154 800 произведений, 42 000 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 16

Текст книги "Тигровая лилия"

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

  • Текст добавлен: 3 октября 2013, 20:45

Автор книги: Элизабет Эллиот


Жанр: Исторические любовные романы, Любовные романы


Возрастные ограничения: +18

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 16 (всего у книги 23 страниц)

– Достаточно, леди Пенроуз, – остановила ее Лили, видимо, разделявшая опасения герцога. Она продолжала ловко орудовать ножницами, и Ремингтон невольно сравнил ее точные движения с робкими, неуверенными движениями миссис Рэмфорд. Ему в голову пришла странная мысль: если ему суждено быть когда-нибудь серьезно раненным, хорошо бы Лили оказалась рядом. Ей бы он полностью доверился. Она знала, как вести себя в критической ситуации.

– Вы не могли бы ее немного приподнять и подержать, – попросила его леди Пенроуз.

Лицо Софи исказилось от боли, и она стиснула зубы, когда ее приподняли, поддерживая за плечи, большие сильные руки герцога. Однако она послушно проглотила лекарство.

– Ужасная гадость, – прошептала она с легким стоном, когда Ремингтон осторожно опустил ее на подушку. Девушка повернула к нему голову. – Это еще не все? – Ремингтон пытливо на нее посмотрел и медленно покачал головой.

– Я так и знала. – Ее голос былтихим и слабым, кожа побелела от сильной потери крови. – Неужели рану придется прижигать?

– Не думаю, – сказал он. Софи улыбнулась с видимым облегчением. – Лауданум подействует с минуты на минуту. Он облегчит боль.

– У меня больше нет сил на это смотреть, – простонала леди Пенроуз, закрывая глаза и прикладывая ко лбу руку. Рот герцога мгновенно искривился в усмешке.

– Вы можете идти, миссис Рэмфорд, и вы, леди Пенроуз. Благодарю вас за помощь.

Дамы с готовностью покинули комнату.

– Проклятие, – прошептала Софи. Здоровой рукой она ухватилась за рукав Лили, затем рука без сил упала на кровать. В ее глазах появилось рассеянное выражение, лауданум начал действовать. – Хрустальный кинжал. – Ее голова беспокойно заметалась по подушке. – Я не могу вспомнить, что там сказано. Прочти мне эти слова.

– Тсс, – шепнула Лили. – Это сейчас совсем неважно.

– Ты должна сказать мне! Я должна знать все, что еще должно произойти!

– Больше ничего не произойдет, обещаю тебе, – Лили отвела глаза. – Во всяком случае, с тобой.

– Доктор Александр? – прошептала Софи. Лили кивнула.

– А ну-ка прекратите, вы обе! – оборвалих герцог. – Все это не имеет никакого отношения к вашему дурацкому проклятию!

Обе девушки взглянули на него смолчаливым укором. Ремингтон мог поклясться, что они ему не поверили.

Лили покачала головой.

– Вы же не знаете, что там сказано!

Герцог нахмурился.

– Я запрещаю вам говорить об этом, по крайней мере, сейчас. Софи не хватает только истерики из-за всей этой чепухи.

– Могу вас заверить, что…

– Его светлость прав. Лили. – Девушка устало закрыла глаза. – Как ты сказала, сейчас это действительно не важно.

Лили бросила свирепый взгляд на герцога.

– Вы расстроили ее, – сердито произнесла она. Герцог Ремингтон посмотрел на нее с шутливым изумлением и изобразил крайнее отчаяние.

– Лили, – позвала тихо девушка, чуть приподнимая веки.

– Да? – Лили наклонилась к ней ближе.

– Боюсь, теперь ты еще долго не сможешь поплакать на моем плече.

Предательские слезы заблестели в глазах Лили, но она попыталась улыбнуться и ласково погладила подругу по здоровой руке.

– Тогда придется тебе плакать на моем.

Через пятнадцать минут пришел лекарь. Софи уже крепко спала. Рану на руке он зашил довольно быстро. Затем перешел к более серьезной ране на плече.

– Похоже, придется прижечь, – сказал он, увидев, что из разреза снова полилась кровь.

Ремингтон вытер кровь и покачал головой.

– Вы почти все сделали. Я уверен, юная леди предпочла бы отказаться от такого способа лечения. Я буду сжимать края, пока выбудете зашивать, тогда меньше будет течь.

Лекарь несколько мгновений в нерешительности смотрел на рану, затем кивнул.

– Кровотечение вроде бы немного утихло. Возможно, без прижигания даже лучше.

Дальше лекарь работал в полном молчании. Ремингтон заметил, что Лили старается не смотреть на руки доктора, однако она не отошла и даже помогала потом накладывать повязку на плечо подруги.

– Кровотечение остановлено, – сказал врач. – Дайте ей еще лауданума, когда она проснется. Я зайду через пару часов посмотреть, как идут дела.

– Как хорошо, что она спала, пока он зашивал, – прошептала Лили. ѕ И хорошо, что он согласился не прижигать. Раскаленное железо – это гораздо больнее, чем сам порез.

– Именно поэтому я и попросил его не мучить Софи.

– Я хочу поблагодарить вас за нас обеих. – Лили кивнула в сторону Софи. – Если бы вы не оттащили нас от этого окна… – Она взглянула на него глазами, полными горячей благодарности. – Я обязана вам жизнью.

От этих простых, искренних слов его бросило в дрожь. Он не заслужил их. Ведь он погубил ее репутацию, а еще немного – погубил бы своей халатностью ее самое. Насколько проще было бы для них обоих, если бы она бросила ему в лицо справедливый укор и отвернулась. Она не оставляла ему выбора. Ее благодарность еще более укрепила его в решении совершить то, о чем они оба потом будут горько сожалеть.

15

На следующий день рано утром в поместье лорда Холибрука прибыли лорд Байнбридж и граф Кроффорд. Лили об этом сообщила леди Байнбридж, которая немедленно стала ей помогать ухаживать за Софи. Час спустя в королевские покои постучали.

В этот момент леди Байнбридж, сидя возле постели Софи в глубоком кресле, тихо читала ей какую-то книгу. Софи вполуха слушала ее, время от времени вновь проваливаясь в дурманящий сон, вызванный двукратным приемом лауданума.

Услышав стук. Лили подошла к двери. Служанка, учтиво присев, сообщила ей, что в Голубой гостиной миледи ожидает ее отец.

Лили не была готова к этой встрече… Ей так и не удалось поговорить с герцогом Ремингтоном с глазу на глаз после тех выстрелов. А теперь… теперь было слишком поздно. Она оглянулась на леди Байнбридж. Та, продолжая читать своим мелодичным спокойным голосом, сделала ей знак идти со служанкой.

Спускаясь по лестнице. Лили лихорадочно придумывала, что сказать отцу. Но в голову ей лезли совершенно нелепые оправдания. Он никогда ей не поверит.

Служанка отворила дверь в Голубую гостиную, и, не чуя под собой ног. Лили вошла. Первый, кого она увидела, был герцог Ремингтон, он сидел возле камина в тонконогом изящном кресле, таком хрупком в сравнении с его могучей фигурой, и в глубокой задумчивости созерцал свой переплетенные пальцы. Граф Кроффорд расхаживал взад и вперед перед камином и, видимо, был чрезвычайно взволнован.

Она почувствовала ком в горле и тихим от страха голосом произнесла:

– Как я рада тебя видеть, папа.

Мужчины обернулись на звук ее голоса. Ремингтон поднялся и пошел ей навстречу, как-то странно на нее глядя. Он подвел ее к своему креслу и, усадив, встал сзади, положив ладони ей на плечи. Это прикосновение почему-то успокоило и немного развеяло ее страх. Означал ли этот жест, что он хочет поддержать ее… или же ей это просто показалось?

Граф заложил руки за спину и с тревогой посмотрел на дочь.

– Его светлость сообщил мне, что вчера тебе удалось отделаться несколькими царапинами.

Лили молча кивнула, ожидая продолжения. Вряд ли этот разговор ограничится обсуждением ран Софи или ее пустяковой царапины. Она чуть откинула голову, чтобы взглянуть на герцога, но он по-прежнему смотрел на нее очень странно – скучающим, обреченным взглядом, казалось, он еле сдерживает зевоту.

– Герцог Ремингтон также сказал мне, что лорд Холибрук собирается сообщить о каком-то инциденте, который произошел накануне ночью.

Лили не смела посмотреть отцу в глаза. Она знала: он надеется, что она скажет, будто это чудовищная ошибка, что не было, не было никакого инцидента… Однако она только еще ниже склонила голову, продолжая хранить молчание.

– Его светлость не захотел в твое отсутствие сказать мне, что именно должен сообщить мне лорд Холибрук. Мне бы хотелось услышать от тебя объяснения. Лили, – добавил он взволнованно.

Он еще не знает. Но… но, может быть, это какая-то ужасная проверка? Может быть, Ремингтон просто хочет своими глазами увидеть, как она станет трусливо изворачиваться? Лили прокашлялась и, надеясь, что голос ее не будет дрожать, сказала:

– Да, ну в общем… все это началось с того, что…

Герцог с силой сжал ее плечо.

– Я сам все объясню, сэр. Я настаивал на присутствии леди Лилиан лишь потому, что все это касается в первую очередь ее. Я собирался все обсудить с ней до вашего прибытия, но тут как раз произошло несчастье с мисс Стэнхоуп, у нас не было такой возможности. Так вот, сэр, лорд Холибрук намеревался сообщить вам следующее: в ту ночь он обнаружил Лили в моей спальне.

– Что?

Недоверие и растерянность, прозвучавшие в голосе графа, полоснули сердце Лили, словно нож. В его глазах было столько боли, что она поспешила его утешить:

– Папа, только ты не подумай ничего дурного. Я могу все тебе объяс…

Она почувствовала, как рука герцога снова больно сжала ее плечо.

– Я попросил Лили встретиться со мной там. Я хотел остаться с ней наедине.

– Но это неправда! Ну, не совсем правда, – вмешалась Лили. – Я сама просила его о встрече, папа!

– А я предложил Лили встретиться в моей спальне, – оборвал ее Ремингтон. – Лили предложила несколько возможных мест для встречи, где никто бы не заподозрил ничего дурного, если бы даже нас увидел. Я же настоял на более уединенном месте, где нас вообще никто не мог увидеть. Тем более в полночь. Такое время тоже выбрал я.

Глаза графа угрожающе сощурились.

– Вы отдаете себе отчет в том, что вы сейчас говорите, Ремингтон?

– Да, разумеется, сэр. Репутация Лили теперь под серьезной угрозой. Когда-то я дал вам слово, что никогда не поведу себя недостойно по отношению к вашей дочери, и я нарушил свое обещание. Моему поведению нет никаких оправданий. Умоляю вас принять мои извинения.

Герцог выпрямился и скрестил на груди руки.

– Надеюсь, ваши извинения не единственное, что вам угодно мне предложить, – мрачно сказал Граф Кроффорд.

Герцог кивнул.

– Если вы готовы принять мои извинения, сэр, надеюсь, вы примете и меня – как своего сына и мужа вашей дочери.

– Что? – вскричала на этот раз уже Лили.

Однако герцог продолжал, словно не слыша ее гневного возгласа:

– Вчера я получил специальное разрешение на брак. Если вы благословите нас с Лили, я хотел бы жениться на ней как можно скорее.

Граф молчал, обдумывая это неожиданное предложение. Наконец он медленно произнес:

– Что ж, хотя я весьма удручен обстоятельствами, которые привели к этому шагу, мне кажется, вы вполне подходите моей дочери. И нельзя не учитывать, что у нас, по сути, нет иного выхода.

– Я хочу попросить лорда Холибрука, чтобы он позволил совершить церемонию венчания здесь, в его часовне, – сказал герцог. – Чем скорее мы поженимся, тем меньше поползет всяких слухов.

Лили вскочила с кресла и, резко развернувшись, посмотрела герцогу прямо в глаза.

– Я не верю в вашу искренность. Ведь вы же сами говорили… – Но вовремя спохватившись, она замолчала. Было бы уж совсем глупо напоминать ему о том, что он не собирался на ней жениться. Только не теперь, когда рядом стоит ее отец. Но тут она увидела мрачную решимость в глазах герцога. Он не хотел этой свадьбы. Лили нахмурилась. Ей претила мысль, что герцог просто приносит себя в жертву – из чувства долга. Однако, увидев упрямо выдвинутый вперед подбородок его светлости. Лили поняла, что с ним спорить бесполезно, и повернулась к отцу.

– Его светлость – человек чести, папа, а кроме того, он всегда готов защитить каждого от любой опасности. Он взял на себя всю вину, хотя на самом деле совершенно ни в чем не виноват. Нельзя заставлять его расплачиваться за мои ошибки.

Ремингтон обнял ее за плечи и привлек к себе. Затем сжал ее руку – горячо и нежно.

– Боюсь, ваша дочь не совсем понимает, что я не могу допустить, чтобы она покинула этот дом с погубленной репутацией. Лорда Холибрука, конечно, можно убедить хранить молчание, но видите ли… леди Фэнсворт также видела, как Лили входит в мою спальню. Предотвратить слухи может лишь наше немедленное венчание. Иначе не успеем мы добраться до Лондона, как во всех салонах будут склонять ее имя.

– Это правда. Лили? Леди Фэнсворт действительно видела, как ты входила в комнату к Ремингтону?

Лили почувствовала, что лишается даже того небольшого преимущества, которого ей только что удалось добиться в этом споре.

– Ну да, но только это еще не вся история. Словам леди Фэнсворт вряд ли кто-нибудь поверит. Видишь ли…

Внезапно она почувствовала, как большой палец Ремингтона с невероятной нежностью медленно ласкает ее ладонь, и как раз то самое место, которого когда-то касались его губы. Воспоминание об этом полностью завладело ее мыслями и чувствами. Она замолчала, но герцог, несмотря на это, продолжал поглаживать ее руку, будто не догадываясь, какое действие на нее оказывают его тайные прикосновения. Она невольно опустила взгляд, так как не могла глядеть, отцу в глаза, захваченная этой чувственной лаской. Но и отнять у герцога руку она также не могла.

– Видишь ли… – повторила она неуверенно. Господи, о чем это она только что говорила?

Ремингтон продолжал поглаживать ее ладонь, и ее единственным желанием сейчас было прижаться к его груди, услышать, как бьется его сердце под тонкой сорочкой… Как же ей хотелось, чтобы он обнял ее своими сильными руками, успокоил, сказал, что все будет хорошо…

– Лили? – окликнул граф, встревоженныйее молчанием.

– Что? – Вздрогнув, она резко подняла голову и с удивлением посмотрела на отца.

– Так что леди Фэнсворт? – напомнил он ей.

– А что такое с леди Фэнсворт? – Она тут же поняла, что сказала что-то не то, и торопливо поправилась: – Ах да. Она видела меня, когда я входила в комнату герцога. – Это тоже было явно не то, чего от нее ожидали. Нет, самое лучшее вообще ничего больше не говорить. Лили крепко сжала губы и, низко опустив голову, с угрюмым видом уставилась на сапоги герцога.

– Как вы видите, мы совершенно напрасно разрешили Лили появляться в обществе, – пришел ей на помощь Ремингтон. – Эти выстрелы – более чем убедительный аргумент в пользу безотлагательной свадьбы. Гости, которые еще не уехали, разъедутся сегодня днем, у нас будет время обговорить все с лордом Холибруком и попросить его предоставить в наше распоряжение свою часовню. Я думаю, он с радостью согласится. Мы обвенчаемся завтра утром. Новобрачные вполне могут исчезнуть на какое-то время. Это вполне естественно и ни у кого не вызовет подозрений.

– Ну что, Лили? – Граф подождал, пока дочь поднимет на него взгляд. – Тебе решать.

Лили прикусила губу. От ее ответа зависела вся ее жизнь. Она могла отказать Ремингтону и остаться старой девой, чтобы потом до конца дней горько сожалеть о том, что натворила. Она могла выйти за него замуж и надеяться, что его привязанность к ней может в конце концов перерасти в нечто большее… вот только не будут ли ее надежды тщетными? Его бесконечные романы длились очень недолго. Конечно, роль ее верного рыцаря и защитника может какое-то время забавлять его, но очень скоро ему могут надоесть и эта роль, и она сама. Он по натуре ловелас, и ему ничего не стоит разбить ей сердце.

– Я бы хотела немного подумать. Я дам вам ответ завтра утром.

Кроффорд покачал головой.

– Я не вижу причин, по которым следует оттягивать решение до завтра. Ты моя дочь, и я поддержу любое решение, которое ты примешь, но твое сердце, по-моему, давно все решило, и у тебя уже есть ответ – единственно верный.

Рука герцога чуть сильнее сжала ее плечо. Ничем другим он не выдал своего волнения. Но этот еле заметный жест, именно он повлиял на ее окончательный ответ.

* * *

Они обвенчались на следующий день.

Лорд и леди Холибрук были только счастливы оказать гостеприимство молодым. Кроме того, они настояли на торжественном обеде в честь герцога и его жены. Это был свадебный подарок новобрачным от хозяина дома и его супруги. Софи все еще была очень слаба, но лекарь позволил присутствовать ей на церемонии в ответ на обещание, что она будет тихо лежать на кушетке. Лорд Холибрук распорядился, чтобы его лакеи отнесли девушку и на обед, устроенный вскоре после церемонии.

– По-моему, Софи осталось только надеть тюрбан, – сказала леди Байнбридж лорду Холибруку. Во время обеда тетушка Софи сидела возле племянницы на кушетке, помогая ей, так как девушке было запрещено двигаться. – Из-за всей этой суеты, которую вокруг нее подняли, и невероятного цвета ее нарядов она напоминает мне принцессу из какой-то экзотической восточной страны,

Обложенная шелковыми подушками, укутанная в одну из ярких бархатных накидок леди Холибрук, Софи и впрямь напоминала сказочную восточную принцессу.

– Неправда, Лили в своем венке больше похожа на принцессу, чем я, – рассмеялась Софи. – Я же чувствую себя, словно ее спятившая родственница, которой взбрело явиться на свадебный обед в ночном пеньюаре.

Однако сама Лили отнюдь не чувствовала себя принцессой. Подвенечным нарядом послужило ее бледно-голубое платье, то самое, которое было на ней в первый вечер, когда они только приехали к лорду Холибруку. Она дотронулась до цветов, украшавших ее волосы. Это был пышный венок из бледно-розовых мелких роз, сделанный для нее садовником леди Холибрук. Венок и вправду все-таки заставил ее почувствовать, что происходит нечто особое и действительно сказочное. А может, все дело было в церемонии, которая только закончилась, и в том ощущении нереальности, что охватило ее, когда она стояла возле герцога Ремингтона и слушала, как он повторяет слова, которые должны были связать их навсегда. Ей все время казалось, что все это ей только снится, она сейчас проснется и поймет, что их свадьба – очередная ее греза, мимолетный сон.

– Я думал, что ваш друг лорд Гордон останется на церемонию, – обратился хозяин к герцогу.

–Гарри уехал в Лондон с Пенроузами еще до того, как узнал о наших с: Лили планах, – любезно отвечал ему Ремингтон. – Мы с самого начала хотели ограничиться очень скромной свадьбой. Венчание в вашей часовне – как раз то, о чем мы мечтали, и я бесконечно благодарен вам за ваше гостеприимство.

– Вы оказали нам большую честь, ваша светлость, – торжественно произнес лорд Холибрук. – Никогда не думал, что Холибрук-хаус когда-нибудь станет местом бракосочетания герцога! Об этом здесь будут еще долго вспоминать!

– А что, ваша дочь разве не здесь венчалась в прошлом году? – спросил сэр Малкольм у лорда Холибрука.

– О да. Сколько было волнений и хлопот… Девочка настояла на свадебном завтраке на двести персон.

– На двести двадцать, – напомнила ему леди Холибрук и принялась с воодушевлением рассказывать о дочкиной свадьбе.

За столом шел оживленный разговор, однако Лили не принимала в нем участия. Она была слишком занята своими собственными мыслями. Весь этот день прошел как в тумане, она помнила только тот момент, когда они вошли в часовню, ну и, конечно, саму церемонию. Стоя перед алтарем, Ремингтон повернулся и взглянул на нее. Сила и нежность его взгляда буквально притягивала, она физически ощущала это притяжение и, подчиняясь этой силе, сама не зная как, очутилась подле своего жениха.

– Вообще-то невесты обычно почему-то улыбаются в день своей свадьбы, – тихо сказал он ей и, найдя под скатертью ее руку, ласково пожал. – Ты счастлива, Лили?

– Пока я настолько ошеломлена всем этим, что ничего не соображаю, – призналась она. – Но я, конечно же, счастлива.

Она взглянула на него и увидела, как его губы медленно расползаются в улыбке. Никогда еще она не видела его таким красивым, таким опасно обаятельным. И теперь он – ее муж! Вскоре они поднимутся наверх, и он сделает ее своей женой не только на словах. Тайна предстоявших ей сегодня ночью открытий и возбуждала, и пугала ее, наполняя сердце необъяснимым волнением.

Звук отцовского голоса отвлек Лили от ее мыслей, она прислушалась к разговору и поняла, что обсуждают какую-то редкую находку.

– Это великолепная возможность прикоснуться к сокровенным тайнам столь загадочной древней культуры, мой Друг. Я смею считать себя знатоком и почитателем древнегреческой культуры, но поверьте, мне никогда не приходилось видеть ничего более значительного для науки, чем ваша мумия. Скажите, нет ли возможности открыть гроб до нашего отъезда?

– Нет! – Испуганный возглас Софи привлек всеобщее внимание. Она схватила за руку свою тетушку. На ее лице отразилась такая мука, будто ее настигла острая боль. – Вы не должны ни в коем случае открывать его, лорд Холибрук! На эту мумию наложено проклятие!

– Софи, прошу тебя, – проворчала тетушка. – Ты не должна так волноваться. Помнишь, что сказал тебе врач? – И повернулась к лорду Холибруку: – Понимаете, наш дворецкий – египтянин. И вот полюбуйтесь: забил Софи голову, прямо скажем, впечатляющими рассказами о мумиях и проклятиях.

Лорд Холибрук обернулся к Софи.

– Я вижу, эта тема очень расстраивает вас, мисс Стэнхоуп. Я думаю, наша мумия не станет возражать, если мы подождем несколько недель – до тех пор, пока доктор Александр сможет сам участвовать в этом волнующем событии.

Софи чуть пожала плечами.

– Благодарю вас, сэр.

Лорд Холибрук кивнул, затем его взгляд обратился к сэру Малкольму.

– Египтянин-дворецкий, а? Надеюсь, вы позволите мне поболтать с этим парнем, когда я в следующий раз навещу вас? Думаю, что это будет необыкновенно интересный разговор. – Лорд Холибрук принялся рассказывать о своих приключениях во время последнего путешествия в Египет, и проклятия больше не поминали. После обеда женщины собрались вокруг Софи, а джентльмены удалились в библиотеку, чтобы выпить по стаканчику портвейна и насладиться чисто мужскими разговорами. Леди Байнбридж и леди Холибрук с увлечением вспоминали собственные свадьбы и свои волнения и переживания. Слушая их. Лили пыталась себя убедить, что она стала женой! Женой герцога Ремингтона! Если бы не специальное разрешение и не церемония перед алтарем, это был бы обычный вечер, когда все собираются пошутить, поболтать с друзьями. Мысли у Лили разбегались, она никак не могла сосредоточиться на том, что говорили женщины.

– Вы, должно быть, очень устали, – сказала наконец леди Байнбридж, обращаясь к Софи. – Думаю, самое время приказать лакеям, чтобы они отнесли вас наверх в вашу спальню. Врач сказал, вам нельзя слишком переутомляться.

– Но я совсем не… – Софи поймала выразительный взгляд тети и замолчала.

– Почему бы вам не подняться к себе, – обратилась леди Байнбридж к Лили. – Уже довольно поздно. Я уверена, ваш муж вскоре присоединится к вам.

– Моя служанка перенесет ваши вещи в покои герцога, – сказала леди Холибрук. – Я велю ей помочь вам переодеться на ночь.

– Благодарю вас, в этом нет необходимости, я справлюсь сама. – Лили не хотелось сейчас ничьих услуг. Чужое внимание только еще больше заставит ее нервничать, если, конечно, это вообще возможно.

Леди Холибрук несколько растерялась, но затем кивнула, принимая пожелание Лили.

– Клара права, сейчас уже очень поздно. Не хотите ли, чтобы я сопровождала вас наверх, в вашу комнату?

Лили совсем не считала, что сейчас так уж поздно, и не могла понять, зачем леди Холибрук собирается сопровождать ее: можно подумать, она сама не в состоянии подняться по лестнице. Она нахмурилась и отклонила это странное предложение. Теперь все женщины с некоторой растерянностью взирали на новобрачную. В комнате воцарилось неловкое молчание.

– Ну что ж, – сказала Лили, – я, пожалуй, пойду.

Ей совсем не хотелось уходить. Она страшно волновалась, и это всем бросалось в глаза. Ее стул едва не упал, когда она резко поднялась со своего места. Этот досадный промах только еще больше смутил и расстроил девушку, нервы, которой и так были на пределе. Шагая по ступенькам лестницы, она мечтала, чтобы к ней вернулось то оцепенение и безразличие, которые владели ею в течение всего этого невероятного дня. Лили вся дрожала, и ноги плохо слушались ее, так что она едва не пожалела, что отказалась от помощи леди Холибрук. С грехом пополам она все же добралась до спальни герцога Ремингтона. Своего мужа — напомнила она себе. И неожиданно для себя поняла, что совершенно не представляет, что ей теперь делать.

В камине горел огонь, придавая комнате уютный вид и прогоняя промозглый ночной холод. Языки пламени отбрасывали на стены таинственные причудливые тени. Лили подошла к огню. Как зачарованная, смотрела она на эти яркие извивающиеся оранжевые язычки. Затем протянула руки к теплу очага, потирая друг о друга замерзшие ладони, словно за стенами дома бушевала зимняя вьюга, а не лил теплый, ласковый весенний дождь.

Прошло не более пяти минут (показавшихся Лили вечностью), как в комнату вошел герцог. Не говоря ни слова, он закрыл дверь и запер ее на щеколду. Внезапно она вспомнила события позапрошлой ночи и подумала о том, как все с тех пор изменилось. Они были одни. Сегодня здесь Их уже никто не потревожит, никакие незваные гости. Раньше его присутствие всегда успокаивало ее, давало ей чувство надежности. Она доверяла ему и знала, что он защитит ее от любой опасности и даже от себя самого. Сегодня же она чувствовала только неуверенность и неловкость – из-за того главного, недосказанного, что было между ними преградой.

Ремингтон продолжал стоять возле двери, не двигаясь, не делая попыток подойти к ней, однако девушка чувствовала на себе его пытливый взгляд. Уж не относится ли он к тому, что должно произойти между ними сегодня ночью, как к части своих обязанностей, которыми он, как человек порядочный, пренебрегать не может? От этой мысли она почувствовала себя ужасно неловко.

– Кажется, с тех пор как мы последний раз оставались с вами наедине, прошло так много времени, – запинаясь, сказала Лили. – Я думаю, было бы неплохо, если бы мы все-таки могли немного поговорить.

Ремингтон прислонился спиной к двери, окидывая ее всю внимательным, оценивающим взглядом.

– Лили, мы вряд ли когда-нибудь сможем ограничиваться только разговорами. Именно по этой причине мы оказались с вами сейчас здесь, связанные узами брака.

Девушка нахмурилась. Ей не понравилось напоминание о том, что он был вынужден жениться на ней.

– Да, ну что ж, я как раз хотела поговорить с вами о нашем браке.

– Боюсь, что теперь слишком поздно менять свое решение! – резко бросил он ей.

Лили поразилась этой яростной вспышке не меньше, чем тому, что такая перемена могла так беспокоить его. Она присела на скамеечку возле камина и от растерянности принялась крутить на пальце шелковые розовые ленты, свисающие с ее венка.

– Я не меняю. Я только думала, что… Я надеялась… Вы не могли бы присесть рядом со мной хоть ненадолго?

Он медленно направился к ней, двигаясь с завораживающе-угрожающей грацией – пантера, готовящаяся к прыжку. Вместо того чтобы сесть рядом, он взял стул, стоящий в стороне, и сел напротив, но совсем близко от нее.

– Хорошо, Лили. Давайте поговорим.

Он взял ее руки в свои, так что они почти утонули в его широких ладонях. Наклонившись вперед и опираясь локтями на колени, он заглянул ей в глаза. Этот взгляд и бережность его прикосновений поразили девушку, но больше всего она удивилась тому, что рядом с ним она ощущала не страх, а необыкновенный покой. Она опустила глаза и вновь поразилась тому, с какой нежностью его большие сильные руки касаются ее ладоней. Он никогда не обнаруживал при ней своей огромной физической силы, хотя Лили постоянно чувствовала, как он окутывает ее этой силой, словно защитным коконом, стремясь оградить ее от всех и вся.

Он осторожно провел большим пальцем по нежному запястью.

– Лично я хочу попросить вас отныне не бояться быть со мной откровенной. Говорите мне все, что вам захочется. И не бойтесь спрашивать меня… очем угодно.

Это были такие обезоруживающие слова! Пойманный в сети, вынужденный жениться против воли, он сейчас говорил с ней так, как говорит заботливый, любящий муж. Ну да, конечно, он испытывает к ней некоторую привязанность… Но достаточно ли этого, чтобы рассчитывать на его согласие… в том, что она сейчас ему предложит.

– Понимаете… я бы хотела обсудить с вами условия нашего брака.

– Какие еще условия?

Ему определенно не понравились ее слова, но тем не менее он не выпустил ее руки из своих горячих ладоней и никак не проявил свое недовольство. Просто молча ждал объяснений. Но, Боже, как ему объяснить…

– Ну, не то чтобы условия, а… просто нам нужно прийти к какому-то взаимопониманию.

Лили, это не деловое соглашение. Это брак. Союз мужчины и женщины.

– Я… я очень рада, что вы так говорите. – Она кивнула, выражая свою благодарность. – Я, конечно, понимаю, что это брак не по любви, вы же сами говорили, что не верите в супружескую любовь и в супружескую верность. И, конечно, я немного обеспокоена тем, что…

Он чуть сильнее сжал ее руки, выражая нетерпение.

– Лили, ради всего святого, что вы все-таки хотите мне сказать?

– Одну только вещь… мне очень хочется надеяться… что это не просто очередное притворство, вроде вашего ухаживания, – прошептала она, прямо взглянув в его глаза. Несмотря на страшное смущение, она не отвела взгляд. Пусть видит, как для нее это важно. Настолько, что она не согласна просто отмалчиваться. Она хочет знать правду. – Я знаю, что для многих семей брак скорее лишь деловое соглашение. В действительности же супруги живут каждый своей жизнью. В тот вечер, когда мы с вами возвращались от леди Китон, вы дали мне понять, что отнюдь не одобряете подобные союзы. Я тоже не хотела бы так жить. Я хочу, чтобы наш брак был настоящим, а не просто какой-то фикцией.

Герцог долго молчал. Потом отпустил ее руки и, сложив пальцы в замок, опустил на них подбородок. Брови его сдвинулись, и он принялся сосредоточенно изучать ковер под ногами. Лили тоже молчала, нервно теребя золотое колечко, которое он совсем недавно надел ей на палец. Оно было совсем простым, без всяких узоров и камней. На нем не было даже обычной в таких случаях гравировки на внутренней стороне. Во время обеда она сняла этот золотой ободок, в надежде найти на нем хоть какой-нибудь намек на то, что он думал о ней, какое-то слово или хотя бы инициалы. Ничего. Конечно, утешала она себя, у него просто не было времени на то, чтобы зайти к граверу, и все же… Теперь она думала, что ему просто не пришло это в голову.

– Для меня наш брак вполне настоящий, – сказал он наконец. – Даю вам слово.

Лили нахмурилась.

– Вам совсем не обязательно делать вид, что вы меня любите. Если вы не испытываете ко мне никаких чувств, я бы хотела надеяться, что вы будете уважать нашу дружбу и не предадите моего доверия. И еще: я бы очень хотела, чтобы вы были до конца искренни и честны со мной и относились ко мне как к близкому вам человеку.

Он поднял глаза и все с тем же мрачным выражением произнес:

– Я всегда честен с вами, и вы для меня – очень близкий человек.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации