Электронная библиотека » Айрис Джоансен » » онлайн чтение - страница 9


  • Текст добавлен: 3 октября 2013, 19:51


Автор книги: Айрис Джоансен


Жанр: Исторические любовные романы, Любовные романы


Возрастные ограничения: +18

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 9 (всего у книги 26 страниц) [доступный отрывок для чтения: 10 страниц]

Шрифт:
- 100% +

– Неужели я стану обвинять тебя в чем бы то ни было после того, как ты позволила мне поиграть с тобой, подобно шейху со своей наложницей. – Он закутал ее в полотенце и повел к двери. – А теперь скорей в постель, пока ты не простудилась.

Генри Ле Клерк смотрел на них с откровенно скучающим выражением на лице. Кэтлин видела, как его длинные тонкие пальцы рассеянно поигрывают ножом для разрезания бумаги из слоновой кости. С момента их встречи его лицо последовательно меняло выражение – от обычной вежливости к легкому нетерпению и наконец к откровенному желанию поскорее распрощаться с ними.

Алекс замолчал, закончив свою тираду, в которой коротко и ясно изложил программу.

– Ваше предложение чрезвычайно заманчиво, месье Каразов. Только поэтому я и выслушал его до конца, несмотря на занятость. – Ле Клерк пожал плечами. – К сожалению, я всего лишь бедный художник, который должен думать о хлебе насущном.

«Бедный художник» носил часы марки «Ролекс», а на его столе красовалось пресс-папье с огромным рубином в виде голубя, заметила про себя Кэтлин. Она успела за время разговора оглядеть его кабинет. Ковер винного цвета и бежевые занавески создавали идеальный фон для простой сосновой мебели. На той стене, что находилась напротив Кэтлин, все пространство от пола до потолка занимали полки с коллекцией старинных, редкой красоты флаконов, выстроившихся рядами.

Войдя в кабинет, Кэтлин хотела сразу подойти к этим полкам, но Ле Клерк предложил им сесть.

Алекс улыбнулся и слегка подался вперед:

– Мы здесь как раз для того, чтобы убедить вас в том, насколько выгодно наше предложение. Думаю, что сумма привлечет вас, заставит отложить некоторые из заказов и взяться за наш. Если же деньги не самое для вас главное…

– Деньги решают все, – ответил Ле Клерк. – Но у меня, к сожалению, нет времени и возможности взяться за работу над новым проектом. Я постоянно занимаюсь разработкой упаковок для фирмы «Коти» и уже пообещал рассмотреть предложение Герлена.

Алекс сделал вид, что не замечает вежливого отказа. И все равно Кэтлин видела, что разговор вот-вот закончится, и не в их пользу. Она принялась разглядывать стоящие на полках флаконы.

– Я не предлагаю вам бросить «Коти», а только…

– Месье Ле Клерк, – прервала Алекса Кэтлин и, указывая на флаконы, спросила: – Вы позволите мне взглянуть на них поближе?

Мужчины одновременно обернулись в ее сторону.

– Простите. – Она стремительно подошла к полке и застыла, рассматривая один из старинных флаконов.

Алекс развел руками.

– Страсть к древностям способна пересилить деловой интерес, – попытался извиниться он перед Ле Клерком.

У Кэтлин не было возможности объяснить Алексу, что они неправильно повели разговор. Она поняла, в чем их ошибка: Ле Клерка не соблазнишь большими деньгами, потому что он не делец, а настоящий художник. И она придумала, как сыграть на этой струнке.

– Наоборот, мне очень приятно, что мадемуазель заинтересовалась моей коллекцией. Это моя гордость. – Ле Клерк поднялся, тоже прошел к полкам и встал рядом с Кэтлин. – Я начал собирать ее чуть ли не с самого детства. Мало кто может понять и представить, сколь искусным должен быть мастер, который придумывает вместилище для ароматических веществ. – Он показал на небольшую глиняную вазу. – Вот это, например, сосуд для хранения ароматических масел, который нашли в гробнице жены фараона.

– Вы не могли бы сказать, откуда вот этот? – Кэтлин указала на флакон из серебра, у которого пробкой служил грушевидной формы сапфир.

Ле Клерк улыбнулся:

– У вас хороший вкус. Я приобрел эту вещицу пару лет назад на одном из аукционов. – Он покачал головой. – Вот когда мне очень пригодились бы ваши деньги. На него ушел весь мой годовой заработок. Он принадлежал…

– Марии-Антуанетте, – закончила за него Кэтлин, разглядывая флакон. – Был еще один, точно такой же, но с пробкой из рубина.

– Он исчез, скорее всего был украден, когда солдаты национальной гвардии ворвались в Версаль. Но откуда вам известно о втором флаконе? Вы коллекционер?

Кэтлин покачала головой:

– К этому флакону у меня особый интерес.

Алекс догадался, куда направляет разговор Кэтлин, и подхватил:

– Жан Марк Андреас? Я угадал?

Кэтлин в который раз подивилась, с какой фотографической точностью отпечатываются в его памяти сведения, о которых он читает. Он сразу вспомнил страницу из дневника Катрин, где упоминалось об этом флаконе.

– Считается, – с интересом глядя на Кэтлин, сказал Ле Клерк, – что эти духи подарил Марии-Антуанетте ее брат Жозеф.

Кэтлин отрицательно покачала головой:

– Имена двух королевских особ, причастных к истории этого флакона, несомненно, увеличивают его ценность. Но его появление связано совсем с другим человеком.

– Вы так уверенно говорите. Значит, вам известна эта тайна, – проговорил еще более заинтригованный Ле Клерк. – Надеюсь, вы понимаете мои чувства коллекционера. Мне очень хочется знать, каково происхождение этого флакона.

– Конечно, я не смею утверждать со всей определенностью, но все же описание именно такого флакона приводится в дневнике, который хранится в архиве нашей семьи, – спокойно сказала Кэтлин.

– И вы говорите, что их было два? – Ле Клерк казался чрезвычайно заинтересованным. – И вы знаете доподлинную историю?

– Конечно. Ведь эти флаконы были наполнены духами, созданными в нашем Вазаро. – Она улыбнулась. – Вы увидите, что истинные события намного интереснее и ярче тех, что были выдуманы потом.

– Аукционер уверял, что это были любимые духи королевы. Духи из розовых лепестков.

– Хотя прежде она предпочитала духи из фиалок.

Ле Клерк улыбнулся:

– Кажется, нам есть о чем поговорить. Не согласитесь ли вы и месье Каразов пообедать вместе со мной?

Глядя на его оживленное лицо и сияющие глаза, Кэтлин воспряла духом. Счастливый случай, подаренный судьбой, вывел их из тупика.

«Дай им то, что они хотят, и взамен получишь то, что нужно тебе».

Кэтлин посмотрела на Алекса, который не сводил с нее задумчивого взгляда, и обернулась к Ле Клерку:

– Думаю, наша беседа за столом будет более непринужденной, если мы сначала закончим обсуждение того вопроса, с которым мы к вам пришли.

И когда они через три часа выходили из кабинета, то у них не оставалось сомнений в том, что Ле Клерк сделает все мыслимое и немыслимое, чтобы через месяц образец флакона и коробки появился у них на столе.

Кэтлин снова не было рядом с ним в постели.

Алекс знал, где она.

Укоризненно покачав головой, он посмотрел на пустую подушку, откинул покрывало и, сидя на постели, потянулся, расправляя плечи.

Вскоре он не спеша спускался по ступенькам в холл. Было уже около четырех часов утра. Мало того, что Кэтлин до изнеможения работала с рассвета до заката, продумывая до последней мелочи план презентации в Версале, которая должна была состояться уже на следующей недели, – среди ночи она еще ухитрялась тихонько пробираться в кабинет, чтобы любоваться на эти дурацкие снимки. Он распахнул дверь кабинета.

Кэтлин, склонившаяся над столом в своей длинной ночной рубашке, подняла на него глаза с виноватым видом нашалившего ребенка.

– Немедленно в постель! – приказал он непререкаемым тоном. – Сию минуту! – Подойдя к столу, он отобрал у нее увеличительное стекло. – Ты же сама говорила, что на десять утра у тебя назначена встреча с представителем фирмы, который будет обслуживать презентацию.

– Я не могла уснуть. Должно быть, сказывается то, что я перестала работать физически. – Нервное напряжение и в самом деле словно наэлектризовывало ее. – После долгих лет работы на полях у меня набралось столько сил, что я, наверное, могла бы, взявшись за дело, вычистить весь Париж.

– Именно поэтому ты тайком прокрадываешься в кабинет и таращишься на эти снимки? В третий раз за эту неделю!

– Не думала, что ты заметил.

– Я замечаю все. – Он посмотрел на дюжину снимков, разбросанных по столу, и на блокнот с пометками, написанными быстрым почерком Кэтлин. – Ты ведь жаловалась, что снимки оказались плохого качества.

– Но лучше, чем ничего. И, кажется, они помогают прояснить одну вещь…

– … что ты измотана до предела, – закончил он вместо нее.

– Повторяю тебе, что я не устала.

– Ты просто не чувствуешь, потому что у тебя нервы натянуты как струны.

– Может быть. – Она потерла глаза тыльной стороной ладоней. – Скорее всего я устала от ожидания. Мне так, нужны дневники. Мне необходимы, как воздух, дополнительные материалы. Я задыхаюсь без них.

Алекс думал, что она, как случалось прежде, попытается перевести разговор с Танцующего Ветра на что-нибудь другое, но после короткой паузы Кэтлин продолжила:

– Семье Андреас всегда удавалось сохранить в секрете то, что им было известно о Танцующем Ветре. Образцом их скрытности может служить книга Лили Андреас. Она ухитрилась рассказать обо всем и ни о чем.

– Ну а как насчет твоей курсовой работы «Танцующий Ветер в истории»?

– Это все описание слухов, легенд, но у меня нет никаких сведений об истории его происхождения. Первое упоминание о Танцующем Ветре восходит к Трое, когда Андрос бежал из гибнущего города со статуэткой и с женщиной, имя которой переводится как «прекрасная».

– Андрос?

– Да, первый из рода Андреасов. Принято считать, что он был морским разбойником и его захватили в плен троянцы. Когда разразилась война, он находился у них в плену.

– Он был греком?

– Не знаю. Его должны были приговорить к смерти во время осады. Но брат царя – Парадигн – вручил Андросу статуэтку и показал подземный ход, по которому тот выбрался за пределы города.

– Почему он отпустил его?

– Тоже не знаю. – В голосе ее прозвучала досада. – Здесь столько вопросов, на которые нет ответов!

– Возможно, нет ответа и в дневниках, которые ты так ждешь, Кэтлин. Почему ты так стремишься разгадать эту тайну, словно речь идет о жизни и смерти? И еще говоришь, что я страдаю от чрезмерного любопытства.

Она, не принимая шутливого тона, серьезно посмотрела ему в глаза:

– Это не любопытство, это… – Она замолчала и потупила глаза. – Он пытается мне что-то сказать.

– Не понял?

– Ну вот, ты смотришь на меня так, словно боишься, не повредилась ли я в уме.

– Но вообще-то это и в самом деле попахивает…

– Вот поэтому я и не хотела тебе ничего рассказывать. – Теперь она снова смотрела на фотографии. – Впервые мне на глаза попался снимок Танцующего Ветра, когда мне было восемь лет. Я наткнулась на него в книге Лили Андреас. И с тех пор я не расставалась с ней ни на минуту. Повсюду носила ее с собой… Мне не хочется лишаться того, что так много значит в моей жизни.

– Пегас – сказочной красоты статуэтка. Она вполне могла заворожить любого впечатлительного ребенка. Крылатый конь, который может унести тебя к звездам.

– Не совсем так. В нем была… Кажется, что ему известна некая тайна… – Кэтлин беспомощно пожала плечами и подняла на него глаза. – И он ждет, когда я разгадаю ее.

– И?

– Ты не понимаешь? Большинство самых влиятельных людей, которых знает история, стремились завладеть им, потому что считали, что он является не просто символом власти, но помогает добиться и удержать ее в руках. Очевидно, у них были какие-то основания так считать.

– Чем больше слухов и легенд, тем сильнее распалялось воображение каждого следующего правителя. И, заполучив статуэтку, он тем самым как бы подтверждал и свое могущество, и право на власть.

– Нет. Это слишком простое объяснение. Я не хочу сказать, что его занесли пришельцы из космоса или что он появился как чудесное знамение. Но он существует. Кто-то создал его. И должна быть причина, почему он оказывает такое сильное воздействие. Ответ скрывается в надписи.

– Да. Рецепт, как достичь величия… – Алекс оборвал себя на полуслове, заметив, как изменилось выражение ее лица. После стольких месяцев упорного молчания, нежелания заговаривать с ним на тему, которая так много значила для нее, она наконец доверилась ему, а он…

– Пора спать, – он привлек ее к себе. – У тебя еще много времени впереди. Танцующий Ветер странствует по свету уже тысячи лет. Будем надеяться, что до завтра он никуда не денется.

Она вздохнула:

– Ты не веришь, что такое возможно? Но тогда почему Александр Македонский с маниакальным упорством стремился завладеть Танцующим Ветром?

– Видишь ли, я рос в иных условиях, чем ты. Я не засыпал среди цветущих роз, убаюканный сказками о крылатом коне, способном творить чудеса. Вот почему все мои суждения всегда основываются только на строгих логических умозаключениях, а не на чувствах, не на ощущениях. – Он остановился у поворота лестницы и нежно провел по ее шее пальцем. – Но мне очень бы хотелось поверить в то, во что веришь ты. Докажи мне это, Кэтлин.

Она напряженно смотрела на него, пытаясь понять, говорит ли он всерьез или опять смеется над ней, и вдруг ее лицо озарилось сияющей улыбкой.

– Хорошо. Вот увидишь, что я права. – Она стала подниматься по ступенькам. Потом остановилась и посмотрела на него: – А ты почему не идешь спать?

– Сейчас. Только сложу фотографии и выключу свет. – Он усмехнулся. – Многолетняя привычка держать фрагменты мозаики так, чтобы они случайно не перемешались.

– Я больше не стану заниматься снимками, пока Питер не пришлет дневники. – Улыбка пробежала по ее губам. – И почему, сколько я ни звоню, мне отвечает автоответчик?

– И он ни разу не перезвонил тебе?

– Нет. Только высылает кипы фотографий – одну пачку за другой.

– Может быть, он просто вежливо водит тебя за нос?

– Есть немного, – улыбнулась она. – И это очень нехорошо с его стороны. – Она дошла до верхней площадки и снова обернулась, чувствуя, что он продолжает смотреть на нее. – Алекс, я боюсь…

Он нахмурился:

– Это уже становится смешным…

– Я не о Танцующем Ветре. Сегодня днем ты должен получить от Ле Клерка образцы флакона и коробки. Что, если они окажутся недостаточно хороши?

– А что, если Танцующий Ветер родился от удара молнии? – улыбнулся Алекс. – Та же вероятность. Ле Клерк – блестящий мастер. Забудь о своих страхах и ложись спать.

Она робко улыбнулась и скрылась за дверью спальни. Он все еще стоял у лестницы, глядя ей вслед. При той сдержанности и замкнутости, которые отличали Кэтлин в том, что касалось Танцующего Ветра, ее нынешнее признание равносильно бесценному подарку.

Он повернулся и вошел в кабинет. Сложив фотографии аккуратной стопкой, он убрал их в средний ящик стола, потом вернулся к двери и выключил свет.

И в этот самый момент зазвонил телефон. Алекс стоял, глядя на аппарат и раздумывая, что это может значить. Только Гольдбаум и мать Кэтлин знали этот номер. И ни один из них не стал бы звонить среди ночи, если только не произошло что-то чрезвычайное.

Он поднял трубку.

– Алекс, мой мальчик! Слышал, что ты интересовался моей особой.

Он замер, словно в него ударила молния.

– Ледфорд?

– А кто же еще?

Алекс так сжал трубку, что костяшки пальцев побелели:

– Подонок! Не советую тебе попадаться мне в руки.

Ледфорд хохотнул:

– Чувствую, что тебе пришлась не по душе моя небольшая импровизация с Павлом. Я пошел на это только ради твоей собственной пользы. Ты не пожелал принимать меня всерьез, и я показал, с кем ты имеешь дело. Тебе пришлось рыскать по всему миру, чтобы найти хоть кончик моего хвоста. Я мог бы водить тебя за нос еще долго, но вот не смог удержаться от искушения. А все дурацкое нетерпение.

– Как ты узнал, где я?

– У меня есть свои источники, как и у тебя. Так что предупреждаю заранее, у тебя руки коротки, чтобы дотянуться до меня.

– Что ж, тогда подскажи, где тебя искать.

– О нет! Это все испортит. Я еще готовлюсь к поединку.

– Это не поединок.

– Нет, именно поединок. Как те шахматные баталии, что мы вели в Квантико. Только ставки иные. – Он помолчал. – Мне бы хотелось, чтобы ты знал: те времена, когда мы работали с тобой вместе, были самыми счастливыми для меня.

«Спокойно, – сказал себе Алекс, – этот ублюдок нарочно дразнит тебя. Впрочем, пусть говорит как можно больше: какая-нибудь мелочь выдаст его».

– И в какую же игру мы играем теперь?

– В прятки. Или в кошки-мышки. Назови как хочешь. Я мечтаю только о том, как бы отыграться. – Он помолчал. – Ты еще увидишь, какой милый подарок я приготовил для тебя сегодня… Ты спрашиваешь, откуда я звоню? Так вот – я говорю с тобой из Афин. Но к тому времени, как ты здесь окажешься, меня уже не будет в городе. Кстати, я приготовил маленький сюрприз. Обожаю делать подарки. Надеюсь, он тебе придется по душе. Он лежит под дверью.

– Подожди, скажи мне…

– Пока! – И Ледфорд положил трубку.

Алекс отшвырнул телефон и бросился к входной двери.

На ступеньках лежал изящный сверток, перевязанный красной атласной лентой: голубой кашемировый шарф – точно такой, что был затянут на шее Павла.

8

– Ты уже видел его? – нетерпеливо спросила Кэтлин, встречая Алекса у входной двери. Ее взгляд не отрывался от небольшого пакета в его руках. – На что он похож?

– Видел, видел, – ответил Алекс, закрывая за собой дверь. – И если ты перестанешь пытать меня на пороге, а пройдешь в гостиную, то сможешь и сама взглянуть на него своими собственными глазами.

– Я просто вне себя от нетерпения! – Кэтлин быстро прошла следом за ним в холл. – Прошел уже месяц, а он не соизволил прислать нам даже чернового наброска. Мы не видели ни одного эскиза.

– Но я не в обиде на него. – Алекс поставил сверток на стол и начал осторожно разворачивать его. – Мне нравится видеть тебя такой возбужденной.

Кэтлин бросила в его сторону быстрый взгляд. Но по выражению его лица поняла, что в словах Алекса не было подтекста, ему в самом деле доставляло удовольствие ее чисто детское нетерпение при виде долгожданного свертка. И все-таки Кэтлин показалось, что он чем-то озабочен.

– Что-то не так? Тебе не понравилась сама коробка или флакон?

– Напротив. Ты будешь в восторге. – Он поднял крышку и вынул прокладки из полистирола. – Смотри!

Ле Клерк выполнил хрустальный флакон в форме пирамиды. Прозрачная поверхность была обработана столь непостижимым образом, что Кэтлин показалось, будто она смотрит в чистейшую озерную глубину. Она прикоснулась к поверхности флакона пальцем:

– Как чудесно! А почему пирамида?

– Ле Клерк решил, что это сразу вызывает воспоминание о египетских пирамидах, а значит, о вечной загадке, о бесконечности времени, о тайнах, которые скрывает прошлое. Поэтому и золотая надпись – название – стилизована под иероглифы. – Он вытащил небольшую точеной формы коробочку. – А это футляр. Что ты скажешь о нем?

– Изу-ми-тельно!

Картон был обработан таким образом, что создавал полную иллюзию фактуры испещренного временем серовато-серебристого камня. Тончайшее напыление создавало непередаваемую игру света и теней. Послеполуденный луч солнца, скользнувший по поверхности, словно бы заставил заговорить молчавший в течение веков камень. Алекс улыбнулся:

– А теперь – самое главное. – Он осторожно развернул самый последний и самый маленький пакетик. – Это Пегас. Ле Клерк решил, что не стоит подражать оригиналу. Лучше создать свой собственный образ. Он, конечно, повторяет позу Танцующего Ветра и сразу вызывает воспоминание о нем, но одновременно и сам по себе – произведение искусства, а не дешевая копия оригинала.

– Ле Клерк – гений, – прошептала Кэтлин, разглядывая фигурку крылатого коня. – Какие легкие линии, какое изящество. И самое главное – ему удалось добиться удивительного эффекта: будто конь высматривает кого-то. Будто ждет встречи с кем-то. Просто волшебство!

– Когда речь заходит о Танцующем Ветре, ты сразу впадаешь в экстаз!

– А как же иначе! – улыбнулась Кэтлин. – Танцующий Ветер и Вазаро – это почти одно и то же. Что ты так смотришь на меня?

– Просто ты мне очень нравишься такой… Я отправил Андреасу по экспресс-почте второй экземпляр флакона и упаковки с просьбой выслать контракт. Думаю, у него не возникнет никаких возражений против работы Ле Клерка.

– И я тоже так думаю. – Кэтлин взяла в руки коробку и погладила пальцем ее поверхность. – И как только ему удалось создать такую фактуру? Нам удивительно повезло, что он согласился с нами работать.

– При чем здесь везение? – Алекс осторожно вложил флакон в футляр. – Он настоящий художник. Его вдохновили твои духи, история, связанная с ними, которая протянула ниточку от Марии-Антуанетты к нашему времени. Ему захотелось создать нечто достойное того, что уже было. Как бы вступить в соревнование со старыми мастерами. Ты удивительно точно нашла ту струну, которая сразу отозвалась в его душе. Все понимают, что он хороший мастер. Но еще не все осознают, какой он тонкий художник. Наши духи заставят обратить на него внимание. Его работы еще больше поднимутся в цене.

– Мы нашли то, что ему нужно?

Алекс кивнул:

– Если бы не ты, он бы указал нам на дверь. Заговорив о духах Марии-Антуанетты, ты дала ему понять, что и твои «Вазаро» могут прославить его имя и принести ему шумный успех.

– Я начинаю верить, что твоя формула работает безотказно.

– Да, она работает. – Алекс отвернулся от нее, закрывая сверток. – Иногда…

Кэтлин уловила что-то недоговоренное в его фразе.

– Что-то не так?

Он отвел от нее взгляд.

– Я попросил Андреаса выслать подписанный контракт тебе в Вазаро и уже забронировал на завтра один билет до Ниццы. Будет неплохо, если ты позвонишь Жаку, чтобы он встретил тебя в аэропорту.

Кэтлин растерянно смотрела на него:

– Я не совсем поняла…

– Тебе надо уехать из Парижа. – Алекс все еще не мог заставить себя посмотреть ей в глаза. – А я закончу здесь дела по выпуску флакона и сосредоточу все силы на организации серии материалов в газетах и журналах. Со всем этим я справлюсь один. Тебе не обязательно сидеть здесь.

Кэтлин подумала, что все то время, пока Ле Клерк занимался их заказом, в ее присутствии не было необходимости. Просто Алексу хотелось, чтобы она была рядом. А теперь это желание у него исчезло. Она уже не нужна ему.

Кэтлин тоже отвела глаза в сторону:

– Очень хорошо. Я так соскучилась по Вазаро. И когда мне надо будет вернуться сюда?

– Через две недели. К третьему октября. Когда закончатся все приготовления к презентации и пресс-конференции.

Слова Алекса прозвучали настолько неожиданно, что вышибли ее из седла, она совсем забыла про Версаль и презентацию. А ведь она вложила в подготовку столько труда. Гнев и негодование вспыхнули в ее груди. Какого черта она должна подчиняться ему? Кто он такой?

– Нет! – гордо выпрямилась Кэтлин. – Я не собираюсь ехать в Вазаро только потому, что тебя больше не устраивают наши отношения. – Она повернулась и взглянула ему прямо в лицо. – Это мои духи. Я остаюсь в Париже.

И я имею право поступать так, как мне хочется, несмотря на то что надоела тебе. – Она с вызовом смотрела на него.

– С чего ты взяла, что ты мне надоела? Откуда вдруг эти фантазии? – Голос Алекса звучал несколько грубовато. – Просто будет лучше, если мы какое-то время поживем отдельно.

– Ты будешь занят. И я буду занята. – Кэтлин заставила себя улыбнуться. – Мы даже можем не видеться все это время в Париже. – Она повернулась и направилась к двери. – Я поеду в Вазаро, но только на один день, чтобы дать маме подписать контракт. А потом я привезу его сюда и перееду в «Континенталь», где ты уже забронировал номера для Челси и Джонатана.

– Я хочу, чтобы ты уехала из Парижа и оставалась в Вазаро до самой презентации в Версале.

– Мало ли чего ты хочешь! Не все же твои желания должны исполняться!

– Кэтлин! Я не могу тебе объяснить, но есть причины, по которым тебе не стоит оставаться здесь. – Грустные нотки прозвучали в его голосе. – Причины ив самом деле очень серьезные.

– Тогда тем более мне имеет смысл остаться в Париже. – Она выскочила из комнаты и стремительно взлетела вверх по лестнице. Через мгновение хлопнула дверь ее комнаты.

Кэтлин, бросившись к шкафу, где стоял ее чемодан, начала скидывать в него в полном беспорядке свои вещи. Чем быстрее двигаться, тем скорее уйдет боль в груди. Да и какое право она имела обижаться? Алекс с самого начала предупредил, чтобы она не строила себе иллюзий на его счет. Единственное, что связывало их, – это секс.

И все же бывали дни, когда ей начинало казаться, что их отношения – это нечто большее, чем просто взаимное влечение. Когда они гуляли по набережным, закусывая в маленьких открытых кафе, и пытались представить, как будет выглядеть жизнь в Европе после исчезновения всех барьеров между странами, когда они, смеясь, спорили об искусстве, политике, религии и культуре, их дружба становилась все крепче…

Вот именно. Она нашла то самое заветное слово. Дружба. Кэтлин несколько раз повторила это слово. И как горько осознавать, что ты наскучил своему другу. Вот отчего эта невыносимая боль в груди.

Кэтлин швырнула чемодан на кровать и принялась укладывать свои вещи. Все, что надо, уже сделано. Может быть, и впрямь самое лучшее для нее – пожить оставшееся время у себя?

Алекс прав. Им необходимо на время расстаться.

В комнату постучали. Алекс вошел со строго сжатыми губами и закрыл за собой дверь:

– Мне надо кое-что сказать тебе, Кэтлин!

– Так, значит, ты решил использовать меня? – прошептала Кэтлин, выслушав историю Алекса.

Он вздрогнул.

– Да. И не собираюсь отрицать своей вины. Я сознательно выбрал тебя, задумав план этой операции.

– Но почему?

– Я же тебе рассказал, как был убит мой друг Павел. Это произошло потому, что я нащупал ниточку, связывающую… Одним словом, это произошло по моей вине. Пытаясь решить головоломку, я слишком увлекся теорией, меня обрадовало, что я угадал, какие связи существуют между террористами из «Черной Медины» и похитителями произведений искусства. По почерку и по некоторым приметам я угадал человека, который был причастен ко всему этому и с которым я работал в ЦРУ. Его зовут Брайэн Ледфорд. Он убил Павла мне в назидание, чтобы заставить прекратить дальнейшие поиски в этом направлении.

– А Танцующий Ветер?

– Ледфорд давно бредил им. Я знал, что только таким образом смогу выманить его из подполья. Появится Танцующий Ветер – вынырнет и Ледфорд.

– И ты решил использовать меня и Джонатана, чтобы заполучить Ледфорда?

– Да.

– Боже! – она закрыла глаза. – Значит, все это время я была просто марионеткой!

– Я не собирался причинять тебе боль, Кэтлин, – сказал он хриплым голосом.

– И тем не менее причинил. – В глазах ее сверкнули слезы. – Кто дал тебе право вертеть нами всеми по своему хотению?

– Но я не только брал, – заметил он. – Позволь напомнить, что я честно выполнил все свои обещания.

Она горько рассмеялась:

– О да! Вполне в твоем духе: ты – мне, я – тебе. – Голос ее оборвался на последнем слове. Она хотела добавить что-то еще, но сдержалась. – А теперь хватит. Закончим на этом.

– Но в наших отношениях я не лгал тебе, Кэтлин.

– Я не верю тебе. Боже, как все запуталось! И что же теперь делать?

– Ты должна уехать. Тебе небезопасно оставаться здесь.

– Почему? Ледфорд твой враг, а не мой.

– Он… извращенец. Он убил Павла только потому, что тот был моим другом. Потому что я был привязан к нему и дорожил этой дружбой. Ледфорд не мог простить, что я предпочел ему Павла.

– Тогда скажи ему, что я ничего не значу для тебя. Скажи, что ты лишь использовал меня. Это ему понравится, не так ли?

– Кэтлин… – Он замолчал, беспомощно пожав плечами. – Зачем, как ты думаешь, я рассказал тебе всю правду? Я ведь мог промолчать. Помнишь шарф, что положили на ступеньки у двери? Теперь я не могу ручаться за твою жизнь. В Вазаро ты будешь в безопасности.

– А если я не уеду?

– Реклама Танцующего Ветра появится в завтрашних газетах. И с этой минуты твоя жизнь будет находиться под угрозой. Даже если я постоянно буду рядом, это не может гарантировать тебе полной безопасности.

– Я и не прошу никаких гарантий. – Она присела на край кровати, сжимая пальцами виски. – Мне надо понять, как будет лучше.

– Лучше всего, если ты вернешься в Вазаро.

– Нет, это не выход.

– Но почему? Надеюсь, ты не собираешься звонить Джонатану и сообщать о Ледфорде?

– Нет. Сейчас уже поздно что-либо менять. Танцующий Ветер нужен мне для того, чтобы спасти Вазаро. Думаю, ты догадывался о том, что я не стану ни о чем говорить Джонатану?

– Да.

– Ты знал, на какие кнопки нажимать. – Вымученная улыбка появилась на ее губах. – Видишь, я стала твоей сообщницей.

– Я попытаюсь загладить свою вину.

– Ты? Ну нет! – Сжав кулаки, она шагнула к нему. – Раз уж Танцующий Ветер окажется здесь из-за меня, то я сама возьмусь охранять его. И я не позволю тебе обманывать Джонатана!

– Я и не собирался!

– Откуда я знаю, что у тебя на уме! – Она впилась в него взглядом. – Нельзя, чтобы статуэтку украли! Ты можешь охотиться за своим маньяком, но это не должно касаться никого, кроме вас двоих. Ты понял меня?

– Без сомнения.

– Хорошо. – Она отвернулась, давая понять, что разговор окончен. – Будь добр, выйди отсюда, пока я не упакую вещи. У меня нет желания тебя видеть. А потом отвезешь меня в аэропорт.

Он очень больно ранил ее.

Алекс, положив руки на руль, смотрел, как Кэтлин поднялась по ступенькам и вошла в здание аэропорта. Не оглянулась, не помахала рукой на прощание. На лице ее застыла маска холодной отчужденности.

Единственное, что ему хотелось сейчас, – это чтобы Кэтлин оставалась в Вазаро до начала презентации. Возможно, Ледфорд решит, что Кэтлин значит для него так же мало, как и Анжела.

Возможно. Слишком неопределенно. А он должен сделать все, чтобы уберечь Кэтлин.

Он не позволит Ледфорду использовать Кэтлин в качестве еще одного назидания.

– Мариза такая милая. Очень спокойная и нетребовательная. – Мать прошла следом за Кэтлин в ее комнату, чтобы помочь распаковать вещи. – Совершенно не похожа на дочь кинозвезды. Я предлагала ей несколько раз проехаться в Канны или Ниццу, но за эти две недели она выбралась только в Океанографический музей Жака Кусто и Монте-Карло. Все остальное время работала на поле с Жаком или бродила по окрестностям.

– Я рада, что девочка не причинила тебе лишних хлопот. Не думала, что она окажется таким покладистым ребенком.

– Ребенком? – Катрин вскинула брови. – Меньше всего это слово подходит для Маризы.

Кэтлин пожала плечами:

– Но ведь ей только шестнадцать лет.

– И все же мне показалось, что она… – Мать запнулась и, как бы между прочим, спросила: – Алекс не приехал с тобой?

– У него дела в Париже, и он знает, что я задержусь здесь всего лишь на день. – Кэтлин старалась не встречаться с матерью взглядом. – Все идет хорошо, мама.

– Я скучаю по нему, – улыбнулась Катрин. – Но зато он оставил в мое распоряжение свою машину. И мне доставляет такое удовольствие проезжать в ней по Ницце.

Кэтлин растерянно повернулась к ней:

– Алекс разрешил тебе водить ее?

– Разумеется. Он оставил мне ключи перед отъездом в Штаты. – Катрин нахмурилась. – Неужели ты считаешь, что я могла бы сесть за руль без его разрешения?


Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 | Следующая

Правообладателям!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО "ЛитРес" (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю


Рекомендации