» » » онлайн чтение - страница 9

Текст книги "Письмо Виверо"

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

  • Текст добавлен: 4 ноября 2013, 20:47


Автор книги: Десмонд Бэгли


Жанр: Зарубежные приключения, Приключения


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 9 (всего у книги 23 страниц)

– Это Петен – Старая Империя, пришедшая в упадок в одиннадцатом веке. Позднее сюда пришли Ица – свежая кровь, давшая толчок развитию цивилизации майя. Они возродили некоторые старые города, такие, как Чичен-Ица и Коба, и построили новые, такие, как Майяпан. Забудьте про юг, сконцентрируйте свое внимание на самом полуострове Юкатан. Что здесь кажется странным?

– Вот это чистое пространство на востоке. Почему они не строили здесь?

– Кто сказал, что не строили? – спросил Фаллон. – Это Кинтана Роо. У местных обитателей существует глубоко укоренившееся враждебное отношение к археологам. – Он постучал пальцем по карте. – Вот здесь они убили археолога и вмуровали его скелет в стену, нависшую над морем, как своего рода украшение – и в качестве предупреждения другим. – Он усмехнулся. – Все еще желаете поехать с нами?

Маленький серый человек внутри меня издал испуганный крик, но я как ни в чем не бывало улыбнулся в ответ.

– Я поеду туда же, куда и вы.

Он кивнул.

– Это произошло довольно давно. Коренные индейцы порастеряли свою воинственность. Но все равно путешествие будет не слишком приятным. Местные обитатели настроены враждебно – как чиклерос, так и индейцы Чан Санта Розы; но самое худшее там – сама земля. Вот каковы причины наличия этого большого белого пятна – и Уашуанок находится посередине.

Он согнулся над картой и принялся сравнивать ее с отпечатком.

– Я думаю, он расположен где-то здесь – плюс минус двадцать миль. Виверо не имел возможности произвести тригонометрические измерения, когда делал этот набросок; мы не можем полагаться на него чрезмерно.

Халстед покачал головой.

– Нам предстоит адская работа.

Подняв голову, он увидел, что я улыбаюсь. Я не понимал, в чем здесь могут возникнуть трудности. В библиотеке Фаллона мне попадались на глаза картины, изображающие города майя; там были пирамиды размером со здание Пентагона в Вашингтоне, и я не представлял, как можно не заметить одну из них.

Халстед сказал холодно:

– Возьмите окружность диаметром двадцать миль и вы получите триста квадратных миль, которые надо прочесать. Вы можете пройти в десяти футах от структуры майя, не заметив ее. – Его губы растянулись в невеселой улыбке. – Вы можете даже пройти по ней и не узнать об этом. Увидите сами.

Я пожал плечами и решил не спорить, хотя не верил, что на самом деле все так плохо.

Фаллон сказал взволнованно:

– Чего я не понимаю, так это почему такой человек, как Гатт, столь настойчиво проявляет свою заинтересованность. Я не вижу ни одного существенного мотива для его вмешательства.

Я в немом изумлении посмотрел на Фаллона, а затем сказал:

– Золото, разумеется! Гатт охотник за сокровищами.

На лице Фаллона появилось озадаченное выражение.

– Какое золото? – спросил он мрачно.

Теперь настала моя очередь принять озадаченный вид.

– Вы же читали письмо Виверо, черт возьми! Разве он не описывает там королевский дворец, весь покрытый золотом? Разве он не упоминает золото снова и снова. Он пишет даже про золотую гору!

Халстед разразился хохотом, а Фаллон посмотрел на меня так, словно я сошел с ума.

– Где бы майя взяли столько золота, чтобы покрывать лм здания? – спросил он. – Попробуйте призвать на помощь немного здравого смысла, Уил.

На какое-то мгновение я подумал, что и на самом деле схожу с ума. Халстед смеялся, качая головой, а Фаллон рассматривал меня с интересом. Я повернулся к Харрису, который развел руками и выразительно пожал плечами.

– Это выше моего понимания, – сказал он.

Халстед все еще пытался взять себя в руки. В первый раз я видел его искренне веселящимся.

– Не вижу ничего забавного, – сказал я кисло.

– Не видите? – спросил он, вытирая глаза. Он перевел дыхание. – Это самая забавная вещь, которую я слышал за последние несколько лет. Расскажите ему, Фаллон.

– Вы в самом деле думали, что Уашуанок весь пропитан золотом – или что такое когда-то было? – спросил Фаллон. Он тоже заулыбался, словно заразившись от Халстеда какой-то инфекцией.

Я начинал злиться.

– Так написал Виверо, не правда ли? – Я взял снимки и сунул их Фаллону под нос – Вы верите этому, не так ли? Виверо показал города там, где они есть на самом деле, так что в этом вы ему верите. Почему же вас так забавляет остальная часть его истории?

– Виверо самый большой лжец в западном полушарии, – сказал Фаллон. – Он посмотрел на меня с удивлением. – Я думал, вы знаете. Я говорил вам, что он лжец. Вы слышали, как мы это обсуждали.

Я приказал себе расслабиться и сказал медленно:

– Не могли бы вы повторить это снова, по возможности простыми словами? – Я посмотрел на Харриса, который, судя по выражению его лица, был озадачен не меньше меня. – Я уверен, что мистер Харрис тоже хотел бы узнать, в чем соль этой шутки.

– Ох, я понял, – сказал Фаллон. – Вы на самом деле приняли письмо Виверо за чистую монету. – Халстед скова разразился хохотом; я уже начал от этого уставать.

Фаллон продолжил:

– Давайте возьмем одно или два утверждения, встречающиеся в письме. Он говорит, что род де Виверо имеет древние корни, но был разграблен маврами и семейное состояние оказалось потеряно. Он бессовестно лжет. Его отец был ювелиром, но дедушка его был простой крестьянин, ведущий свое происхождение от многих поколений крестьян. Фамилия его отца была Виверо, и Мануэл сам добавил к ней аристократическую частицу, превратив в де Виверо. Он сделал это в Мексике – ему никогда бы не удалось проделать такое в Испании. К тому времени, когда Мервилл посетил мексиканскую ветвь семьи, миф уже окреп. Вот почему он не мог поверить в то, что де Виверо сам изготовил поднос.

– Так значит, он солгал в этом утверждении. Ну и что? Множество людей лгут по поводу самих себя и своих семей. Но как вы узнали, что он солгал насчет золота? И зачем ему сочинять подобные небылицы?

– Все золото, имевшееся у майя, было импортировано, – сказал Фаллон. – Оно поступало из Мексики, из Панамы и с Карибских островов. Эти люди жили в неолите, они не умели обрабатывать металл. Вспомните, как Виверо описывает их оружие – деревянные мечи с каменными остриями. Тут он прав, этот камень был обсидиан.

– Но майя имели золото, – возразил я, – Вспомните, что нашли при обследовании сенота в Чичен-Ице. Я читал про это.

– Ну и что они нашли? Множество различных мелких изделий из золота – все они импортированы, – сказал Фаллон. – Чичен-Ица была религиозным центром, и сенот являлся священным. Вы найдете священные колодцы в любой части мира, где совершаются жертвоприношения, и сеноты имели особенное значение на Юкатане, где так не хватает воды. Паломничества в Чичен-Ицу совершались в течение столетий.

Харрис сказал:

– Нельзя пройти мимо фонтана в Нью-Йорке, чтобы при этом кто-нибудь не бросил в него деньги.

– Точно, – с готовностью согласился Фаллон. – По-видимому, в этом проявляется какая-то примитивная тяга к воде. Три монетки в фонтан – и все такое прочее. Но майя не имели собственного золота.

Я был поставлен в тупик.

– Тогда какого черта Виверо написал, что оно у них было?

– Ох, это поначалу озадачило и меня, но потом мы с Халстедом посовещались и пришли к одной теории.

– Был бы рад ее услышать, – сказал я без особого энтузиазма.

– Виверо обнаружил что-то – в этом нет сомнений. Но что это такое, мы не знаем. Он проявил скрытность, поскольку, очевидно, не хотел разглашать свой секрет любому случайному человеку, в чьи руки могло попасть письмо. Он дает понять достаточно ясно только то, что желает предоставить славу первооткрывателей своим сыновьям – во имя процветания семьи де Виверо. Поэтому, если он не мог открыто рассказать своим сыновьям, в чем заключается этот таинственный секрет, ему оставалось только найти какой-нибудь другой способ привлечь их – тем, что они обязательно захотят найти. Золотом!

Я тяжело опустился в кресло, чувствуя себя удрученным.

– А почему испанцы захотят найти золото там, где его нет? Вы заставляете меня ходить по кругу.

– Это достаточно просто. Испанцы прибыли в Мексику в поисках легкой добычи – и они нашли ее. Они разбили ацтеков и обнаружили большое количество золота в богатых храмах и во дворце Монтесумы. Но они не смогли понять, что его запасы не бесконечны. Они не были чересчур глубокомысленными людьми, и им никогда не приходило в голову, что груда золота, награбленного ими у ацтеков, копилась в течение столетий, постепенно, год за годом. Они считали, что где-то должен быть главный источник, возможно какой-нибудь рудник. Они дали ему имя, назвав Эльдорадо, – и никогда не прекращали его искать. Но Эльдорадо не существует.

Представьте себе этих испанских солдат. Разграбив ацтеков, Кортес решил поделить добычу. После того, как он обманул и обсчитал своих капитанов, капитаны запустили свои липкие пальцы в оставшееся, и простым солдатам досталось совсем немного. Возможно, золотая цепочка или винная чаша. Это были солдаты, а не колонисты, и всегда по другую сторону холма они ожидали найти Эльдорадо. Поэтому они атаковали майя, а затем Писарро напал на инков Перу. Они стирали с лица земли целые цивилизации только потому, что не были готовы заняться добычей золота самостоятельно. Оно было здесь, это верно, но только не на Юкатане. У майя, как и у ацтеков, имелось достаточно много золота, но не в таких количествах, чтобы они могли покрывать ими здания или изготавливать из него желоба для дождевой воды. Аристократы носили небольшие золотые украшения, и жрецы в храмах использовали при совершении обрядов золотую утварь.

Харрис спросил:

– Так значит, все эти рассказы Виверо насчет золота были просто приманкой для его мальчиков?

– Похоже, что так, – сказал Фаллон. – Да, кстати, он и на самом деле удивил майя, когда расплавил золото и отлил статуэтку. Это было нечто такое, чего они раньше никогда не видели. Я покажу вам образец оригинальной работы майя по золоту, и вы поймете, что я имею ввиду. – Он подошел к сейфу, открыл его и вернулся обратно с маленьким золотым диском. – Это тарелка, которой, вероятно, пользовался аристократ. Вы можете видеть, что она покрыта искусной резьбой.

Тарелка казалась тонкой и хрупкой. На ней был изображен воин с копьем и щитом на фоне других фигур, держащих в руках предметы странной формы. Фаллон сказал:

– Вероятно, поначалу это был самородок, который нашли где-то в горном потоке вдали от Юкатана. Майя расплющили самородок, придав ему нынешнюю форму, и вырезали это изображение при помощи каменных инструментов.

Я спросил:

– А как насчет горы из золота? Это что, была очередная ложь Виверо? Там не мог находиться какой-нибудь рудник?

– Ни единого шанса, – сказал Фаллон решительно. – По данным геологии, это невозможно. Полуостров Юкатан известняковый мыс – золотоносные породы там полностью отсутствуют. И других металлов там нет тоже, – вот почему майя, несмотря на высокий уровень своей цивилизации, так и не выбрались из каменного века.

Я вздохнул.

– Хорошо, я все понял. Золота там нет.

– Что приводит нас обратно к Гатту, – сказал Фаллон. – Какого черта ему нужно?

– Золото, – ответил я.

– Но я только что объяснил вам, что золота там нет, – произнес Фаллон раздраженным тоном.

– Да, объяснили, – согласился я. – И вы меня убедили. Так же как и Харриса. – Я повернулся к Харрису. – До того, как вы услышали эти объяснения, вы верили в то, что на Юкатане есть золото?

– Я думал, что все так и есть на самом деле, – признался он. – Сокровище, похороненное в разрушенном городе.

– Вот как, – сказал я. – Тогда почему вы считаете, что Гатт подумает по-другому? Может быть, он и образованный человек, но все же не эксперт по археологии. Я и сам достаточно начитан, но все равно поверил в погребенное сокровище. Я не обладаю техническими знаниями, которые помогли бы мне разоблачить ложь Виверо, так почему это должен сделать Гатт? Разумеется, его притягивает золото. У него менталитет конкистадора – это просто обыкновенный гангстер, жаждущий легкой наживы.

Фаллон выглядел удивленным.

– Конечно. Это не приходило мне в голову. Нужно, чтобы он узнал правду.

Харрис криво усмехнулся.

– И думаете, он вам поверит? – спросил он язвительно. – Только не после того, как он прочитал письмо Виверо. Черт возьми, я до сих пор вижу перед собой королевский дворец, весь сияющий на солнце, хотя знаю, что это неправда. Если вы хотите убедить Гатта, то вам предстоит нелегкая работа.

– Тогда он, должно быть, глупый человек, – сказал Фаллон.

– Нет, Гатт не глуп, – возразил Харрис – Он просто считает, что человек, который тратит на что-то столько усилий, сколько тратите вы, человек, который готов проводить свое время в джунглях, разыскивая что-то, ищет нечто весьма ценное. Гатт не верит в то, что научное знание обладает практической ценностью, поэтому здесь должно пахнуть деньгами. Он просто меряет вас по своим собственным стандартам, вот и все.

– Боже мой! – воскликнул Фаллон.

– У вас возникнут проблемы с Джеком, – сказал Харрис – Он не отстанет так просто. – Он кивнул в сторону отпечатков, лежащих на столе. – Где они были сделаны?

– Я располагаю долей акций одной строительной компании в Тампико. Я попросил использовать металлургическую рентгеновскую установку.

– Мне лучше проверить это, – сказал Харрис – Гатт может до нее добраться.

– Но негативы находятся у меня.

Харрис посмотрел на него с жалостью.

– Почему вы думаете, что эти негативы единственные? Сомневаюсь, что у них все получилось с первого раза – они дали вам лучшие снимки из серии. Я хочу посмотреть, что произошло с остальными и уничтожить их до того, как Гатт начнет разливать пальмовое масло среди ваших плохооплачиваемых техников.

Харрис был профессионал и никогда не забывал про это. Он абсолютно не верил в высокие качества человеческой натуры.

2

То, как Фаллон организовывал археологическую экспедицию, больше походило на подготовку военной операции – примерно такого же масштаба, как высадка войск на побережье Нормандии. Это был не бедный яйцеголовый ученый, собирающий крохи по существующим на пожертвование фондам и экономящий каждый доллар, чтобы иметь возможность выполнить дополнительную работу. Фаллон был мультимиллионер, у которого была своя причуда и который мог себе позволить тратить деньги так, словно он выкачивал их по персональному трубопроводу из Форг Нокса. Денег, которые он потратил на поиски Уашуанока, хватило бы на то, чтобы построить заново этот проклятый город.

Его первой мыслью было начать высадку с моря, но побережье Кинтана Роо изобиловало островами и скрытыми отмелями, и увидев, что на горизонте появились трудности, он отбросил эту идею. Но такой поворот событий его не встревожил; он просто зафрахтовал небольшой воздушный флот и перебросил снаряжение по воздуху. Чтобы начать эту операцию, ему пришлось послать вперед бригаду строителей, чтобы те построили взлетно-посадочную полосу на берегу залива Асценсион. Это место в итоге превратилось в базовый лагерь.

Как только взлетная полоса была готова, он послал туда разведывательный самолет, снаряженный специальным фотографическим оборудованием, чтобы тот, используя построенную базу, сделал аэрофотосъемку не только того района, где предположительно должен находиться Уашуанок, но и всей провинции Кинтана Роо и территории Юкатана. Это выглядело несколько чрезмерно, поэтому я спросил Фаллона, зачем он так делает. Его ответ был прост: он сотрудничает с правительством Мексики в обмен на определенные услуги – похоже, что картографический департамент испытывает большой недостаток информации об этих районах, и Фаллон согласился обеспечить его фотомозаикой.

– Единственный человек, который когда-либо производил аэрофотосъемку провинции Кинтана Роо, был Линдберг, – сказал он. – А с тех пор прошло уже немало времени. Когда снимки будут готовы, они нам очень помогут.

Из залива Асценсион вертолеты перебросили снаряжение в Лагерь-Два, расположенный в глубине полуострова. Фаллон и Халстед провели достаточно много времени обсуждая, где разместить Лагерь-Два. Они измерили рентгеновские снимки с точностью до миллиметра и, перенося результаты на большую карту Фаллона, пришли в итоге к окончательному решению. Теоретически Лагерь-Два должен бы быть разбит точно на вершине храма Юм Чака в Уашуаноке. Но такого, разумеется, не случилось, что, впрочем, никого не удивило.

Халстед одарил меня одной из своих редких улыбок, в которой, правда, не чувствовалось настоящего веселья.

– Участвовать в археологической экспедиции – все равно что служить в армии, – сказал он. – Вы можете использовать любую технику, какую пожелаете, но основную работу выполняют простые парни, передвигающиеся на собственных ногах. Вы еще пожалеете, что ввязались в эту авантюру, Уил.

У меня было такое впечатление, что ему не терпится увидеть, как я упаду лицом в грязь, оказавшись в поле Он относился к тому типу людей, которые глупо смеются, когда кто-то, поскользнувшись на банановой корке, ломает себе ногу. Примитивное чувство юмора! К тому же, он не слишком меня любил.

Ну а пока велись все эти приготовления, мы по-прежнему оставались во дворце Фаллона неподалеку от Мехико. Халстеды покинули свой собственный дом и перебрались сюда, и мы все собрались вместе. Пат Харрис все время находился где-то поблизости. Он без предупреждения отправлялся в таинственные поездки и возвращался назад так же неожиданно. Я полагаю, он докладывал о результатах Фаллону, но ничего не говорил остальным по той простой причине, что все были слишком заняты, чтобы интересоваться этим.

В один из дней ко мне подошел Фаллон и спросил:

– По поводу вашего опыта подводных погружений. Насколько он серьезен?

– Достаточно серьезен. Я совершил их немало.

– Хорошо, – сказал он. – Когда мы найдем Уашуанок, нам понадобится обследовать сенот.

– Тогда мне нужно дополнительное оборудование, – заметил я. – Того, что есть у меня, достаточно для любительских погружений в пределах досягаемости очагов цивилизации, но не для дебрей Кинтана Роо.

– Какого рода оборудование?

– Ну, во-первых, воздушный компрессор для перезарядки баллонов, – я сделал паузу. – Если придется погружаться на глубину более чем сто пятьдесят футов, то мне хотелось бы иметь декомпрессионную камеру на тот случай, если у кого-нибудь возникнут неприятности.

Он кивнул.

– О'кей, купите ваше оборудование.

Он отвернулся, и я вежливо поинтересовался:

– Что мне использовать вместо денег?

Он остановился.

– Ах, да. Я скажу моему секретарю обо всей позаботиться. Свяжитесь с ним завтра.

– Кто поедет вместе со мной?

– Вам нужен кто-то еще? – спросил он удивленно.

– Это главное правило – не погружаться одному. Особенно в сумрачные подземные глубины. Слишком много опасностей таится под водой.

– Хорошо, наймите кого-нибудь, – сказал он немного раздраженно.

Это была всего лишь второстепенная деталь основной проблемы, и ему не терпелось поскорее от нее избавиться.

Так что я занялся покупками и приобрел множество различного дорогого оборудования. Большую его часть можно было купить на месте, но с декомпрессионной камерой дело обстояло несколько сложнее. Я связался по этому поводу с секретарем Фаллона, и несколько телефонных звонков в Штаты произвели легкий шлепок по поверхности широко раскинувшейся империи Фаллона, в результате чего декомпрессионная камера прибыла с первым грузовым авиарейсом. Может быть, эта часть оборудования казалась излишней, но одно дело получить кессонную болезнь в Англии, где в порту есть госпитали, способные с ней справиться, или в крайнем случае Военно-Морские Силы протянут руку помощи, и совсем другое дело, когда ваша кровь начинает пузыриться, как шампанское, в самом сердце забытых Богом джунглей. Я предпочитал играть безопасно. Кроме того, Фаллон мог себе это позволить.

Скопившегося у меня к концу снаряжения хватило бы на то, чтобы открыть небольшой клуб любителей подводного плавания, и казалось бы, я должен радоваться представившейся возможности воспользоваться дорогим и хорошо сконструированным оборудованием, но этого не было. Оно досталось мне слишком легко. Мне не пришлось долго работать и откладывать деньги, чтобы его купить, и я стал понимать, почему богатые люди так часто испытывают скуку и начинают предаваться самозабвенному веселью. Но Фаллон был не таким, надо отдать ему должное; он посвятил себя археологии и занимался ею весьма профессионально.

Затем я разыскал Кэтрин Халстед и привел ее к бассейну.

– Хорошо, – сказал я. – Покажите мне.

Она посмотрела на меня с удивлением.

– Показать вам что?

Я кивнул в сторону аквалангов, которые принес заранее.

– Покажите мне, как вы умеете этим пользоваться.

Я смотрел, как она одевает снаряжение, не делая попыток ей помочь. Было видно, что Кэтрин с ним знакома достаточно хорошо, и, внимательно подобрав балласт, она без всякой суеты погрузилась под воду. Одев свой собственный акваланг, я последовал за ней, и пока мы неторопливо кружили возле дна бассейна, проверил, как она понимает интернациональные сигналы подводников. Когда мы выбрались из воды, я сказал:

– Вы наняты.

Она выглядела озадаченной.

– Нанята куда?

– Вторым аквалангистом в Уашуанокскую экспедицию.

Ее лицо просияло.

– Вы это серьезно?

– Фаллон поручил мне кого-нибудь нанять, а вы не можете поехать просто в качестве пассажира. Пойду сообщу ему плохие новости.

Как я и предполагал, поначалу он взорвался, но затем мне удалось его переубедить, сказав, что Кэтрин Халстед по крайней мере немного разбирается в археологии, и ему не удастся так просто найти аквалангиста-археолога в этой части света.

Должно быть, она поработала над своим мужем, поскольку тот не возражал, но я несколько раз ловил на себе его полные подозрений взгляды. Думаю, именно тогда Халстеда начал грызть жучок ревности, и у него в голове появилась идея, что я тут не к добру. Нельзя сказать, что меня особенно беспокоил ход его мыслей; я был слишком занят, обучая его жену, как пользоваться воздушным компрессором и декомпрессионной камерой. Мы стали с ней близкими друзьями и вскоре перешли на ты. Вплоть до этого времени я всегда называл ее миссис Халстед, однако трудно придерживаться таких условностей, когда вы целыми днями вместе плещетесь в бассейне. Но я ни разу не дотронулся до нее и пальцем.

Халстед никогда не называл меня иначе, чем просто Уил.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации