» » » онлайн чтение - страница 8

Текст книги "Слезы жирафа"


  • Текст добавлен: 24 сентября 2014, 15:15


Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

Автор книги: Александр Макколл-Смит


Жанр: Иронические детективы, Детективы


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 8 (всего у книги 11 страниц) [доступный отрывок для чтения: 8 страниц]

Шрифт:
- 100% +

Они сразу же поехали в Женское детективное агентство № 1. Мма Рамотсве на месте не оказалось. Мма Макутси отдала дядюшке одну из бумажек в пятьдесят пула и села за стол, чтобы напечатать отчет.


Опасения клиента подтвердились, – писала она. – Его жена на протяжении многих лет посещает одного и того же мужчину. Он муж богатой женщины, которая к тому же католичка. Она ни о чем не догадывается. Мальчик – сын того человека, а не нашего клиента. Я не знаю, как мне поступить, но у нас, по-моему, есть два варианта.

1. Мы сообщаем клиенту все, что удалось узнать. Именно так он просил нас поступить. Если этого не сделать, получится, что мы вводим его в заблуждение. Берясь за это дело, мы ведь обещали ничего от него не утаивать, не правда ли? Значит, нужно все рассказать, потому что мы должны сдержать слово. Если не держать данное слово, не будет никакой разницы между Ботсваной и некоей африканской страной, которую я не хочу называть, но вы наверняка понимаете, что я имею в виду.

2. Мы сообщаем клиенту, что у его жены есть другой мужчина, но не говорим, кто именно. По правде сказать, это соответствует действительности, ведь я не знаю имени того человека, хотя и знаю, где он живет. Я не люблю врать, потому что верю в Бога. Но Господь ждет от нас, чтобы мы думали о последствиях своих поступков. Если сказать клиенту, что мальчик не его сын, он очень расстроится. Это ведь все равно что потерять ребенка. Разве это сделает его счастливым? И разве Богу угодно, чтобы он стал несчастен?

Кроме того, если мы скажем об этом нашему клиенту, начнется скандал, и тогда настоящий отец не станет больше платить за обучение, как сейчас. Богатая жена запретит ему это делать, и ребенок пострадает. Ему придется уйти из школы.

Вот почему я ума не приложу, как поступить.


Она подписала отчет и положила на стол мма Рамотсве. Потом встала и выглянула в окно, за которым росли акации и синело отяжелевшее от зноя небо. Хорошо быть выпускницей Ботсванского колледжа делопроизводства, хорошо получить девяносто семь процентов. Но там не преподают этику, и теперь мма Макутси не могла решить сложную этическую проблему, с которой столкнулась в результате своего расследования. Предоставим это мма Рамотсве. Она женщина умная, у нее гораздо больше жизненного опыта, и она будет знать, что делать.

Мма Макутси заварила себе чашечку редбуша и развалилась на стуле. Посмотрела на свои туфли с тремя сверкающими пуговками. Интересно, они-то знают ответ? Наверное, знают.

Глава XIV. Поездка в город

В то же утро, когда мма Макутси провела невероятно успешное, хотя и несколько озадачивающее расследование дела мистера Лецениане Бадуле, мистер Дж. Л. Б. Матекони, владелец авторемонтной мастерской «Быстрые моторы» и, без сомнения, один из лучших механиков Ботсваны, решил повезти своих новых воспитанников в город для прогулки по магазинам. Их появление в доме совершенно сбило с толку его зловредную служанку, мма Флоренс Пеко, и привело мистера Дж. Л. Б. Матекони в состояние тревоги, близкой к панике. Не каждый день отправляешься чинить насос и возвращаешься с двумя детьми, один из которых – инвалид в коляске. Ты понимаешь, что теперь на твоих плечах лежит груз заботы, в которой дети будут нуждаться еще много лет, а девочка-инвалид – всю жизнь. Он до сих пор не понимал, как мма Сильвии Потокване, энергичной хозяйке сиротского приюта, удалось убедить его взять детей. Он помнил, что они об этом говорили, и потом он сказал, что возьмет их, но как он во все это ввязался? Мма Потокване вела себя как опытный адвокат, допрашивающий важного свидетеля: он отвлекает свидетеля, задавая невинные вопросы, а потом тот вдруг понимает, что сказал прямо противоположное тому, что хотел.

Как бы то ни было, дети приехали, и менять решение поздно. Сидя в офисе «Быстрых моторов» и разбирая кучу бумаг, мистер Дж. Л. Б. Матекони принял два решения. Во-первых, нужно нанять секретаря, хотя он прекрасно понимал, что никогда этого не сделает. Во-вторых, перестать сокрушаться из-за приезда детей и сосредоточиться на том, что нужно для них сделать. В конце концов, если рассматривать ситуацию спокойно и беспристрастно, в ней есть масса положительных сторон. Дети очень милые. Чтобы в этом убедиться, достаточно выслушать историю отважной девочки. Жизнь их теперь резко переменилась к лучшему. Еще вчера они были всего лишь двумя из ста пятидесяти приютских сирот. А сегодня они живут в своем доме, у них есть своя комната и даже отец – да! отныне он отец, – у которого собственная автомастерская. Денег хватает; мистер Дж. Л. Б. Матекони, конечно, не миллионер, но и не нуждается. Он не занимал на мастерскую ни единого тхебе[2]2
  Разменная монета Ботсваны.


[Закрыть]
, ссуду на дом не брал, на всех трех счетах в «Ботсванском Банке Барклайс» лежит достаточно денег. Мистер Дж. Л. Б. Матекони может посмотреть прямо в глаза любому налоговому инспектору и сказать: «Я не задолжал вам ни пенни. Ни единого». Много ли современных бизнесменов могут этим похвастать? Большинство существует на кредиты, за что отдельное спасибо чопорному и ограниченному мистеру Тимону Мотоколи, в чьем ведении находится кредитный отдел банка. Говорят, будто по дороге на работу с Каунда-уэй мистер Мотоколи проезжает мимо дверей как минимум пяти человек, которые вздрагивают при его приближении. А мистер Дж. Л. Б. Матекони может, если захочет, вообще не обращать на него внимания, встретившись с ним в магазине. Впрочем, он не станет вести себя подобным образом.

А если у него столько средств, почему бы не потратить часть на этих детей? Конечно, им нужно учиться, и он не видит причин, почему бы не отдать их в частную школу. Там будут хорошие учителя, которые знают все что нужно про Шекспира и геометрию. Дети выучат все необходимое для того, чтобы потом получить отличную работу. А вдруг мальчик… Конечно, это всего лишь мечта, но ведь мечтать не вредно. Вдруг мальчик проявит интерес к работе механика и сможет заменить его на посту хозяина «Быстрых моторов Тлокуэнг-роуд»? На мгновение мистер Дж. Л. Б. Матекони дал волю фантазии: его сын (его сын!) стоит перед гаражом и вытирает руки промасленной ветошью – он только что закончил сложнейший ремонт коробки передач. А на заднем плане, в офисе – он сам и мма Рамотсве, постаревшие и поседевшие, пьют горячий редбуш.

Конечно, это далекое будущее, и для счастливого финала нужно многое сделать. Для начала не мешает свозить детей в город и купить им новую одежду. Администрация сиротского приюта, как и всегда, проявила щедрость и снабдила детей неношеными вещами, но это совсем не то что иметь свою собственную одежду, купленную в магазине. Мистер Дж. Л. Б. Матекони догадывался, что эти дети никогда не видели подобной роскоши. Им никогда не приносили запечатанные фирменные пакеты с вещами, пахнущими ни с чем не сравнимым ароматом текстильной фабрики. Да, они поедут немедленно, этим же утром, и купят все необходимое. Потом съездят в парфюмерный магазин, чтобы девочка выбрала крем, шампунь и прочую дамскую ерунду. У него в доме есть только карболовое мыло, а девочка заслуживает лучшего.


Мистер Дж. Л. Б. Матекони вывел из гаража старый зеленый грузовичок, в кузове которого было достаточно места для инвалидного кресла. Когда он приехал домой, дети сидели на веранде; мальчик нашел палку, к которой зачем-то приматывал проволоку, а девочка вязала крючком покрывальце для кувшина с молоком. Вязать их учили в сиротском приюте, некоторые девочки даже получали призы за лучший дизайн. Талантливая девочка, подумал мистер Дж. Л. Б. Матекони, если дать ей шанс, у нее многое получится.

Дети вежливо поздоровались и кивнули в ответ на его вопрос, покормила ли их служанка завтраком. Он просил ее прийти пораньше, чтобы присмотреть за детьми, пока сам он будет в мастерской, и немного удивился, узнав, что служанка выполнила его просьбу. Из кухни доносились стук и скрежет – те самые звуки, которые служанка издавала всегда, когда пребывала в дурном расположении духа, – что неопровержимо свидетельствовало о ее присутствии.

Служанка с кислой миной смотрела вслед машине, пока та не скрылась за поворотом возле клуба Вооруженных сил Ботсваны. Мистер Дж. Л. Б. Матекони и двое детей отправились в город на стареньком грузовичке. Его рессоры давно приказали долго жить, и заменить их было нечем, поскольку производители и сами канули в Лету, но мотор продолжал работать, так что мальчика и девочку изрядно растрясло. К удивлению мистера Дж. Л. Б. Матекони, девочка заинтересовалась историей грузовичка и стала расспрашивать о том, сколько ему лет и много ли масла он потребляет.

– Я слышала, что старым моторам нужно больше масла, – сказала она. – Это правда, рра?

Мистер Дж. Л. Б. Матекони рассказал о трении деталей и о том, что нужно делать, чтобы его уменьшить, и девочка очень внимательно его слушала. Мальчику же, напротив, было совершенно не интересно. Ничего, всему свое время. Нужно будет взять его с собой в мастерскую, чтобы механики показали ему, как снимаются колеса. Эту операцию даже маленький мальчик может выполнить самостоятельно. Чем раньше он начнет учиться на механика, тем лучше. Ведь это ремесло, которому обучаются, глядя на то, как работает отец. Разве сам Христос не был плотником в мастерской своего отца? Мистер Дж. Л. Б. Матекони задумался. Если бы Христос вернулся в наш мир сегодня, он, пожалуй, стал бы механиком. И это сделало бы честь механикам всего мира. Но Христос несомненно выбрал бы Африку: в Израиле сейчас слишком опасно. И чем больше мистер Дж. Л. Б. Матекони об этом думал, тем больше укреплялся в мнении, что выбор пал бы на Ботсвану, а точнее, именно на Габороне. Ах, какая это была бы честь для ботсванцев! Но это, увы, невозможно, так что нечего об этом и мечтать. Господь возвращаться не собирается. Он уже давал нам шанс, но мы им, к сожалению, не воспользовались.

Мистер Дж. Л. Б. Матекони припарковал грузовичок перед зданием Верховного комиссариата Британии и отметил про себя, что белый «Рендж Ровер» Его превосходительства стоит перед подъездом. Большинство дипломатов обращались в крупные автосервисы, где есть современное диагностическое оборудование, но Его превосходительство настаивал на том, чтобы его машину обслуживал только мистер Дж. Л. Б. Матекони.

– Видишь вон ту машину? – обратился он к мальчику. – Это очень важная машина. Я ее прекрасно знаю.

Мальчик опустил глаза и промолчал.

– Очень красивая белая машина, – ответила за него девочка. – Похожа на облако с колесами.

Мистер Дж. Л. Б. Матекони обернулся и посмотрел на нее.

– Это красивый образ, – оценил он. – Я его запомню.

– А сколько цилиндров у такого двигателя? – спросила девочка. – Шесть?

Мистер Дж. Л. Б. Матекони улыбнулся и снова обратился к мальчику:

– Ну, а ты как думаешь, сколько у него цилиндров?

– Один? – тихо произнес мальчик, по-прежнему глядя в пол.

– Один! – засмеялась девочка. – Но он же не двухтактный!

У мистера Дж. Л. Б. Матекони от удивления глаза чуть не вылезли из орбит.

– Двухтактный? Откуда ты про это знаешь?

Девочка пожала плечами.

– Всегда знала, – сказала она. – Они очень сильно шумят, а масло нужно смешивать с бензином. В основном их ставят на небольшие мопеды. Такие двигатели никому не нравятся.

Мистер Дж. Л. Б. Матекони кивнул.

– Да, с двухтактными всегда много хлопот, – сказал он и добавил: – Ну ладно, хватит стоять тут и болтать о двигателях. Нужно идти в магазин – покупать вам одежду и все остальное.


Девочка очень понравилась продавщицам. Они отвели ее в примерочную и помогли в выборе приглянувшихся ей платьев. Запросы у нее были весьма скромные, и каждый раз понравившаяся ей вещь оказывалась из самых дешевых. С мальчиком все было наоборот: он выбирал самые яркие рубашки, а из обуви облюбовал пару белых ботинок, которые его сестра забраковала по соображениям непрактичности.

– Мы не станем их покупать, рра, – сказала она мистеру Дж. Л. Б. Матекони. – Они моментально запачкаются, и он перестанет их носить. Он придает огромное значение своему внешнему виду.

– Понятно, – задумчиво произнес мистер Дж. Л. Б. Матекони. Мальчик был воспитанный, серьезный, но возникший в его воображении образ сына, стоящего перед входом в «Быстрые моторы Тлокуэнг-роуд», постепенно таял. Появился новый – мальчика в белой рубашке и костюме… Впрочем, может быть, это и не так…

Они купили все необходимое и шли к машине через площадь перед почтовым отделением, когда их окликнул фотограф.

– Я могу сделать вашу фотографию, – предложил он. – Прямо здесь. Встаньте под деревом, и я вас щелкну. Это всего одна секунда. Красивый семейный портрет.

– Хотите? – спросил мистер Дж. Л. Б. Матекони у детей. – Фото на память о походе по магазинам.

У детей от радости засияли глаза.

– Да, пожалуйста, – сказала девочка. – Меня никогда не фотографировали.

Мистер Дж. Л. Б. Матекони остолбенел. Девочка уже совсем большая, а у нее нет ни одной фотографии. Нет напоминаний о детстве, о том, какой она была раньше. Ни одного портрета, взглянув на который она могла бы сказать: «Это я». Значит, ее фотографии никогда и никому не были нужны. Как и она сама.

От этих мыслей у мистера Дж. Л. Б. Матекони перехватило дыхание, и он почувствовал прилив жалости к несчастным детям, и жалость эта смешивалась с любовью. Он даст им то, чего у них никогда не было. У них будет все, что есть у других детей и что другие дети принимают как должное. Он даст им ту любовь, которую они не получили в предыдущие годы, и будет давать ее до тех пор, пока не компенсирует недостачу.

Мистер Дж. Л. Б. Матекони подкатил кресло к дереву, под которым фотограф устроил передвижную студию. Фотограф скрылся за своей треногой и взмахнул рукой, привлекая внимание девочки. Что-то щелкнуло, потом зажужжало. Жестом фокусника фотограф извлек готовый снимок и стал на него дуть, чтобы тот побыстрее высох.

Девочка взяла фотографию и улыбнулась. Настала очередь ее брата. Тот встал под деревом, заложив руки за спину, чуть приоткрыл рот в улыбке. Последовал очередной фокус с фотографией, и мальчик тоже остался доволен.

– Ну вот, – сказал мистер Дж. Л. Б. Матекони, – теперь вы сможете повесить их у себя в комнатах. А потом мы сделаем новые фотографии.

Он уже собрался везти кресло назад к машине, но застыл на месте, его руки беспомощно повисли вдоль туловища.

Перед ним стояла мма Рамотсве, держа в правой руке ящик с письмами. Она как раз направлялась на почту, но увидев его, остановилась. Что происходит? Откуда здесь мистер Дж. Л. Б. Матекони? И чьи это дети?

Глава XV. Что натворила вредная служанка

Флоренс Пеко, мрачная и всем недовольная служанка мистера Дж. Л. Б. Матекони, страдала головными болями с того самого дня, как мма Рамотсве сообщила ей о грядущей женитьбе хозяина. Она всегда была подвержена мигреням, которые начинались у нее от любых неприятностей. Вот, например, суд над ее братом был отмечен тяжелейшими головными болями. Теперь каждый месяц, когда она отправлялась навестить его в тюрьме возле индийского супермаркета, мигрень начиналась в тот самый момент, когда она занимала очередь среди прочих родственников заключенных. Ее брат был замешан в угонах машин, и, хотя на суде она свидетельствовала в его пользу, она знала, что наказание вполне справедливо. Впрочем, те проступки, за которые он получил пять лет тюрьмы, были лишь частью его преступлений. И все равно Флоренс была возмущена тем, что его признали виновным, и громко кричала на полицейских в суде. Судья уже собиралась уходить, но снова вернулась на место и подозвала Флоренс.

– Это суд, – сказала она. – Здесь вы не имеете права кричать на полицию или на кого-либо еще. Более того, вам крупно повезет, если прокурор не возбудит против вас уголовное дело за все то вранье, которое мы от вас услышали.

Флоренс утихла, и ее не задержали. Но после этого ощущение несправедливости только усилилось. Республика Ботсвана совершила страшную ошибку, отправив ее брата за решетку. На свете полно людей, которые гораздо хуже, так почему же их никто не тронул? Куда смотрит правосудие, если не замечает тех, которые… Список был длиннющий. По странному совпадению, троих из этого списка Флоренс знала лично, двое даже были ее любовниками.

Именно к одному из них, мистеру Филемону Линни, она и собиралась теперь обратиться. Он ее должник. Однажды она сказала полиции, будто бы он был с ней, а на самом деле не был, хотя ее официально предупредили об ответственности за дачу ложных показаний. Она познакомилась с Филемоном Линни в «Африканском молле». Он сказал, что ему надоели девочки из бара и хотелось бы познакомиться с какой-нибудь порядочной женщиной, которая не станет тянуть из него деньги.

– С кем-нибудь вроде тебя, – сказал он с очаровательной улыбкой.

Флоренс это польстило, и их знакомство продолжилось. Он мог месяцами не появляться на ее горизонте, а потом вдруг возникал и дарил подарки – то серебряные часы, то сумочку (с оставшимся в ней бумажником), то бутылку бренди. Жил он в Олд-Наледи с женщиной, от которой у него было трое детей.

– Она все время на меня орет, – жаловался Филемон. – И я ничего не могу с этим поделать. Каждый месяц я даю ей деньги, а она все твердит, мол, дети голодные, еду купить не на что. Вечно она всем недовольна.

Флоренс искренне ему сочувствовала.

– Тебе нужно уйти от нее и жениться на мне, – сказала она. – Я ни за что не стану орать на мужчину. Для такого, как ты, я буду хорошей женой.

Она предложила это совершенно серьезно, а он решил, что Флоренс пошутила, и игриво ее шлепнул.

– Ты станешь такой же, – сказал он. – Стоит женщине выйти замуж, как она начинает жаловаться. Это же всем известно. Спроси у любого женатого мужчины.

Итак, их встречи были эпизодическими, но после ее рискованного и довольно неприятного разговора с полицией, где больше трех часов проверяли алиби Филемона, она почувствовала, что тот теперь ее должник и когда-нибудь он этот долг вернет.

– Филемон, – сказала она жарким днем, лежа рядом с ним на кровати мистера Дж. Л. Б. Матекони, – я хочу, чтобы ты достал мне оружие.

Он рассмеялся, но посерьезнел, увидев выражение ее лица:

– Что ты задумала? Застрелить мистера Матекони? В следующий раз, когда он войдет на кухню и будет ругать твою готовку, ты его убьешь? Ха-ха!

– Нет, я никого не собираюсь убивать. Но мне нужно оружие, чтобы подложить в один дом. А потом я скажу полиции, что оно там лежит, они придут и найдут его.

– И я не получу его назад?

– Нет. Его заберет полиция. Но вместе с ним они заберут и того, кто там живет. Что бывает с теми, кто незаконно хранит оружие?

Филемон закурил и выпустил струю дыма в потолок спальни мистера Дж. Л. Б. Матекони.

– Полиция терпеть не может незаконное оружие. Те, кто его хранит, отправляются прямиком в тюрьму. Сразу же. Вот так-то. Власти не хотят, чтобы здесь стало как в Йоханнесбурге.

Флоренс улыбнулась:

– Хорошо, что они так строги в отношении оружия. Именно это мне и нужно.

Филемон стер табак, прилипший к передним зубам.

– Понятно, – сказал он. – Но чем я заплачу за пистолет? Он стоит пятьсот пула. Это минимум. Кто-то должен привезти его из Йоханнесбурга. Это нелегко.

– У меня нет пятисот пула, – вздохнула Флоренс. – А почему бы не украсть этот пистолет? У тебя же есть связи. Пусть это сделает один из твоих ребят. – Она помолчала и добавила: – Не забывай, что я тебе помогла. Мне тоже было нелегко.

Он внимательно посмотрел на нее:

– Ты действительно этого хочешь?

– Да, – кивнула она. – Это для меня очень важно.

Филемон загасил окурок и водрузил ноги на спинку кровати.

– Хорошо, – сказал он. – Я достану пистолет. Но учти, если выйдет прокол, я тебе никакого пистолета не давал.

– Скажу – нашла, – ответила Флоренс. – Лежал в буше неподалеку от тюрьмы. Наверно, кто-нибудь из заключенных припрятал.

– Звучит правдоподобно, – сказал Филемон. – Раз уж на то пошло, есть у меня лишний. Можешь взять.

Флоренс села и нежно погладила его по спине:

– Ты очень добрый. Можешь приходить ко мне в любое время. Когда захочешь. Я всегда рада тебя видеть, а тем более порадовать тебя.

– Ты славная девушка, – засмеялся Филемон. – Очень плохая. Очень злая. И очень умная.


Он выполнил обещание и принес пистолет, завернутый в промасленную бумагу и уложенный на дно объемистого пакета с логотипом универмага «ОК» под стопкой старых журналов «Эбони». Флоренс развернула сверток в его присутствии, и он стал объяснять ей, что нужно сделать с предохранителем, но она его перебила:

– Мне это не нужно. Мне нужен только сам пистолет и вот эти пули.

Филемон вручил ей один за другим девять тяжеленьких шероховатых патронов. Пули поблескивали, как будто их отполировали, и Флоренс вдруг почувствовала, что они ей нравятся. Отличное получилось бы колье, подумала она, если просверлить в них дырочки и нанизать на леску, а еще лучше – на серебряную цепочку.

Филемон показал ей, как заряжать пистолет и как протереть его, чтобы не осталось отпечатков пальцев. Потом быстренько приласкал ее, чмокнул в щечку и ушел. Как всегда, когда он уходил, экзотический аромат его ромового шампуня наполнил воздух, и Флоренс пожалела, что на сей раз он не остался ради удовольствия. Интересно, если она придет к нему домой и застрелит его жену, он на ней женится? И кем он будет ее считать – своей освободительницей или убийцей матери его детей? Трудно сказать.

А впрочем, она никого не сможет убить. Она ведь христианка, и идея убийства ей чужда. Флоренс всегда считала себя хорошим человеком. Только в силу обстоятельств совершала она такие поступки, которые хорошие люди не совершают (или только говорят, что не совершают). И если теперь она собирается поступить с мма Рамотсве недопустимым образом, то лишь потому, что необходимо устранить человека, представляющего реальную угрозу для мистера Дж. Л. Б. Матекони. Разве он сам справится с такой женщиной? Совершенно ясно, что она толкает его на скользкий путь, и несколько лет в тюрьме научат ее уважать права других людей. Эта эффектная женщина-детектив сама во всем виновата, вот пусть себя во всем и винит.


«Что ж, – подумала Флоренс, – пистолет у меня уже есть. Теперь его нужно положить туда, куда я и собиралась – в дом на Зебра-драйв».

Чтобы это сделать, придется снова просить об одолжении. Два года назад у нее занял денег некий по имени Пол, который приходил к ней поболтать и развлечься. Занял он совсем чуть-чуть, но до сих пор не вернул долг. Может, просто забыл, но она-то не забыла. Самое время ему напомнить. А если заартачится – что ж, у него тоже есть жена, которая знать не знает о его визитах в дом мистера Дж. Л. Б. Матекони. Страх разоблачения сделает его более покладистым.

Все решили деньги. Стоило ей напомнить Полу о долге, как он тут же сообщил, что вернуть его не может.

– У меня каждый пула на счету, – сказал он. – Нам приходится платить за лечение одного из детей. Он уже давно болеет. Я ничего не могу выкроить. Как-нибудь после отдам.

Флоренс понимающе кивнула.

– Про долг можно вообще забыть, – сказала она. – Я прощу его, если ты кое-что для меня сделаешь.

Он посмотрел на нее с подозрением.

– Ты проберешься в пустой дом – там не будет ни души. Разобьешь окно в кухне и влезешь внутрь.

– Я не вор, – перебил Пол. – Красть не буду.

– А я и не прошу тебя красть, – успокоила Флоренс. – Разве воры, забираясь в дом, что-нибудь там оставляют? Это никакое не воровство!

Она объяснила, что хочет, чтобы он оставил сверток, например, в буфете. Засунул подальше, где его трудно найти.

– Я просто хочу кое-что спрятать, – сказала она. – А там эта вещь будет в полной сохранности.

Пол был не в восторге от ее плана, но Флоренс снова напомнила о долге, и он сдался. Он отправится на дело завтра днем, когда все будут на работе. Она все разузнала: служанки в доме не будет, а собак хозяйка не держит.

– Это проще простого, – пообещала Флоренс. – Минут за пятнадцать управишься. Туда – и обратно.

Она вручила ему сверток. Пистолет снова был завернут в промасленную бумагу, а сверху упакован еще и в оберточную. Содержимое не прощупывалось, но сверток был тяжелый, и у Пола возникли подозрения.

– Ни о чем не спрашивай, – предупредила Флоренс. – Меньше знаешь – крепче спишь.

«Пистолет, – подумал Пол. – Она хочет, чтобы я подбросил пистолет в дом на Зебра-драйв».

– Я не хочу носить сверток с собой, – сказал он. – Это опасно. Я понял, что это пистолет. И я знаю, что сделает с тобой полиция, если найдет его у тебя. Но я тоже не хочу в тюрьму. Поэтому я возьму его у тебя завтра днем в доме мистера Матекони.

Флоренс задумалась. Можно взять его с собой на работу, положив в пакет. Хочет получить его там – что ж, она не против. Самое главное – подбросить его этой Рамотсве, а через пару дней снять телефонную трубку и позвонить в полицию.

– Хорошо, – согласилась она. – Я положу его в пакет и возьму с собой. Приходи в половине третьего. К тому времени он уйдет в мастерскую.

Пол смотрел, как она укладывает пистолет в пакет универмага «ОК».

– Ты хороший человек, – сказала Флоренс, – и я хочу сделать тебя счастливым.

Пол покачал головой:

– Я слишком нервничаю, чтобы быть счастливым. Отложим на потом.


На следующий день, в самом начале третьего, Пол Монсопати, старший администратор «Отеля Сан», которого начальство как раз собиралось повысить в должности, зашел в кабинет одной из секретарш и попросил ее на несколько минут оставить его одного.

– У меня важный телефонный разговор, – объяснил он. – Частного характера. Насчет похорон.

Секретарша понимающе кивнула и вышла. Люди часто умирают, и похороны, на которые с готовностью собираются даже самые дальние родственники и случайные знакомые, требуют тщательной подготовки.

Пол снял телефонную трубку и набрал номер, записанный на клочке бумаги.

– Я хотел бы поговорить с инспектором, – сказал он. – Нет, не с сержантом. Именно с инспектором.

– Как вас представить?

– Не имеет значения. Соедините с инспектором, или у вас будут серьезные неприятности.

Ему ничего не ответили, и через несколько минут в трубке послышался другой голос.

– Пожалуйста, слушайте меня внимательно, рра, – начал Пол. – Я не могу долго говорить. Я законопослушный гражданин Ботсваны, противник преступлений.

– Отлично, – похвалил инспектор. – Мы всегда рады это слышать.

– Ну, так вот, – продолжал Пол, – если вы отправитесь в некий дом, в котором сейчас находится некая леди, вы найдете у нее незаконное оружие. Она одна из тех, кто им торгует. Пистолет лежит в белом пакете универмага «ОК». Если пойдете прямо сейчас, сможете ее задержать. Имейте в виду, виновна именно она, а не мужчина, который там живет. Пакет принадлежит ей, он у нее на кухне. Вот и все, что я хотел вам сказать.

Он продиктовал адрес и повесил трубку. На другом конце провода инспектор расплылся в довольной улыбке. Провести этот арест будет легко, и он станет борцом с незаконным распространением оружия. Сейчас многие жалуются, мол, народу не хватает гражданского самосознания, но такие звонки, как этот, раздаются довольно часто. Люди выполняют свой долг. Надо бы их награждать. Медалями и премиями. Уж не меньше пятисот пула.

Внимание! Это ознакомительный фрагмент книги.

Если начало книги вам понравилось, то полную версию можно приобрести у нашего партнёра - распространителя легального контента ООО "ЛитРес".
Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации