Электронная библиотека » Александр Рудазов » » онлайн чтение - страница 7

Текст книги "Совет Двенадцати"


  • Текст добавлен: 12 ноября 2013, 15:22


Автор книги: Александр Рудазов


Жанр: Попаданцы, Фантастика


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 7 (всего у книги 22 страниц) [доступный отрывок для чтения: 8 страниц]

Шрифт:
- 100% +

Но вскоре переписка поневоле прекратилась. Отношения между Рокушем и Серой Землей все это время охлаждались, а потом испортились окончательно. Бокаверде Хобокен превратился в главного врага Совета Двенадцати, и за общение с ним легко можно стало угодить в Промонцери Хилери.

В 7111 году случился инцидент в Каридоше. Тибалорд в той кампании не участвовал – его полк был занят в другом месте. Молодой колдун следил за каридошскими событиями со смешанными чувствами, не зная, какой стороне сопереживать. Победил Железный Маршал, и Тибалорд испытал одновременно горечь поражения и восхищение учителем.

К сорока четырем годам Тибалорд был уже генералом и носил оранжевый плащ. В этих чинах он и встретил 7123 год. Год Дориллова Ущелья. На этот раз Тибалорду удача не улыбнулась – он не смог остаться в стороне. Его, как одного из лучших командиров, отправили в числе первых. Отказаться было невозможно – в армии не обсуждают полученные приказы.

Единственным выходом была отставка.

Это стало самым тяжелым решением в жизни Тибалорда Каменной Стены. Отставка накануне такой важной кампании означала полный конец карьеры – как военной, так и колдовской. Он потерял бы все – прекрасную репутацию, многообещающее будущее… все.

Но в противном случае ему пришлось бы стать соучастником предательского нападения на Рокуш. Стать одним из убийц Бокаверде Хобокена. В том, что серая армия с легкостью разобьет ослабленные войска Рокуша, у Тибалорда не было сомнений. Их ни у кого не было. Все были абсолютно уверены – однорукому старику пришел конец.

И Тибалорд подал в отставку.

Исход сражения в Дорилловом ущелье стал для него шоком. Как и для всего мира, впрочем. Когда Тибалорд узнал, что крошечная дивизия Хобокена полегла до последнего человека, но разбила громадную армию серых, он несколько минут просто сидел и смотрел в одну точку.

Потом бешено расхохотался.

А потом заплакал.

Карьера Тибалорда окончилась. Семнадцать следующих лет он жил уединенно в своем поместье, никуда не выбираясь и никого не принимая. Оранжевый плащ у него отнять не имели права, земли тоже. В тиши своего кабинета он занимался самообразованием и писал труды по тактике.

А пять лет назад к нему в гости явился Ригеллион Одноглазый, только-только занявший кресло в Совете Двенадцати. Он предложил отставному генералу место преподавателя в Военном гимнасии. Тот размышлял недолго – уже через несколько дней Тибалорд возглавил кафедру военного дела и начал готовить будущих офицеров. На этой должности он и оставался до недавнего времени.

Весной этого года Тибалорд узнал, что Железный Маршал вернулся из мертвых. Вскоре после этого узнал, что почти миллионная армия серых потерпела от этого мертвеца поражение. А вскоре после этого узнал, что маршал Хобокен стал членом Совета Двенадцати.

Оправившись от шока, Тибалорд Каменная Стена прямым путем направился в кабинет ректора и положил ему на стол заявление об уходе. Спустя час из ворот Военного гимнасия вышел каменный великан и гигантскими шагами двинулся к столице.

Он шел обратно в армию. Служить под началом Железного Маршала.

Глава 8

Перед рассветом в Промонцери Царука царит тишина. Коридоры пустуют, и лишь по стенам периодически проползают жуткие цитоплазмоиды. Этих тварей осталось совсем мало – большую часть истребили, когда зачищали прихвостней Торатсиро Кишечника. Разного рода мелкая нечисть тоже попритихла. Им было здесь вольготно в первой половине года, когда весь Совет Двенадцати уехал в Ларию, однако теперь в Цитадели Власти новые хозяева.

Но вот в одном из отдаленных коридоров что-то зашебуршилось. На стене появилось чуть заметное мерцание, а потом небольшой участок камня просто растворился, образовав подобие крысиной норы. Из нее гуськом вышли три крохотные фигуры в узорчатых одеяниях. Всех троих покрывал мех разных цветов – лимонно-желтый, канареечно-желтый, снежно-белый.

Лимонно-желтый держал кусочек мела.

– Это Серая Земля? – спросил канареечно-желтый.

– Больше похоже на пещеру, – с любопытством огляделся белый. – Может быть, это опять Аррандрах?

– Пахнет людьми, – заметил лимонно-желтый. – Людьми, умеющими колдовать.

– Да, и их здесь много, – согласился канареечно-желтый. – Я чувствую волшебство, разлитое в воздухе.

– Это хорошо, – сказал белый. – Похоже, мы наконец-то попали в нужное место.

За последние несколько дней эти три киига побывали в самых разных концах Рари. Были они и на каменистых холмах Ассублера, и на травянистых равнинах Забережья, и на коралловых атоллах Мвидо, и в древних пещерах Западных гор, и даже на обледенелых пиках Оцилладо Ронима.

Но вот туннельная картина наконец привела их куда следует. Нисколько не смущаясь, кииги целеустремленно затопали по коридору. Они привыкли совершать длительные переходы и не видели никакого смысла в спешке.

Зачем куда-то торопиться в этой жизни? Рано или поздно ты достигнешь цели, она от тебя не убежит. А если все-таки убежит – значит, ей не хочется с тобой встречаться.

Незачем преследовать того, кто не хочет с тобой встречаться.

Через четверть часа кииги встретились с молоденькой поломойкой. При виде крохотных пушистых существ та тихо ойкнула и прижалась к стене, давая дорогу. Все, кто служит в Промонцери Царука, быстро усваивают простое правило – увидев что-то необычное, не трогай его, не мешай ему. Просто выполняй свои обязанности и ни во что не лезь.

Однако кииги были на этот счет другого мнения. Они остановились возле девушки, пристально уставились на нее, переглянулись и выпихнули вперед белого. Тот доброжелательно сказал:

– Где я могу найти самого главного?

– Повелитель Ропер в Южном корпусе, – машинально ответила поломойка. – Ой… или вам нужен вообще самый-самый главный? Тогда это владыка Креол!

Кииги переглянулись, пощебетали о чем-то тоненькими голосами, а потом белый сказал:

– Нам нужен владыка Креол. Где он?

– Он сейчас спит, его нельзя беспокоить! – испугалась девушка.

– Мы не будем его беспокоить. Где он спит?

Поломойка поколебалась, но потом решила, что если это друзья владыки, то им виднее, как поступать. Если же враги… то ей лучше побыстрее ответить, пока они не разозлились.

– Вам нужно спуститься на два этажа, потом повернуть…

– Спасибо! – пискнул лимонно-желтый, одним движением рисуя на полу круг.

Не дослушав дальнейших объяснений, кииги ловко прыгнули в… сквозное отверстие. Поломойка удивленно поглядела в черную дыру, которой еще секунду назад здесь не было, и утерла со лба пот. Она служила в Промонцери Царука только вторую восьмицу, но уже успела пожалеть, что получила эту работу.

Кииги нашли опочивальню Креола довольно быстро. Нарисовав в большой двери маленькую дверцу, они прошли внутрь, бесцеремонно запрыгнули на кровать и уселись в ногах спящих. Будить их кииги не стали – просто сидели и спокойно дожидались, пока те проснутся сами.

Первой проснулась Ванесса. Она сонно мурлыкнула, кладя руку Креолу на грудь, повернула голову… и увидела три заросших мехом лица с глазами-плошками.

– Твою ж мать!.. – вырвалось из девушки. Она рефлекторно сунула руку под подушку, нашаривая пистолет, но тут до нее дошло. – Мистер длик?..

– Что происходит? – разомкнул вежды Креол. – Кто здесь?

– Это мы, – доброжелательно произнес белый кииг.

– А, это ты, полотенце… – пробурчал маг, нисколько не удивившись появлению длика. – Вас тут целых трое, или у меня что-то с глазами?

– С твоими глазами все в порядке. Нас трое.

Ванесса тем временем схватила в охапку лежащую на стуле одежду и, задрапировавшись одеялом, принялась застегивать пуговицы. Она понимала, что глупо стесняться мохнатых карликов ростом в фут – тем более, что в присутствии длика она один раз даже купалась, – но ничего не могла с собой поделать.

Вот Креол – дело другое. Он встал с постели, равнодушно почесал чресла, широко зевнул и спросил:

– Ну и чего ты меня разбудил? Тебе жить надоело?

– Есть вопрос получше, – заметила Ванесса. – Как вы сюда попали? И давно вы вообще тут сидите?

– Большая стрелка часов сделала два полных круга, – любезно сообщил длик.

– Вы два часа пялились, как мы спим?!

– Мы любим созерцать жизнь.

– Но мы просто лежали и спали.

– Это тоже часть жизни.

– Могу поклясться, что ваш вид произошел от кошек… – пробормотала Ванесса.

– Мы ни от кого не произошли, – возразил длик. – Мы всегда были такими, какие есть сейчас.

– Откуда вы знаете?

– Я бы заметил, если бы раньше был кошкой.

– Так не вы же конкретно, а ваши предки.

– Они бы тоже это заметили.

– Но… а, ладно, черт с вами. Еще я теорию эволюции спозаранку не обсуждала… – проворчала Вон, удаляясь в ванную.

Оставшийся с киигами Креол снова зевнул и сонно плямкнул губами. Несмотря на то, что его разбудили раньше обычного, маг пребывал в добродушном настроении. Он даже налил гостям апельсинового сока из морозяшего шкафа.

Еще позавчера этот шкаф был обычным платяным шкафом, но на Креола напала бессонница, и он от скуки превратил его в морозящий.

Кииги расселись прямо на столе, взяв маленькие рюмки – для них те были огромными бокалами, – и принялись осторожно отхлебывать сок. Креол, так и не соблаговоливший одеться, развалился в мягком кресле, положив ноги на все тот же стол, и величественно взмахнул рукой.

– Я вас слушаю, – произнес он. – Что вам нужно?

– Нам от тебя ничего не нужно, – ответил длик. – Это мы кое-чем хотим тебе помочь. Ты помнишь, как мы исследовали захоронения в Торакори?

– Я помню тамошних летучих мышей, – мрачно ответил Креол. – Я буду помнить их даже на смертном одре.

– У тебя очень хорошая память, если ты запоминаешь настолько незначительные вещи, – похвалил Креола длик. – Вы забрали из Торакори Стальных Солдат – пригодились ли они вам?

– Да, они были мне полезны.

– Они все еще у тебя?

– Некоторые разрушились, но большинство все еще у меня. Не знаю, где они сейчас стоят – надо спросить у… понятия не имею, у кого. У лугаля, наверное. А что тебе до них? Эти автоматы теперь мои, ты их не получишь.

– Я вовсе не собираюсь их забирать, – успокоил Креола длик. – Мне они совсем ни к чему. Наоборот, я могу дать тебе еще.

– Еще Стальных Солдат? – оживился Креол. – Вот это становится интересным…

– Не совсем. Не их самих, но их чертежи.

– Что за чертежи? – поинтересовалась Ванесса, выходя из ванной. От нее пахло шампунем с кокосовым ароматом.

– Чертежи Стальных Солдат, – ответил вместо длика Креол. – В принципе, мне они не очень-то нужны – я автоматами не занимаюсь…

– Может, Руорку пригодятся? – предположила Ванесса.

– Там не только Стальные Солдаты, – добавил длик. – После вашего ухода мы изучили хранилища Торакори и узнали, что последний император Гора планировал построить целую армию – десятки или даже сотни тысяч самых разных автоматов, – и все чертежи уже были заготовлены. Но император умер, а вместе с ним умер и новорожденный проект. Успели построить только самую первую партию осадных автоматов-штурмовиков. Те самые четыреста девяносто девять Стальных Солдат, которых мы с вами нашли.

– Замечательно, – потер ладони Креол. – Где эти чертежи?

– Мы не знали, нужны ли они тебе, поэтому не взяли их с собой. Они вычеканены на бронзе и много весят – но если они тебе нужны, мы их принесем.

– Они мне пригодятся, – кивнул Креол. – Тащи.

Длик о чем-то запищал своим спутникам. Язык киигов звучал удивительно нежно и мелодично, напоминая птичий щебет.

– Кстати, а что вы хотите взамен? – вдруг насторожился Креол. Он всегда с подозрением относился к бескорыстным услугам.

– Ты что-то хочешь дать нам взамен? – удивился белый кииг.

– Не хочу. Но могу, если не будете слишком жадничать. Я не люблю оставаться в долгу.

– Нам ничего не надо. Чертежи автоматов Торакори принадлежат не нам, а погибшей Империи Гор. Мы их только нашли – и нам они совсем не нужны. Если они нужны вам, вы можете их взять. Если они вам не нужны, мы оставим их лежать там, где они лежат сейчас, потому что нам они совсем не нужны. По-моему, это естественно.

– Обожаю логику этих парней… – пробормотала Ванесса. – И не поспоришь ведь…

Два желтых киига допили апельсиновый сок, хором сказали «спасибо» и принялись с бешеной скоростью черкать на стене мелками. Ванесса зачарованно глядела на этот процесс – она уже видела, как действует рисовальная магия киигов, но та не стала от этого менее впечатляющей.

Отворив возникшую в стене дверь, кииги вошли в нее и… ушли. Ушли по бесконечному темному туннелю, который вел, видимо, в их родной Аррандрах.

Креол восхищенно цокнул языком. Сам он ничего подобного не умел – в его родной Гильдии даже не слышали о такой магии.

– Думаю, они вернутся через два или три дня, – произнес длик, с интересом обнюхивая лежащий на столе калькулятор. Креол любил перед сном подсчитывать свою армию и радоваться, что та еще немного увеличилась.

– А ты почему с ними не ушел? – спросил маг, отбирая калькулятор. – Ты же обезмаженный, ты без них уйти не сможешь.

– А я и не собираюсь никуда уходить, – сложил трехпалые ладошки длик. – Я остаюсь здесь. Мой народ общим совещанием поручил мне быть в вашей стране, наблюдать за здесь происходящим и говорить с вами от имени всех киигов.

– То есть вы теперь посол? – предположила Ванесса.

– Не посол. Я длик. Я буду делать то, что делал всю жизнь – говорить от лица остальных.

– По мне, можешь называться хоть фиником, – махнул рукой Креол. – Посольства у нас в Северном крыле – туда и иди.

– Я найду себе место, – уклончиво ответил длик.

Глава 9

Ванесса поднялась по ступенькам дилижанса и взялась за дверную ручку. Вот и опять она едет в этой колдовской повозке – хотя летать гораздо удобнее и быстрее.

Но ничего не поделаешь, сопровождающие ее лица летать не умеют.

Сегодня Ванесса решила отправиться в город одна, без Креола. Ей хотелось поглядеть вблизи на простых иххарийцев – чем они живут, о чем думают, как проводят свои дни. Доскончально разобраться, довольны ли они жизнью (в этом Вон сильно сомневалась) и нельзя ли ее как-то улучшить.

Креол с ней не поехал – да Ванесса его и не звала. У ее учителя много достоинств… не так уж и много, если вдуматься, но все-таки есть… в общем, Ванесса сама запуталась. Так или иначе, под настроение Креол вполне способен на благородные поступки – вспомнить хоть неделю, проведенную в Лоре, – но только если не занят ничем более важным.

А сейчас он еще как занят. Креол по горло ушел в создание гильдии демонологов – ему приходилось все делать в страшной спешке, ведь на подготовку новых кадров оставались считаные годы. Кроме того он занимался еще какими-то проектами – что-то подолгу разыскивал через магическое зеркало, обнюхивал со всех сторон тринадцатый гимнасий, совещался с местными артефакторами, на долгие часы запирался в кузнице. Похоже, создавал очередную сверхмощную магическую хреновину.

Поэтому Ванесса подобрала себе четверку телохранителей. Она не питала иллюзий по поводу своих боевых способностей – да, она владеет карате и отлично стреляет, но какой-нибудь чокнутый колдун запросто может оставить от нее мокрое место.

Это Креолу никакая охрана не нужна – кто сбережет его задницу лучше, чем он сам?

Первым телохранителем Ванесса взяла паладина. Лод Стэозух – один из лучших воинов Ордена, потерявший глаз в схватке с гветелквиром. Креол и Ванесса познакомились с ним еще на Каабаре, и он уже тогда зарекомендовал себя с лучшей стороны.

Вторым телохранителем стал эйнхерий. Капитан Горданте Милениан, отрекомендованный лично маршалом Хобокеном. Вокруг шеи живого мертвеца до сих пор извивается длинный шрам – в битве на Готиленсе он в буквальном смысле потерял голову.

Третьим телохранителем Вон выбрала плонетского мутанта. Хайн Лентрикседморос по прозвищу Макака, сержант разведывательного корпуса бригады Мадеклекороса. Встретившись с ним впервые, Ванесса на собственной шкуре смогла убедиться, насколько это умелый профессионал.

– Хи-хи!.. – только и сказал Макака, снова встретившись с Ванессой.

Ну а четвертой стала телохранительница – серая колдунья. Гариза Шпага, зеленый плащ. Ванессе не очень хотелось брать ее в команду, но ей позарез был нужен кто-нибудь из городской администрации. К тому же Гариза уже много лет трудится капитаном иххарийской стражи, так что они с Ванессой в некотором роде коллеги.

Судя по ее досье, которое Ванесса прочла от корки до корки, колдунья она честная и ответственная, работу свою знает, служебных нареканий не имеет, однако должность занимает для зеленого плаща мелкую. Причиной тому ее сильная неприязнь к Древним, которой она никогда не скрывала, из-за чего пару раз и попадала в неприятности. Эта последняя деталь биографии окончательно убедила Ванессу, что Гариза Шпага ей вполне подойдет.

Выглядела Гариза лет на сорок – но будучи колдуньей, вполне могла оказаться старше. Довольно высокого роста, некрасивая, молчаливая, она с безразличием приняла новое назначение. На Ванессу Гариза поглядывала оценивающе, явно пытаясь раскусить новую начальницу, понять, что та за человек.

– Куда поедем вначале, повелительница? – спросила Гариза, когда все расселись по местам.

– В школу, – распорядилась Вон.

– В Иххарийский гимнасий?

– Нет, простую школу. Для обычных людей.

– Мм… какую-то конкретную? Их в городе больше сотни.

– Нет, любую. Самую типичную.

– Слушаюсь, – взялась за вожжи Гариза.

Несмотря на отсутствие лошадей, управлялся колдовской дилижанс почти так же, как обычный. На коленях «кучера» лежали зачарованные вожжи – тот дергал за них, как если бы понукал невидимых коней. В принципе, с этой работой без труда справился бы любой из сидящих в дилижансе, но Гариза лучше всех знала город, а потому ей и выпало править.

Школа, которой сегодня так «повезло», называлась «Иххарийским 20-ым заведением общего образования». Размещалась она в доме № 37 по Первой Сероармейской улице – пятнадцать минут езды от Промонцери Царука.

По дороге Ванесса расспросила паладина и эйнхерия, хорошо ли их принимают в Серой Земле, как им показались местные жители. Лод Стэозух поведал, что не может сказать ничего плохого – народ кроткий, смиренный, богобоязненный. Пречистую Деву чтут покамест не все, но это вопрос времени.

Капитан Милениан присоединился к мнению товарища, добавив еще, что серые – народ весьма радушный и гостеприимный. Жаль только, что живут бедно – хлеб режут малыми ломтиками, вино наливают в крохотные чашечки. Видя, как те же эйнхерии хлобыщут крепчайшие наливки целыми стаканами, серые беспокойно восклицают: «Болен будешь! Болен будешь!».

А гренадеры-мертвецы в ответ ухмыляются: «Ладно, мол, мы от этой бражки только здоровей будем».

Оказалось, что школы в Серой Земле строят по тому же образцу, что и жилые дома, разве что с классами вместо квартир. На первом этаже обычно помещается раздевалка, спортзал, трудовые мастерские, церемониальный зал и комнаты для сторожей. На втором – квартира директора, канцелярия, учительская, приемная, библиотека, комната с учебными пособиями и кабинет естественных наук. На третьем и четвертом классы – с первого по седьмой. Учиться дети начинают в шесть лет, заканчивают в тринадцать – после этого отпрыски обеспеченных родителей поступают в ВУЗ, а выходцы из бедных семей идут работать.

Ванесса осмотрела школу сверху донизу и осталась крайне недовольной. Помещения явно не ремонтировались уже десятки лет. Да и изначально выглядели не ахти – потолки низкие, классы тесные, искусственного освещения нет, обстановка самая спартанская. Кабинеты оборудованы хуже некуда, учебников в библиотеке мало, преобладают книги по политграмоте и Слову Древних.

Обучение ведется строго. Как педагоги, так и ученики носят форму – у первых черные сюртуки с серебряными пуговицами, у вторых фиолетовые тужурки и фуражки. Образование в Серой Земле бесплатное, но форму родители обязаны приобретать за свой счет – поэтому дети бедняков ходят в старье, сменившем уже не одного хозяина. Тужурки часто приобретают на вырост – у первоклассников они порой доходят чуть не до колен.

За любой проступок наказание одно – розги. В холле на первом этаже непременно висит таблица, регламентирующая обязанности учеников. Так и написано:

«Ученики обязаны:

– рано ложиться спать перед школой, иначе их накажут за зевание;

– хорошо мыться перед школой, иначе их накажут за грязные лица и руки;

– есть перед школой, иначе их накажут за бурчание в животе;

– приходить на урок вовремя, иначе их накажут за опоздание;

– коротко стричься, иначе их накажут за длинные волосы;

– следить за состоянием одежды, иначе их накажут за неряшливость…»

И далее в таком же духе – всего около полусотни правил.

Занятия начинались в девять часов утра, уроки длились по целому часу, но было их за день всего четыре. Между уроками перемены – первая и третья всего по пять минут, зато вторая очень длинная, сорокаминутная. На ней ученики обедали тем, что принесли из дому – столовых в школах не водилось.

Побывав в Иххарийском гимнасии, Ванесса решила, что школьных звонков в Серой Земле нет. Однако выяснилось, что это касается лишь гимнасиев – в обычных школах звонок дается точно по расписанию, хотя собственно «звонком» и не является – вместо этого сторож бьет колотушкой по железному котлу.

Образовательная система… во время уроков Ванесса прогулялась по коридорам, приоткрывая двери и слушая, что происходит в классах. Кое-что выглядело так же, как в земных школах, кое-что заметно отличалось.

Например, на уроке арифметики в третьем классе учитель спрашивал:

– Что есть умножение?

– Умножить два числа вместе означает отыскать третье число, которое содержит в себе столько единиц из двух чисел, данных для умножения, сколько другое от этих двух чисел содержит единицу, – бодро рапортовал ученик.

Учитель остался доволен ответом, а вот Ванессу переклинило. Она попыталась осмыслить услышанное, но у нее так и не получилось.

А на уроке геометрии в пятом классе учитель просил:

– Начерти-ка мне, дружок, двойной стальпаэдр, осложненный квадратным теллурическим кальпистом.

И Ванессу снова переклинило. Она и не знала, что в языке серых есть такие слова.

Особенно долго Вон задержалась на уроке истории. Ученики называли прежних членов Совета Двенадцати, отвечали, кто из них чем знаменит. Покачивающийся учитель нетвердым голосом спрашивал:

– Что должно знать о Нергении Добром? Рукаро, ответь!..

– У него было сто пятнадцать наложниц, с которыми он прижил триста шестьдесят детей…

– Ах ты ж, филин запечной, рожа твоя овечья, и это так-то ты урок выучил?! Садись, заслонка утуккова! Саах, ответь ты…

– Нергений Добрый был главой Совета Двенадцати с 6689 по 6718 год. Он провел судебную реформу, ввел государственную монополию на продажу спиртных напитков и начал готовить новый свод законов, который был закончен и проведен в жизнь преемником Нергения Доброго – Кубохом Закатонцем, который был главой Совета с 6718 по 6721…

– Молодец, каналья… Хоть и дурак, а урок верно затвердил…

На этом месте Ванесса внимательнее присмотрелась к учителю, и ей показалось, что тот в стельку пьян.

В целом у Ванессы Ли остались вполне сносные впечатления от школьной системы. С одной стороны недостатков куча – работать и работать, улучшать и улучшать. С другой – могло быть намного хуже. Образование все-таки бесплатное, знания дети получают, Слово Древних из программы уже исключено…

Не так уж все плохо, если вдуматься.

Жизнь взрослых иххарийцев оказалась гораздо печальнее. Ванесса начала с осмотра фабрик и заводов – но не военных. В них серые и раньше вкладывали большие средства, а теперь там вовсе хозяйничают плонетцы. Обычных фабрик, производящих товары общего потребления.

Первой в списке стала небольшая прядильная фабрика, принадлежащая какому-то колдуну. Сам он, впрочем, там отродясь не показывался – всеми делами занимался управляющий-простолюдин.

Гариза Шпага сказала, что в Серой Земле это нормальное явление – многие колдуны владеют большими капиталами и недвижимостью, но мало кто из них утруждается управлением лично. Нанял хваткого человечка из простых – и пусть работает. Если доходы падают, управляющего сразу выгоняют, а то и превращают в дымящуюся лужу – однако платят колдуны щедро, так что желающих хватает.

Фабрика выглядела неприглядно. Целиком сложена из серого каменного кирпича, проходы узкие, потолки низкие. Дверь оказалась такой маленькой, что Ванесса стукнулась головой о притолоку, а высоченные паладин и эйнхерий согнулись в три погибели.

О появлении ревизии мгновенно было доложено начальству. Ванесса не успела даже рассмотреть правила, лозунги и плакаты, покрывающие каждый дюйм маленькой прихожей, а к ней уже выскочил директор – нервный, поминутно кланяющийся коротышка. Ужасно испуганный такими важными гостями, он дрожал, как в лихорадке, неловко поддакивал каждому слову Ванессы и едва только не падал в обморок, когда у него что-то спрашивали. Трясущимися руками он налил всем чаю, предложил пахнущие плесенью пряники и начал жевать собственный воротник, когда его попросили показать фабрику.

Рабочее помещение здесь оказалось всего одно. Целых двести женщин трудились в страшно грязной и тесной мастерской, за примитивными, практически средневековыми станками. В воздухе стоял удушающий запах пота, несчастные работницы, отбросив стыд, сидели раздетыми по пояс – иначе они бы просто умерли от жары.

– Извольте нюхательную соль, повелительница, – подобострастно протянул флакончик директор.

– Это зачем? – не поняла Ванесса.

– Для заглушения запаха, повелительница. Разве вы не чувствуете, что за амбре исходит от этой гречки?..

Ванесса окинула директора уничтожающим взглядом, и тот осекся. Нюхательную соль он торопливо спрятал.

Осмотрев фабричное общежитие, Ванесса пришла в еще большее уныние. Вокруг него тянулась высокая стена – чтобы рабочие не могли сбежать. Выход один-единственный – ведущий в ту самую мастерскую, где все работают. Везде охрана.

Живут работницы в кошмарных условиях. Отдельных комнат нет и в помине, спят все просто на полу, прикрытом тоненькой соломенной циновкой. О какой-либо мебели не приходится и говорить – личные вещи тоже лежат на полу. Впрочем, вещей очень немного – у большинства нет ничего, кроме комплекта дешевой одежды.

Кормят дважды в день – в основном капустным супом и вареной гречкой с овощами. Изредка добавляют немного вяленой рыбы. Мяса не бывает никогда. За это скудное питание из зарплаты работниц вычитают деньги – причем делают полуторную накрутку.

Сняв серый плащ, чтобы не пугать бедных женщин, Ванесса поговорила с некоторыми работницами. Оказалось, что несмотря на кошмарные условия, все они страшно боятся лишиться места. Почти все – из деревни, пришли в столицу немного подзаработать для семьи. Большинство заманили обманом и лживыми обещаниями.

– Вербовщик обещал нам нетрудную работу, хорошую зарплату, возможность жить в столице, посещать театры и рестораны, – робко рассказывала молодая работница. – Я согласилась. Когда мы приехали в Иххарий, меня действительно два дня водили по театрам и ресторанам, но все расходы были за мой счет. Потом деньги, взятые из дома, кончились, и меня привезли вот сюда…

– Так почему же не уволишься?! – возмутилась Ванесса.

– А куда я пойду?.. – опустила глаза девушка. – Тут хоть кормят… И я могу посылать семье деньги…

Ванесса тоскливо спросила у Гаризы, много ли платят этим бедняжкам.

– В большинстве мест – от пяти до десяти тысяч шелахов в месяц, – задумавшись на секунду, ответила колдунья.

– Это много?

– По нашим ценам – очень мало. Этого хватает только на самые насущные расходы – жилье, еду и прочее. Рабочие везде живут впроголодь, денег не хватает даже на покупку одежды. Ботинки носятся, пока не снашиваются до дыр.

В течение следующих часов Ванесса осмотрела еще несколько заводов и фабрик. Везде она видела одни и те же ужасающие условия. Рабочий день – четырнадцатичасовой (а кое-где и шестнадцатичасовой!) с получасовым перерывом на обед и пятнадцатиминутным на ужин. Вентиляция отсутствует в принципе. Места очень мало, во всем прослеживается жестокая экономия. Коридоры узкие, потолки низкие. Столовая, гардероб и туалеты просто кошмарные, ими невозможно пользоваться. Душевые – редчайшее явление, фабрика, где они есть, считается образцовой. Техника безопасности не соблюдается, травмы – обычное дело. Мусор и отходы лежат совсем рядом, вонь ужасная. Освещение крайне скверное.

Собственно, от каторги это отличается только названием.

Худшей из всех оказалась спичечная фабрика. За сущие гроши рабочие день-деньской монотонно окунали деревянные палочки в раствор фосфора и серы. Помещения абсолютно не проветривались, в них воняло, как на серном источнике. Состав смешивался и нагревался там же, где сидели люди – и здесь же готовые спички сохли перед раскладыванием по коробкам.

Работа очень простая, даже примитивная, но страшно вредная для здоровья. У большинства рабочих не хватает зубов, а у самых старых челюсть светится в темноте – за долгие годы их кости пропитались фосфорными испарениями. Просто больно глядеть на этих несчастных.

А самым страшным оказалось то, чего спичечники боялись. Цреке. Их пугало то, что цреке уже вполне способны работать на спичечной фабрике. И не сегодня завтра в эти вонючие мастерские привезут целые бочки полуразумных насекомых, а людей просто вышвырнут за ворота. После этого им останется лишь умереть с голоду.

Кто возьмет на работу человека, умеющего только окунать палочки в фосфор?

Уже ближе к вечеру Ванесса приступила к осмотру жилых домов. Ее не интересовали роскошные особняки, принадлежащие колдунам. Она проигнорировала богатые квартиры, занимаемые банкирами, фабрикантами и важными чиновниками. Ванесса сразу отправилась в рабочие кварталы.

Живущие здесь тоже в основном трудятся на фабриках и заводах – но это уже не завербованные из крестьян полурабы, а независимые горожане, имеющие собственные квартиры. Если эти каморки можно так назвать, конечно. Жилплощадь редко превышает сотню квадратных футов – и ни один фут не пустует.

Войдя в подъезд, приходится зажимать нос, чтобы не бухнуться в обморок. Каждый дюйм здесь провонял потом, мочой и тухлой рыбой. Обычно в подъезде тридцать две квартиры – по восемь на каждом этаже. В подвале туалет – один на всех жильцов! Там же и единственный кран с водой – к нему всегда очередь.

Типичная иххарийская семья состоит из пяти-шести человек – больше в крошечные квартирки попросту не влезает. Состав чаще всего один и тот же – муж с женой, двое детей и престарелые родители одного из супругов. Родственные связи в Серой Земле очень сильны, семьи живут удивительно дружно.

Трудятся все. Муж и жена пашут как проклятые, старики нянчатся с маленькими детьми, готовят еду, стирают, чинят одежду – а если способны перетаскивать ноги, то и подрабатывают где-нибудь. Дети полдня учатся в школе, а после занятий тоже работают.


Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 | Следующая

Правообладателям!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО "ЛитРес" (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 5 Оценок: 1
Популярные книги за неделю


Рекомендации