154 800 произведений, 42 000 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 12

Текст книги "Вспомни меня, любовь"

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 3 октября 2013, 19:01


Автор книги: Бертрис Смолл


Жанр: Зарубежные любовные романы, Любовные романы


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 12 (всего у книги 29 страниц) [доступный отрывок для чтения: 20 страниц]

– Разве не мог он по крайней мере не говорить об изнасиловании? Пусть лучше обо мне думают как о сумасшедшей, чем тебя считают негодяем. Почему изнасилование? Это отвратительно! – воскликнула она, смутившись. – Ведь мы могли бы какое-то время держать наш брак в тайне. Разве так не лучше? В конце концов, все это делалось только для короля.

– Но что, если в результате нашего соединения должно появиться дитя? Как ты объяснишь свое положение, Нисса? Все-таки лучше, если о нашей женитьбе станет известно. Я не хочу, чтобы на нашего первенца легло подозрение в незаконном рождении. – Притянув ее к себе, Вариан легко поцеловал жену. – А теперь вставайте, мадам.

– Мне не во что одеться, милорд. Мне нужна Тилли, – возразила она.

– Тилли?

– Моя горничная. Пошли за ней, пусть она принесет мою одежду.

– Тогда пока хотя бы завернись в покрывало, – посоветовал граф. – Мне нужно снять простыню с нашей постели и предъявить королю.

– Зачем? – удивилась Нисса, однако послушно встала и завернулась в покрывало.

Граф снял с постели простыню и показал ей.

– Вот, Нисса, требуемое королем доказательство. Это кровавое пятно – след твоей девственности.

Подойдя к двери, Вариан распахнул ее и, ни слова не сказав, сунул простыню в руки ожидавшего под дверями герцога. Затем вновь плотно закрыл дверь и повернулся к жене.

– Я пошлю своего Тоби за твоей служанкой. Она в той маленькой комнате, где живут служанки придворных дам? Как она выглядит?

– У нее карие глаза и соломенно-желтая коса, – объяснила Нисса. – Она такого же возраста, как я. Только, пожалуйста, пусть твой Тоби держит язык за зубами. Боюсь, что шума будет достаточно.

Граф вызвал своего слугу и тщательно проинструктировал его.

– Сегодня ночью я женился на этой леди, – объяснил он изумленному Тоби. – Не верь никаким сплетням, которые ты про нас услышишь. А теперь иди и приведи горничную моей жены. Ее зовут Тилли. – И граф подробно описал ее.

– Скажи, чтоб она захватила одежду на сегодня, – сказала Нисса. – Я должна идти к королеве, но не могу, пока мне не принесут одежду.

– Хорошо, миледи, – сказал Тоби, старательно отводя глаза от закутанной в покрывало красавицы. Не в силах переварить все сразу, Тоби поспешил на поиски женщины по имени Тилли.

Она, однако, упорно отказывалась верить тому, что молодой человек сообщил ей.

– Моя госпожа в спальне фрейлин, – твердила она.

– Да нет же, – убеждал ее Тоби, стараясь говорить как можно тише. – Она в спальне моего хозяина, завернутая в покрывало. Она не может выйти, пока ты не принесешь ей одежду. Если не веришь, пойди и убедись сама. Я не любитель розыгрышей. Любой, кто знает Тоби Смита, так тебе и скажет. Загляни в спальню фрейлин, если хочешь. Твоей хозяйки там нет.

Тилли так и сделала и, не увидев Ниссу, побежала в маленькую гардеробную, где хранилась одежда фрейлин. Она быстро собрала все необходимое, не забыв прихватить обувь и щетку для волос.

– Я готова, – сказала она Тоби. – Куда нам идти? Если окажется, что ты разыграл меня, парень, я позабочусь о том, чтобы твой хозяин наказал тебя, да и от себя добавлю пару тумаков.

– Маленькая собачка, а кусается, – усмехнулся Тоби. – Иди за мной.

Увидев, что они вошли на половину герцога Норфолка, Тилли широко раскрыла глаза, но ничего не сказала. Тоби постучал в обшитую панелями дверь, а когда она открылась, поманил за собой Тилли. При виде Ниссы Тилли залилась краской.

– Ох, миледи! Что случилось? Почему вы здесь, а не в спальне фрейлин?

– Я теперь замужняя женщина, Тилли, – спокойно объяснила Нисса. – Положи мою одежду и вели Тоби принести воды, чтобы я могла умыться. Я все расскажу тебе, но учти, мне нужно увидеться с королевой раньше, чем до ее ушей дойдут сплетни, если только это возможно.

Отослав Тоби с поручением, Тилли по предложению своей госпожи уселась на кровать и обратилась в слух. Нисса откровенно рассказала ей о том, что произошло. Простую деревенскую девушку потрясли до глубины души действия герцога Норфолка, но, узнав правду, она почувствовала облегчение. Зная, как все было на самом деле, легче бороться со сплетнями. Сообразительная девушка пообещала Ниссе сохранить в тайне все, что узнала, отлично понимая, насколько это необходимо.

– Ваши мама и папа ужасно рассердятся, – заметила Тилли, когда ее госпожа завершила свою повесть. – Они будут недовольны хотя бы потому, что вас заставили согласиться на этот брак. Я знаю, они всегда обещали, что вы сами сможете выбрать себе мужа. Не знаю уж, как мы из этого выкрутимся. Впрочем, ведь обряд совершил сам архиепископ? – Вздохнув, она спросила: – А каков из себя ваш муж, миледи? Хорош ли он собой? Говорят, что с женщинами он настоящий дьявол. То есть, – уточнила она, – так болтают слуги, но обычно в том, что они говорят, нет ни слова правды.

Нисса ненадолго задумалась, а потом сказала:

– Не знаю, право. О нем ходит множество сплетен и грязных намеков. Но он добр ко мне, хотя я еще не вполне уверена, что могу ему доверять. Время покажет.

– А где мы теперь будем жить? – поинтересовалась практичная служанка.

– Пока что останемся при дворе, – ответила ее госпожа, – но, я думаю, ты будешь рада узнать, что поместье графа находится совсем недалеко от нашего дома в Риверсайде, на другом берегу реки. Так что мы окажемся недалеко от наших родных и друзей, Тилли. Думаю, не пройдет и нескольких недель, как мы уедем отсюда. Лорд де Винтер сказал, что предпочитает жить в деревне.

– Ну-у, – протянула Тилли, – раз так, он уже не может быть совсем плохим человеком, что бы там о нем ни говорили.

Вошел Тоби, покачиваясь под тяжестью небольшой деревянной ванны.

– Ну, куда ее теперь? – обратился он к Тилли.

– Конечно, к огню, куда же еще? – заворчала Тилли. – Неужели ты, дурень, думаешь, что я хочу простудить свою госпожу?

– Вы, мисс, хороши, как майский день, – поведал ей Тоби, с грохотом опуская свою ношу на указанное место, – только уж очень, по моему разумению, сварливы. Сейчас натаскаю воды.

– Возьми кого-нибудь себе в помощь, – посоветовала Тилли, нимало не смутившись. – А то провозишься все утро.

При помощи слуг герцога ванна вскоре наполнилась. Выставив Тоби из спальни, Тилли заперла за ним дверь. Затем помогла своей госпоже залезть в ванну. Увидев на своих бедрах пятна засохшей крови, Нисса залилась краской. Тилли рта не раскрыла до тех пор, пока не вытерла хозяйку досуха.

– А где ваш супруг, миледи? – поинтересовалась она.

– Он уже оделся и ушел, – ответила Нисса, не имевшая понятия о том, куда он делся. Вариан ничего ей не сказал, а она не стала спрашивать. Сейчас ее главный долг – быть рядом с королевой. Нисса молчала, пока Тилли быстро одевала ее. Бледно-розовое шелковое платье с расшитой серебром нижней юбкой, ее самое любимое. Тилли расчесала волосы своей госпожи, но вместо того, чтобы оставить их распущенными, как у девиц, девушка уложила их в прическу, а сверху надела серебряный чепчик. Затем поднесла Ниссе зеркало, чтобы та смогла оценить новое обличье.

– Я теперь выгляжу такой старой, – пожаловалась Нисса.

– Что вы, вам так идет, миледи! – поспешила заверить Тилли.

– Мне пора идти к королеве, – сказала Нисса.

– Мы пока поживем здесь, миледи? – спросила Тилли. – Что мне делать с вашими вещами, ведь вы теперь уже не фрейлина?

– Я ни за что не останусь здесь, у герцога, – заявила Нисса. – Перенеси все наше имущество в дом наших родственников. Тоби тебе поможет.

– А как же ваш супруг, миледи? – удивилась Тилли.

– Он может прийти туда, а может оставаться здесь, – отрезала Нисса, отпирая дверь.

Покинув апартаменты герцога, Нисса поспешила к королеве. Анна Клевская уже проснулась, но еще не выходила из спальни. В приемной толпились дамы из ее свиты; все разговоры мгновенно прекратились, едва Нисса показалась в дверях. Нисса ощутила на себе множество тяжелых взглядов. Ее подруги-фрейлины выглядели испуганными и прятали глаза. Зато леди Рочфорд так и излучала самодовольство. Значит, подумала Нисса, они уже все знают или считают, что знают. Она не стала опускать глаза.

Навстречу ей выступила леди Браун.

– Вы не можете больше оставаться фрейлиной королевы, леди Уиндхем, ах, простите, леди де Винтер. На этот счет получен приказ короля. – Судя по всему, леди Браун чувствовала себя не в своей тарелке.

– Король обещал, что я могу оставаться в штате королевы, поскольку наступают дни, когда она будет нуждаться в друзьях, – спокойно заметила Нисса. – А замужняя дама и не может быть фрейлиной, не так ли, мадам?

Леди Браун вспыхнула.

– Нет, разумеется, нет, – пробормотала она.

– Я хотела бы немедленно увидеться с королевой, – решительно произнесла Нисса.

– Ну и бесстыдная же девка! – услышала она чей-то шепот.

– Я доложу, что вы здесь, – вдруг громко заявила Кэт Говард. Никто не осмелился возразить ей, и она прошла в спальню.

Нисса подавила готовый вырваться смешок. Итак, они знают не только о ее «падении», но и о том, откуда теперь ветер дует. Некоторое время эта мысль занимала Ниссу, но потом уступила место другой: как хорошо, что скоро она навсегда покинет двор. Может быть, это кому-то покажется странным, но она действительно не хотела бы прожить жизнь при дворе.

Вернулась Кэт, и ее небесно-голубые глаза торжествующе сверкали.

– Ее величество немедленно примет вас, миледи де Винтер, – радостно объявила она, приседая перед своей подругой и лукаво ей подмигнув.

– Благодарю вас, госпожа Говард, – громко ответила Нисса, направляясь к спальне королевы Анны.

Войдя туда, она опустилась перед королевой в глубоком реверансе. К величайшему облегчению Ниссы, они с Анной остались наедине.

– Ах, милая моя, я так тебе сочувствую, – сказала королева. – Не успела я проснуться, как леди Рочфорд поведала мне о твоих бедах.

В ласковых глазах королевы блеснули слезы.

Подойдя поближе к кровати, Нисса заговорила вполголоса:

– Это был заговор, мадам, с целью опорочить меня в глазах короля. Его автор – герцог Норфолк. Я не сомневаюсь, вы понимаете, зачем это было нужно. И, думаю, вы должны знать, что леди Рочфорд служит герцогу. Она шпионит для него.

– Я так и подозревала, – кивнула Анна. – Но заставить своего внука похитить и изнасиловать тебя! Ведь это преступление!

– Насилия не было, мадам. Леди Рочфорд подсыпала нам в питье снотворное. – Нисса вкратце описала все события, предшествовавшие ее скоропалительному замужеству.

– Столько интриг, столько усилий, и все для того, чтобы завладеть бедным Хендриком? – недоверчиво проговорила королева. – Не знаю, стоит ли пожалеть госпожу Говард или нет. Наверное, она знает, чего хочет, хотя на вид кажется веселой юной простушкой.

– Сердце у нее доброе, мадам, но у нее амбиции Говардов. Видимо, это у них в крови.

– А твой муж, Нисса? У него тоже амбиции Говардов? – спросила королева. – Будешь ли ты счастлива с ним?

– Мой муж – де Винтер, ваше величество. Надеюсь, отныне и навсегда он будет помнить об этом. Что до счастья… Вариан кажется мне неплохим человеком, но пока я его очень мало знаю. Надеюсь, мы понравимся друг другу.

– Мне кажется, он уже понравился тебе, Нисса, – заключила королева. – Ты была знакома с ним раньше?

– Один раз мы с ним танцевали на вашей свадьбе.

– Может быть, учитывая все обстоятельства, архиепископ признает ваш брак недействительным, и после того как будет решен вопрос со мной, король все-таки возьмет в жены прелестную английскую розу.

– Для аннулирования брака нет оснований, мадам, – откровенно призналась Нисса. – Король особо настаивал на том, чтобы брак был немедленно фактически закреплен, и потребовал доказательств этого. Сегодня утром герцог отнес ему это доказательство.

Анна удивленно покачала головой:

– Когда-то ты говорила мне, что король бывает безжалостным. Я не до конца тебе поверила: ведь Хендрик и я так легко пришли к соглашению. Но в этом деле он повел себя бессердечно.

– Он ужасно рассердился, мадам: ведь он обещал моей маме, что позаботится обо мне. Не забудьте, что король не посвящен в замыслы герцога. Он понял, что мое доброе имя под угрозой, и увидел только одну возможность, чтобы как-то спасти его: немедленно выдать меня замуж. Причем, как я теперь понимаю, король настаивал на немедленном фактическом осуществлении брака, чтобы защитить меня от возможного аннулирования и развода: ведь, кроме всего прочего, я – независимая наследница.

– Зато у Говардов есть амбиции, – улыбнулась королева.

– Да, мадам, – ответила с улыбкой Нисса.

– Когда вы покинете двор? – спросила Анна.

– Не раньше, чем благополучно уладится ваше дело, ваше величество. Король разрешил мне продолжать служить вам в любом качестве по усмотрению вашего величества. Я не могу оставить вас, пока вы во мне нуждаетесь, мадам. Вы были так добры ко мне. – Нисса поцеловала руку королевы.

Королевы не должны плакать, но Анна почувствовала, что слезы вот-вот польются из ее глаз. С момента своего приезда в Англию она множество раз убеждалась в доброжелательности простых людей, да и при дворе многие относились к ней хорошо, но с Ниссой Уиндхем ее связывали особые отношения. Королева сжала руку девушки.

– Да, – выдавила Анна, – ты останешься со мной, пока все не решится. – Она провела рукой по глазам. – Мне пора вставать, Нисса. Позови моих дам. Я назначу тебя хранительницей моих драгоценностей.

Отступив на шаг от королевской постели, Нисса сделала реверанс. Затем она позвала дам, чтобы они помогли своей госпоже встать и одеться. Придворные дамы заторопились к королеве, но фрейлины столпились вокруг Ниссы и засыпали ее вопросами по поводу ее неожиданного замужества.

– Не сомневаюсь, что вы уже слышали официальную версию, – сказала им Нисса. – Я не могу сообщить вам ничего больше, кроме того, что не следует слишком строго судить графа Марча. Возможно, он совсем не такой, каким некоторые его считают.

Девушки понимающе закивали.

– А он хороший любовник, Нисса? – дерзко спросила Кэт Говард.

– Он говорит, что да, – серьезно ответила Нисса.

Девушки захихикали.

– Но как ты сама считаешь? – с нехорошей улыбкой настаивала Кэт. – Сгорала ли ты от желания, а потом замирала от наслаждения?

– У меня никогда не было любовника, Кэт. Мне не с кем сравнивать, я могу только поверить ему на слово, – ответила Нисса.

– А мне кажется, он уже некоторое время влюблен в тебя, – заметила проницательная Элизабет Фицджеральд. – Он всегда так и пожирал тебя глазами, когда думал, что никто этого не видит.

– Вы, ирландцы, неисправимые романтики, – засмеялась Нисса. – И откуда ты знаешь, что он смотрел на меня? Ты что, сама не сводила с него глаз? – поддразнила она подругу.

– Ага! – призналась Бесси краснея. – Красивый мужчина с сомнительной репутацией всегда гораздо интереснее, чем просто красивый мужчина. А мы, ирландки, как известно, становимся безрассудными, когда сталкиваемся с такими мужчинами.

– Теперь ты нас покинешь? – предположила Кейт Кэри.

– Нет, король разрешил мне оставаться в штате ее величества, пока она нуждается во мне. Теперь я буду присматривать за драгоценностями королевы, – сообщила Нисса.

– Тогда, я думаю, недолго тебе здесь оставаться, Нисса, – нахмурилась Кейт Кэри. – Придется тебе возвращаться в деревню. Но почему-то мне кажется, ты не слишком огорчена.

– Так и есть, – улыбнулась ей Нисса. – Мне нравится служить королеве, и я рада, что подружилась со всеми вами, но, как и моя мать, в душе я – деревенская жительница. Земли Вариана расположены на другом берегу реки Уай, напротив моего поместья Риверсайд. Я буду жить недалеко от родителей и других родственников.

– Кажется, ты собираешься заставить себя полюбить графа? – задумчиво произнесла Бесси.

– Независимо от того, люблю я его или нет, мы соединены узами брака, – серьезно ответила Нисса. – Мне кажется, я научусь хорошо к нему относиться. – Она улыбнулась. – Не бойтесь за меня, мои милые подружки. Сохраните свою жалость для других, менее везучих, чем я.

– Я хочу поговорить с Ниссой наедине, – многозначительно заявила Кэт Говард. – Подойдите к королеве, пока остальные дамы не заметили нашего отсутствия и не начали шпионить за нами.

Бесси и Кейт беспрекословно повиновались.

– Что ты хочешь от меня? – тихо спросила Нисса. – Кажется, я уже достаточно сделала для тебя, Кэт Говард.

В Кэтрин Говард еще сохранились остатки порядочности. Услышав слова Ниссы, она покраснела. Затем сказала:

– Ты ведь общалась с герцогом Томасом, не правда ли? Разве могла ты противоречить ему? Он – грозный противник. У меня не хватает сил, чтобы противостоять ему. Ты должна понимать, он не позволил бы мне отказаться. Он хочет видеть на троне еще одну Говард, а я – Говард.

– Ты могла сказать ему «нет», Кэт, но не сделала этого, потому что тебе самой понравилась идея стать королевой. Генрих Тюдор – опасный муж: королева Екатерина разведена, королева Анна, твоя кузина, обезглавлена, королева Джейн умерла, брак с этой королевой Анной будет признан недействительным. А что случится, когда и ты наскучишь ему, Кэт? Какой способ выберет он, чтобы избавиться от очередной жены, если она надоест ему или если ему приглянется новая миловидная мордашка? Ты кладешь голову в пасть льву!

– Ты завидуешь мне? – подняла брови Кэт Говард. – Ревнуешь?

Во взгляде, которым ответила ей Нисса, мелькнуло презрение.

– Завидую? Ревную? Господь с тобой, Кэт! Если бы король питал ко мне нежные чувства, я бы, наверное, умерла от страха. Но это не так! Твой дядя, герцог Томас, в своем стремлении сделать тебя королевой ошибся в расчетах и перестарался. Его величество хорошо относился ко мне в память о моей дорогой мамочке, и не более того. Она выхлопотала у него это место при дворе, и он пообещал, что будет присматривать за мной, как за собственной дочерью. За непомерные амбиции твоего дядюшки я заплатила, потеряв возможность выйти замуж по любви, как мне всегда обещали мои родители. По этой причине и по многим другим я весьма низкого мнения о нем. Однако, дорогая моя, я нисколько тебе не завидую. Я полюбила тебя как сестру. Я боюсь за тебя, Кэт.

– Король влюблен в меня, – мягко сказала Кэт. – Он уже говорил мне об этом. Я знаю, что по годам он годится мне в отцы, но мне кажется, я смогу по-настоящему полюбить его. Я уже научилась не брезговать его больной ногой, когда из нее течет гной и исходит дурной запах. Я могу даже перевязывать ее. Он говорит, мои прикосновения облегчают боль. Я верю, что стану ему хорошей женой, Нисса. У него не будет причин бросать меня. Тебе нечего обо мне беспокоиться. Меня ждет счастье.

– Я молю Бога, чтобы он не оставил тебя, Кэт. Но как же быть с твоим кузеном Томасом Калпепером, который во всеуслышание заявляет о любви к тебе? Ты флиртовала с ним на протяжении месяцев. Не разобьешь ли ты его сердце, выйдя замуж за короля?

– Том Калпепер – дурак, – надулась Кэт. – Он не захотел жениться на мне, Нисса. Он хотел только обольстить меня, обманщик! На Рождество он пытался добиться моей благосклонности, подарив мне отрез на платье. Взамен он рассчитывал порезвиться в моей постели. Но я живо поставила его на место! Как же, разобьется его лживое сердце! Он меня нисколечко не интересует! Да что там, он быстро найдет себе другую доверчивую дурочку.

Нисса подумала: Кэт отрицает интерес к Калпеперу с такой преувеличенной горячностью, что ей вряд ли можно верить. Наверное, она все-таки неравнодушна к нему. Однако Кэтрин Говард снова и снова заверяла Ниссу, что у нее есть все, чего она хочет: человек, который любит ее и сделает ее королевой. «А что есть у меня? – подумала Нисса. – Кто этот человек, с которым меня так стремительно соединили? Когда кончится короткое царствование доброй королевы Анны, начнется новая жизнь».

Глава 7

– Я бы в таких обстоятельствах не решилась повести себя так смело, как вы, – сказала Ниссе Анна Бассет. – Я предпочла бы где-нибудь спрятаться.

Разговор происходил во второй половине того же дня. Поглощенная своими новыми обязанностями, Нисса старательно протирала и чистила алмазные и золотые ожерелья королевы.

– Что это вы имеете в виду, госпожа Анна? – поинтересовалась Нисса.

Разумеется, целый день ловя на себе взгляды придворных дам – то откровенно враждебные, то просто любопытные, Нисса прекрасно понимала, о чем идет речь. До чего же они все лицемерны! Почему-то они сразу забыли о своих собственных тайных свиданиях с любовниками, большая часть которых отнюдь не была тайной. Ох, скорее бы какое-нибудь другое происшествие заняло их буйное воображение! Тогда на нее перестанут обращать внимание. Однако Нисса отнюдь не собиралась позволять сестрам Бассет издеваться над собой. Она не даст спуску ни невестке, ни племяннице короля, ни другим особам высокого ранга. Ее подружки-фрейлины – другое дело.

– Ну, знаете ли, Нисса Уиндхем, – с понимающей улыбкой начала Анна Бассет, но Нисса перебила ее.

– Де Винтер, – поправила она. – Нисса де Винтер. Ее сиятельство графиня Марч, с вашего позволения, госпожа Анна.

Нисса как ни в чем не бывало продолжала тщательно полировать ожерелье.

– Несомненно, вы сами накликали свою судьбу, – злобно прошипела Анна Бассет. – Ни один мужчина, даже с такой отвратительной репутацией, как у лорда де Винтера, не станет похищать женщину, не давшую к этому хоть какого-то повода. Это известно всем и каждому.

«Нет, я не стану давать ей пощечину», – уговаривала себя Нисса, стараясь не дать воли гневу. Неужели Анна Бассет и впрямь такая идиотка, что верит, будто есть женщины, желающие, чтобы их похитили и надругались над ними?

– Какой повод я давала? – ледяным тоном осведомилась Нисса. – Вы можете утверждать, что я хоть один раз была в обществе мужчин, госпожа Анна? Вы когда-нибудь видели, чтобы я поощряла любого из придворных джентльменов? Моя репутация безупречна.

– Была безупречна, смею заметить, – многозначительно откликнулась Анна.

– Мой кузен Томас Калпепер в прошлом году похитил жену лесничего, – сказала Кэт Говард, приходя на помощь Ниссе. – Она была очень хорошенькая. Том ухаживал за ней, но она всякий раз давала ему резкий отпор, чему я сама была свидетелем. Никак не могу сказать, что она его поощряла, но тем не менее он ее похитил. Дождавшись отъезда ее мужа, он вместе с тремя дружками нагрянул в их домик и добился своего. Мужчины сплошь и рядом похищают и насилуют женщин без всякого повода. Наверное, вам следует быть поосторожней, леди Анна, потому что вы чересчур много флиртуете, чтобы чувствовать себя в безопасности. Да что там, даже король, как я слышала, не прочь иногда воспользоваться случаем.

Кэт победно улыбнулась, но Анна еще не была повержена.

– Жена лесничего – не леди, – фыркнула она, – так что тут нечего и сравнивать. К тому же не сомневаюсь, что она вертела перед его носом юбками. Девчонка просто смеялась над вашим кузеном. Что до короля, Кэт Говард, берегитесь! То, что вы сказали, – оскорбление величества. Король – наш повелитель и имеет право делать все, что захочет.

– Вы просто бессердечны, – сказала Нисса. – Ни одна женщина, кто бы она ни была, не захочет стать игрушкой в руках насильника.

– Конечно! – поддержали Ниссу остальные, осуждающе глядя на Анну, которая наконец замолчала.

Сестры Бассет слыли невыносимыми занудами, хотя Кэтрин в отсутствие сестрицы вела себя менее чопорно.

На исходе дня королева отпустила Ниссу.

– Следующие два дня вы свободны, мадам. Даже на королевской службе женщины имеют право на медовый месяц, не так ли? – Анна широко улыбнулась, подруги Ниссы откликнулись дружным смехом, в то время как остальные дамы выглядели шокированными.

– Бесстыжая девка! – услышала Нисса.

– Вот именно, – прошептал кто-то в ответ. – Вместо того чтобы краснеть от стыда, задирает нос как порядочная! Дрянь!

Нисса не смогла распознать голоса, хотя отчетливо слышала каждое слово. Она стремительно обернулась, желая узнать, кто оскорбил ее, но дамы замолчали и приторно улыбались. Нисса пересекла комнату и склонилась в реверансе перед королевой.

– Благодарю ваше величество за щедрость и добрые пожелания.

– Иди, иди! – поторопила Ниссу улыбающаяся королева.

Нисса обнаружила своего дядю в одной из комнат дворца за игрой в кости в компании других джентльменов.

– Разрешите пожить у вас, милорд? Королева предоставила мне несколько дней отдыха, так что я теперь свободна.

Оуэн Фицхаг кивнул.

– Позвать тетю, чтобы составила тебе компанию? – спросил он. – Полагаю, она где-то здесь с Аделой Марлоу.

– Не нужно, дядя, я лучше побуду одна, – отказалась Нисса.

– А где твой муж?

– Тилли сказала Тоби, его слуге, где я буду. Он волен прийти или не прийти – как захочет, но я ни минуты не останусь под крышей Томаса Говарда!

– Опасно делать его своим врагом, – предупредил племянницу граф Марвуд. – Будь осторожна с ним, Нисса. Помни, что твой муж – его любимый внук.

– Если бы вы знали все, что знаю я, дядя Оуэн, то поняли бы, что я защищаю интересы Вариана де Винтера, в то время как его деда волнуют только интересы Говардов. Мой муж – не Говард. Кстати, герцог придерживается мнения, что женщина существует только для выгодных брачных контрактов. Наш союз с Варианом ему очень выгоден. Из-за моего нежелания жить под его крышей герцог просто сочтет меня глупой вспыльчивой девчонкой. Он очень обрадуется, если мы вскоре покинем дворец. Мы уже не нужны ему, и я благодарю за это Бога!

Оуэн Фицхаг рассмеялся:

– Характер у тебя такой же, как у твоей тетушки, но, к счастью, есть еще и практическое чутье, унаследованное от матери. Что ж, Нисса, раз так, я провожу тебя в наш дом. Хорошо, что я успел продлить аренду до июня.

В отличие от скромного домика в Ричмонде дом, который граф Марвуд снимал в Гринвиче, оказался величественным и просторным зданием с отдельным парком. Его построили сравнительно недавно, в царствование предыдущего короля Генриха VII. Ниссе с самого начала отвели большую спальню, к которой примыкала отдельная гардеробная и даже маленькая комната для Тилли. Из окон комнаты открывался прекрасный вид на парк. До сих пор Нисса почти не пользовалась этим пристанищем, но теперь обрадовалась, что оно у нее есть, поскольку это делало ее независимой от изобретательного герцога.

Стены комнаты были обшиты дубовыми панелями. Напротив широкого окна с резным подоконником располагался камин, недалеко от него – большая кровать с малиновыми бархатными занавесями. Возле камина стояла изогнутая скамья с вышитыми подушками. В изножье кровати стоял большой деревянный сундук.

– Хочу ванну! – заявила Нисса, едва переступив порог. – Настоящую горячую ванну, Тилли. Добавь в воду лавандового масла. Это напомнит мне о доме. Скоро мы поедем туда!

– Мы поедем в наш новый дом, миледи, – поправила Тилли.

– О нет, вначале мы заедем домой, в Риверс-Эдж, – возразила Нисса. – Мои родители должны познакомиться с лордом де Винтером, прежде чем мы отправимся в Винтерхейвен. Известие о моем замужестве наверняка потрясет их.

– А кто сообщит вашим родителям об этом браке, к которому принудил вас король, хотела бы я знать? – забеспокоилась Тилли. – Моя тетка Геарта наверняка найдет повод обвинить в этом меня.

Нисса рассмеялась:

– Думаю, даже Геарте не удастся возложить ответственность за этот брак на тебя. – Она продолжала уже серьезно: – Что касается мамы и папы, я еще не решила, как лучше сообщить им о том, что произошло. Не думаю, что можно изложить случившееся в письме. Папа наверняка придет в ярость и тут же примчится сюда. Наверное, нужно обсудить это с дядей и тетей, а потом уже решать.

Тилли кивнула. Она согласилась со своей госпожой, что письмо вызовет излишний переполох.

– Пойду займусь ванной, – спохватилась она.

С помощью слуг графа Марвуда возле камина установили большую деревянную ванну.

Тилли подсыпала в камин уголь, пока не установилось яркое ровное пламя. Слуги быстро сновали взад и вперед, таская ведра с горячей водой. Тилли повесила над огнем большой котел с водой, чтобы подливать в ванну кипяток по мере остывания воды. Когда последний слуга вышел из комнаты, Тилли влила в воду щедрую порцию лавандового масла, и помещение тут же наполнилось ароматом.

Удобно устроившись на подоконнике, Нисса смотрела в окно. Отсюда не было видно реки, но серебристая рябь, пробегающая по зеленым ивам с каждым порывом ветра, напоминала ей о родных местах. Всей душой она стремилась туда, в свой дом на реке Уай в Центральной Англии. Печально вздохнув, Нисса слезла с подоконника и подняла руки, чтобы Тилли раздела ее. Погрузившись в горячую душистую воду, Нисса начала успокаиваться. Королевский двор, конечно, блестящ и весьма занимателен. Можно считать, что она достигла цели, ради которой сюда приехала, хотя и не совсем таким путем, как ей бы хотелось. Но зато какое счастье, что всего через несколько недель она поедет домой! Домой в Риверс-Эдж! Домой в Винтерхейвен!

Винтерхейвен. Красивое название. Интересно, какой он, этот дом? Так ли он красив, как Риверс-Эдж? Или ее собственная усадьба Риверсайд? Бедный заброшенный Риверсайд. Неужели в нем никогда снова не поселится семья? Леди Дороти, мать ее отчима, раньше жила там, но теперь, когда ей под семьдесят, предпочитает жить с семьей сына в Риверс-Эдже.

«Риверсайд должен перейти к моему второму сыну, – решила Нисса. – Вторым сыновьям достается так мало!» Откуда вдруг эта странная мысль? Второй сын! Почему она уже думает о втором сыне, когда у нее еще нет первого? Более того, она пока отнюдь не уверена, что довольна своим замужеством, к которому ее принудили столь жестко и внезапно. Да будет ли он, этот первый сын? А что, если пойдут одни дочери? И должны ли рождаться дети, если нет любви? Ведь она не любит Вариана, хотя он утверждает, что любит ее. Удивительно! Как это он может ее любить? Ведь он совсем не знает ее, так же как она его. Нисса вдруг вспыхнула. Ну ладно, он познал ее в плотском смысле, да, но только однажды, да и те слова он произнес до того, как взял ее. Вариан сказал так просто из доброты, заключила Нисса. Что ж, по крайней мере это говорит в его пользу.

Намыливая свою госпожу, Тилли наблюдала за игрой эмоций на ее лице. Интересно, о чем сейчас думает госпожа Нисса? Может быть, она мечтает об этом красавце, которого король дал ей в мужья? Ох, как эти злоязычные слуги сегодня заискивали перед ней, безуспешно стараясь выведать вплоть до мельчайших деталей все, что касалось ее госпожи. Мужчины и женщины, до сих пор не обращавшие на Тилли ни малейшего внимания, теперь претендовали на ее откровенность. Как долго ее хозяйка тайком встречалась с графом Марчем? Была ли она целомудренна до приезда ко двору? Что ж, решила Тилли, придется ей их отшить. Откуда же ей знать больше, чем уже знают они? – так сказала им Тилли. Разве станет такая благородная леди, как ее госпожа, доверяться простой служанке? Тилли радовалась, что так здорово утерла нос этим гордецам, – так им и надо, чтобы больше не смотрели на нее сверху вниз.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 2 Оценок: 4
Популярные книги за неделю

Рекомендации