» » » онлайн чтение - страница 9


  • Текст добавлен: 3 октября 2013, 23:13


Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Автор книги: Барбара Делински


Жанр: Современные любовные романы, Любовные романы


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 9 (всего у книги 17 страниц)

Шрифт:
- 100% +

Может быть, ей следовало вести себя более официально? Изображать из себя эдакого писаку-профессионала и покинуть поле боя сразу же после того, как Дэниэл наотрез отказался с ней сотрудничать? Но в таком случае она никогда не узнала бы вкуса его поцелуя и тепла его объятий. Хотя общение с Дэниэлом временами заходило в тупик, откуда, казалось, не было выхода, он по-прежнему вызывал у нее только добрые чувства. И это ей чрезвычайно нравилось.

Неожиданно подернутая рябью поверхность пруда сделалась гладкой, как стекло. Хотя это продолжалось всего мгновение, Ния успела прийти к решению. Кому будет плохо от того, что она и впредь станет наслаждаться обществом Дэниэла Стрэйхена? Ведь это наверняка не продлится долго. Если она не будет ожидать от их встреч чего-то там невероятного, то и душевной боли не будет, не будет и разочарований. Даже если ей в конце концов удастся выманить у него желанное интервью, то, когда выйдет номер, Дэниэл скорее всего превратится для нее в заурядного спортивного деятеля, о котором она будет вспоминать не чаще, чем о десятках прочих обитателей Бостона, когда-либо рассказывавших ей о своей жизни. С другой стороны, если она подчинится инстинкту и постарается сохранить установившуюся между ними близость в отношениях, их свидания могут продолжаться и в дальнейшем. Если, конечно, он этого захочет. Ах, это «если»! Только время сможет определить судьбу их отношений.

Поднимаясь на ноги и направляясь медленным шагом в сторону Копли-сквер, она вспомнила фразу, поставившую точку в их вчерашней встрече. «Я тебе позвоню», – сказал он тогда, но она до сих пор не могла взять в толк, что он под этим подразумевал. Выразил ли он тем самым согласие на дальнейшие переговоры по поводу пресловутого интервью? Или его слова содержали в себе обещание встречи иного, более интимного характера? То, что она ему понравилась, было ясно без слов. Тем не менее о том, что произойдет дальше, она могла только догадываться. Ей оставалось ждать его звонка и, по возможности, наслаждаться жизнью. Другими словами, вести себя так, как будто никакого Дэниэла Стрэйхена на свете не существовало.

Порадовавшись, что ей удалось прийти хоть к какому-то решению, Ния зашагала веселее и, миновав здание Бостонской публичной библиотеки, нырнула в подземный переход. Снова очутившись на воздухе в районе Правительственного центра, она почувствовала приятное успокоение. В бодром расположении духа она вернулась в офис и безропотно просидела там несколько часов, отвечая на телефонные звонки, встречаясь с людьми и занимаясь рутинной бумажной работой. Снова жизнь вернулась в привычное русло, и дела шли как по маслу, о чем говорила сиявшая на ее лице довольная улыбка.

Когда солнце начало скрываться за Чарлз-ривер, она наконец позволила себе спуститься в лифте на первый этаж и двинуться через площадь ко входу в метро. Как она и рассчитывала, ей удалось пересидеть в офисе час пик. Теперь толпа редела на глазах, и она с легкостью нашла свободное местечко, чтобы комфортно доехать до Гарвард-сквер.

Удача по-прежнему ей сопутствовала. Автобус уже стоял на остановке, словно поджидая именно ее – и никого другого. Хотя дождя не было, она послушно вскочила в салон, двери за ее спиной захлопнулись, и она покатила в сторону дома. Взглянув на часы, она улыбнулась – ей вполне хватит времени, чтобы переодеться и даже приготовить обед до того, как начнется общение с прессой, предшествовавшее каждой игре брейкеров. Интересно, что он сейчас поделывает? И где сегодня обедал? Неужели в том же самом итальянском ресторанчике? И на обед ему подали все те же скампи. Ния ощутила их запах, как если бы блюдо поставили прямо у нее перед носом!

Треска, которую изжарила себе Ния, была далека от совершенств скампи, как и тишина, окружавшая ее сейчас, мало напоминала живое общение с Дэниэлом. Ния попыталась, однако, остаться бесстрастной. Она расслабилась, просмотрела почту, даже заглянула одним глазком в статью, которую захватила с собой, чтобы отредактировать. Тем не менее она все время помнила об игре, следила за часами и включила телевизор в тот самый момент, когда телекомментатор представлял Дэниэла.

То, что последовало потом, мигом заставило Нию избавиться от напускного равнодушия. Перед ней был Дэниэл, выглядевший столь же обворожительно, как и прежде. Он отвечал на вопросы глубоким бархатным баритоном, чей рокот ей тоже доводилось слышать. Но сама манера его поведения разительно отличалась от той, что ей довелось наблюдать ранее. Теперь Дэниэл обрел некий лоск. Он был профессионально сдержан, корректен в каждом своем слове, и в нем ощущалась готовность ответить на любой вопрос окружающих. У Нии было такое чувство, что Дэниэл присутствовал на шоу, сценарий которого был известен ему наперед.

– Брейкеры побили клуб «Буллетс» позавчера вечером. Это была десятая победа брейкеров в серии из десяти игр, – начал комментатор, подтверждая известный каждому любителю баскетбола факт, который, впрочем, был не столь очевиден для многих телезрителей. – Каково мнение членов вашей команды по поводу сыгранной серии?

– Мы рассматриваем каждый матч в отдельности. «Буллетс» – сильная команда, одна из лучших в лиге. Они вполне могли бы выйти в финал. Коль скоро нам удалось этому помешать, результат матча нас радует. – На лице Дэниэла при этих словах не появилось ни малейшего намека на улыбку.

– Вы по-прежнему играете без Уолкера и Барнса?

– Совершенно справедливо.

– Сможете ли вы и впредь обходиться без них?

– У нас крепко выстроена оборона, и она становится сильнее от матча к матчу. Кроме того, хорошо играют вторые номера, которые не так утомлены, как ведущие игроки. Конечно, нам пришлось заново обдумывать стратегию, учитывая отсутствие Уолкера и Барнса, но теперь, как нам кажется, мы отлично приспособились играть в их отсутствие. Харвуда и Флагга я перевел в нападение, Раковский теперь центровой, а Джонс и Фитцджеральд – в обороне. Пятерка подобралась отличная.

– Вы готовите что-нибудь особенное в сегодняшнем матче?

– Собираемся сконцентрировать все внимание на Монтрозе.

– Поговаривают, что Джонс злоупотребляет индивидуальной игрой…

– Как защитник он должен быть непредсказуемым, а это у него получается. Тем не менее хочу вас заверить, что он отлично отдает себе отчет в том, что происходит на площадке. Он очень подвижен.

– Будет ли сегодня играть Уоттс? Я слышал, что сегодня на тренировке он потянул мышцу.

– Он на стадионе. Если понадобится, будет играть.

– А как быть с Хьюстоном? У них тоже беспроигрышная серия из шести игр. Их вы побьете?

– Очень на это надеюсь.

– А не рано ли еще замахиваться на титул чемпиона Восточного побережья?

– Вы правы. Рано. Обстоятельства могут измениться. Но мы сегодня сделаем все, что в наших силах, чтобы этого не произошло.

– Это все, о чем мы хотели вас спросить. – Камера запечатлела для вечности их рукопожатие. – Спасибо за беседу, Дэн, и позвольте пожелать вам удачи в сегодняшней игре.

На лице Дэниэла появилась полуулыбка.

– Спасибо за добрые пожелания, Джонни.

Вот как это было. Трехминутный обмен репликами, из которых абсолютно ничего не явствовало! Если Кристофер Дейли и в самом деле считал подобные интервью верхом совершенства, это означало, что он всего-навсего был обыкновенным идеалистом! Ния отвернулась от телевизора, лишь сейчас в полной мере осознав, до какой степени она разволновалась. На такое, с позволения сказать, «интервью» она не рассчитывала. Но почему? Чем больше она думала об этом, тем больше смысла находила в словах Дэниэла. Он не сказал ничего – ничего такого, что могло бы настроить против него болельщиков или игроков команды соперника. Как представитель брейкеров, он лишь исполнял свой долг. Его комментарии были настолько безликими, что не могли возбудить недоброжелательства ни у обывателей, ни у болельщиков, ни у профессиональных спортсменов.

Тем не менее Ния считала Дэниэла Стрэйхена человеком с очень четко выраженным собственным мнением обо всем на свете. Была ли она разочарована, увидев его в роли расчетливого шоумена? Наоборот! Как ни странно, она осталась довольна! Если таково было, так сказать, «общественное» лицо Дэниэла Стрэйхена, то это означало, что ей все же удалось проникнуть в его сущность хотя бы немного. Ей Дэниэл никогда не давал заранее заготовленных ответов, сходных с теми, что она слышала сегодня по телевизору. Он по-настоящему реагировал на ее вопросы! Эта мысль показалась ей весьма лестной.

Из состояния задумчивости ее вывели крики болельщиков на трибунах, доносившиеся из телевизора. Это мгновенно вернуло ее к воспоминаниям о другом мужчине – Дэвиде. Эта игра по-прежнему имела к нему самое непосредственное отношение. По мнению Нии, баскетбол все еще оставался жестоким противоборством мужчин между собой, затрагивавшим, однако, и их отношения с близкими.

Толпа между тем затихла, и ее крики уступили место в динамике уверенному баритону местного комментатора. Но мысли Нии уже унеслись в прошлое – она припоминала все свои беды, в которых винила эту проклятую игру. Что, интересно знать, чувствуют жены игроков, чьи мужья половину жизни проводят в дороге? Как им удается сохранять верность семейному очагу?

Повинуясь внезапно возникшему чувству, она выключила телевизор. Что ж, на Дэниэла она полюбовалась, а это была единственная цель, которую она преследовала. Игру как зрелище она по-прежнему отвергала.

Она, однако, купила на следующее утро газету, когда непривычно рано переходила через площадь, направляясь ко входу в Университетскую библиотеку. Хотя ее руки были заняты материалами, взятыми домой на редактирование, она отважно боролась с ветром, разворачивая ее на странице, где печатались спортивные новости. Ноги ее уверенно ступали в нужном направлении – на этот раз она не собиралась сидеть в темном зальчике и просматривать фотопленки: в Уайденеровской библиотеке имелось самое современное оборудование – да и открывалась она рано. Она успела бы разжиться нужной информацией и добраться до Бостона как раз вовремя, чтобы не возбуждать своим отсутствием ненужных толков.

Брейкеры выиграли снова! На этот раз игра была почти на равных, и преимущество брейкеров определялось всего двумя очками, но, как бы там ни было, питомцы Стрэйхена победили. Ощутив неожиданный прилив энергии, Ния решительным жестом смяла газету и одним духом взлетела по ступеням портала. Оказавшись внутри, она расправила газету и прочитала статью с самого начала, уделяя особое внимание тем абзацам, где упоминалось имя тренера.

Закончив чтение, она провела затем два часа в университетском зале микрофильмов, пока не нашла того, за чем явилась. Она уходила не с пустыми руками, унося с собой добычу – фотокопии нескольких наиболее основательных статей, а также журналы, в которых содержались заметки об игре брейкеров в те годы, когда за эту команду выступал Дэниэл. Она собиралась весьма основательно изучить эти материалы, оказавшись у себя в офисе. Получив журналы, обещанные Крисом, она, вполне вероятно, сможет узнать что-нибудь важное.

К сожалению, у нее хватило времени только на то, чтобы забежать к Крису и взять журналы. Когда она разложила добытые сокровища у себя на столе и уже собиралась приступить к чтению, зазвонил телефон.

– Хорошо, что я тебя застал на месте, Ния, – прогудел в трубку Билл, который связался с ней по внутренней, редакционной, линии. – У нас большие проблемы.

– Проблемы? – эхом повторила вслед за шефом Ния, немало озадаченная его звонком.

– Мэхони.

Только одно слово. Но его было достаточно, чтобы привести женщину в сильное волнение.

– Ух ты-ы! – протянула она. – Сию минуту буду. – Ния и в самом деле через несколько минут уже сидела в кабинете шефа, изо всех сил стараясь рассмотреть лежавший перед ним документ, доставленный, вероятно, незадолго до его звонка.

– Повестка в суд? – воскликнула она в изумлении.

Билл разложил полученную на его имя бумагу, отпечатанную на голубоватой бумаге, и разгладил его рукой.

– Он возобновляет процесс. Здесь упоминаются твое имя, мое, имя Брюса и название нашего журнала «Истерн Эдж». Все мы проходим как соответчики.

– Прямо не верится. – Ния сокрушенно покачала головой. – Я думала, он оставил все мысли о судебном разбирательстве, после того как мы принесли извинения в печати.

– Очевидно, он полагает, что этого недостаточно.

– А не поздно ли он взялся за старое? Моя статья вышла уже более двух лет назад. Чем он, спрашивается, занимался все эти годы? Что его вдруг навело на мысль снова возбудить дело о клевете? – Постепенно удивление стало проходить, и Ния просто места себе не находила – но уже от злости.

– Ты, Ния, садись. Сядь и успокойся. Ничего особенно загадочного в этом нет.

– В таком случае вы объясните мне, что к чему! – требовательно сказала Ния, но, повинуясь указанию шефа, все-таки присела на стул и приготовилась слушать.

– Джимми Мэхони вот уже три года мэр Бостона. И в ноябре подходит срок перевыборов.

– Но какое отношение все это имеет к судебной повестке? – Ния ткнула указующим перстом в лежавшую на столе шефа голубоватого цвета бумагу. – Та статья уже принадлежит истории.

– Ничто не принадлежит истории, когда наступает год выборов, – наставительно сказал Билл, подивившись ее близорукости. Особенно в этом городе. Если Мэхони теперь будет петлять как заяц, путая следы, чтобы отвлечь внимание почтеннейшей публики от других дел – назовем их весьма сомнительными, – вроде повышения налогов или принудительного страхования автомобилей, – он, можешь не сомневаться, такие будет выделывать коленца, что все обо всем позабудут.

– Значит, он собирается привлечь внимание горожан к этому процессу – то есть к нам, так, что ли? – спросила Ния, начиная понимать суть дела.

– Именно.

Ния тяжело вздохнула и сложила руки на коленях.

– И… И что же нам теперь делать?

– Теперь, когда мы получили повестку, нам предстоит давать объяснения в суде по этому поводу.

– И когда же?

– Через понедельник. В твоем распоряжении десять дней, чтобы собрать воедино всю необходимую информацию: записи, документы, досье – все, чем ты в свое время пользовалась. Помнится, ты уже однажды проделывала эту работу для суда, не так ли?

– Проделывала, – обреченно вздохнула Ния. – Только тогда все это не понадобилось.

– Что ж, вполне возможно, тебе придется и на этот раз зачитывать все эти бумаги. Мэхони снова может передумать. Но… быть готовыми к процессу надо. Постарайся припомнить то древнее дело до мелочей. Ладно?

– Ладно.

Ния встала со стула и повернулась, чтобы уйти. Кураж, который она испытывала с самого утра, исчез, словно снег под лучами солнца. Заметив, как она расстроилась, Билл проводил ее до двери.

– Так ты готова ехать в Пенсильванию на следующей неделе?

– Угу. – В ее голосе прозвучал весьма поверхностный интерес. – Я уеду во вторник или в среду, а вернусь в пятницу.

Билл кивнул:

– Ну а как дела с «завидными женихами»?

– Стрэйхен отказывается дать интервью. Вы сможете найти ему замену?

Хотя ее заявление совершенно не было подготовлено, она вряд ли бы нашла для этого более удобное время – даже если бы продумала эту акцию с самого начала. В данный момент Билл проникся к ней сочувствием. Зная о постигшей ее неприятности, он был просто не в состоянии на нее давить.

– Ты уверена?

– Абсолютно.

– О'кей. Мы обсудим этот вопрос на самом верху и постараемся подобрать кого-нибудь еще. Если он переменит свое решение, дайте мне знать.

– Обязательно. – Она улыбнулась в первый раз за те несколько крайне неприятных минут, которые провела в офисе шефа. – Знаешь что, Билл… спасибо. – «Спасибо» предназначалось шефу за проявленное понимание. Уяснив себе это, Билл отпустил ее на все четыре стороны, сопроводив уход коротким прощальным кивком.

Поскольку Присциллы в кабинете не оказалось, Ния была предоставлена самой себе и могла вволю поразмышлять над судебной повесткой, в которой значилось ее имя. Она вспомнила, как два года назад в редакцию впервые пришла аналогичная повестка. Тогда и Билл, и Брюс Макхейл заверили ее, что обвинение в клевете яйца выеденного не стоит. Теперь, однако, она не была в этом столь уж уверена. Она определенно волновалась и спрашивала себя: не потому ли это происходит, что за последние два года она сделала какую-никакую карьеру, и ей теперь было что терять? В конце концов, под статьей стояла ее подпись. Эти мысли не приносили облегчения. Пока что делать ей было абсолютно нечего. Даже не заглядывая в книжный шкаф, она знала, что все ее материалы на месте. Оставалось лишь перетащить их домой и слегка освежить все дело в памяти. Времени у нее хватало: для того чтобы просмотреть материалы, нужно было один-два дня. Ния собиралась заняться этим непосредственно перед визитом в суд.

Чтобы не мучиться неразрешимыми вопросами, Ния занялась текущей работой. Она добросовестно ответила на все послания, лежавшие у нее на столе, после чего дважды побывала в отделе искусств и в отделе по распространению. Как она и рассчитывала, работа отвлекла ее от бесполезных размышлений по поводу судебного иска, предъявленного «Истерн Эдж», но лишь на время. Неприятное дело продолжало нависать над ее головой, словно неожиданная грозовая туча на абсолютно безоблачном небе.

Новость довольно быстро распространилась среди сотрудников журнала. В полдень двое ее приятелей из бухгалтерии зашли к ней в кабинет, чтобы пригласить на ленч и тем самым поддержать ее морально. Нии, однако, есть сейчас хотелось меньше всего на свете, и она в самых любезных выражениях отказалась. Криса ожидал точно такой же ответ, когда он часом позже заглянул к ней, чтобы сделать аналогичное предложение.

– Брось, Ния. Это тебя развлечет. Мы покажем всем – и в том числе Мэхони, – что нас не так-то легко испугать.

Она улыбнулась ему.

– Спасибо тебе, Крис, но я еще немного поработаю. Я ведь даже не успела пролистать журналы, которые ты мне принес. – Так оно и было. Ею овладело вдруг странное нежелание копаться во всех этих с таким тщанием отобранных статьях. Вспомнив про обвинение в клевете, она испугалась, что мысли об этом не позволят ей с должным вниманием отнестись к информации о Стрэйхене.

Крис кивнул в знак того, что понимает и разделяет ее чувства.

– Тогда мы пообедаем в другой раз, хорошо? Да, и не забудь про свое обещание о бесплатных билетах…

– Нет, Крис, – откликнулась Ния и серьезно на него посмотрела. – Я не забуду.

Когда время близилось к половине второго, на помощь Ние подоспел самый желанный антидепрессант. Устав от бесконечного переписывания одного особенно трудного пассажа в очередной статье, она отвела взгляд от поверхности стола, чтобы бездумно уставиться в пространство перед собой. Бросив взгляд на дверь, она, к огромному своему удивлению, обнаружила стоявшего в дверном проеме Дэниэла Стрэйхена, чья высоченная прямая фигура в значительной степени это пространство загромождала.

Глава 6

– Дэниэл! – изумилась она. – Что ты здесь делаешь? – Стоило ей увидеть Стрэйхена, как она сразу же почувствовала себя лучше.

Он дьявольски обольстительно улыбнулся.

– Тренировка закончилась, и мне было совершенно нечего делать. Поэтому я решил съездить в Бостон и разузнать, что творится в мире.

– Лучше не спрашивай. – Ния изобразила на лице недовольную гримаску, не успев даже задаться вопросом: а стоит ли посвящать Дэниэла в свои проблемы?

Насмешливая улыбка мигом пропала, стоило Стрэйхену уяснить, что у Нии неприятности.

– Что-нибудь случилось?

– Да так… ничего особенного. – Чтобы Дэниэл ей поверил, так долго колебаться не стоило.

– Послушай… – Выглянув за дверь, он увидел сотрудников журнала, возвращавшихся с обеда. – Я надеялся добраться до твоей редакции пораньше и отвезти тебя на ленч. Но ты скорее всего уже поела. Найдется тут поблизости местечко, где ты сможешь выпить кофе, пока буду есть я?

Ния решила на время позабыть о своих неприятностях.

– Судя по всему, ты прямо-таки умираешь от голода. А ведь я раньше думала, что все твои помыслы сосредоточены на одном только баскетболе. Придется внести соответствующие коррективы. – Приняв решение, она потянулась за сумочкой. Вот человек, с которым ей хочется посидеть за столом в ресторане!

– Есть такое местечко. Оно на Маркет-плейс. Так или иначе, мне все равно бы пришлось посетить это заведение, чтобы написать заметку о нем для июньского номера.

– Это же мой номер! – Дэниэл бросил в ее сторону весьма красноречивый взгляд. Ния ответила ему тем же. Впрочем, словно по обоюдному соглашению, они решили эту тему не обсуждать. Вместо этого Дэниэл легонько подтолкнул Нию в спину, и они вместе направились к лифту.

– Почему у меня такое странное ощущение, будто меня используют? – спросил он, шутливо нахмурив брови.

– Правильно. А ты бы чего хотел? – в той же шутливой манере ответила ему Ния. – Если на тебя не давить, черта с два от тебя что-нибудь получишь!

– Согласен! – воскликнул он и, подхватив Нию за руку, втащил ее вслед за собой в лифт.

Они не сказали друг другу ни слова, пока ехали в лифте. По дороге на Маркет-плейс тоже хранили сдержанное молчание. Нии, однако, не требовалось с его стороны никаких объяснений. Очевидно, что он думал о ней, раз уж приехал в редакцию так вовремя, как раз тогда, когда она больше всего в нем нуждалась. Как, спрашивается, иначе он бы почувствовал ее слабость? Теперь Ния ощущала в себе спокойную уверенность, проистекавшую только от одного его присутствия. Ее руке было покойно и уютно в его крепкой ладони, которая, казалось, была создана, чтобы сделаться надежным убежищем для ее пальцев.

При входе на Маркет-плейс он остановился, не обращая внимания на то, что некоторые пешеходы узнавали его и поворачивали в их сторону головы.

– О'кей, детка, – сказал он, оглядывая длинный, вымощенный кирпичом аппендикс, на котором в два ряда располагались многочисленные магазины и закусочные. – Которая из них?

Ния указала на несколько окон, выходивших на оживленную Маркет-плейс.

– Это «Розмари тайм». Идем туда. – Она пошла впереди, и скоро перед ними открылась арка ажурного фойе, из которого можно было пройти сразу в три магазинчика. Миновав их гостеприимно распахнутые двери, они оказались в дальнем конце коридора, откуда вверх шла витая металлическая лестница. Поднявшись на второй этаж, где пролет лестницы делал крутую спираль и упирался в металлическую же площадку, они оказались перед входом в ресторанчик. На передний план сразу же выступил Дэниэл, который, перемолвившись несколькими словами с хозяйкой, попросил у нее самый уединенный в заведении столик.

– У меня есть столик, мистер Стрэйхен, – сказала хозяйка, чье лицо буквально расцвело при его появлении, – и как раз такой, какой вам нужен. Его сию минуту накроют. Не желаете ли подождать в баре?

– Спасибо, но мы постоим здесь, – сердечно улыбаясь, произнес Дэниэл, после чего повлек за собой Нию в уютный небольшой альков, находившийся неподалеку от закутка, где временами скрывалась хозяйка. Тут ему пришла в голову мысль, что Ния, возможно, хочет пить.

– Извини, Ния. Может, выпьешь чего-нибудь?

– Нет. Мне и так хорошо. А выпью я тогда, когда мы усядемся. – Она прищурилась и стала наблюдать взглядом хищницы за хозяйкой. – Интересно, сколько времени они заставят нас ждать? Скорость обслуживания – важный показатель для ресторана любого уровня.

– Постой хоть минутку спокойно, – попросил ее Дэниэл. – Надеюсь, ты не собираешься доставать прямо сейчас записную книжку и заносить в нее свои наблюдения с видом профессионального сыщика?

Смех Нии был самым что ни на есть настоящим. Даже утром она не чувствовала себя беззаботнее. Образ, описанный им, показался ей безумно смешным! Дэниэлу, в свою очередь, ее смех пришелся весьма по нраву.

– И часто вы этим занимаетесь?

– Обыкновенно я надеваю еще шляпу, как у Шерлока Холмса.

– Я не об этом. С какой регулярностью вы проводите ресторанные рейтинги?

– Да когда как. Этому у нас не уделяется большого внимания. Такого рода задания нам дают время от времени, но мы стараемся выполнять их строго в порядке очередности. Если рестораны начнет посещать один и тот же сотрудник редакции, его очень скоро станут узнавать.

– Я тоже об этом подумал. Существует ли опасность, что тебя здесь узнают и, соответственно, окажут прием на самом высоком уровне?

Ния наморщила носик.

– У меня незапоминающееся лицо… Да и смотреть я стараюсь в пол. Нет, здесь меня, кажется, не узнали. – Тут она помолчала и снова расплылась в улыбке. – А ведь ты гораздо популярнее! Неужели ты не волновался, когда представлялся хозяйке ресторана? – повернула она против Дэниэла его же оружие.

– Мне не нужно было ей представляться, – произнес Дэниэл зловещим шепотом.

– То-то и оно. Недаром нас держат на этих задворках.

– В этом есть свои преимущества.

– Да? – Когда рука Дэниэла обняла ее за талию и притянула поближе, она не стал сопротивляться. Не стала она возражать и тогда, когда он склонился над ней и поцеловал в губы. Ощущение от поцелуя, его вкус были великолепны.

– Это за что же мне такое?

– За то, что ты согласилась пойти со мной на ленч.

– Конечно, согласилась. Я же не обедала.

– Ты? Не обедала?

В этот момент последовало вмешательство со стороны хозяйки, которая, помявшись, осведомилась:

– Мистер Стрэйхен? Извините, что называется, за беспокойство, но ваш столик уже накрыт.

Дэниэл приобнял Нию за плечи, после чего они отправились вслед за хозяйкой к заказанному столику. Ния не сразу сообразила, что Дэниэл отстал от нее – и весьма основательно. Она заметила его отсутствие, лишь когда оказалась у предоставленного в их распоряжение углового столика и оглянулась. Ее эскорт находился в противоположном конце ресторанного зала, где обменивался рукопожатиями с весьма полным господином, которому, чтобы похлопать Дэниэла по спине, пришлось подняться со своего стула. Множество глаз не выпускали эту парочку из поля зрения, наблюдая за их несколько театральными жестами.

– Извините, – пробормотала хозяйка, обращаясь к Нии. Хозяйка явно испытывала неловкость от излишне резвого поведения ее постоянного клиента. – Представляю, насколько вас все это раздражает.

– Все нормально. – Ния даже изобразила на губах улыбку – правда, в ней имелась изрядная доля печали. Она стала понимать, что подобные встречи – неотъемлемая часть жизни Дэниэла. Она выбрала себе место лицом к залу, надеясь, что спина Дэниэла словно щитом загородит их столик от любопытных взглядов и положит конец всяческим вторжениям.

Их столик находился рядом с огромных размеров окном, позволявшим гостям созерцать Маркет-плейс сверху. На этом зрелище Ния и сосредоточила свое внимание, с отсутствующим видом поглядывая на толпы сновавших внизу покупателей. Тем временем Дэниэл, которого на пути к столику остановили еще раз, наконец к ней присоединился.

Его собственные извинения были не то что написаны, а отпечатаны на лице. Кроме того, он, казалось, был раздражен или – хуже того – зол, если, как решила Ния, вздувшиеся желваки его скул вполне могли служить индикатором его настроений.

– Здешних посетителей можно назвать худшими из эгоистов. – Глаза Дэниэла метали молнии. – Все они прекрасно видели, что я пришел с дамой, предполагали, что я скорее всего голоден, тем не менее они чувствовали себя вправе останавливать меня и со мной разговаривать.

– Ты что, знаешь кого-нибудь из них?

– То-то и оно, что не знаю! – Дэниэл по мере возможности старался говорить тихо.

– Ты был вежлив до приторности.

– Приходится. Но такого рода приставания подчас бывают обременительны. Эти люди, совершенно очевидно, поклонники брейкеров. Я могу, разумеется, постараться от них отделаться под тем или иным предлогом, но не обращать на них внимания вовсе не имею права. Все это является частью игры, частью моей работы.

Неожиданное появление у их столика мальчика заставило собеседников замолчать и посмотреть в его сторону. На вид парню было лет десять или одиннадцать, он носил костюм и галстук и был до чрезвычайности бледен – должно быть, от смущения.

– Дэн… – начал он прерывающимся от волнения голосом, – не могли бы вы… хм… дать мне автограф?

Подобно ребенку, который учится ходить и двигается, держась то за один предмет, то за другой, пока не упирается в стену, парень говорил, запинаясь и делая длинные паузы между словами. Но по мере того как его речь набирала силу и уверенность, слова начали вылетать из его уст со все возрастающей скоростью, догоняя и перегоняя друг друга.

– Мои мама, папа, да и я тоже, приехали сюда из Бенгора на уик-энд. Сегодня днем мне нужно сходить к доктору – у меня есть направление, а на вечер у всех нас есть билеты на сегодняшнюю игру. Вы можете подписаться здесь? – Тут он был принужден замолчать, поскольку выработал весь кислород из легких. В руке мальчика была зажата ресторанная салфетка.

В его внешности было что-то такое, что заставило сердце Нии болезненно сжаться. То ли это была бледность – почти мертвенная, то ли нездоровая хрупкость… Подумать только, он прибыл аж из самого штата Мэн, для того чтобы сходить к врачу! Встревоженная, Ния вопросительно взглянула на Дэниэла.

Тот, должно быть, вполне разделял беспокойство Нии, поскольку обратился к парнишке с теплой и самой искренней улыбкой на губах:

– Разумеется, сынок, я дам тебе автограф. Но мы поступим так. – Тут он обнял мальчишку за плечи и повернул его к хозяйке ресторана. – Ты пойдешь и попросишь эту женщину дать тебе почтовую открытку с изображением этого ресторана, а потом принесешь ее мне, и я ее подпишу. – Мальчик со всех ног помчался выполнять данные ему указания.

– А если у них нет почтовой открытки с видом ресторана – тогда что? – спросила Ния, ужасно разволновавшись оттого, что мальчика может постигнуть разочарование.

– Найдут, не расстраивайся. У владельцев ресторанов обычно имеется запасец фотографий с изображением своего заведения. Они не всегда пускают их в открытую продажу, но одну или две обязательно отыщут.

Дэниэл оказался прав. Через несколько минут мальчик объявился снова и с гордостью предъявил тот самый предмет, за которым тренер его посылал. Дэниэл извлек из кармана авторучку, узнал, как зовут юного поклонника брейкеров, и приступил к составлению своего личного послания к парнишке на обратной стороне карточки.

Когда карточка была торжественно вручена мальчику, глаза у него сияли.

– Благодарю вас, Дэн. А что скажут мои приятели, когда увидят это – ух! – хрипло прошептал он, после чего повернулся и побежал к своим родителям, которые с нетерпением дожидались его возвращения. Его мать с чувством произнесла одними губами: «Спасибо вам», что в еще большей степени укрепило опасения Нии.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации