» » » онлайн чтение - страница 4

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 11 марта 2014, 17:56

Автор книги: Чингиз Абдуллаев


Жанр: Шпионские детективы, Детективы


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 4 (всего у книги 12 страниц) [доступный отрывок для чтения: 8 страниц]

Глава 7

Охрану было решено удвоить. Террачини и Брюлей начали негласную проверку всех сотрудников полиции, которые могли знать о приезде группы экспертов. Напряжение нарастало с каждым часом. Вечером задержали группу подростков, попытавшихся ограбить молодую женщину, вышедшую на прогулку. Ночью полиция арестовала одного англичанина, выехавшего на виа Тибуртина и едва не врезавшегося в стоящую машину. Водитель оказался в такой стадии алкогольного опьянения, что его пришлось проводить в отель и уложить на кровать, чтобы он проспался. При этом у него отобрали водительские права и выписали ему колоссальный штраф за вождение транспортного средства в пьяном виде.

Дронго приехал к Террачини, когда на часах было около двенадцати. Оба комиссара сидели за столом с опухшими от бессонницы лицами и воспаленными, красными глазами. Когда Дронго вошел в кабинет, один комиссар устало кивнул ему в знак приветствия, другой мрачно наклонил голову.

– Как письмо? – поинтересовался Дронго. – Эксперты что-нибудь нашли?

– Ничего. Обычная бумага, обычные буквы из нескольких итальянских газет, – ответил Брюлей. – Мы по-прежнему работаем, но он где-то здесь, именно здесь, в Риме.

– Ждете, когда он убьет очередную жертву? – спросил Дронго, усаживаясь на стул.

– У тебя есть какое-нибудь конкретное предложение? – разозлился Брюлей. – Легче всего заявляться сюда ночью и обвинять нас в том, что мы ничего не делаем. У тебя есть идея, как его вычислить?

– Если бы я знал, где он, то уже поехал бы за ним, – в сердцах пробормотал Дронго. – Извините, я, кажется, нервничаю. Вся эта затея Вирджила Даббса кажется мне непонятной игрой, в которую мы ввязались, не зная ни правил, ни условий определения победителя. А этот тип получает информацию, которую не должен получать. И я начинаю бояться за синьору Фелачи.

– Рядом с ней постоянно дежурят восемь сотрудников полиции, – напомнил Террачини. – Если он попробует появиться рядом с ней, мы его возьмем.

– Если бы так к каждой молодой женщине можно было приставить восемь сотрудников полиции, – тихо произнес Дронго. – У меня зародилось подозрение, что это не совсем тот маньяк, которого мы ищем.

– Что вы хотите сказать? – не понял Брюлей.

– Насколько я понимаю психологию «охотников», они ищут предмет вожделения, не прибегая к подобным уловкам. Почему наш маньяк поступает по-другому? Ему нужна очередная жертва. Любимый тип женщины. Но зачем ему связываться именно с сотрудницами полиции? Или он не просто маньяк, а некий тип, сочетающий в себе агрессивно-сексуальное начало с шизофренической страстью к популярности? По-моему, нам нужны психиатры, чтобы объяснить такой необычный феномен.

– Вот и занимайся психиатрами, – посоветовал Брюлей. – Меня волнует не его страсть к известности, а его желание убить офицера полиции, которое он нам демонстрирует. Ты знаешь, сколько человек в Риме и в Лионе могли знать о нашем приезде? Больше трехсот! Вот их мы сейчас и проверяем.

– Ясно, – Дронго поднялся, – а я вам мешаю.

– Не совсем. Но это обычная полицейская работа. Все, что надо, мы делаем. Нужно проверить каждого из этих трех сотен. Доулу легче. У него только пятеро подозреваемых. Если хочешь, я могу дать тебе адрес, куда мы увезли твою семью. В Швейцарии.

– Не нужно, – быстро перебил его Дронго. – Вдруг этот тип умеет читать мысли? Я не хочу, чтобы он узнал от меня об их существовании. Среди ваших трех сотен много людей, знающих о Швейцарии?

– Ни одного, – ответил Брюлей, подмигнув Дронго. – Не забывай, там и моя жена. Чтобы узнать адрес, нужно хорошо покопаться в моей голове. Или меня убить. Второе легче, но тогда невозможно будет никого найти.

– Может, мне поехать к синьоре Фелачи? – предложил Дронго. – Будет гораздо спокойнее, если я буду рядом с ней.

Оба комиссара переглянулись. Брюлей пожал плечами. Не он принимал здесь решения. Террачини покачал головой.

– Нет, – решительно отрезал он. – Мы можем сорвать весь наш план. Если преступник знает, что сюда приехали эксперты, он может узнать и про вас. Вы слишком известный человек, слишком заметный. И ваше появление рядом с домом синьоры Фелачи не останется незамеченным. Преступник может уехать из Рима, и мы снова его потеряем. Лучше возвращайтесь в отель и немного поспите. Завтра утром вам нужно будет просмотреть с синьором Даббсом все сообщения в Интернете. А на двенадцать часов дня мы собираем наших известных психиатров. У вас будет возможность поделиться с ними вашими сомнениями.

Дронго кивнул в знак согласия и пошел к выходу. Оставалось надеяться, что сегодня ночью преступник не станет охотиться. Выйдя из здания, он направился к остановке такси. В это позднее время на улицах Рима было достаточно много свободных машин. Часы показывали пятнадцать минут второго. Начал моросить дождь, и Дронго с неудовольствием подумал, что его легкая куртка не лучшая защита от дождя. В начале марта на Апеннинах могут быть сильные ливни, он это хорошо помнил. «Нужно будет завтра купить себе новый плащ», – машинально подумал Дронго.

Когда он подъехал к отелю, дождь усилился. Портье вручил ему ключ от триста шестнадцатого номера. В отеле «Юлий Цезарь» ключи были массивные, с выбитыми на них номерами комнат. Поднимаясь в лифте, Дронго подумал, что нужно позвонить Луизе, может, она не спит. Хотя в два часа ночи она вряд ли ждет его звонка. Он открыл дверь, вошел в свой номер. За окном слышался шум дождя. Дронго снял куртку, пиджак, развязал галстук, расстегнул верхние пуговицы на рубашке, затем присел к столу. Если план Даббса сработает, то убийца сейчас должен быть где-то рядом с Луизой. От одной такой мысли Дронго стало очень неуютно.

Он посмотрел на телефонный аппарат. Два часа ночи. Неужели она спит? Или нервничает, реагируя на каждый звук, каждый шорох? Так можно сойти с ума, постоянно ожидая увидеть занесенный над тобой скальпель убийцы. Или нож. Или он не станет убивать ее своим обычным способом, выполняя «художественную работу»? Нужно целиком потерять человеческий облик, чтобы так издеваться над живым существом. Самое страшное, что «стаффордский мясник» получает удовольствие от боли и страха своих жертв. От боли и страха.

Что такого могло случиться в его детстве, отчего началась цепь психических отклонений и он превратился в такого убийцу? Откуда вообще берутся подобные типы? Все они из детства, все оттуда. Что же пережил этот мальчик, что именно он увидел в детстве, чтобы, став взрослым, превратиться в подобное существо?

Дронго хорошо знал: каждый человек имеет определенные отклонения от того, что принято считать общей нормой, которые выражаются в творческих поисках, в хобби, в привычках, характере, склонностях. Среди этих отклонений могут быть и порочные, и абсолютно невероятные. Но только немногих людей их отклонения превращают в «охотников» за себе подобными, только немногие люди так перерождаются, что превращаются в диких зверей.

Внезапно ночную тишину разорвал телефонный звонок. Дронго чуть не подскочил от неожиданности. Он взглянул на часы – пять минут третьего ночи. И поднял трубку.

– Вы не спите? – услышал он голос Луизы.

– Нет, – ответил Дронго, совершенно не удивившись, словно они договаривались о столь позднем разговоре.

– Не могу заснуть, – призналась она. – Мне кажется, он где-то рядом со мной.

Дронго был готов с ней согласиться, но знал, что этого нельзя делать ни при каких обстоятельствах.

– Его нет, – ответил он. – Вас охраняют лучшие офицеры полиции. Мне сказали, что восемь человек. Восемь человек вокруг вас. Он не полезет к вам, просто побоится. Такие существа бывают очень трусливыми. Если он знает, что мы приехали в Рим, то должен знать, и как вас охраняют.

Луиза промолчала.

– Алло, вы меня слышите? – встревожился Дронго.

– Слышу, – ответила она. – Вы знаете, что я его не боюсь. Но у меня такое неприятное предчувствие. И… честно говоря, все еще болит колено.

– Извините, – пробормотал он. – Я испугался, подумал, что в вашем плаще мог оказаться посторонний предмет.

– Понимаю… – Она опять помолчала. – Простите, что я вас побеспокоила. Но вы говорили, что лучшее время для размышлений – это ночь. Спокойной ночи!

– Спокойной ночи. – Он положил трубку.

Бедная девочка! Ей только двадцать семь. Изображать из себя потенциальную жертву маньяка непросто. И видеть все эти фотографии, которые он, мужчина, не может вспомнить без содрогания. И после этого она все же согласилась на такую роль. Дронго поднялся, прошел в ванную комнату. Раздевшись, оставил одежду на стуле, встал под горячий душ.

Если убийце известно о приезде экспертов в Рим, значит, он должен каким-то неведомым образом узнать и об игре, которую начал против него Вирджил Даббс. Дронго нахмурился. Тогда выходит, что их первоначальный план не совсем продуман. Преступнику удается неизвестно как добывать информацию, которой у него не должно быть. А этот его непонятный вызов, ненужная бравада?

Вновь раздался телефонный звонок. Дронго подумал, что это снова Луиза. Он достал полотенце, вытер руку, прежде чем снять трубку, висевшую в ванной комнате.

– Слушаю вас, – сказал Дронго, выключая воду.

– Вы напрасно ждете, что я так легко попадусь, – услышал он резкий голос незнакомца. Этот голос он запомнит надолго. Этот голос он запомнит навсегда. И уже никогда больше не спутает ни с каким другим.

– Кто это? – спросил Дронго, едва не поскользнувшись в ванной.

– У вас ничего не выйдет. – Кажется, в голосе говорившего послышались нотки превосходства. Или торжествующей радости. И этот тип не итальянец. Он – англичанин. Во всяком случае, англоязычный гражданин – из страны, где говорят по-английски.

– Кто со мной говорит? – Дронго напряженно вслушивался. Он понимал, как важна каждая деталь их разговора, каждый услышанный шум, каждое слово говорящего.

– Ты знаешь, – ответил неизвестный и разъединился.

Дронго растерянно посмотрел на трубку и протянул руку, чтобы ее повесить. При этом пошатнулся, схватился за стену. Затем вылез из ванной и поспешил к входной двери. Прислушался. Пока никого. Дверь закрыта, но она послужит ненадежной защитой, если выбьют замок. Дронго принес стул и прислонил его к двери. Затем поспешил к телефону. Хотел взять трубку, но передумал. Если этот тип сумел выяснить, где именно остановились приехавшие эксперты, значит, он гораздо ближе к ним, чем они предполагали. Дронго достал из кармана мобильный телефон, включил его. За дверью послышался шум, и он замер. Если убийца решится войти в его комнату, шансов не останется. У него не было с собой никакого оружия. Но шум быстро стих. Дронго набрал номер полицейского комиссариата и попросил к телефону комиссара Террачини. Сонный дежурный ответил, что синьор Террачини уехал домой час назад. Дронго, подумав, набрал телефон отеля и попросил соединить его с номером комиссара Брюлея. Первый звонок, второй, третий, пятый, седьмой… Брюлей не отвечал. Дронго хотел уже перезвонить, когда услышал голос комиссара:

– Кто это?

– Извините, что я вас беспокою, – быстро начал Дронго, – но он мне позвонил.

– Кто позвонил? – все еще не мог понять Брюлей.

– Наш «знакомый». Он знает, в каком отеле мы остановились. У вас есть с собой оружие?

– Нет. Я не люблю его с собой возить. Тем более я не мог взять его в Москву.

– Звоните в полицию, – крикнул Дронго, – пусть пришлют в отель своих офицеров. И не выходите никуда из номера. Ни в коем случае.

Минуту спустя он снова связался по мобильнику с отелем и попросил соединить его с номером, где остановился Вирджил Даббс. Американец ответил почти сразу, но было ясно, что он тоже спал и поднял трубку телефона, стоявшего рядом с ним.

– Слушаю вас, – отозвался Даббс, шумно зевая.

– Извините, что звоню в такой час, – начал Дронго, – у вас есть с собой оружие?

– Разумеется. Офицерам ФБР разрешают носить оружие. Почему вы меня спрашиваете об этом?

– Только что мне в номер позвонил наш «знакомый». Тот самый, которого мы ищем. Вы меня слышите? Он со мной разговаривал. Он знает, где мы живем.

Даббс изумленно молчал. Затем осторожно уточнил:

– Из Стаффорда?

– Да. Он знает, где мы остановились, – повторил Дронго, начиная злиться. Даббс слишком долго приходит в себя. Или он ошарашен не меньше самого Дронго? – Убийца знает о нашем отеле. Я беспокоюсь, что он может ворваться к кому-то из нас в номер. Приготовьте оружие и проверьте входную дверь. Никуда не выходите. Брюлей уже позвонил в полицию.

– Я выйду и посмотрю, – решительно заявил Даббс, наконец осознав, о чем ему говорит Дронго. – Может, он еще в отеле? Нельзя упускать такой шанс.

– Послушайте, мистер Даббс, – разозлился Дронго. – Я позвонил вам не для этого. Забудьте про свой героизм. Это явно не тот случай. Он знает о нашем приезде, знает, в каком отеле мы остановились. Это совсем не шутки. И не повод для демонстрации вашей смелости. Я не уверен, что он сейчас не ждет каких-то глупых действий с нашей стороны. Дождитесь полиции, никуда не выходите. Это очень серьезно…

– Не нужно меня пугать, – перебил его Вирджил, – откуда он мог узнать, где мы остановились? Может, это чья-то глупая шутка?

– В три часа ночи? – спросил Дронго. – У вас много таких знакомых шутников в Риме? У меня – нет. Не выходите из номера. Считайте это моей личной просьбой.

– Хорошо, хорошо, – раздраженно согласился Вирджил, – я только не понимаю, как он мог позвонить? Он же разоблачил себя подобным звонком. Теперь мы его легко вычислим.

– Не знаю, – честно ответил Дронго, – я пока меньше всего об этом думаю. Но не выходите из номера, – снова попросил он.

Положив мобильный телефон на столик рядом с собой, Дронго прислушался. За дверью было тихо. Но вдруг ему показалось, что он чувствует чужое дыхание. Дронго нахмурился. Вирджил прав. Если преступник решил позвонить, значит, он пошел ва-банк. И решил таким необычным образом заявить о себе. Но почему? Зачем он это делает? Неужели не понимает, что каждый раз, когда он выходит на контакт, то подставляет себя? Или хочет, чтобы его взяли? Нужно позвонить Луизе и рассказать ей об этом загадочном звонке. Нужно обязательно ей сообщить.

И в этот момент снова зазвонил телефон. В третий раз за ночь. Дронго смотрел на аппарат. Первый звонок, второй, третий… Чего он боится? Нужно ответить. Может, удастся выяснить, откуда звонит этот незнакомец. Дронго поднял трубку.

– Да, – сказал он чуть дрогнувшим голосом.

– Извините, что беспокою вас так поздно, – услышал он знакомый голос Мишеля Доула, – я знаю, что вы обычно не спите в это время. Я полагаю, что нам удалось вычислить приехавшего в Кельн английского гостя. Алло, вы меня слышите? Мне удалось его вычислить.

Глава 8

В эту ночь уже никто не заснул. Полиция приехала через восемь минут. Еще через двадцать минут прибыл крайне недовольный Террачини, которого вызвали из дома. Он уже успел принять снотворное и даже заснуть, когда ему позвонили. Поиски в отеле ни к чему не привели. Достаточно быстро удалось выяснить, что звонили из подземного перехода, находящегося в центре города у станции метро «Кавур». Посланная на место группа сотрудников полиции, естественно, никого там не обнаружила.

В пятом часу утра Террачини собрал срочное совещание, для чего в отеле специально открыли ресторан. Сотрудники комиссара сидели мрачные, недовольные, считающие, что преступник, по существу, издевается над ними. Даббс расположился в углу и чертил какие-то геометрические фигуры, не вмешиваясь в общий разговор. Брюлей устроился рядом со своим итальянским коллегой, а Дронго оказался на другом конце стола.

Как известно, в отношении к работе особенно ярко проявляются характеры. Существуют индивидуумы, которые слишком серьезно воспринимают на службе самих себя, и есть люди, которые настолько серьезно относятся к своему делу, словно это самое важное занятие на свете. Террачини принадлежал ко второму типу людей. Он часто ворчал, бывал недоволен, постоянно недосыпал, но к своим собственным обязанностям всегда относился сверхсерьезно.

– Этот сукин сын решил сыграть с нами в свою игру, – зло заявил комиссар, – но он глупо подставился. Нам нужно вычислить, кто знал о приезде группы экспертов и о том, где они остановились. Вы составили список? – спросил он у одного из своих офицеров.

Тот устало кивнул:

– Почти никто этого не знал. Мы, конечно, проверяем, но про отель было известно только членам нашей группы. Даже в национальном бюро Интерпола в подробности были посвящены немногие.

– Сколько человек? – рявкнул Террачини.

– Из сотрудников национального бюро только двое, – ответил офицер. – Мы их проверяем, но…

– Что, что? Говорите, – торопил Террачини.

– У обоих семьи, у одного четверо детей, у другого – двое. У второго есть даже внук. Оба более двадцати лет в полиции. Прекрасные послужные списки. Мы не думаем, что эти люди… Простите, синьор комиссар, но больше никого нет.

– Никто не считает, что этот маньяк – сотрудник полиции в Риме, – вмешался Брюлей, – или что у него есть сообщник среди ваших коллег. Иначе мы его легко вычислили бы. Достаточно выяснить, кто из сотрудников полиции отсутствовал на работе именно в те дни, когда этот маньяк совершал убийства. Вы же понимаете, что такого совпадения быть не может. И если преступник не дурак, а он, судя по всему, совсем не дурак, а скорее психопат, то правильнее предположить, что он мог воспользоваться сведениями, которые получил от одного из ваших сотрудников. Но только сведениями. Остается выяснить, кто из ваших людей мог рассказать ему о нашей группе.

– Никто, – отрезал Террачини. Ему принесли кофе, и он благодарно кивнул головой, с завистью глядя на Брюлея, который достал трубку. Врачи запретили ему курить, и теперь вместо обычных двух-трех пачек сигарет в день он выкуривал лишь одну, злоупотребляя крепким кофе. – Я отвечаю за своих людей, – добавил комиссар, отхлебывая из чашки. – Никто из моих сотрудников не мог сообщить, где вы остановились. Все понимают, что могут подставить не только вас, но и своего коллегу – Луизу Фелачи.

– Может, кто-то в ее отделе? – предположил Даббс. – Зависть, соперничество, неприятие… Нужно проверить молодых женщин, они всегда критически относятся к своим более симпатичным коллегам.

Дронго вспомнил лицо женщины – офицера полиции, которая сопровождала их в ресторане. Конечно, ей не нравились ни порученная работа, ни Луиза Фелачи, ни ее кавалер. Но это совсем не значит, что она могла сообщить преступнику о месте проживания приехавших экспертов.

– Мы проверим всех сотрудников, – повторил комиссар, – и мужчин, и женщин. Всех, без исключения. Даже секретарей и водителей. Но я думаю, что нам лучше исходить из версии мистера Доула. Он считает, что убийца скорее всего англичанин, и поэтому решил поискать его среди подозрительных людей, побывавших в Кельне. Оказалось, что один из пяти граждан Великобритании, зарегистрированных в тот день в этом городе, подходит под описание нашего маньяка.

– Доул звонил мне и сообщил об этом, – вставил Дронго.

– Я тоже с ним разговаривал, – сообщил Террачини. – Доул умеет искать. Он нашел человека, отправившего сообщение из Кельна. Сейчас полиция проверяет версию мистера Доула. Подозреваемый из Брайтона, ему сорок два года, белый, работает визажистом. Скотланд-Ярд выясняет, где он был в те дни, когда совершались последние убийства. А заодно проверяют и его группу крови.

«Визажист, – подумал Дронго, – мы ведь предполагали, что убийца может оказаться художником. Черт возьми, кажется, Доул вышел на верный след. Хотя сам Доул не совсем в этом уверен. Он сказал, что ему удалось вычислить англичанина, посетившего в Кельне интернет-клуб, но не назвал его убийцей. Это совсем разные вещи. Почему Доул не заявил более определенно? Его что-то смущало. Он ждет окончания проверки. Да, да. Ждет более конкретных фактов».

– Вы думаете, что этот визажист сейчас в Риме? – спросил Даббс.

– Мы проверяем все факты, – еще раз пояснил Террачини. Было заметно, что наибольшее раздражение у него вызывают Даббс и Дронго. План, предложенный американским экспертом ФБР, казался итальянскому комиссару чудовищно опасным, и он сильно беспокоился за жизнь сотрудников своего комиссариата. Что касается Дронго, то этот эксперт раздражал его и своим независимым поведением, и независимым мышлением. – Мы постараемся вычислить этого типа, но мне кажется, что эксперимент с синьорой Фелачи нужно завершать, – твердо заявил комиссар.

– Наоборот, – возразил Даббс. – Если «мясник» так рискует, значит, наша уловка сработала. Он сделает все, чтобы совершить преступление именно над нашей «приманкой». Коли ему известно о нашем приезде, то он наверняка должен знать и о нашей засаде. А то, что пока об этом молчит, лишний раз доказывает – он готовит какую-то пакость. Мы должны оказаться рядом с синьорой Фелачи раньше его.

– А если опоздаем? – в сердцах поинтересовался Террачини.

– Что? – не понял Даббс.

– Ничего. Постараемся сработать лучше, чем в случае с вами. Маурицио, – обратился Террачини к одному из своих сотрудников, – ты у нас, кажется, лучший стрелок?

В ответ молодой человек – красивый, высокий, стройный, голубоглазый – смущенно кивнул. Дронго почувствовал укол ревности. Или зависти.

– Поедешь к синьоре Фелачи и будешь рядом с ней, – приказал комиссар. – Не в соседней комнате, а рядом с ней. Ты меня понял? Сообщи ей, что это приказ. Мой личный приказ. Будешь ходить за ней в туалет и обратно. Вместе с ней купаться, есть, пить, спать. Если она захочет поменять прокладки, будешь ей помогать. Ты все понял?

– Ясно, – совсем смутился Маурицио. – Сейчас же поеду. – На вид ему было не более двадцати пяти лет. Было заметно, что такой приказ комиссара кажется ему чрезмерным.

– Все время рядом с ней, – твердо повторил Террачини, – а всем остальным проверять наших сотрудников. Всех, без исключения. Даже меня самого. Необязательно, что маньяк окажется среди проверяемых, но он может оказаться где-то рядом. Проверять всех без исключения, – махнул он рукой.

Брюлей взглянул на часы.

– Пожалуй, я поеду вместе с вами в комиссариат, – предложил он. – Сегодня нам уже все равно не заснуть.

– Я тоже поеду, – поднялся Даббс.

– Как хотите, – устало согласился Террачини. – Но в отеле я должен оставить охрану. У меня приказ руководства.

Дронго поднялся следом за остальными. Посмотрев на Маурицио, он подумал, что хотел бы оказаться на его месте. Но в его возрасте и в его положении неудобно напрашиваться на роль обычного телохранителя при красивой молодой женщине. Естественно, он ничего не сказал, но мысленно представил, какой красивой парой могут оказаться Луиза Фелачи и ее молодой коллега. И от этого ему вдруг стало грустно. В последнее время он вообще обратил внимание, что при виде красивых молодых людей ему чаще всего становилось грустно. Может, потому, что он почти физически ощущал, как со временем поблекнет и исчезнет эта красота? Или потому, что нередко видел несоответствие красивого внешнего облика внутреннему содержанию человека? А может, просто начал стареть и от этого завидовать молодым?

В полицию они приехали в шесть часов утра. Злые и невыспавшиеся сотрудники отдела встретили их недружелюбно. Всем казалось, что именно приезд экспертов Интерпола спровоцировал появление маньяка в Риме. С утра зарядил еще более сильный дождь, чем накануне, и Дронго в очередной раз подумал, что нужно сменить легкую куртку на плащ. Дом Джил находился в тридцати километрах от Рима, но Дронго и не думал там появляться. Если преступник знает, в каком отеле они остановились, то, возможно, наблюдает и за всеми их передвижениями. Ведь всякое может случиться. А что, если они так и не найдут маньяка?.. Дальше думать ему не хотелось. Нужно просто заехать в магазин и купить новый плащ.

Работа не прекращалась ни на минуту. Каждый был занят проверкой собственных списков, понимая важность и срочность задания. В Брайтоне всю ночь работали сотрудники Скотланд-Ярда, проверяя версии Мишеля Доула. В семь утра из Кельна еще раз позвонил Доул. У него не осталось никаких сомнений насчет подозреваемого англичанина. Вместе с Антоном Евстафьевым они нашли продавца в киоске, расположенном напротив входа в интернет-клуб, который сумел вспомнить, что видел выходящего оттуда человека, совпадающего по внешним приметам с подозреваемым. Ошибка полностью исключалась. Сообщение в Интерпол передал по Интернету из Кельна визажист из Брайтона Джордж Эннеси. Это означало, что Доул сумел сделать невозможное – вычислил в миллионном городе заезжего гостя. Уже в восемь часов утра отделение полиции в Брайтоне получило указание из Лондона – задержать Эннеси и допросить его.

Примерно в это же время, когда в Риме было уже девять, по всем городским отелям тоже началась проверка. Искали прибывшего из Великобритании Джорджа Эннеси. Еще через полчаса стало известно, что у себя дома в Англии Эннеси не ночевал. Его сестра сообщила, что он уехал два дня назад в Лондон к своему другу. В Рим были переданы фотографии Эннеси. В десять часов утра Террачини приказал их растиражировать и разослать по всему городу.

Дронго взял одну из фотографий, всмотрелся в лицо на снимке. Мягкие черты, полноватые губы, рыхлый подбородок, словно раздавленный нос… Неужели этот человек виновен в стольких преступлениях? Неужели он и есть тот самый «стаффордский мясник»? Теперь была известна и его биография. Дронго внимательно изучил листок с ее изложением. Учился, работал. В двадцать лет уехал в Канаду. Потом снова вернулся. Пытался открыть свое дело, разорился. Учился в Америке. Считался неплохим визажистом. Много ездил по Европе… Стоп! Это как раз не в его пользу. Но почему он? Почему именно этот тип? Никогда не был женат, живет вместе со старшей сестрой, также не вышедшей замуж. В справке ничего не говорилось и о наличии у Эннеси подруги. А ему, между прочим, уже сорок два года. Если у него никого нет, то почему? Почему в сорок два года у мужчины ни жены, ни любовницы? Это уже серьезный повод для размышлений.

«Впрочем, почему серьезный? – подумал Дронго. – Мне сорок пять, а я тоже один. Ведь Джил с детьми живут отдельно от меня. И у меня тоже нет постоянной любовницы или подруги. Вполне подхожу под такую справку. А еще у меня такая же группа крови, как у этого маньяка. И я люблю путешествовать.

Все-таки это очень несправедливо, – решил Дронго. – Если у женщины в сорок два года никого нет, то ее считают несчастной. Подруги жалеют, близкие пытаются найти ей подходящего человека. А если у мужчины в таком возрасте нет подруги, сразу возникает мысль о патологии. Считается, что он без труда, в любой момент может найти себе пару. И если рядом с ним нет женщины, то это вызывает подозрение, почему-то считается, что жить холостяком в сорок два года не совсем нормально».

Дронго еще раз посмотрел на фотографию Джорджа Эннеси. Неужели этот человек с таким лицом и с такими глазами убил стольких женщин? Его отец умер, когда парню было пятнадцать, мать – когда ему исполнилось уже тридцать пять. Внешне у Эннеси все выглядит благополучно. Как же возник тот самый зверь? С чего все могло начаться?

К нему подошел Вирджил Даббс.

– Довольно необычное лицо для маньяка, – сказал американец, – слабое и безвольное. Обычно у них немного другие лица. И совсем другие глаза. А этот скорее не похож на психопата. И кстати, у него нет знакомых полицейских ни в Италии, ни в Англии.

– Доул не мог ошибиться, – отозвался, не оглядываясь, Дронго. – И этот продавец опознал Эннеси.

– Я могу добавить еще кое-что, – сообщил Даббс. – Мы проверили: до того как отправить сообщение и фотографию нам, он вышел на свой сайт и переслал на него эту же фотографию. Как доказательство своей вины. Зачем он это сделал?

– Не знаю, – ответил Дронго. – Но если его сегодня арестуют, то узнаем.

– Теперь уже точно возьмем. – Даббс посмотрел на часы. – Не хотите составить мне компанию? Уже десять часов утра. Может, вместе позавтракаем?

– А где комиссар Брюлей?

– Он поехал в Национальное бюро. Хочет проверить на месте, кто мог знать о нашем приезде. Но как только Эннеси будет в наших руках, мы сразу у него выведаем, кто сообщил ему о нашей группе. Так вы идете завтракать?

Дронго кивнул в знак согласия, положив фотографию Эннеси на столик. Остается определить группу крови этого типа и узнать, где он находился в те моменты, когда совершались эти убийства по всей Европе.

Едва они вышли из здания полиции, как снова хлынул проливной дождь. Пришлось перебегать от дома к дому в поисках подходящего кафе.

Наконец одно они облюбовали. Даббс заказал себе сэндвич и кофе-эспрессо, а Дронго попросил принести ему чай и омлет с сыром. Размешивая в кофе ложку сахара, Даббс поинтересовался у коллеги:

– Что вы думаете насчет Эннеси?

– Не знаю, – ответил Дронго. – Пока не знаю. Доул не мог ошибиться. Вы тоже вряд ли ошибаетесь. Получается, что маньяк, которого мы ищем, именно Эннеси. А почему вы раньше не могли уточнить, что он заходил на свой сайт?

– Каким образом? – спросил Даббс. – Мы ведь не знали, кто именно отправил нам сообщение. Вы представляете, какое количество людей одновременно работает в Интернете? У него свой сайт и свой пароль. Мы не можем следить за всеми одновременно. Это нереально. Хотя сейчас пытаемся вычислять педофилов и маньяков по их сообщениям. Но они обмениваются паролями, у них своя закрытая информация, свои коды, свои закрытые сайты, свои секреты. Поэтому мы и вышли с предложением создать Компьютерпол. Самое время. Весь мир уже помешался на Интернете. Сегодня невозможно представить без него нашу жизнь…

– И смерть, – добавил Дронго.

– И смерть, – согласился Даббс. – Через компьютер можно вывести из строя корабли и поезда, сбить самолеты с курса, устроить аварию, в общем, сделать все что угодно. Мы стали слишком доверять нашим компьютерам. Я все время с ужасом думаю, что может произойти, если однажды неведомый вирус уничтожит все наши программы. Человечество просто остановится в своем развитии. И все придется начинать сначала.

– Не придется, – мрачно заметил Дронго. – У этих типов свой подпольный мир, с его пиратскими сайтами, незаконными копиями, нелицензионными программами…

– Да, – согласился Даббс. – Между прочим, Марку Дютро, тому самому убийце из Шарлеруа, помогала его жена. И еще у него было несколько друзей, с которыми он обменивался информацией. Жену арестовали, а с друзьями пока неясно. Но мне нужно бежать. Мы проверяем всю информацию об Эннеси во Всемирной сети. Его связи, его письма по электронной почте за последние годы. Извините меня. Я оставлю деньги за мой завтрак на столике.

– Необязательно, я заплачу. – В Дронго проснулся кавказский мужчина.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации