» » » онлайн чтение - страница 24

Текст книги "Харшини"

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

  • Текст добавлен: 3 октября 2013, 19:01


Автор книги: Дженнифер Фаллон


Жанр: Фэнтези


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 24 (всего у книги 34 страниц)

Шрифт:
- 100% +

Глава 46


– Что там стряслось в складских кварталах? – первым делом спросил Тарджа, едва Р'шейл появилась в дверях кабинета Верховной сестры. В комнате были только он, Гарет Уорнер и молодая женщина, которую Р'шейл сначала даже не признала. У нее были длинные светлые волосы, одета она была в домотканые шаровары и матерчатую куртку, а на плечах почему-то висел плащ защитника. В очаге жарко горело пламя, и в комнате было натоплено через меру. Р'шейл с отвращением вспомнила ту пору, когда в этом кабинете, жарком и непроветренном, правила Джойхиния. Она отогнала от себя это воспоминание. Джойхиния была мертва.

– Вышла небольшая разборка, – пожала она плечами и вошла в кабинет. Вслед за ней прошел Брэк. Женщина, сидящая за одним столом с Тарджой, обернулась на ее голос и внимательно всмотрелась в ее лицо.

– Привет, Р'шейл. Привет, Брэк.

– Мэнда!

– Ты как будто удивлена, что видишь меня, дитя демона.

– Не зови меня так, – автоматически фыркнула Р'шейл. – Что ты здесь делаешь?

– То же, что делала задолго до того, как повстречалась с тобой, Р'шейл. Помогаю своим людям.

«Ее людьми, – припомнила Р'шейл, – были повстанцы-язычники».

– Не ожидала увидеть тебя здесь. Вроде бы ты собиралась отправиться в Хитрию с защитниками.

– Я решила остаться и помочь Тардже, – улыбнулась Мэнда, бросив быстрый взгляд на него. Р'шейл заметила этот взгляд и почувствовала внезапный укол ревности.

– Какая удача, что новый Лорд Защитник сочувствует вашему делу.

– Не стоит называть это удачей, Р'шейл, – заметил Гарет, отзываясь от расстеленной на столе карты. – Тарджа получил свою должность не в последнюю очередь именно по этой причине. Но что ты имеешь в виду под разборкой?

– Кто-то пытался поджечь склады. Я… немного погорячилась, но по крайней мере огонь потушен.

– Ты нашла Локлона? – спросил Тарджа.

– Нет. И не думаю теперь, что найду. Но сейчас я пришла по другому поводу. У нас возникла новая проблема.

– Что на этот раз? – Гарет скрестил руки на груди.

– Харшини в опасности.

– Они постоянно в опасности вот уже два последних столетия.

– На этот раз речь идет не просто об угрозе разоблачения, Гарет. Убежище оказалось открытым. Теперь кариенцы могут найти его.

– Я убит, – равнодушно отозвался комендант и снова уткнулся носом в карту.

Тарджа нахмурился. Казалось, на него сообщение Р'шейл произвело большее впечатление.

– Сколько у них осталось времени?

Брэк пожал плечами.

– До того как кариенцы обнаружат Убежище? Скорее всего, они уже засекли его. Но им понадобится какое-то время, чтобы туда добраться. Наверное, несколько недель. – Он заметил недоверчивый взгляд Гарета и продолжал говорить, обращаясь прямо к коменданту. – Сестринская община не могла полностью разделаться с харшини, потому что Убежище было спрятано вне потока времени. Я не стану объяснять, как это было сделано, – скорее всего, вы мне просто не поверите. Для нас важно то, что вся тяжесть работы по его сокрытию лежала на короле Коранделлене и что теперь его силам пришел конец. Убежище оказалось в нашем времени, и не пройдет и месяца, как кариенцы окажутся у его ворот.

– Уже неплохо, – заметил Гарет. – Ведь для этого им придется убраться от наших ворот.

– А не могут харшини спрятать Убежище обратно? – спросила Мэнда, укоризненно поглядев на Гарета. Она была язычницей и почитала харшини наряду со своими богами. Так Р'шейл неожиданно обнаружила в ее лице союзницу.

Брэк покачал головой.

– Если Коранделлен допустил, чтобы это произошло, значит, он утомлен до предела. А спрятать Убежище обратно куда сложнее, чем просто удерживать его в безвременье.

– Я не могу посылать людей неизвестно куда искать Убежище, чтобы помочь им, Р'шейл, – сказал Тарджа. – К тому же нам едва ли удалось бы пробраться мимо кариенцев.

– Значит, нам нужно пригласить харшини сюда. Пускай они вернутся в Цитадель.

Все изумленно посмотрели на нее.

– Что? – в ужасе переспросил Гарет.

– Здесь харшини будут в безопасности. Цитадель защитит их.

– И ты полагаешь, что мы позволим им забраться сюда? Вот уж нет! – фыркнул Гарет, не дав никому даже рта раскрыть.

– Но мы должны это сделать! – выкрикнула Мэнда. – Если мы не укроем харшини, то их убьют!

– Милочка, каждого защитника в Цитадели с детства учили убивать всех харшини, которых им удастся найти. А ты хочешь привести своих харшини сюда?

– Тарджа? – умоляюще проговорила Мэнда. Она чуть не плакала. Р'шейл внимательно смотрела на нее, и еще более внимательно на Тарджу. Он чувствовал себя явно не в своей тарелке. Может быть, именно из-за Мэнды он так легко стряхнул с себя гисы? Она отбросила от себя эту мысль. Нужно было разобраться с более важными делами.

– Даже если я соглашусь, кто сказал тебе, что харшини захотят прийти сюда? – спросил Тарджа.

– Им ничего другого не остается. Либо бежать сюда, либо умереть в Убежище, а остаться там сейчас для них равноценно смерти.

– А как насчет Локлона?

– Подождет.

– Еще пару часов назад ты горела местью.

– За эту пару часов я между делом поставила под угрозу смерти несколько сотен невинных людей.

– Если вы приведете сюда харшини, мы через несколько дней по уши увязнем в языческих ритуалах, – угрюмо предрек Гарет.

– У нас есть общий враг, Гарет, – высказался Тарджа. – Я склонен принять их, просто чтобы досадить кариенцам.

– А если вы не примете их, то кровь харшини будет на ваших руках, – добавила Р'шейл.

Гарет мрачно рассмеялся.

– Ты представляешь себе, сколько харшини было убито защитниками за последние два столетия, Р'шейл? Мы все здесь измазаны в крови. Немного больше, немного меньше – особой разницы уже не будет.

– Значит, настало время рассчитаться по старым счетам, – заявила Мэнда. – Нужно пустить их, Тарджа! Если ты хочешь, что бы язычники пошли за тобой, ты должен это сделать.

– Быстро же ты научилась политическому шантажу! – укорил Мэнду Гарет и сосредоточил свое внимание на Тардже. – Решать тебе. Ты теперь Лорд Защитник. Надеюсь, ты понимаешь, сколько неприятностей повлечет за собой твое согласие.

Тарджа кивнул, но не ответил ни да ни нет. Вместо этого он повернулся к Брэку.

– А где, собственно, расположено Убежище?

– В горах Убежища.

Тарджа молча глядел на него.

– К северо-западу от Тестры, – добавил Брэк. – Точнее я не хочу говорить.

– И как ты собираешься их вывести оттуда? Я не шутил, когда сказал, что у меня нет лишних людей, к тому же еще ранняя весна и дороги покрыты снегом. Даже если бы у нас под стенами не стояло больше половины кариенской армии, мне все равно было бы чем заняться. Посмотри, какой длинный список сестер, которых нужно арестовать, пока они не объединились и не устроили нам какую-нибудь пакость. Не знаю, чем я мог бы помочь тебе, даже если бы хотел.

– Они могут летать, – ответила Р'шейл. – На драконах.

– Да, это сильно подбодрит народ, – кисло проговорил Гарет. – Несколько сот драконов, приземляющихся в Цитадели, к тому же с наездниками, которых мы уже двести лет как извели с корнем, по нашим словам.

– Тарджа, пожалуйста, – попросила Р'шейл, не обращая внимания на сарказм Гарета. Ей нужно было его согласие. Она должна была спасти харшини. Этого требовала ее совесть.

– Я понимаю, что сделать это поаккуратнее вы не можете? – осведомился он.

– Говоря «поаккуратнее», ты имеешь в виду, что не хочешь, чтобы несколько сот драконов приземлилось в Цитадели, к тому же с наездниками, которых вы уже двести лет как извели с корнем? – холодно спросил Брэк.

– Ты очень верно меня понял.

Р'шейл посмотрела на задумавшегося Брэка и покачала головой.

– Пока кариенцы стоят, перегородив все дороги, незаметно им сюда не пробраться.

– Но даже если они попадут сюда, – добавил Гарет, – скорее всего, наши люди набросятся на них, как только увидят.

– Значит, тебе стоит позаботиться об охране для гостей, – парировала Р'шейл. – Ты утверждаешь, что хочешь устроить все иначе, чем при сестрах. Для начала неплохо научиться жить в мире с исконными обитателями Медалона. Кто знает, Гарет, может, ты даже чему-нибудь научишься у них.

– Не надо учиться, чтобы понять, чьи интересы ты защищаешь, – обвиняюще ответил он.

– Я защищаю интересы Медалона.

– У тебя это очень оригинально получается.

– Хватит, Гарет, – вздохнул Тарджа. – Сейчас не время спорить. Пускай харшини возвращаются, Р'шейл, но ты должна пообещать, что они не станут требовать вернуть им Цитадель и не будут причинять особых хлопот…

– Забавно, что ты ожидаешь, будто харшини станут требовать вернуть им Цитадель, – с улыбкой заметил Брэк. – Представляешь себе, а вдруг когда-нибудь Цитадель потребует, чтобы вернулись харшини?

– Что ты имеешь в виду? – подозрительно спросил Гарет.

– Ничего, – Р'шейл оборвала их пикировку прежде, чем Брэк успел продолжить. – Ты согласен, Тарджа?

Он кивнул, хотя видно было, что не слишком доволен результатом разговора.

– Тогда я призову Дранимира и его демонов.

– Ты передашь божественным послание? – быстро спросила Мэнда. Она вся горела желанием увидеть настоящего живого демона.

– Нет. Похоже, мне придется самой вернуться в Убежище, чтобы убедить харшини, что Цитадель готова предоставить им убежище.

– Разве Брэк не может сделать это один? – поинтересовался Тарджа.

Тот покачал головой.

– Не я заварил эту кашу, и не мне убеждать Коранделлена и его народ в том, что вы открываете Цитадель для харшини. Это должна сделать Р'шейл.

Она кивнула и вопросительно поглядела на Брэка.

– Ты поедешь со мной?

– А куда я денусь? – ответил он.

– Р'шейл!

Она остановилась и подождала, пока Мэнда догонит ее. Молодая язычница прикрыла двери кабинета Верховной сестры и подбежала к Р'шейл.

– В чем дело, Мэнда?

– Можно мне поговорить с тобой?

Р'шейл пожала плечами.

– Думаю, да.

– Насчет Тарджи.

– А что с ним?

Мэнда сделала глубокий вдох, видимо, чтобы решиться сказать то, что собиралась. Брэк прошел вперед и остановился вдалеке, так что можно было сказать, что они остались наедине.

– Ты в курсе, что с ним произошло? Точнее, с гисами?

– Да, но откуда ты об этом знаешь?

– Ты забываешь, что я язычница. Я знаю о богах и харшини больше, чем ты.

– В это легко поверить, – со слабой улыбкой отозвалась Р'шейл.

– Просто… ну, я хотела бы знать…

– О чем? Имею ли я по-прежнему виды на него?

– Я не хотела называть это так.

– Может быть, но я же видела, как ты смотрела на него. Уже тогда, когда мы встретились впервые. Помнишь ту ночь, что мы провели в хлеву под Реддингдэйлом, когда ты помогла нам убежать от защитников? У тебя была куча способов укрыть Тарджу, но ты бросилась в его объятия и принялась целовать, чтобы никто не увидел его лица. – Р'шейл неожиданно улыбнулась. – Если хочешь, бери его, Мэнда. Я ему больше не интересна.

– Но я не хотела бы, Р'шейл, чтобы ты думала, будто… будто я пользуюсь тем, что у вас не все ладно.

– Не беспокойся, Мэнда. Сможешь удержать Тарджу – будет твоим. Он не мой теперь. Да и не был моим никогда.

Мэнда вгляделась в ее глаза, пытаясь понять, не фальшивит ли Р'шейл.

– А ты изменилась, Р'шейл. Раньше ты бы стала мешать мне просто из злости.

– Раньше я много что сделала бы, Мэнда, – ответила та. – Но я умею признавать поражения. И я не буду стоять на твоем пути.

– То есть ты благословляешь меня?

– Мне кажется, это пока преждевременно.

Мэнда порывисто обняла Р'шейл и убежала обратно в кабинет Верховной сестры. К Тардже. Р'шейл проводила ее взглядом и повернулась к Брэку, который стоял, опершись о лестничные перила, и задумчиво разглядывал ее.

– Ну что?

– Ты вела себя весьма благородно.

– Мог бы и не подслушивать.

– Шутишь? Я бы ни за что на свете это не пропустил.

Она недовольно двинулась вперед.

– Ты идешь?

– Конечно, дитя демона, – насмешливо ответил он, спускаясь по лестнице вслед за ней. – Но должен тебе сказать, что в одном ты заблуждаешься.

Р'шейл остановилась и посмотрела на него.

– В чем же это?

– Ты не умеешь признавать поражения, Р'шейл.

Часть четвертая

ПРЕДНАЗНАЧЕНИЕ

Глава 47


Коронация Дамиана на трон Высочайшего Принца прошла без особой помпы, чему он был несказанно рад. Ему совсем не хотелось сейчас пышных излишеств, обычно сопутствующих этой процедуре. Гринхарбор еще не оправился от осады и последовавшей за ней битвы, волной разрушений, прокатившейся по улицам города. Тысячи остались без крова, до сих пор еще не хватало еды на всех. Устраивать в этой обстановке роскошное празднество было просто невежливо. Адрина согласилась с этим, а вот Марла осталась недовольна. Всю жизнь она мечтала о том дне, когда ее сына коронуют Высочайшим Принцем, и, конечно, была разочарована, поняв, что все выходит настолько буднично.

Калан водрузила корону на голову Дамиана, едва заметно подмигнув ему, и перешла к Адрине. На ее темные волосы она возложила корону торжественно, и почти никто не заметил, что жесты Верховного Арриона не совсем соответствовали ее желаниям. В Хитрии вот уже больше пятидесяти лет не было Высочайшей Принцессы. Последняя принцесса была маленькой болезненной девочкой, которая, перенеся две беременности, разродилась наконец здоровой дочкой. Она умерла, не успев узнать, что ее дочь назвали Марлой. Да и вообще после смерти одного из мальчиков-двойняшек, которых она произвела на свет годом раньше, она мало на что обращала внимание в этой жизни. Дамиан задумался, что чувствует Марла сейчас, когда корону ее матери одевают на голову его фардоннской жены. Лицо Марлы было непроницаемо.

После коронации они уединились в банкетном зале, где их ждал легкий обед, за которым военлорды Хитрии собрались, чтобы поздравить его и подтвердить свою верность дому Вулфблэйдов.

Все четверо военлордов, что поддерживали его во время гражданской войны, один за другим подходили к почетному столу и уверенно повторяли слова присяги. Теджи Лайнскло была весела, Рохан Бербоу – степенен и почтителен. Нарвелл с трудом сдерживал ликование. Один Торен Фоксталон был слегка насторожен – уж он-то, без сомнения, до сих пор благодарил богов, что успел вовремя переметнуться на нужную сторону.

Выслушав клятвы верности, Дамиан поднялся со своего места, и в собрании воцарилось молчание. Зал был полон гостей. Здесь была и верхушка хитрианской знати, не пригласить которую было никак нельзя, и новые фардоннские друзья, и защитники, которые так вовремя появились на сцене и которым все присутствующие были обязаны своим спасением. Окинув их всех беглым взглядом, Дамиан подумал, что едва ли на коронацию хотя бы одного Высочайшего Принца до него собиралась такая разношерстная компания.

Он поднял чашу.

– За Хитрию!

– Да здравствует Хитрия! – почтительно отозвались гости.

– Принято, когда новый Высочайший Принц восходит на трон, отличать тех, кто достоин награды, а также наказывать тех, кто в свою очередь заслужил это. Я думаю, что мы легко обойдемся без последнего. Те, кому требовалось определить наказание, успели получить свое до коронации.

Над залом пронесся легкий смех. Дамиан славился безжалостной решительностью, когда речь шла о его врагах. Он не собирался растить своего ребенка во дворце, населенном потенциальными убийцами. Если и остался здесь кто из его недоброжелателей, то они предпочитали помалкивать.

– Теперь мне выпало назвать имена новых военлордов тех провинций, которые остались без правителя. Во-первых, это Кракандар, и я рад передать свою должность человеку, который действительно заслужил ее. Выйдите вперед, лорд Альмодавар Кракеншилд.

Конечно, Альмодавар был предупрежден. Провинции не раздает просто так, из одной симпатии, и собрание уже утвердило негласно все решения, которые он будет оглашать сегодня. Но Альмодавар все равно казался ошеломленным. Он выглядел озабоченным уже три дня – с тех пор как Дамиан сообщил ему о принятом решении.

Чтобы принять должность, Альмодавару пришлось взять имя Кракеншилд, чтобы не исчезло имя Ларана. Альмодавар был ближайшим другом его отца и против этого условия ничего не имел. О другом условии, оговоренном Дамианом, никто, кроме него и Альмодавара, не знал, и при мысли об этом он едва сдержал озорную улыбку. Его веселье омрачало только то, что ему не придется увидеть лицо Старроса, когда Альмодавар наконец признает его своим сыном и сообщит главе Гильдии воров, что он отныне является кракандарским наследником.

Альмодавар заботился о Кракандаре, как о своем собственном доме, уже с тех пор, когда Дамиана еще не было на свете, а его сыну управление провинцией должно показаться сущим пустяком по сравнению с руководством такой сложной организацией, как Гильдия воров. Дамиан попросил Альмодавара передать кое-что Старросу, и старый капитан обещал сделать это по возвращении домой.

– Передай Старросу, что он не побил меня. Я просто позволил ему победить.

– А это правда? – с любопытством спросил Альмодавар.

– Он поймет, что я имею в виду.

Альмодавар вышел вперед, гордо произнес клятву верности и вернулся на свое место за почетным столом рядом с прочими военлордами. Его проводили аплодисментами. Никто из присутствующих не сомневался ни в Альмодаваре, ни в его способности управиться с Кракандаром. Не одна мать оценивающе глядела на него, прикидывая, что он до сих пор не женат. И не одна из присутствующих девиц, замечая оценивающий взгляд матери, направленный на Альмодавара, мысленно содрогалась – Альмодавар был, может быть, и не плох, но он был стар.

– Следующая провинция, оставшаяся без правителя, – Дреджиан.

Собравшиеся притихли, гадая, кому достанется провинция, бывший правитель которой участвовал в заговоре против Дамиана. Взгляды многих присутствующих обратились на Гарину Иглспайк и ее трехлетнего сына Тэва, которые были приглашены на собрание в числе прочих. Ее старшая дочь Бэйла сидела рядом со своим мужем Валерианом Лайнскло, с ужасом глядя вокруг. Если Дамиан собрался теперь полностью разделаться с Иглспайками, то защитить ее могло только замужество за Валерианом, ведь сама Теджи терпеть не могла невестку. Во власти Дамиана было уничтожить ее, ведь многие недоумевали, почему он до сих пор оставил в живых ее брата и мать.

– Я дарую провинцию Дреджиан Тэву Иглспайку, а опекуном его назначаю лорда Бербоу. Тэв будет воспитываться вместе со своей сестрой при дворце леди Лайнскло, пока не вырастет. Леди Иглспайк может оставаться в провинции Дреджиан, если на то будет воля лорда Бербоу. Если на то будет воля леди Лайнскло, она может присматривать за своим сыном и дочерью.

Это решение было встречено радостной овацией. Дамиан ловко избежал возможных неприятностей в будущем, оставив провинцию в руках семейства Иглспайков, которые с самого начала правили ею, но возложив воспитание юного Тэва на Теджи, которая вырастит мальчика совсем не так, как это сделала бы его озлобленная матушка. И до тех пор пока Тэв не подрастет, провинции не будет урона. Ведь провинция Рохана Бербоу расположена по соседству, так что он сможет присмотреть за обеими. Гарина приняла объявленное решение со смешанным чувством. Она потеряла свой дом и сына, но ей оставили жизнь и положение, каким бы оно ни было. Это было больше того, на что она рассчитывала, и больше того, что она заслужила, по мнению большинства.

– Остается Гринхарбор, – объявил Дамиан, дождавшись, пока аплодисменты утихнут. Он посмотрел поверх стола на Теджи Лайнскло. Она знала, что он собирается сказать, и в конечном счете согласилась с ним, но было видно, что эта идея не кажется ей особо блестящей. У Фальконланца не осталось наследников. Конин в свое время выдвинулся из простых граждан и был назначен военлордом провинции после смерти предыдущего правителя. У него не было ни кузенов, которых пришлось бы умиротворять, ни наследников, которые могли бы оспорить решение Дамиана. Адрина сидела рядом с ним и ничего не подозревала.

– Я дарую провинцию Гринхарбор моему шурину, Гаффену из Фардоннии, на том условии, что он откажется от фардоннского подданства и присягнет на верность Хитрии. Также он должен отказаться от всяческих претензий на трон Фардоннии и выбрать для своего дома новое хитрианское имя.

Его слова были встречены ошеломленным молчанием. Адрина потрясенно глядела на него – она-то моментально сообразила, что стоит за этим назначением. Давая Гаффену хитрианское имя и обрывая его связи с Фардоннией, Дамиан исключал его из ряда фардоннского престолонаследия. Если Габлет, следуя традиции, прикажет убить своих бастардов, когда обзаведется законным наследником, сводный брат Адрины окажется вне опасности.

– Спасибо, – прошептала она одними губами. Ее глаза светились благодарным восторгом.

Дамиан быстро улыбнулся ей и обернулся к собранию. Гости молча взирали на него. Молчание нарушила Теджи, которая вскочила на ноги, брякнув кружку на стол.

– Проклятье! Если уж я согласна на это, то и прочие пусть соглашаются! – заявила она. – Да будет Гаффен! Никто из нас не сидел бы здесь, если бы не он да не защитники, пришедшие к нам на помощь. И благодарите богов, что больше никто из нас не убит, а не то был бы у нас еще и медалонский военлорд!

Кто-то не выдержал и рассмеялся. Потом кто-то захлопал, и вскоре аплодировало все собрание. Гаффен выступил вперед и принес клятву. Подобно сестре, он отдавал себе отчет в смысле происходящего.

Он занял место возле Теджи, слегка изменившей после собрания свое мнение о высоких светловолосых фардоннцах. Может быть, она и была постарше его лет на десять, но Теджи любила крупных мужчин, а Гаффен унаследовал немало шарма от матери-курт'есы и мог быть неотразим – если хотел. Дамиан с улыбкой покачал головой и вернулся на свое место.

– Почему ты не сказал мне? – шутливо укорила его Адрина.

– Хотел сделать тебе сюрприз.

– Мой отец будет в ярости.

– Догадываюсь, – ухмыльнулся он.

– А ты и доволен?

– Мне это начинает нравиться, – признал он. – Мне бы, наверное, совсем понравилось быть Высочайшим Принцем, если бы не риск остаться без головы, ввязываясь во все окрестные войны.

– Но ты же раньше любил войну?

– Мне по душе добрая схватка, Адрина. А одной этой осады мне хватило бы на всю жизнь.

– Что жизнь еще не кончена, он узнал этим же вечером от Гленанарана, решительно прошагавшего через зал к почетному столу. Харшини сочувственно посмотрел на Высочайшего Принца, склонился перед ним и печально заговорил:

– Мне жаль нарушать празднование, ваше высочество, но я должен передать вам послание от дитя демона и боюсь, что оно не может ждать.

Больше Гленанаран не произнес ни слова, пока они не дошли до тронного зала. Когда Дамиан направился к выходу из банкетного зала, все собрались было последовать за ним, но Дамиан остановил толпу и взял с собой только военлордов, двух капитанов защитников – Денджона и Линста, а также Адрину, Марлу и Калан.

– Р'шейл сейчас в Цитадели, – сообщил им Гленанаран, когда они наконец уединились. – По крайней мере была там, когда я разговаривал с ее демонами.

– А еще недавно она направлялась в Фардоннию, – заметила Теджи. – Определенно, ей не сидится на месте.

– Но почему ты сомневаешься в том, что она и сейчас там? – спросила Адрина.

– Король Коранделлен занемог. Убежище оказалось снова в потоке времени. Возможно, она направилась туда, чтобы помочь им, чем может.

Дамиан оглядел соратников и понял, что на их лицах отражается та же тревога, что и в его собственной душе.

– Что сейчас творится в Цитадели? – нетерпеливо спросил Денджон.

– Защитники захватили Цитадель, капитан, и держат в качестве заложников кариенских герцогов и жрецов, но город по-прежнему окружен кариенскими войсками. Мне кажется, вы называете такую ситуацию… ничьей? – Гленанаран перевел печальный взгляд на Дамиана. – Дитя демона просит тебя собрать защитников и тех хитрианцев, которых ты можешь собрать для этого похода, и прийти к ним на помощь. Я уже послал Джоранару в Фардоннию, чтобы просить помощи у короля Габлета.

– Ты полагаешь, он откликнется? – с сомнением фыркнула Теджи.

– Откликнется, – заверил ее Гаффен. – Узнав, что случилось с Тристаном и его стражами, он хотел в тот же день напасть на кариенцев.

– Сколько человек у кариенцев, осаждающих Цитадель?

«Еще одна осада, – промелькнуло в голове у Дамиана. – Проклятье, как я ненавижу осадную войну!

– По меньшей мере сто тысяч, насколько я понял.

Высочайший Принц выругался про себя и оглядел собравшихся военлордов.

– Считая вместе с фардоннцами, сколько мы можем поставить со своей стороны?

– Пятьдесят тысяч, может быть, шестьдесят, если Габлет раскачается, – прикинул Рохан. – Но на это может уйти не один месяц. А о том, как организовывать перемещение такого войска, мне и подумать страшно.

– Долго ли может продержаться Цитадель, божественный?

Гленанаран пожал плечами.

– Этого дитя демона не сказала, ваше высочество. Но зато она сообщила, что боги согласны покровительствовать вашему походу.

– А что это значит? – Вопрос исходил от второго защитника, Линста. Видно было, что на него заверение Гленанарана не произвело никакого впечатления.

– Это значит, что, если Габлет пустится в плавание по Стеклянной реке, всю дорогу ему будет попутный ветер, – объяснил Гленанаран. – К вам не пристанут болезни, и не будет недостатка в пресной воде. Все щедроты земли будут в вашем распоряжении.

– Это не слишком много, – заметил Торен Фоксталон. – Боги ведь не могут сделать дороги короче, а наши войска менее прожорливыми.

– Жаль, что мы не можем отправиться в Медалон по морю, – пошутил Альмодавар.

– Я не думаю, что, обещая помощь, боги имели в виду изменение очертаний континентов, милорд, – отозвался харшини, сочувственно улыбнувшись.

– Тогда как мы доберемся туда? – спросил Гаффен. – Я могу взять всех своих людей, но много ли будет от них толку, если мы дойдем до Цитадели не раньше следующей зимы?

Дамиан посмотрел в безмятежные глаза Гленанарана и обратился к Гаффену:

– Мы попадем туда тем же путем, которым я в прошлый раз попал в Медалон.

Харшини улыбнулся.

– Я вижу, вы все поняли, ваше высочество.

– Я страшно рада, что хотя бы он понял, потому что я вот ничего не понимаю, – пробурчала Теджи.

– Когда его высочество по просьбе лорда Брэкандарана отправился в Медалон, на помощь дитя демона, мы обратились к богам с просьбой покровительствовать нашему походу, – попытался объяснить харшини.

– Это мне ничего не говорит.

– Не бери в голову, Теджи. Просто собери всех своих рейдеров.

– А что станется с моими границами за то время, что мы будем бегать по Медалону?

– Я пошлю в Восточную провинцию Фаранделлан, и она проследит за тем, чтобы твои соседи-фардоннцы не воспользовались вашим отсутствием.

– Я признательна тебе за твое предложение, божественный, но Фаранделлан не может убивать.

– В этом не будет нужды, миледи. Будет достаточно ее присутствия. Она сама не допустит никаких убийств. Так было раньше, и так будет отныне теперь.

– Допустим, мы доберемся до Цитадели раньше, чем она падет, – предположил Дамиан. – И что тогда? Они все равно превосходят нас по численности вдвое.

– Дитя демона полагает, что этого будет достаточно, капитан. Большего я не могу вам сказать.

– Тем более что все мы знаем, каким тактическим гением обладает Р'шейл, – саркастически пробормотал Линст.

– Капитан, я не могу разрешить ваши сомнения или пообещать вам то, в чем я сам не уверен. Все, что я могу делать, – это просить вас, чтобы вы откликнулись на просьбу дитя демона и как можно быстрее собирали свои войска. Остальные харшини присоединятся к вам, когда вы отправитесь на север.

– Остальные харшини? – повторила за ним Калан.

– Теперь, когда Убежище больше не спрятано, нам безопаснее быть с вами, а не дома. Мы поможем вам, чем сумеем, Верховный Аррион.

– Решено, – объявил Дамиан, глядя на друзей. – Мы отправляемся в Медалон.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 5 Оценок: 1
Популярные книги за неделю

Рекомендации