» » » онлайн чтение - страница 6

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 25 февраля 2014, 20:12


Автор книги: Алексей Кунгуров


Жанр: Политика и политология, Наука и Образование


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 6 (всего у книги 14 страниц) [доступный отрывок для чтения: 10 страниц]

Шрифт:
- 100% +

– алчность;

– тупость;

– эгоизм;

– подлость;

– пошлость;

– злобу;

– трусость;

– безволие;

– пофигизм;

– паразитизм;

– тщеславие;

– _____________

– _____________

– _____________

– _____________

– _____________

– _____________


О, боюсь, второй список окажется намного длиннее первого. В этом контексте можно утверждать, что цель участия в революционной борьбе – воспитать в себе человеческие качества, ибо реальное дело предоставляет для этого широчайшие возможности. Иначе как переделывать других homo sapiens, если мы сами недалеко ушли в своем развитии от скотины? Борьба на деле, а не на словах за преобразование (усовершенствование) общества помогает развить и ум, и способность к самопожертвованию, и честность, и самоуважение, и чувство товарищества. Равно как изжить лень, тупость, трусость, эгоизм и т. д. Все на самом деле настолько просто, что проще быть не может – смысл жизни можно выразить одной строчкой: смысл в том, чтобы стать человеком. Все остальное – демагогия, которую разводят те, кто этого еще не осознал. Кто осознал – тот действует.

* * *

Вернемся к разговору о народе. Смысл моей деятельности – воспитание в народе (его части, отдельных представителях народа) человеческих качеств. Пытаюсь достичь этого я разными способами, при этом мне совершенно необходимо иметь как можно более точное представление об объекте своего воздействия. Фигурально выражаясь, если мы собрались лечить общество, то прежде надо, проанализировав симптомы, точно поставить диагноз, иначе результат лечения окажется летальным. Простуду надо лечить горчичниками, а с гангреной бороться путем ампутации пораженных конечностей, но никак не наоборот! Поэтому я не пытаюсь заниматься самогипнозом, внушая себе, что народ мудр и велик и ждет не дождется, пока кто-то поведет его от победы к победе во имя светлых идеалов какого-нибудь – изма. Деградировавший народ болен, и болен смертельно. Мне надо точно знать его текущее состояние и понимать динамику происходящих процессов. Состояние его не вызывает особого оптимизма – это состояние скотства и глубокого морального разложения.

Иллюзии левых связаны с ростом некоего самосознания народа, который, мол, очухивается от либерального дурмана и начинает осознавать свои интересы. Дескать, народ поднимается на борьбу за свои права, за светлое завтра и все такое прочее. Так думать – большая ошибка. Можно допустить, что рост народного самосознания происходит, когда индивиды, составляющие этот самый народ, обладают индивидуальным внутренним стремлением к самосовершенствованию. Внутренний не зависит от внешних факторов. В этом случае человек ведет себя по-человечески не потому, что его кто-то заставляет, а потому, что в этом выражаются его убеждения..

Совсем другое дело, когда на изменение сознания доминирующее влияние оказывают внешние факторы. Здесь уже надо говорить не о не разуме, а об инстинктах, заложенных природой. Например, сознательный трудящийся борется за социальную справедливость вне зависимости от того, насколько он лично хорошо живет. А несознательный готов бунтовать лишь тогда, когда ущемляются его персональные интересы – ухудшаются условия труда, падает зарплата и т. д. Такой бунтовщик готов примкнуть хоть к анархистам, хоть к национал-социалистам, поверив, что это выгодно ему лично, но это не развившееся самосознание заставляет его так поступать, а примитивный животный инстинкт.

Уже неоднократно мы обращались к такому понятию, как инстинкт, но не разбирали, что это такое. Слово имеет латинские корни (instinctus – побуждение). Инстинкт – врожденная способность совершать целесообразные действия по непосредственному, безотчетному побуждению, целесообразное поведение без осознания цели. Инстинкты имеют следующие свойства: наследственность и независимость от обучения; однородность; одинаковость у всех особей данного вида; приспособленность к условиям существования на момент формирования инстинкта. Последнее свойство инстинктов проявляется благодаря их относительной неизменности. Например, большинство видов обезьян инстинктивно боятся воды. Не знаю, по какой причине сформировался этот инстинкт, возможно, в африканских водах миллионы лет назад обитали какие-то жутко опасные для обезьян хищники, но сегодня ни одна шимпанзе по доброй воле не полезет даже в ручей, где ей воды по колено. Поэтому обезьяньи питомники иногда устраивают на небольших речных или озерных островах – животные оттуда никуда не сбегут, даже если физически способны перепрыгнуть на другой берег. Яркое исключение из правил являет собой макака-крабоед – этот вид собирает пищу под водой.

Инстинкты являются предметом изучения этологии – раздела биологии, рассматривающего поведение животных в естественных условиях. Существует и такой подраздел этологии, как этология человека, которую иногда отождествляют с психологией, что ошибочно. Этологи изучают все виды врожденного поведения человека, то есть данная дисциплина является естественно-научной, тяготеющей к физиологии, а не гуманитарной, как психология. Справедливо утверждение, что психология больше интересуется тем, что человека от животных отличает, а этология – тем, что роднит. В научной психологии классификации инстинктов не существует, это понятие рассматривается в ней общо, инстинктивное (рефлекторное) поведение зачастую противопоставляется разумному, осмысленному. Этологи тоже не пользуются какой-то жесткой системой классификации инстинктов, поскольку границы между ним довольно размыты. Всякая классификация будет весьма условной. Скорее следует говорить не об отдельных инстинктах, а о группах инстинктов, свойственных не отдельному индивиду, а целым популяциям.

* * *

Можно выделить следующие группы инстинктов у человека.

Группа иерархических инстинктов. Это самые практически значимые инстинкты, более сильные, чем сексуальные. Ребенок инстинктивно подчиняется взрослому, а не потому что тот приводит какие-то убедительные аргументы. Чаще всего аргументация вообще не требуется. В рекламе в основном эксплуатируются тоже эти инстинкты: потребитель доверяет мнению эксперта, что этот стиральный порошок явился результатом многолетних научных исследований, потому что роль эксперта играет актер, создающий имидж ученого. В современной иерархии ученый занимает примерно такое же авторитетное место, что шаман в первобытном племени. Рекламные ролики почти всегда эксплуатируют образ представителя высших ступеней иерархии, а не типичного потребителя, что на первый взгляд казалось бы более целесообразным. На обычной машине ездит упакованный мачо a la Джеймс Бонд. Самый заурядный шампунь рекламирует топ-модель с ногами от ушей, хотя ноги к шампуню не имеют никакого отношения.

Стремление к власти – желание занять высокое место в иерархии – зачастую выражено в человеке более сильно, нежели страсть к богатству. Последнее можно считать лишь частным проявлением иерархических инстинктов, поскольку богатство и означает власть, а власть делает доступными материальные блага. Другое проявление иерархических инстинктов проявляется в ритуальном почитании старших, власть имущих. Дать рациональное объяснение тому, почему россиянское быдло с энтузиазмом ходит на безальтернативные выборы, невозможно. Голосование – это форма преклонения перед начальством, ритуальное выражение верноподданничества, во время исполнения которого индивид испытывает что-то вроде религиозного экстаза, хоть у многих он и не столь ярко выражен. По этой и только по этой причине большинство совершенно бездумно, но абсолютно искренне голосуют за партию власти, как бы она ни называлась.

Инстинкт этологической изоляции видов («полюби своего и возненавидь чужого»). Расизм, национализм, ксенофобия, религиозный шовинизм имеют физиологическую природу, усугубленную соответствующим воспитанием. Проявляется данный инстинкт и в брачных отношениях. Например, в США крайне редки браки между белыми и чернокожими, чернокожими и азиатами. В меньшей степени это проявляется в отношениях между представителями монголоидной и европеоидной рас. Благодаря этому инстинкту сохраняются малочисленные этнические и религиозные группы, несмотря на подавляющее враждебное окружение.

Группа сексуальных инстинктов. Под этим понимается не столько рефлексы, побуждающие к сексуальному сношению, сколько комплекс мотиваций, обеспечивающих выбор того или иного сексуального партнера. Данная группа в значительной степени связана с группой иерархических инстинктов. Скажем, наиболее привлекательным сексуальным партнером женщине зачастую представляется мужчина, стоящий выше ее на иерархической лестнице – старше по возрасту, состоятельный, имеющий высокий социальный статус и т. д. И наоборот, мужчины стараются избегать ситуации, при которой женщина будет доминировать над ним.

Территориальные инстинкты. Частная собственность – порождение этого инстинкта. Хищное животное яростно защищает территорию своих охотничьих угодий и старается без крайней нужды не ступать на территорию соседа. У человека данная группа имеет самое различное проявление – от стремления отгородить забором дачу от соседа до глобальных войн за обладание мировыми ресурсами.

Инстинкт самоограничения численности вида. Активизируется при сытой и безопасной жизни в условиях большой плотности населения, при низкой детской смертности. Во власти этого инстинкта сегодня коренные народы Западной Европы. Представители желтой и черной рас, даже живя бок о бок с европейцами, демонстрируют просто взрывную демографическую активность. Дело в том, что еще полвека назад детская смертность в Азии и Африке была чудовищно высокой. В России начала XX в. тоже наблюдалась любопытная картина: несмотря на высочайший уровень детской смертности и значительное ухудшение питания даже по сравнению с предыдущим столетием, крестьянское население быстро росло. В то же время в относительно благополучных городах совершенно нетипично было иметь по 8–10 детей даже в богатых купеческих семьях.

* * *

Если вести речь об индивидуальных инстинктах, то можно воспользоваться классификацией Уильяма Мак-Дугалла, который выделял следующие виды их:

– бегство (страх);

– неприятие (отвращение);

– любознательность (удивление);

– агрессивность (гнев);

– самоуничижение (смущение);

– самоутверждение (воодушевление);

– родительский инстинкт (нежность);

– инстинкт продолжения рода;

– пищевой инстинкт;

– стадный инстинкт;

– инстинкт приобретательства;

– инстинкт созидания.

Тут мы уже дрейфуем от этологии к психологии, так и до фрейдизма скатиться можно. Но поскольку мы сейчас рассматриваем человека не как личность, а как социальное животное, то предлагаю несколько сузить вопрос. В данном случае важнейшими инстинктами я бы посчитал следующие:

– инстинкт самосохранения;

– инстинкт пищевой;

– инстинкт экономии сил;

– стадный инстинкт;

– инстинкт познания;

– инстинкт приобретательства (накопления);

– инстинкт созидания.

Данные инстинкты присутствуют и у менее высокоразвитых животных, нежели приматы. Например, зачатки абстрактного мышления наблюдаются не только у обезьян, но и у некоторых птиц (особенно у воронковых), в результате чего эти животные проявляют интерес к познанию мира, явно превышающий уровень, необходимый для физического выживания и приспособления к окружающей среде. Инстинкт приобретательства (накопления) порой имеет очень причудливые проявления. Однажды в окрестностях Стокгольма была обнаружена лисья нора, в которой ее хозяйка хранила целую коллекцию обуви, насчитывающую около трехсот предметов. Вороны тоже любят стащить что-нибудь у человека, отдавая предпочтение блестящим вещицам. Однако у людей инстинкты, качественно развиваясь, превращаются из неосознанных импульсов в осмысленные стремления. В основе страсти к коллекционированию лежит животный инстинкт приобретательства. Благодаря инстинкту созидания человек создал техногенную цивилизацию. В то же время муравьи, как бы фанатично они ни были преданы идее создания муравейника, не совершают качественного рывка – за миллионы лет у них не изменились ни способы строительства, ни конечный результат.

У всех животных инстинкты помимо побудительных имеют еще и ярко выраженную ограничительную функцию. Высшее же благо человека заключается в том, что он способен преодолеть власть инстинктов. Он способен совершенствовать свои навыки с помощью сознания, с помощью сознания же подавлять в себе ограничительное действие инстинктов. Например, этологи в сфере своего интереса находят лишь одно принципиальное различие между человеком и остальными животными – homo sapiens способен к сознательному самоубийству, то есть преодолению мощного инстинкта самосохранения, а никакие другие животные – нет. Массовые самоубийства леммингов, например, имеют чисто физиологическую природу, происходя только при перенаселении и катастрофическом сокращении кормовой базы, когда популяции грозит гибель от эпизоотии. Инстинкт самоограничения численности популяции в какой-то момент может быть более сильным побудителем, нежели инстинкт самосохранения отдельной особи.

* * *

Следует обратить внимание и на то, что инстинкты не просто заставляют человека совершать определенные действия, но они и взаимодействуют друг с другом. Например, после удовлетворения голода маленький ребенок подвержен власти борющихся друг с другом инстинктов – инстинкта познания и экономии сил. Первый побуждает его исследовать окружающий мир, даже если он еще не способен ходить – малыши все, что находится в зоне досягаемости, щупают, нюхают, тянут в рот. Второй инстинкт обязывает их поспать, ибо сон позволяет экономить силы. Но засыпают они, лишь утомившись физически и эмоционально, занимаясь познанием или созиданием. К тому же разные инстинкты в каждом индивидууме проявляются с разной силой, хотя принципы их действия абсолютно одинаковы, благодаря чему у людей проявляются индивидуальные особенности уже в самом раннем возрасте. Высоты боятся все люди – каждый рефлекторно отпрянет от края обрыва, повинуясь инстинкту самосохранения. Но кто-то получает большое наслаждение, занимаясь альпинизмом или парашютным спортом, а кого-то мутит, когда он поднимается на пятый этаж.

Почему люди не всегда пользуются бесценным подарком природы – разумом? Дело в физиологии. Любое животное обладает инстинктом экономии сил, который заставляет его пребывать в состоянии покоя при отсутствии раздражающих факторов (чувства голода, опасности попасть в лапы хищника, необходимости спариться и т. д.). Люди тоже стремятся пребывать в состоянии покоя и умиротворения, любят пассивно отдохнуть – это стремление к релаксации обусловлено инстинктами. Инстинкт экономии сил позволяет животному сохранять энергию, не тратить ее зря, и он заглушает у хищников охотничий инстинкт сразу после утоления голода. Благодаря этому инстинкту численность животных на планете стремится к максимуму, ведь кормовая база ограничена, и чем меньше животное съест, тем больше достанется его собратьям и другим видам.

Попробуйте поместить в аквариум щуренка и небольшую рыбешку. Неделю щука будет дремать, стоя на месте. А потом – вжик, и хватает свою добычу. И снова несколько дней хищник не проявит никакой активности, даже если у его носа будут резвиться несколько мальков. Окунь – более суетливая рыба и, кажется, более жадная. Бывает, поймаешь окуня, а у него из пасти рыбешки непроглоченные выпадают. Брюхо набито настолько туго, что проглотить их он уже не может. Почему утоление голода не заглушает охотничий инстинкт? В дело вступает стадный инстинкт. Окунь охотится стаей, гоняя малька возле поверхности. То, что вывалилось из пасти одного, тут же схватят другие, менее крупные или более голодные особи. Если окунь охотится в одиночку, то тратит больше сил для насыщения. Поэтому в нем стадный инстинкт развит, в то время как у щуки-индивидуалистки, наверное, полностью атрофирован. Но по окончании фазы активного питания – жора окуневые стаи рассыпаются, крупные хищники уходят дремать на глубину, мелкие в траву. В этот период рыбаки ищут места их стоянок, а не гоняются на лодках за стаями чаек (чайки охотно участвуют в окуневых пиршествах, обозначая этим места присутствия стаи окуней).

* * *

У человека инстинкт экономии сил значительно ослаблен по сравнению с другими биологическими видами. Природа как бы стимулирует человека к познанию, созиданию, избыточному для нужд выживания и приспособления к окружающим условиям. Но все ли чувствуют этот зов природы в равной степени? К большому сожалению, по мере взросления современный человек отдает себя во власть инстинкту экономии сил, становится все менее деятельным и любопытным. По логике базовых, самых примитивных биологических механизмов, лежащих в самом основании нашей психики, нет смысла суетиться, если тебе не грозит голод, смерть в лапах хищника, если условия жизни комфортные и стабильные.

Именно поэтому разум становится, как бы это ни выглядело парадоксальным, лишним современному урбанизированному человеку. Ведь процесс мышления требует колоссальных энергозатрат – мозг, занимающий 2 % от массы тела, потребляет 20 % всей энергии. Напряженная интеллектуальная работа выматывает больше, чем мышечные упражнения или физический труд. Поэтому в умственной деятельности подавляющего большинства человеческих особей ныне возобладает принцип экономии мышления. Попросту говоря, человечество стремительно тупеет, деградирует, все более оскотинивается, утрачивает способность контролировать свои инстинкты с помощью разума. Научно выражаясь, уровень примативности человека возрастает. Примативность определяет степень подверженности индивида инстинктивным моделям поведения по отношению к рассудочным. Развитый человек обладает низким уровнем примативности.

В начале прошлого века в мире было модно увлечение доктринами социального энергетизма. Троцкий вывел довольно глупую концепцию, по которой все изобретения человек сделал благодаря своей лени. В своей работе «Терроризм и коммунизм» он писал об этом так: «По общему правилу, человек стремится уклониться от труда. Трудолюбие вовсе не прирожденная черта: оно создается экономическим давлением и общественным воспитанием. Можно сказать, что человек есть довольно ленивое животное. На этом его качестве в сущности основан в значительной мере человеческий прогресс, потому что если бы человек не стремился экономно расходовать свою силу, не стремился бы за малое количество энергии получить как можно больше продуктов, то не было бы развития техники и общественной культуры. Стало быть, под этим углом зрения лень человека есть прогрессивная сила».

Стадный инстинкт у тупеющего от сытой и комфортной жизни человека тоже катастрофически слабеет. Впрочем, стадный инстинкт лежит лишь в самой основе социальных человеческих отношений, которые есть не только выражение примитивного стремления сбиться в кучу, чтобы было легче выжить, и иерархической группы инстинктов (по концепции человеческой этологии). Социум – это во многом результат генезиса инстинктов созидания и накопления – человеческое общество создало впечатляющую материальную культуру, которая не просто воспроизводит раз найденную эффективную форму, но совершенствуется и преумножается.

У братьев наших меньших формы самоорганизации внутри популяции жестко ограничиваются инстинктами. Чувство голода провоцирует у животных всплеск активности – ради пищи волк готов рыскать и день и ночь, и если добычи мало, он смелеет настолько, что наведывается к человеческому жилью. В голодное глухозимье волки способны организовываться в стаи и нападать на таких крупных и опасных животных, как лоси. Но эта способность к организации заложена в волках природой, а не является следствием роста их самосознания. Неблагоприятные условия включают стадный инстинкт – и серые сбились в кучку. Правила поведения в любой волчьей ватаге совершенно одинаковы и определяются не демократическим голосованием и даже не волей авторитарного вожака, а теми же инстинктами. Слабого, раненого и старого волка, чтоб не был обузой, растерзают и съедят его же сородичи. Так распорядилась природа.

* * *

Подведем некоторые итоги. Принципиальная разница между человеком и другими животными в том, что животные находятся во власти более или менее развитых инстинктов, а человек способен их преодолевать. Поведение человека определяется не только и не столько примитивными физиологическими инстинктами, сколько осознаваемыми ценностными ориентирами, то есть мировоззрением. Мировоззрение – система взглядов, воззрений на природу и общество, является продуктом деятельности разума и воспитания, а не результатом биохимических реакций. В этом проявляется человеческая сущность. Утрачивая ее, homo sapiens деградирует, превращаясь в скотину. Мировоззрение – вот важнейший критерий, по которому следует, на мой взгляд, классифицировать людей, и в этом контексте я склонен их делить на людей в истинном смысле этого слова и человекоподобных скотов – высоко-примативных особей. Возвращаясь к затронутой выше теме, можно сказать, что обыдление – это процесс утраты народом мировоззренческого каркаса (мировоззрение бывает не только индивидуальным, но и коллективным).

В отличие от других животных, у которых базовые навыки, необходимые для выживания, закладываются природой, для человека громадное значение имеет воспитание. Ведь рождаются все люди с физически высокоразвитой нервной системой, однако навыки высшей нервной деятельности приобретаются в течение десятилетий и только в коллективе себе подобных. В первые годы жизни малыши обладают высоким уровнем примативности, в большей степени руководствуются врожденными животными инстинктами, поэтому все выделенные мною типы инстинктов проявляются у них в наиболее яркой форме. По мере взросления же развиваются не только сложные безусловные рефлексы, но и разум, абстрактное мышление, что возможно благодаря наличию у человека второй сигнальной системы, свойственной только нашему биологическому виду.

Именно благодаря обществу человек приобретает такое важнейшие качества, как разумность, навык созидания, способность накапливать и передавать опыт другим, то есть реализует свой биологический потенциал в сфере разумной деятельности. Человек рождается абсолютным эгоистом, воспринимающим только собственное Я, и только в процессе воспитания в нем вырабатывается способность понимать интересы других, заботиться о них, сопереживать, приобретается чувство ответственности. Что можно сказать об индивиде, который не желает реализовать в себе потенциал, заложенный природой? То, что это – скот, всеядное животное, бесполезно уничтожающее кормовую базу планеты, неся тем самым угрозу существованию других биологических видов.

Что же в большей степени определяет поведение человека в социуме – разум или инстинкты? Попробуем разобраться. Так называемый рабочий класс, под которым будем понимать вообще всех людей наемного труда, в массе своей находится во власти примитивных животных инстинктов выживания. Пока в кормушке у него есть жратва, любые доводы о том, что приближается социальная катастрофа, он не воспринимает. Дело, еще раз повторяю – в физиологии. Ну, не дотягивают в массе своей двуногие россиянцы до людей по чисто биологическим критериям. Разум – это инструмент опережающего мышления. Только у человека мысль опережает действие, разум моделирует действительность, позволяет предсказать развитие событий.

Животные тоже имеют мозг, тоже мыслят, но аналитическими способностями не обладают. Они лишь реагируют на изменения окружающей среды, но предвидеть их и подготовиться к ним заранее не в состоянии, они не способны выявлять закономерности в цепи событий, устанавливать причинно-следственные связи.

* * *

Судя по всему, подавляющая часть человеческого стада РФ – отупевшие животные-недочеловеки. Они живут одним днем, интересами желудка. Сейчас быдло просто распирает от гордости, что оно жрет более жирную пайку, чем десять лет назад, и безумно благодарно за это своим хозяевам. Да, можно хорошо питаться за счет распродажи домашней утвари, но ни один здравомыслящий человек подобного делать не будет, тем более, не станет гордиться этим. Не надо обладать сверхинтеллектом, чтобы понять – страна, разбазаривающая невосполнимые природные богатства и не создающая при этом ничего, катится в пропасть. Нельзя потреблять больше, чем производишь, да еще и воровать при этом. Это возможно лишь путем уничтожения ранее созданного. Но тупые скоты этого не понимают, потому что живут примитивными инстинктами, разум у них атрофирован. Если они не обладают разумом, то считать их полноценными людьми нельзя.

Стимулом к какому-либо действию для этих двуногих прямоходящих является только резкое ухудшение условий обитания. Резкое настолько, чтобы быть замеченным. Человек (в истинном смысле слова) отличается от скотообразного homo sapiens только одним – он живет, руководствуясь не инстинктами, пусть и очень высокоразвитыми, а совестью, чувством долга, чувством ответственности, жаждой самосовершенствования, стремлением к познанию. Животное, чье развитие блокируется инстинктом экономии сил, может лишь реагировать на внешние раздражители, в то время как человек развивается, используя внутренние ресурсы и стимулы.

В этом разрезе я вижу лишь два типа людей, два класса – паразитов и созидателей, а также «деклассированный» слой вырожденцев – наркоманов, алкашей, прочих дегенератов, утративших человеческий облик, над которыми даже инстинкты утратили силу. Можно именовать два человеческих типа потребителями и творцами. Юрий Мухин подразделяет человеческий род на человекообразных животных (чижей) и Людей (с большой буквы), помещая между ними обывателей – биомассу, не имеющую собственного мировоззрения, но подпадающую благодаря стадному инстинкту под влияние либо первых, либо вторых. Можете придумать свои термины, которые вам больше нравятся. Но, как ни крути, есть особи, руководствующиеся извращенными животными инстинктами (например, алчностью) вне зависимости от уровня своего достатка и социального положения, и те, что пытаются утвердить в обществе разумные человеческие принципы.

Инстинкт накопления развит у многих животных, особенно у обитающих в условиях климата с ярко выраженной сезонностью. Рабочая пчела живет летом примерно 25 дней, однако она, повинуясь врожденному инстинкту, накапливает мед для других поколений. Зимнее же поколение пчел живет несколько месяцев, пользуясь накоплениями, сделанными предшественниками, но благодаря этому виду удается сохранить себя. У человека же инстинкт накопления приобретает порой уродливую форму, превращаясь в алчность – эгоистичную жажду потребления.

Кто стремится паразитировать на людях? Конечно, буржуй – скажут многие. А кто живет своим трудом? Соответственно, пролетарий. А кем тогда прикажете считать мента, пасущего на вокзале гастарбайтеров с целью сшибить с них полтинник? Вроде, паразит чистейшей воды, но не буржуй. Он – алчное и тупое животное, и эта алчность роднит его с самым лощеным и внешне утонченным олигархом. И проводник в поезде по марксистской классификации – эксплуатируемый пролетарий, продающий свой труд, представитель «прогрессивного класса». Но зачастую этот «прогрессивный пролетарий» стремится не освободиться от оков капитала, а всего лишь не упустить случая урвать свой кусок. Вас ни разу не обобрал проводник в поезде? Значит, вы просто не поняли этого, поверив, что комплект белья стоит 64 рубля 40 копеек, а не 54 рубля 60 копеек, как значится в заверенном печатью прейскуранте.

* * *

Большинство так называемых пролетариев по своим жизненным целям нисколько не отличаются от хапуг с Уолл-стрит. Просто у одних есть громадные возможности для паразитирования, а у других (ментов, таксистов, уличных торговцев, проводников, фабрично-заводских рабочих и т. д.) они очень ограничены. Но всякий, кто матом кроет олигархов, сам на его месте поступил бы совершенно так же – купил бы виллу, яхту, замок, шикарный «Мерседес» и т. д. Олигархов быдло ненавидит не потому, что исповедует иные жизненные ценности, а потому, что «мы делили апельсин, много нас, а он один». И те, кому досталась лишь горькая кожура, ненавидит тех, кому удалось хапнуть сладкую мякоть.

Когда олигархи проявляют «щедрость», быдло тут же начинает их беззаветно любить. Чукчи просто молились на своего губернатора Абрамовича – самого ненавистного олигарха всея РФ. Кто-то скажет: «Фи, то что его избрали гауляйтером – не его личный успех, а заслуги хорошо оплачиваемых политтехнологов». Разумеется, но манипулятивные технологии потому и успешны, что ориентированы не на личные качества кандидатов, а на животные инстинкты быдла. Почему чукчи любят Абрамовича? Потому что он вложил в ЧАО более 500 миллионов долларов. Но, сделав центром прибыли своих компаний Анадырь, он, как утверждают специалисты Счетной палаты РФ, за тот же период только на налогах совершенно законно сэкономил более миллиарда.

Но чукчам это объяснять бесполезно. Они понимают, что Абрамович – вор, но любят его не за это, а за то, что он с ними «делится». Логика у них железная: до Абрамовича регион был в заднице, а теперь худо-бедно, но жизнь в округе теплится. Поэтому всех олигархов они ненавидят, а «своего» Абрамовича любят, потому что тот потакает их животной алчности и иллюзиям, что можно хорошо жить, ничего не делая, а получая ренту за ритуальное почитание своего пахана.

Собственно, об этом писал еще Маркс, но относил эффект любви угнетенных рабочих к своим эксплуататорам на счет несознательности трудящихся. Дескать, недостаточно грамотные пролетарии склонны связывать свой личный успех с успехом «своего» буржуя. Будут хорошо идти дела у него – будет расти зарплата и у них, пусть даже и в ущерб рабочим конкурента.

Но основоположник марксизма забыл указать, что «несознательные» рабочие, руководствующиеся животными инстинктами, всегда и везде составляют абсолютное большинство. И они вовсе не спешат становиться сознательными. Поэтому всякое обострение классовой борьбы имело своей причиной не абстрактное «повышение сознательности», а исключительно ухудшение качества похлебки. В этот момент любовь к «своим» буржуям ослабевает, чем пользуются «продвинутые» рабочие, предлагая альтернативный вариант справедливого раздела апельсина по принципу «одна долька – в одни руки».

Этим они на некоторое время завоевывают любовь и поддержку толпы, чем пугают буржуя и заставляют его быть более щедрым. Как только тот начинает щедрее делиться, симпатии сытого пролетария вновь оказываются на его стороне и классовая борьба сходит на нет.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 2.8 Оценок: 5
Популярные книги за неделю

Рекомендации