» » » онлайн чтение - страница 10


  • Текст добавлен: 6 октября 2015, 22:00


Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

Автор книги: Александр Оришев


Жанр: История, Наука и Образование


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 10 (всего у книги 18 страниц) [доступный отрывок для чтения: 12 страниц]

Шрифт:
- 100% +

Осознав ошибочность публикации статьи, «Эттелаат» уже на следующий день (11 сентября) поместила заметку, в которой говорилось о необходимости «установить более тесное сотрудничество с британским и советским правительствами»[466]466
  АВП РФ. Ф. 94. 1941. Обзор иранской прессы за 11 и 12 сентября 1941 г. Оп. 26. П. 69а. Д. 31. Л. 64.


[Закрыть]
. Вечером этого же дня тегеранское радио передало опровержение на статью «Скорбь населения», указав, что она была опубликована без ведома правительства. Более того, чтобы умиротворить союзников было принято решение закрыть на пять дней «Эттелаат»[467]467
  АВП РФ. Ф. 94. 1941. Д. Комиссаров. Обзор. 11 октября 1941 г. Оп. 26. П. 333. Д. 1. Л. 110.


[Закрыть]
. Никаких разъяснений при этом не давалось, но всем было понятно, что газета наказана за публикацию статьи прогерманского содержания.

Было ясно, что эти решения уже не смогут повлиять на Англию и СССР. 12 сентября союзники заявили иранскому правительству, что дальнейшая задержка отправки германских подданных может привести к «самым серьезным последствиям»[468]468
  Абдуразаков Б. Указ. соч. С.18.


[Закрыть]
.

Между тем Гитлер перешел от угроз к действиям. 12 сентября он отдал приказ: за каждого интернированного в Иране немца интернировать 10 англичан на острове Джерси и Нормандских островах, а их собственность распределить среди остального населения[469]469
  ADAP. Ser. D. Bd. 13.1. S. 394.


[Закрыть]
. Этот приказ фюрер велел передать по радио и опубликовать в газетах.

В ответ на заявления Гитлера и действия иранских властей У. Черчилль обратился к И. Сталину, извещая правительство СССР о своем решении ввести войска в иранскую столицу и о том, что он направил соответствующие инструкции командующему английскими войсками в Иране. Английский премьер-министр просил правительство СССР дать такие же инструкции командующему советскими войсками в Иране[470]470
  Переписка Председателя Совета Министров СССР с Президентами США и Премьер-министрами Великобритании во время Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. В 2 т. М.: Госполитиздат, 1957. Т. 1. С. 389.


[Закрыть]
. Ответ, естественно, был положительным. Войска союзников начали продвижение к Тегерану, что было изменением их первоначального плана, по которому предполагалось расставить воинские части только вдоль дорог[471]471
  Там же. С. 18, 389.


[Закрыть]
.

К этому времени Реза-шах, осознав крах своей политики «пассивного сопротивления», окончательно определился: чтобы сохранить монархию, есть только один выход – отречься. 15 сентября он снял с себя полномочия главнокомандующего, а 16 сентября в обстановке приближения войск союзников к столице Реза-шах подписал акт отречения, передав престол своему старшему сыну Мухаммеду Реза[472]472
  Милов П. Указ. соч. С.4.


[Закрыть]
. В этот же день на чрезвычайном заседании парламента премьер-министр сообщил собравшимся о решении Реза-шаха и зачитал текст отречения: «Ввиду того, что за эти несколько лет я истратил все свои силы на управление страной и сейчас чувствую себя истощенным, я считаю сейчас своевременным, чтобы человек, более молодой, чем я, занялся делами, требующими непрестанного внимания и настороженности, во имя обеспечения благосостояния и счастья народа»[473]473
  АВП РФ. Ф. 94. 1941. Обзор иранской прессы за 16 и 17 сентября 1941 г. Оп. 26. П. 69а. Д. 31. Л. 76.


[Закрыть]
.

Кроме акта отречения, Реза-шах подписал еще один важный документ – акт об отказе от всего движимого и недвижимого имущества в пользу своего преемника. Последний, однако, передав все имущество государству, предпочел благоразумно отказаться от отцовского «подарка». «Ввиду того, что мы сами стремимся к обеспечению благосостояния населения, мы решили подарить государству и народу уступленное нам имущество для развития земледелия, улучшения быта крестьян, реконструкции заводов, подъема национальной промышленности, облегчения жизни рабочих, расширения народного образования и здравоохранения», – объяснил Мухаммед Реза свой поступок в письме на имя премьер-министра[474]474
  АВП РФ. Ф. 94. 1941. Обзор иранской прессы за 22 сентября 1941 г. Оп. 26. П. 69а. Д. 31. Л. 90.


[Закрыть]
.

Первоначально предполагалось, что бывший шах будет переправлен через Индию в Аргентину, где ему предписывалось прожить остаток своих дней[475]475
  Upton J. The History of modern Iran an Interpretation. Cambridge: Harvard University Press, 1961. P. 63.


[Закрыть]
. 17 сентября он выехал в Исфахан, затем отправился через Керман в Бендер-Аббас, откуда сел на пароход, отплывший в Индию. Вместе с ним Иран покинули сыновья Али Реза, Махмуд Реза, Голям Реза, Хамид Реза и две дочери – Шамс и Фатима[476]476
  АВП РФ. Ф. 94. 1941. Обзор иранской прессы за 29 сентября 1941 г. Оп. 26. П. 69а. Д. 31. Л. 110.


[Закрыть]
. В Индии Реза-шах прибыл в Бомбей, где должен был остановиться на несколько дней, а затем выехать через Сингапур в Аргентину. Однако здесь судьба преподнесла бывшему правителю Ирана еще один сюрприз. По примеру Наполеона его сослали на один из островов, близ африканского континента. Под британской защитой он был отправлен на остров Маврикий, а затем в Южную Африку, где и умер 26 июля 1944 г. в Йоханнесбурге[477]477
  Steppat F. Iran zwischen den Groβmachten. 1941–1948. Oberursel: Taunas, 1948. S. 9.


[Закрыть]
. Забальзамировали и похоронили Реза-шаха в Египте[478]478
  В мае 1950 г. останки Реза – шаха были перевезены в Иран и преданы земле в местечке Рей, южнее Тегерана. На месте захоронения был воздвигнут мавзолей, который гражданам СССР долгие годы не рекомендовалось посещать. Впервые такая печальная традиция была нарушена во время визита в Иран в апреле 1968 г. председателя совета министров СССР А. Косыгина, который возложил венок к гробнице Реза-шаха и осмотрел залы музея, где были выставлены личные вещи основателя династии Пехлеви. См.: Крахмалов С. Записки военного атташе. Иран – Египет – Иран– Афганистан. М.: Изд. дом «Русская разведка», 2000. С. 154.


[Закрыть]
.

Истории было суждено, что в день, когда Реза-шах покинул столицу, в Тегеран вступили советские войска, а на следующий день (18 сентября) – английские.

В эти же самые дни из Ирана были высланы дипломатические миссии и советники Германии, Италии, Румынии, Венгрии и Болгарии. Накануне своего отъезда из страны германские дипломаты, рассчитываясь за аренду квартир, заплатили хозяевам за две недели вперед. Этим они намекали иранцам на свое скорое возвращение, говоря при этом: «Кто останется верен нам, поощрим, а кто предаст, накажем»[479]479
  Комиссаров Д. Указ. соч. С. 115.


[Закрыть]
. Эти слова иранцы передавали из уст в уста, и, надо сказать, что на многих такая пропаганда действовала. В иранском обществе еще была сильна вера в непобедимость германского фашизма. Известный востоковед, выполнявший в те дни обязанности пресс-атташе советского посольства в Иране, Д. Комиссаров следующим образом характеризовал сложившуюся обстановку: «Не случайно газеты не сообщали о том, что иранское правительство порвало дипломатические отношения с фашистскими государствами. До сих пор в устной форме руководящие работники Ирана сожалеют, что им пришлось попросить из Ирана немцев. Все это является свидетельством того, что иранское правительство даже после того, когда наши и английские войска вошли в Тегеран, продолжает по мере возможности лавировать между СССР, Англией и Германией»[480]480
  АВП РФ.Ф. 94. 1941. Д. Комиссаров. Обзор. 11 октября 1941 г. Оп. 26. П. 333. Д. 1. Л. 115.


[Закрыть]
.

Следует сказать, что во время операции по удалению из Ирана немецких дипломатов произошло несколько неприятных инцидентов. Если верить иранской стороне, то в пути красноармейцы отделили от колонны сопровождавших ее иранских чиновников[481]481
  Сопровождать в пути высланных из Ирана членов германской, итальянской, болгарской, венгерской, румынской дипломатических миссий было поручено иранскому консулу в Измире А. Момтазу и сотрудникам МИД Эбольфазле и Довлетшахи. См. подробнее: АВП РФ. Ф. 94. 1941. Нота МИД Ирана в полпредство СССР. 6 октября 1941 г. Оп. 26. П. 68а. Д. 5. Л. 102.


[Закрыть]
, а по прибытии в Тебриз не разрешили им следовать дальше до ирано-турецкой границы и заставили вернуться в Тегеран. По сведениям шведской дипломатической миссии, германские дипломаты вместе с женщинами и детьми были остановлены на ирано-турецкой границе, где советские служащие отобрали у них все принадлежащее им имущество[482]482
  АВП РФ. Ф. 94. 1941. Нота МИД Ирана в полпредство СССР. 6 октября 1941 г. Оп. 26. П. 69а. Д. 31. Л. 102.


[Закрыть]
.

По данным же посольства СССР в Тегеране, советские военные власти не только не чинили каких-либо препятствий иранским чиновникам, но и всячески стремились облегчить им путь следования, предоставляя по их желанию места отдыха в гостиницах даже в тех случаях, когда обстоятельства вынуждали красноармейцев использовать в качестве ночлега свои автомашины. Как утверждалось в советской ноте, «весь дипломатический и недипломатический состав миссии был пропущен в Турцию со всеми дипломатическими машинами и багажом даже без какого-либо досмотра»[483]483
  АВП РФ. Ф. 94. 1941. Нота полпредства СССР в МИД Ирана. 11 октября 1941 г. Оп. 26. П. 68а. Д. 4. Л. 42–43.


[Закрыть]
.

Со дня удаления дипломатических миссий Германии и ее сателлитов защиту германских и болгарских интересов взяла на себя шведская миссия. Японская миссия, в свою очередь, взяла на себя защиту интересов Италии и Румынии. Продолжением этого курса стали события 23 сентября 1941 г., когда из Германии, Италии и Румынии были отозваны дипломатические миссии Ирана. Еще через несколько месяцев, в июне 1942 г., иранское правительство прекратило телеграфную связь со странами Оси, включая их колонии и протектораты.

Необходимо иметь ввиду еще один момент. После проведенной акции не все немцы покинули Иран. Тем из них, кто по различным причинам избежал высылки и не получил разрешения на жительство от союзников, предписывалось не позднее 24 сентября 1941 г. явиться в полицейские участки[484]484
  АВП РФ. Ф. 94. 1941. Обзор иранской прессы за 22 сентября 1941 г. Оп. 26. П. 69а. Д. 31. Л. 91.


[Закрыть]
. Однако, несмотря на столь жесткое заявление, иранские власти не горели желанием осуществить угрозу. Явка германских подданных в полицейские участки была мизерной, иранская полиция не спешила их задерживать, чем многие агенты абвера и СД умело воспользовались, благополучно исчезнув из поля зрения компетентных органов.

Практически все руководители немецкой резидентуры остались на свободе. Впоследствии они возглавили прогерманское подполье в Иране. В числе их оказался Б. Шульце-Хольтус, который был временно интернирован в шведском посольстве, но вскоре бежал. После удачного побега он переоделся в иранскую национальную одежду, отрастил бороду, покрасил ее хной и под видом муллы «путешествовал» по Ирану, пока не попал в зону кашкайских племен[485]485
  Бережков В. М. С дипломатической миссией в Берлин. 1940–1941. Тегеран 1943. М.: Новости, 1972. С. 112; Schulze-Holthus В. Op. cit. S. 121.


[Закрыть]
. При поспешном бегстве из Тебриза он даже не успел ликвидировать 50 кг взрывчатки, предназначавшихся для взрыва нефтяных скважин в Баку[486]486
  Ибрагимбейли Х. М. Указ. соч. С.33.


[Закрыть]
. Ф. Майер скрылся на армянском кладбище, замаскировался под иранского батрака и некоторое время работал могильщиком[487]487
  Schulze-Holthus. В. Op. cit. S. 121.


[Закрыть]
.Затем он несколько недель бродяжничал по Ирану, пока не нашел приют у некоего иранца по имени Хассан[488]488
  См. АСВРР. Дневник Ф. Майера. Д. 28211. Т. 5. Л. 1–8.


[Закрыть]
. Избежал интернирования и Р. Гамотта. Ему удалось скрыться от полиции в горах Эльбурса, а затем удачно бежать в Турцию, откуда он благополучно перебрался в Германию. Прибыв в Берлин, Р. Гамотта был награжден фюрером за свою деятельность в Иране Железным крестом I степени[489].489
  АСВРР. Заметка Аманна. 22 июня 1943 г. Д. 28211. Т. 5. Л. 452.


[Закрыть]

Особняком стоит вопрос о количестве немецких агентов в Иране. Официально опубликованные английские и советские данные представляются явно преувеличенными. По материалам газеты «Правда», численность немецких агентов «определялась не десятками, не сотнями, а тысячами[490]490
  Правда. 27 августа 1941 г. С. 1.


[Закрыть]
. Английская пресса того времени также намеренно завышала численность германских агентов в стране до 20–25 тыс. человек. Уже после войны англичане признали, что в действительности численность немецкого землячества в Иране в 1941 г. составляла несколько тысяч человек[491]491
  Skrine C. Op. cit. P. 76.


[Закрыть]
. Английский исследователь Л. Элвелл-Саттон указал на то, что союзники записали в число германских агентов не только тех, кто ими являлся, но и членов семей германских подданных, экипажи немецких кораблей в Бендер-Шахпуре, немок, бывших замужем за иранскими и английскими служащими и лиц, непричастных к диверсионной деятельности[492]492
  Элвелл-Саттон Л. Иранская нефть. М.: Изд-во иностр. лит., 1956. С. 137.


[Закрыть]
. Завышенные данные приводил советский историк М. В. Попов, когда указывал, что «в 1941 г. в Иране находилось около 4 тыс. тайных агентов германской разведки, гестапо и пропагандистского аппарата Геббельса»[493]493
  Попов М. В. Крах гитлеровского плана нападения на СССР из Ирана… С. 8.


[Закрыть]
.

В августе 1941 г. в одном агентурном донесении приводились данные, полученные советским разведчиком от источника из иранской тайной полиции: «Всего в Иране проживает 2350 человек немцев, в том числе мужчин 870 человек, женщин и детей 1480 человек. В Тебризе проживает 27 немецких семей, т. е. 112 человек. Около 115 человек работают в фирме “Хох Тиев” на Тебризской железной дороге …Имеются 80 немок замужем за иранцами. Всего говорящих по-немецки (австрийцев, швейцарцев, хорватов и чехов) насчитывается в Иране 3790 человек, из их числа 460 человек чехов (так в документе. – А. О.) настроены против немцев[494]494
  АСВРР. Кир. Агентурное донесение: «Германская колония и работа немцев в Иране». Август 1941 г. Д. 25097. Т. 3. Л. 343.


[Закрыть]
. Эти бывшие секретные данные, по-видимому, и являются самыми точными.

* * *

В той непростой ситуации, в какой оказался Иран, будущее этой страны во многом зависело от взошедшего на престол Мухаммеда Реза. И. Сталин и У. Черчилль рассчитывали и, как им казалось, не без оснований, что новый иранский правитель станет еще одним участником антигитлеровской коалиции.

Первые шаги молодого шаха были направлены на расширение социальной базы правящего режима и на создание себе массовой поддержки. Отменялась унизительная для иранцев процедура просмотра писем на почте, ликвидировались полицейские посты у почтовых ящиков[495]495
  Ранее у каждого почтового ящика в определенные часы стоял полицейский, и только в это время можно было отправить письмо. Опускать в ящик корреспонденцию разрешалось только в районе своего проживания и исключительно тому, чей адрес был указан на конверте.


[Закрыть]
, по всей стране разрешался свободный проезд. Мухаммед Реза издал указ, согласно которому правительству предоставлялось право на основании ст. 55 уголовного кодекса составить список заключенных, в том числе и политических, для полного амнистирования или частичного сокращения срока пребывания в местах лишения свободы. Была проведена чистка в главном полицейском управлении, в результате чего ряд полицейских чинов привлекли к ответственности за разного рода служебные преступления. Так, начальник главного полицейского управления Мохтари, шеф тайной полиции Арабшахи и начальник тегеранской тюрьмы М. Расех были взяты под стражу, а затем преданы суду[496]496
  АВП РФ. Ф. 94. 1941. Обзор тегеранской прессы с 25 ноября по 12 декабря 1941 г. Оп. 26. П. 333. Д. 1. Л. 182а.


[Закрыть]
.

Относительную свободу получила иранская пресса. При бывшем шахе в газетах нельзя было найти оригинальные статьи иранских авторов, за исключением передовиц в «Иране» и «Эттелаат», печатавшихся по заданию правительства. Совершенно безнадежно было в то время искать в журналах или газетах хоть какую-нибудь заметку с критикой мероприятий правительства и других учреждений Ирана. При новом же шахе газеты сменили свое лицо, причем характер публиковавшихся статей стал таким, что в первые месяцы было невозможно определить их политическую направленность.

Предпринятые Мухаммедом Реза популистские меры имели и другую цель – сохранить монархию в Иране и династию Пехлеви. Опасаясь того, что союзники организуют переворот и установят в стране республиканский строй, Мухаммед Реза давал им понять, что не только принял меры к ликвидации нацистской «пятой колонны» в Иране, но и пытается направить страну в русло демократизации. «Вопрос о форме правления является основой для национального единства и полезного соревнования. Я считаю, что не все формы правления одинаковы и что лучшей формой правления, при которой упомянутые цели достижимы, является демократическая форма правления… Дух свободы, который является ценнейшим благом мира, витает над такой формой правления. Свобода слова и действий, которая является единственным условием соревнования на пути прогресса возможна только в такой среде», – с такими словами Мухаммед Реза обратился к иранцам по радио 25 октября 1941 г.[497]497
  АВП РФ. Ф. 94. 1941. Оп. 26. П. 332а. Д. 51. Л. 37–38.


[Закрыть]

Это выступление, как и все его предыдущие и последующие шаги было своего рода игрой, в ходе которой Мухаммед Реза под предлогом борьбы со сторонниками Германии пытался сохранить за собой иранский трон. В ходе развернутой им кампании по удалению со своих постов прогермански настроенных руководителей он избавился от ряда неугодных элементов, которые представляли потенциальную опасность для его власти. Принимая во внимание молодость Мухаммеда Реза, которому в момент восшествия на престол исполнился 21 год, остается только удивляться тому, как новому лидеру Ирана удавалось лавировать между союзниками и различными иранскими политическими группировками.

Между тем в Иране поднялся настоящий шум вокруг ценностей его отца – бывшего шаха. Мотивируя распространившимися слухами о том, что не все ценности шаха находятся в сохранности, депутат Сафави внес в парламент соответствующую интерпелляцию. Под предлогом того, что в иранском обществе стал активно обсуждаться вопрос о возвращении старым владельцам имущества, конфискованного при старом шахе, 22 сентября 1941 г. «Эттелаат» потребовала создания в кратчайший срок специальной комиссии. Вскоре такая комиссия была создана, а затем началось тщательное расследование в связи со слухами о том, что бывший шах имел значительные капиталы в заграничных банках. Осознавая, что эти слухи ведут к падению авторитета монархии, Мухаммед Реза сделал все, чтобы пресечь их дальнейшее распространение. По его указанию 30 сентября премьер-министр Али Форуги сделал заявление о том, что все имущество бывшего шаха находится в Иране, и что его ценности в Национальном банке (текущие счета и депозит) составляют 680 млн риалов.

В обзоре иранской прессы, составленным Д. Комиссаровым, отмечалось: «Это смехотворное заявление (заявление иранского правительства об отсутствии денег на счетах бывшего шаха в заграничных банках. – А. О.), конечно, никого не может убедить. Воспользовавшись переданными бывшим шахом ценностями, новый шах незамедлительно приступил к подкупу общественного мнения путем раздачи подарков. Причем этими подарками он собирается подкупить широкие слои иранского народа»[498]498
  АВП РФ. Ф. 94. 1941. Оп. 26. П. 333. Д. 1. Л. 117.


[Закрыть]
.

Как показали дальнейшие события, Мухаммед Реза, действительно, в целях расширения социальной базы нового режима начал широко разрекламированную кампанию по раздаче подарков народу. Было объявлено, что шахские дары будут иметь целевое назначение, причем особо декларировалась поддержка здравоохранения: на деньги шаха предполагалось построить госпиталь в Тегеране, больницы в городах с населением свыше 10 тыс. человек, здания медицинских училищ в Тебризе, Ширазе и Мешхеде, организовать центры по борьбе с малярией и трахомой, премировать ученых, имеющих достижения в области медицины. Также планировалось построить гостиницу в Тегеране, модернизировать водопровод и благоустроить улицы столицы.

Кроме того, из своих личных сбережений шах пожертвовал 10 млн риалов для раздачи офицерам и работникам военного министерства. Из этой суммы предполагалось закупить и распределить среди военнослужащих продукты питания, а именно: военные чины от полковника и ниже должны были получить по 300 кг муки, 200 кг риса, 400 кг сахара. Часть этих денег выплачивалась в качестве пособия семьям убитых, попавших в плен и пропавших без вести во время августовских событий офицеров[499]499
  АВП РФ. Ф. 94. 1941. Обзор иранской прессы за 21 и 22 октября 1941 г. Оп. 26. П. 69а. Д. 31. Л. 164.


[Закрыть]
. Были повышены оклады государственным служащим, врачам и учителям. 10 млн риалов шах перевел на специальный счет в Национальном банке с тем, чтобы определенный процент от этой суммы (500 000 риалов ежегодно) использовался в качестве материальной помощи педагогическому персоналу[500]500
  Пытаясь показать союзникам, что ушли в прошлое времена, когда иранцы, подчиняясь воли могущественного Реза-шаха, брали за образец систему воспитания молодежи в нацистской Германии, новые правители Ирана не только упразднили в школах военные занятия, но и отменили обязательное участие школьников в бойскаутском движении.


[Закрыть]
. Не забыл новый шах и о низших слоях иранского общества. 10 млн риалов он пожертвовал для раздачи бездомным и беспризорникам в провинции и 5 млн в Тегеране. Также было решено построить ночлежки, а в больших городах сиротские дома.

* * *

Важнейшим последствием августовских событий стал окончательный разрыв германо-иранских торгово-экономических связей. Все действовавшие соглашения и договора с Германией были аннулированы. Согласно иранским источникам советские власти конфисковали находившиеся в Пехлевийском порту, на таможнях в Пехлеви, Джульфе, Тебризе, Мешхеде, станциях Маранд, Баджигиран, Базерган товары и отправили их в СССР. Основанием для конфискации послужило то, что эти товары принадлежали немцам. Иранское правительство было вынуждено направить несколько нот в советское посольство, где указало, что советские власти конфисковали не только товары, закупленные немцами у Ирана еще до нападения Германии на СССР (ковры, сухофрукты, козью шерсть, гуммидрагант), но и товары, которые иранцы закупили у немцев, и на которые у СССР, якобы, вообще нет никаких прав[501]501
  АВП РФ. Ф. 94. 1941. Ноты МИД Ирана в полпредство СССР. 12 и 16 октября 1941 г. Оп. 26. П. 68а. Д. 5. Л. 107.


[Закрыть]
. По мнению иранцев, советские власти конфисковали даже те машины, на которых германских дипломатов доставили на турецкую границу[502]502
  АВП РФ. Ф. 94. 1941. Нота МИД Ирана в полпредство СССР. 15 ноября 1941 г. Оп. 26. П. 68а. Д. 5. Л. 168.


[Закрыть]
.

С целью объяснения поведения советских военных властей в иранский МИД было направлено несколько нот, в одной из которых, в частности, говорилось: «В связи с заявлениями МИДа Ирана (имеются в виду ноты иранского МИДа в советское посольство в Тегеране от 12 октября, 2–5 ноября, 9 ноября, 15 ноября, 18 ноября 1941 г. – А. О.) о том, что представители советских властей конфисковали находившиеся на складах в пограничных пунктах товары, будто бы принадлежащие иранским купцам, посольство произвело тщательное расследование перечисленных в нотах случаев, в результате которого на основании документальных данных была установлена бесспорная принадлежность упомянутых в нотах товаров немецким фирмам.

Так, в ноте от 12 октября 1941 г. сообщалось о конфискации 370 790 кг гуммидраганта на сумму 5 000 000 риалов. Упомянутый гуммидрагант был продан немецким фирмам и должен был транспортироваться через территорию СССР в Германию… В ноте от 3 ноября 1941 г. Министерство сообщает о конфискации у Кожевенного общества и отправке в СССР из Хоя 26 т шерсти на сумму 750 000 риалов, из таможни Джульфы – 1315 т козлины (так в документе. – А. О.), содержащей 104995 шкур кожи, 75 кип овчины, содержащей 15 000 штук кожи, 211 ящиков кожи саламбур общим количеством 9 945 штук. Однако на перечисленные выше товары у торгового представительства СССР в Иране были получены транспортные разрешения в связи с тем, что товары были проданы немецким фирмам и являются собственностью последних»[503]503
  АВП РФ. Ф. 94. 1941. Нота полпредства СССР в МИД Ирана. 19 декабря 1941 г. Оп. 26. П. 68а. Д. 4. Л. 51–57.


[Закрыть]
.

Естественно, что этот ответ не удовлетворил Тегеран, и 22 декабря иранский МИД направил очередную ноту, в которой суммировал все претензии к советской стороне. С незначительными сокращениями приведем этот документ: «В дополнение к многочисленным нотам, направленным посольству СССР на протяжении последних двух месяцев, начиная с 28 сентября с.г. МИД Ирана … имеет честь сообщить, что после начала войны между СССР и Германией ряд товаров иранских купцов, отправленных еще до войны из Ирана в Германию и из Германии в Иран оказался застрявшим на территории СССР, причем купцы никаких сведений о том, где сейчас находятся эти товары, не имеют. Кроме того, за последние два месяца советские воинские части производили посягательства на товары в северных районах Ирана путем отправки части этих товаров в СССР…

В последнее время МИД получил список претензий купцов, переданный ранее Министерству торговли с копией для сведения торговому представительству СССР. Товары разбиты, согласно этому списку, на следующие четыре категории:

а) экспортные товары купцов, отправленные транзитом через СССР в Германию и застрявшие в СССР (об этих товарах никаких сведений до сих пор нет);

б) импортные товары купцов, отправленные транзитом через СССР из Германии в Иран и застрявшие в СССР;

в) иранские экспортные товары, лежавшие на северных таможнях, где они были сосредоточены для вывоза в Германию. Одну часть этих товаров советские работники вывезли, а на другую наложили арест;

г) товары, выписанные иранскими купцами из Германии и поступившие на северные таможни Ирана. Часть этих товаров (как и товаров приведенного выше пункта) вывезена советскими работниками, а на другую часть наложен арест.

Помимо этих товаров, советские работники частично отправили в СССР и частично взяли под стражу иранские товары, которые лежали на частных купеческих складах.

МИД… обращает внимание посольства на то, что убытки иранских купцов не исчерпываются цифрами, приводимыми в этих списках. Большинство купцов не могло еще получить сведений о товарах на таможнях, – многие купцы только впоследствии узнают, что товары, о которых они думают, что они лежат на таможне, фактически уже вывезены в СССР.

… МИД просит дать распоряжение, чтобы прекратить отправку и арест оставшихся товаров, а также согласиться на назначение представителя посольства в комиссию, которая будет создана по данному вопросу при иранском Министерстве торговли и экономики»[504]504
  АВП РФ. Ф. 94. 1941. Нота МИД Ирана в полпредство СССР. 22 декабря 1941 г. Оп. 26. П. 68а. Д. 5. Л. 210–211.


[Закрыть]
.


В качестве приложения к ноте иранцы предъявили список товаров, которые они закупили в Германии. В списке числились трубы, краски, грузовики и легковые машины, люстры, оборудование для центрального отопления, проволока, авторезина, канцтовары, радиоаппаратура, гвозди, лопаты, кирки и многое другое[505]505
  Там же. Л. 213–218.


[Закрыть]
.

Практически не отреагировав на просьбы иранской стороны вернуть конфискованные товары, советские военные власти продолжили практику конфискаций. Не совершив таможенных формальностей, они отправили морским путем в СССР партию невыделанной кожи крупного и мелкого рогатого скота, увезли стройматериалы, предназначенные для строительства радиостанции в Резайе, взяли под свой контроль все склады и площадки таможен в Бендер-Шахпуре, отправили на машинах через Горганскую степь в СССР 300 кип находящегося в этом порту хлопка[506]506
  АВП РФ. Ф. 94. 1941. Ноты МИД Ирана в полпредство СССР. 24 и 28 декабря 1941 г. Оп. 26. П. 68а. Д. 5. Л. 221, 226.


[Закрыть]
. Аналогичные действия были предприняты и в Баболе: представитель советского командования вывез на грузовиках в неизвестном направлении весь хлопок, лежавший в кипах на хлопкоочистительном заводе, не выдав при этом даже расписки[507]507
  АВП РФ. Ф. 94. 1941. Нота МИД Ирана в полпредство СССР. 31 декабря 1941 г. Оп. 26. П. 68а. Д. 5. Л. 227.


[Закрыть]
.

Таким образом, союзники по антигитлеровской коалиции приняли решительные меры по пресечению германской активности в Иране. Введение в эту страну союзных войск укрепило советские и английские позиции на Среднем Востоке и обеспечило поставки в СССР военно-технической помощи из стран западной демократии. Были сорваны планы Германии по подключению Ирана к блоку фашистских государств. Больше ни о каком сотрудничестве иранского правительства с нацистской Германией не могло быть и речи, Третий рейх отныне мог рассчитывать только на деятельность тайных профашистских групп и на подрывную работу немецких агентов, успевших скрыться в подполье.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации