свои извинения… – француз прискорбно склонил напомаженную голову. – Но, в связи с присутствием на сегодняшнем вечере некой важной особы, пожелавшей остаться инкогнито, требования безопасности ужесточены. Буду вынужден предложить вам пройти досмотр. Уверяю, это касается всех сегодняшних посетителей, а не лично вас. Заведение с удовольствием компенсирует вам моральный ущерб.

– Это черт знает что… – раздраженно буркнул я, но требованию подчинился и проследовал в комнату охраны. Где меня очень поверхностно и тактично досмотрели. И, естественно, ничего не нашли, потому что пистолета я собой не взял, а пружинный стилет был спрятан так, что его бы не нашли даже зубры прапора на приемке в «Матросской Тишине»[46]46
  Матросская Тишина – следственный изолятор № 1 города Москвы. Имеет такое название в связи с тем, что расположен на улице Матросская Тишина.


[Закрыть]
, а не то что эти фраера.

Все это меня очень насторожило, если даже не сказать большего. Но что-то подобное я все-таки предполагал и успел приготовиться, поэтому не стал отказываться от встречи с Кетеван.

Но ее пока не было видно. Пуговкин со товарищи наигрывали унылые менуэты, а народ, как и в первый раз, вел себя довольно сдержанно. Среди них фланировали баронесса Теодаракис с Тетюхой. Гортензия вся цвела и пахла, гордо представляя своим знакомым сотника, а казак, судя по злой морде, едва сдерживался, чтобы не послать всех подальше. Но выглядел очень импозантно и внушительно. Да, не обидел боженька детину внешностью и статью.

«Терпи, казак, атаманом станешь…» – хохотнул я про себя, прошелся мимо музыкантов, различил едва заметный кивок вахмистра и уже совсем было собрался проникнуть в служебный коридор, где в туалете для обслуги вахмистр сделал закладку с оружием, как позади послышался спокойный женский голос:

– Барон, если бы вы знали, как я рада вас видеть.

Я про себя чертыхнулся, обернулся к княгине и невольно отметил, что она выглядит просто сногсшибательно. Отороченное мехом темно-бордовое бархатное платье в пол со свободной талией, не скрывало очертания шикарной фигуры, а тщательно подобранные драгоценности идеально подчеркивали ее природную красоту.

– А ты рад меня видеть? – Кетеван капризно надула губки и шаловливо стукнула меня по плечу сложенным веером. – Фу, как не стыдно. А я думала, нас что-то связывает.

– Нас связывает мое желание свернуть тебе шею, – вежливо улыбаясь, ответил я. – Итак, у тебя совсем немного времени.

– Положительно, ты отвратительный невежа, – недовольно скривилась княгиня. – Ну хорошо, хорошо. Идем в бар, там есть приватные кабинки.

Заказав для себя коньяка, а для Кетеван дайкири, я достал сигариллу из портсигара и закурил, давая возможность княгине заговорить первой.

Она тоже раскурила длинную пахитоску, выпустила пахнущее мятой облачко дыма, откинулась на кожаную спинку кресла и очень серьезным тоном сказала:

– Да, Георгий, я прекрасно понимаю, что виновата перед тобой. Но все-таки предлагаю забыть о том досадном недоразумении и соединить свои усилия в поисках третьего ключа.

– Для начала тебе придется рассказать все, что ты знаешь, – небрежно бросил я ей. – В противном случае разговор у нас не получится.

– Тебе самому не справиться! – резко заявила Кетеван. – К чему эти сложности?

– Ну что же. Как я уже говорил, разговор не получился. Свободна.

– Ты знаешь, – не сводя с меня глаз, зло процедила княгиня, – Навроцкий всегда говорил, что ты редкостный ублюдок. Когда я познакомилась с тобой, подумала, что он наговаривал на тебя из личной ненависти, но теперь вижу, что Аркадий был прав.

– Надо понимать, что ты все-таки решила говорить? – я сделал вид, что пропустил ее слова мимо ушей.

– Что ты хочешь знать? – нервно бросила Кетеван.

– Всё, с самого начала.

– Хорошо…

После того как она начала рассказывать, вся эта история наконец стала проясняться. Конечно, многие пробелы все-таки остались незаполненными, но общая картина все-таки сложилась.

Как оказалось, перед самым своим арестом императрица выбрала трех человек из круга своих доверенных лиц, к которым относился и барон фон Нотбек, вручила каждому из них по ключу от банковской ячейки в швейцарском банке и по фрагменту номера счета, открытого на предъявителя, уже в другом банке. Тоже швейцарском. С поручением снять средства и употребить их во благо царской семьи, буде такая надобность случится. Любым способом, на усмотрение доверенных лиц. В ячейках лежали пароли, подтверждающие доступ к счетам, но получить доступ можно было, только соединив эти пароли. А на самом счете должно было лежать около миллиона британских фунтов. Но это не всё. Исходя из какой-то своей логики, царская супруга выбрала фанатично преданных лично ей персонажей, отъявленных монархистов по сути, но при этом жутко ненавидящих друг друга. Очевидно, предполагая, что такие уж точно не сговорятся и не прикарманят денежки.

Но плану не суждено было исполниться. Увы, для меня осталось неизвестным, по каким причинам так случилось. Никто не успел ничего снять, а царскую семью уконтропупили большевики. В последнюю свою встречу Зиберт, Навроцкий и фон Нотбек договорились встретиться в Париже и ждать там друг друга сколько потребуется. Для того, чтобы наконец-то снять деньги и конечно же употребить их на дело борьбы с большевизмом. Тьфу ты, идиоты.

Но опять в планы вмешалась суровая реальность. Капитан Навроцкий был ранен, стал инвалидом и застрял в Петрограде. Мало того, вконец опустился, подсев на кокаин. По версии Кетеван, она все это время была близка с ним и именно от него узнала о счете. Затем Навроцкий благополучно отбросил копыта, Кетеван, естественно, прибрала ключик и номера к рукам, но тут выяснилось, что сведения утекли еще к кому-то, а затем к большевикам, и на нее открылась настоящая охота. М-да…

– Неужели ты думаешь, что я тебе поверю?.. – я сделал глоток коньяка и мерзко улыбнулся, начав оправдывать характеристику, данную фон Нотбеку его товарищем. – Но не суть. Как ты меня нашла?

– Искала и нашла! – зло бросила Кетеван. – Это как раз было нетрудно. Гораздо трудней было попасть на тот же пароход. Всё? Ты удовлетворен?

– Нет, не удовлетворен. Кстати, ты настоящая княгиня? Или…

– Это важно?

– Ты права, неважно. Что с Зибертом?

– Я знаю, что с ним. И знаю, где он, – уже спокойно сообщила Кетеван. – Но как ты догадываешься, ты об этом ничего не узнаешь. До определенного времени. Не надо считать меня дурой.

– Ты именно дура, девочка моя, – я снисходительно ухмыльнулся. – По одной-единственной причине. Счет уже давно пустой. Нет там ничего. Ни копеечки.

Зачем я так сказал? Для того, чтобы спровоцировать Кетеван на какие-то действия и узнать, от кого она выступает. А потом решить вопрос с этими людьми раз и навсегда.

– Как нет? – глаза Кетеван зловеще блеснули. – Ты же не мог их сам снять.

– Конечно же это не я их снял, Кетеван Ираклиевна… – я сделал паузу и заговорил только тогда, когда княгиня стала напоминать приготовившуюся к броску ядовитую змею. – Это сделали банкиры покойной царицы. Они помещали средства, они же и предусмотрели дополнительную возможность их снять. Откуда я это знаю? Неважно. Но я знаю это точно, поэтому давно избавился от ключа. Всё?

Некоторое время мы молчали. Первой заговорила княгиня. Очень спокойно, не проявляя эмоций:

– Ну что же, я примерно догадывалась о подобном развитии событий. Конечно, жаль потраченных усилий, но жизнь продолжается, и я не собираюсь ее тратить, гоняясь за миражом.

– Здравая мысль, – заметил я. – Придерживаюсь такого же мнения. Кстати, что там с моим золотом?

– Я верну, – обаятельно улыбнулась Кетеван. – Очень скоро. У меня дела пошли на лад. Давай встретимся здесь же… скажем, через неделю. Ты еще будешь в Константинополе?

– Думаю, да.

– Тогда я не прощаюсь, – княгиня встала и ушла, напоследок бросив: – Береги себя, Георгий.

– Пока-пока… – я проводил ее взглядом, очень надеясь, что Кетеван на выходе из казино попадет в руки Синицына и Игнашевича, после чего не спеша докурил сигариллу и потом решил снова попытаться достать оружие из тайника. Но опять не успел…

Глава 16

Бывшая Османская империя.

Константинополь. Пера

30 января по старому стилю. 1920 год. 23:00

– Месье Корф! – Амьен прямо излучал доброжелательность, хорошо разбавленную почтительностью. – Как я уже упоминал, заведение очень ценит своих клиентов. Месье Дювалье просит о встрече с вами, для того чтобы лично вручить ценный памятный подарок. Мне поручено сопроводить вас к нему.

«Вот те раз… – подумал я. – Сам хозяин казино? Прям ценный памятный подарок? Надо же, какое уважение…»

Вот только лепить горбатого будете кому-нибудь на стороне. Очень неуклюже, господа. Только идиот не связал бы сегодняшний «досмотр» на входе с вот этим самым «приглашением». Тем более Гортензия сегодня обмолвилась в разговоре со мной, что хозяин заведения убыл в Ниццу. Ну и? Что это может быть? А хрен его знает. В любом случае, если приглашают – то на разговор. Хотели бы повязать – уже давно бы повязали. А вообще, как-то странно все это. Захеры Кетеван? Французы? Но не пойти не получится. Ладно, посмотрим…

– С удовольствием, месье Амьен, – я легким кивком подтвердил свое согласие и пошел вслед за французом. И с удовлетворением заметил, что сотник внимательно смотрит на нас. Уже хорошо, значит, один не останусь, тем более Тетюха тоже знает, где закладка с оружием.

Амьен провел меня служебным коридором, поднялся на третий этаж и остановился перед украшенной резьбой дверью. Легонько стукнул по ней костяшками пальцев и отступил в сторону.

– Прошу вас, месье Корф.

В богато обставленном кабинете, за массивным столом из мореного дуба сидел худощавый высокий мужчина в смокинге и с розой в петлице. Увидев меня, он встал, на его породистом лице с тонкими нервными чертами проявилось непонятное выражение, больше похожее на театральную маску.

Я шагнул через порог. И тут же мне в затылок уткнулся холодный металлический предмет.

– Без глупостей! – прошипел кто-то за моей спиной. Кто-то, для кого французский был родным языком. – Дернешься, вышибу мозги.

«Все-таки лягушатники, черт бы их побрал… – мелькнуло у меня в голове. – Но как они вышли? Эмиль раскололся?..»

– Уж извините, месье Корф, за такой нерадушный прием, – мужик за столом издевательски ухмыльнулся. – Но мы все исправим, обещаю.

Я осторожно повел глазами по сторонам, пытаясь определить, сколько человек в комнате. И облегченно выдохнул, потому что помимо худого с розой и того, что стоял у меня за спиной, в кабинете находился еще один охранник казино, которого я опознал по черному костюму в тонкую светлую полоску, и Франсуа Амьен. Никого, хотя бы приблизительно напоминавшего оперативников из Второго бюро, не было.

«Что это за поц? – задался я вопросом. – Хозяин казино в Ницце. Значит – это может быть только начальник охраны, Серж Полански. Но какого хрена ему надо?»

– Кто ты такой? – стараясь говорить спокойно, спросил я у него. – И какого черта тебе надо?

– Кто я? – худой ухмыльнулся. – Это уже неважно. Ничего личного, месье Корф. Вы мне безразличны. Я просто выполняю просьбу моих хороших друзей. Объясняться будете уже с ними… – и коротко бросил: – Пакуйте его.

В тот же момент мне завернули руки, украсили запястья наручниками, а на голову натянули мешок из плотной черной ткани.

– Ну, где там Вилли и Жан? – послышался голос хозяина кабинета. – Они давно должны были взять его подружку…

Но не договорил. Потому что в кабинет кто-то влетел и приглушенно забубнил, между словами подвывая, словно от боли:

– Она ушла, Серж! Ушла! У-у-у, сука… Эта ведьма прострелила Алексу башку, а мне бедро – и ушла. Ее ждало авто в переулке…

– Дерьмо! – зло выругался Полански. – Но ладно, хоть этого взяли. Тащите к черному выходу. А ты перевяжись, идиот…

«Какая-такая сука?.. – озадачился я. – Моя подружка… гм… Неужто Кетеван? Ну да, больше некому. Мля, да это таинственные охотники за счетами царской четы! Твою ж мать! Это не просто хреново, это… Глупо как… Черт, одна надежда на сотника…»

Приказы выполнялись четко и безукоризненно. Мне подбили ноги, подхватили за локти и куда-то потащили, словно мешок с картошкой. А уже внизу, после небольшой заминки, закинули в автомобиль. Какой-то урод, не особо церемонясь, поставил на меня ноги и скомандовал водителю на… Черт побери, на польском языке!

– Давай, Яцек, быстрее. Рудый и так будет в ярости, что эту курву прохлопали, так что не стоит злить его больше.

«Поляки? А эти каким хреном здесь? Получается, пшеки тоже участвуют в охоте за счетами? Вот же ж, млять…»

Поездка оказалась совсем короткой. Очень скоро машина остановилась, меня таким же порядком перебазировали в какой-то дом и спустили в подвал, где посадили на стул, предварительно освободив от всего содержимого карманов. Стилет и в этот раз не нашли. Но никакой пользы из этого я извлечь не мог, так как со скованными руками достать его было невозможно.

Мешок слетел с головы. Я зажмурился от яркого света, а когда проморгался, увидел перед собой…

…Кшиштофа Опольского, того самого антиквара. Польский резидент был одет в домашний халат и выглядел не выспавшимся; на его лице словно застыла недовольная гримаса. Но своего раздражения он не выдал и доброжелательно поздоровался со мной.

– Доброй ночи, господин фон Нотбек… – резидент не очень искренне улыбнулся и ехидно поинтересовался: – Или вас лучше называть господином Корфом?

Я проигнорировал вопрос и, покрутив головой, убедился, что в подвале больше никого нет. На полках стояли какие-то домашние соленья в банках, в углу бочки, от которых шел вкусный аромат укропа и квашеной капусты с огурцами, а на потолочных балках висели связки колбас. Знаете, такая домашняя, уютная обстановка, причем насквозь родная – славянская.

– Сами коптите, пан Опольский? Или с родины передают?

– Не будем отвлекаться, господин фон Нотбек… – недовольно поморщился поляк.

– Не будем так не будем, – покладисто согласился я. – Тогда озвучьте, какого хрена вам от меня надо, уладим все вопросы и разойдемся.

– Думаю, вы сами уже все поняли, Георгий Владимирович, – спокойно сказал Опольский.

– Увы, нет.

– Не надо юродствовать! – в голосе антиквара проскользнули стальные нотки. – Объясните мне, с какой целью вы встречались сегодня в казино с агентом Коминтерна Александрой Коэн?

– Я сегодня со многими женщинами встречался, – я безразлично пожал плечами. – Какая из них Коэн? Неужто баронесса Теодаракис? Вы говорите, агент Коминтерна? Вот это да… Кстати, а кто такой Коминтерн? Или что?

Я беззастенчиво валял дурака, пытаясь как можно дольше потянуть время. В свое время мне пришлось побывать на очень многих допросах, так что искусства валять ваньку было не занимать. Тут главное не переборщить, потому что при такой тактике тебя досрочно начинают бить по почкам. Но вот в данном случае вроде как до этого самого неприятного момента еще порядочно времени.

Беспрекословно отдавать ключ и фрагмент номера счета я даже не собирался. Тут не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять: после того как поляк получит искомое, моя жизнь не будет стоить даже полушки. На хрена ему такой свидетель?

– Баронесса Глория Ракоши, княгиня Кетеван Орбелиани, графиня Милица Джуканович… – явно уже теряя терпение, объяснил антиквар. – Наконец, товарищ Волкова Александра Алексеевна и Александра Коэн. У этой женщины очень много обличий. Теперь поняли, о ком я, Георгий Владимирович? Давайте все-таки наладим плодотворное общение. Иначе придется прибегнуть к другим методам. Меня интересуют ключ от банковской ячейки в Цюрихе, с фрагментом пароля к одному хорошо вам известному счету.

– И всего-то?

– Всего-то, – легко согласился поляк.

– Что будет после того, как я вам отдам искомое?

– Ничего, – пожал плечами Опольский. – Пожелаем друг другу доброго здоровья и вас отвезут, откуда взяли.

– Увы… – я с глубоким искренним сожалением вздохнул. – Не получится. Почему? Да потому, что я уже отдал все той самой… как вы говорите, Волковой?

– Вы начинаете злоупотреблять моим терпением, – с угрозой процедил поляк. – Я сейчас позову своих парней, и они быстро развяжут вам язык. У них очень большая практика общения с русскими пленными.

– Толку все равно никакого не будет. Я все отдал, потому что счет уже давно пустой, пан Опольский.

– Как пустой? – в глазах резидента плеснулось недоверие.

– Да так… – я ему нагло улыбнулся и повторил версию, в свое время изложенную Кетеван. – Уж поверьте, в противном случае я с Зибертом и Навроцким давно бы снял деньги.

И тут я прокололся или просто скверно сыграл, увы, точно не могу сказать. Опольский мерзко ухмыльнулся и заорал:

– Яцек, Войтех, ко мне. Для вас появилась работа.

Дверь в погреб мгновенно отворилась, и на пороге нарисовались два молодца. Их габариты не сулили для меня ничего хорошего.

– Хорошо, хорошо! – я сразу сменил наглое выражение лица на покорную испуганную гримасу. – Я все скажу. Но ключ не при мне, конечно же. Он спрятан в надежном месте. Я покажу или нарисую подробный план.

– Я и не рассчитывал, что он будет при вас, – довольно прокомментировал антиквар. – Но пока погодим с ключом. С какой целью вы встречались с Коэн?

– Она каким-то образом завладела ключом Навроцкого и уговаривала меня соединить свои усилия в поисках Зиберта. Я взял время подумать. Но, черт побери, я даже не подозревал, что она из Коминтерна.

Поляк удовлетворенно кивнул. Видимо, сказанное мной подтверждалось известными ему сведениями. Затем последовало несколько вопросов, главным мотивом которых была моя связь с Кетеван. Я сразу же приврал, что договорился с ней встретиться на следующей неделе, прекрасно понимая, что выторговываю свою жизнь ровно до этого времени. На Тетюху с ребятами уже почти перестал надеяться. Мало ли как там сложилось. Буду пробовать выкарабкиваться сам. Главное, чтобы наручники сняли, а там поглядим…

В скором времени разговор опять вернулся к ключу.

– Конечно спрятал… – я опасливо оглянулся на молодцев у себя за спиной. – Но могу показать, где. Поехали. Кстати, пан Опольский, а можно убрать ваших… гм… людей от меня.

– Надо же… – поляк презрительно скривился. – Боевой офицер, а на расправу жидковат оказался. Нет, нельзя убрать. Так где ключ?

– Дома, закопан в саду, – я ему назвал адрес нашей конспиративной квартиры. – Но сами вы его не найдете.

– Кто еще кроме вас там живет?

– Никого. Служанка приходящая. Ключ от дверной калитки у вас на столе лежит. От самой квартиры, рядом с ним. Вон тот, с бородками. А вы меня точно отпустите? – я довольно натурально всхлипнул.

– Отпустим, отпустим. Рисуйте схему… – антиквар брезгливо подвинул мне лист бумаги и карандаш.

– Зубами?

Поляк поморщился, поинтересовался у своих людей, обыскивали ли они меня, а потом дал команду снять наручники.

Я демонстративно потер запястья, потом опустил руки вниз и потряс кистями, словно ускоряя приток крови к ним.

Вот тут надо сделать отступление. Я категорически отрицательно отношусь к убийствам. Мало того, считаю, что совершенно непозволительно форшмачить мокрухой свою масть. Да, было дело, случалось резать людей, но убивать своими руками – никогда. Афганистан не в счет, потому что на войне совсем другие правила. Но жизнь такая сука, что иногда приходится наплевать на свои убеждения. В общем, как-то так. Пора…

Я слегка потянул большим пальцем петельку в рукаве. В ладонь немедленно съехал нагревшийся от тепла тела стилет. Звонко щелкнула пружина, выбрасывая лезвие.

И сразу же, не вставая, я загнал его в пах стоявшему за моим левым плечом поляку. А потом, под аккомпанемент истошного визга, с оттяжкой выдернул клинок, вывернул кисть и обратным движением вбил его по самую рукоять во внутреннюю часть бедра второму охраннику.

Опольский вытаращил на меня глаза, вскочил, но тут же, натужно хрипя, осел, потому что после моего пинка тяжелый стол прижал его к стене.

Я сразу же отскочил на шаг, держа стилет наготове. Войтех, коренастый здоровяк с грубым лицом, больше приличествующим портовому грузчику, скорчился на полу в позе эмбриона и тихо монотонно выл, прижимая обе руки к паху. Ни о каком сопротивлении он уже не думал. Яцек, такой же большой, как его товарищ, но с детским, симпатичным лицом, лежал без сознания. Из его бедра толчками выхлестывалась кровь, образовав под парнем порядочную лужу.

– Вот же уроды, мля! – я быстро обыскал их, забрал пистолеты, вооружился одним из них, новеньким «люгером», загнал патрон в патронник, а потом, заметив, что пан Кшиштоф пытается вылезти из-за стола, отправил его в глубокий нокаут, саданув в челюсть носком ботинка.

И едва не пристрелил Игнашевича, ворвавшегося с истошным воплем в погреб с МР-18 наперевес.

– Руки в гору, мать вашу!!! Ой… – он опустил ствол пистолета-пулемета и нервно хихикнул. – Я смотрю, вы уже сами тут… того-этого…

– Ух, етить… – с восхищением присвистнул Тетюха, спустившийся вслед за эсером. – А могёшь, Владимирович. Могёшь…

Последним в погребе появился Синицын. Он сразу же отправил Игнашевича на пост наверх, а потом поинтересовался у меня:

– Как вы, Георгий Владимирович?

– Нормально… – я внезапно почувствовал, что ноги перестали держать и плюхнулся седалищем на табурет. – Как… как вы меня отыскали?

– Егор Наумыч предупредил, потом мы проследили за машиной. А дальше… – штабс-капитан ткнул пальцем в потолок. – Приняли решение войти в дом, успокоили еще одного и сюда. Но вы уже сами справились. Вот только не пойму, какого пса пшеки так раздухарились?

– Вот это мы сейчас и узнаем… – я тщательно вытер стилет пиджаком одного из охранников, положил его в карман, надел наручники на еще бессознательного польского резидента и с размаху засадил ногой ему в бок. – Вставай, пан Кшиштоф. Нас ждут великие дела. А вы, ребята, на шмон, то есть обыскивать дом. Все ценное и интересное сюда. Живей, парни, живей. У нас сегодня еще куча дел. И аккуратней, аккуратней, пальчиков не оставляем. Подождите… Вот ключи…

Парни мгновенно умелись исполнять приказание. А я посадил Опольского на стул и присел сам напротив него. Чувствовал себя препаршиво. В воздухе стоял тяжелый запах свежей крови и мочи, вызывавший судорожные рвотные позывы. Голова кружилась, а на душе… на душе творилось такое, что словами не передать. Труп истекшего кровью Яцека и сучивший в предсмертной агонии ногами Войтех настроения не прибавляли.

– Пристрели его… – прохрипел антиквар, с ненавистью уставившись на меня. – Пристрели, не будь курвой…

Я наотмашь двинул поляка рукояткой «люгера» по морде, а потом не спеша собрал свои вещи со стола, разложил их по карманам, опять усадил Опольского на стул и тихо поинтересовался:

– Я что, сам к вам в гости напросился, пан Кшиштоф?

– Я совершил ошибку… – поляк говорил, не поднимая головы. – Судя по тому, что в вашей компании господин Синицын, вы и есть тот новый русский резидент. Я угадал? Если бы я знал, то никогда бы не нарушил правила игры и плюнул бы на приказ…

– Чей приказ? Что за приказ?

– Каковы мои шансы?

– Если вы ответите на все мои вопросы, быстрая и легкая смерть. В противном случае сами понимаете. Никто вас не заставлял лезть туда, куда не надо.

Опольский поднял голову и прошептал:

– Я буду говорить…

Разговор с Кшиштофом Опольским получился непродолжительным, но очень содержательным. Если вкратце, он действительно не знал, что я резидент нелегальной контрразведывательной группы Юга России. Хотя все-таки опознал как фон Нотбека во время моего злополучного визита в антикварную лавку. Но лишь потому, что месяц назад ему поступила ориентировка на меня, с указанием подробных примет и задачей изъять у фигуранта ключ с фрагментом номера счета, после чего ликвидировать. Впрочем, такая же ориентировка поступила и на Кетеван, а также на Зиберта. Зиберт на глаза полякам не попался, а вот меня и княгиню найти все-таки удалось. Больше ничего по делу царских счетов он не знал.

Честно говоря, особых оснований верить поляку у меня не было, мелькнула даже мысль устроить допрос с пристрастием, но стремительно приближалось утро, поэтому пришлось игру закончить.

Пан Кшиштоф просил пистолет с одним патроном, но конечно же никто ему ничего не дал. Такие красивые жесты только в кино бывают. Я бы, например, выпустил эту пулю в кого угодно, но не в себя, а потом хоть трава не расти. Так что поляка просто пристрелили. Кто? Даже не знаю. Я отдал приказ, вышел из подвала, а когда вернулся, все уже было кончено. Подозреваю, что это сделал Тетюха, потому что по каким-то личным причинам он ненавидел поляков едва ли не больше красных.

Обыск в доме тоже оказался весьма результативным. В скрытом за антресолью сейфе нашлась большая коробка со старинными восточными драгоценностями, много коллекционных золотых монет, общим весом до полукилограмма и двадцать пять тысяч франков купюрами разного достоинства. Ну и помимо этого, шифровальные таблицы, личные дела агентов и прочие явки с паролями. И к вящей радости Игнашевича, довольно неплохой арсенал оружия, на который он сразу наложил лапу. В том числе великолепный штучный бюксфлинт[47]47
  Бюксфлинт (нем. Büchsflinte, от Büchse – «винтовка» и Flinte – «ружье») – тип двуствольного оружия, где стволы представлены разными калибрами: один – гладкий (для дроби), а второй – нарезной (для пули). Иногда бюксфлинт называют «двойник».


[Закрыть]
фирмы «Франкотт» с двумя парами сменных стволов, в коллекционном чехле из кожи какого-то африканского животного. Но этот трофей, по праву командира, я все-таки отбил у оружейного маньяка, хотя и отдал ему потом на хранение.

Деньги я быстро разделил, выдав по полторы тысячи франков каждому, включая вахмистра и Суровцеву, остальное, том числе драгоценности и монеты, оставил в фонде группы. То есть у себя.

Неплохо меня похитили, да? Хотя ну его к черту такие приключения.

В итоге мы замаскировали акцию под банальное ограбление и под вопли уже проснувшихся петухов быстро смылись.

Домой попал опять под утро. Покемарить удалось всего пару часов, после чего выдвинулся на конспиративную квартиру. Ну а как? Кто за нас французов будет на гоп-стоп брать?

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 5 Оценок: 7
Популярные книги за неделю

Рекомендации