Электронная библиотека » Федор Раззаков » » онлайн чтение - страница 47


  • Текст добавлен: 13 ноября 2013, 01:28


Автор книги: Федор Раззаков


Жанр: Биографии и Мемуары, Публицистика


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 47 (всего у книги 52 страниц) [доступный отрывок для чтения: 15 страниц]

Шрифт:
- 100% +

По мнению многих, на примере этой печальной истории вокруг имени Владимира Высоцкого наглядно подтверждалось пророчество скептиков о том, что перестройка, начатая М. Горбачевым, закономерно перерастет сначала в перепалку, а после в перестрелку. И это пророчество, кажется, начало сбываться еще в феврале 88-го.

В упомянутом феврале внеочередная сессия Совета народных депутатов Нагорно-Карабахской автономной области приняла решение ходатайствовать перед Верховными Советами Азербайджанской и Армянской ССР о передаче НКАО из состава Азербайджана в состав Армении. Это решение буквально взорвало обстановку в Закавказском регионе.

27 февраля в азербайджанском городе Сумгаите сотни головорезов учинили массовые кровавые погромы над ни в чем не повинными армянами. При прямом попустительстве местных властей эти побоища продолжались в течение двух дней. Москва на этот откровенный геноцид ответила молчанием и отделалась всего лишь легким внушением, вместо того чтобы всей мощью своей государственной машины обрушиться на зачинщиков и участников этого кровавого преступления. Впоследствии это попустительство и беспомощность руководства страной дорого ей обойдутся.

Между тем у прорабов перестройки к этому времени появились и первые идеологические противники, публично обнаружившие себя. 13 марта в газете «Советская Россия» появилось письмо-манифест преподавательницы химии из Ленинграда Нины Андреевой под красноречивым названием «Не могу поступиться принципами». Это был первый публичный вызов Михаилу Горбачеву и тому политическому курсу, который он проводил в жизнь. С этого момента началось открытое противоборство реформаторов и консерваторов в руководстве страны, да и нижние слои населения довольно быстро расслоились на симпатизирующих одной или другой из этих группировок. Наступала всесоюзная «перепалка», выплеснувшая на страницы газет и журналов.

В день публикации статьи Нины Андреевой Театр на Таганке находился на гастролях в Мадриде, где проходил Восьмой фестиваль искусств. Эти гастроли театра стали знаменательны тем, что именно на них состоялась долгожданная встреча труппы со своим родителем – Юрием Любимовым. Свидетель этого события В. Смехов писал:

«17 марта. С 14 до 15.30 – ожидание вестей из аэропорта. Встреча состоялась, и ее описать невозможно. Пять лет без двух месяцев длилась разлука. Юрий Любимов вместе с женой Катей подробно общался с каждым актером, электриком, костюмером, радистом… Номер нашего директора Николая Дупака на два часа оказался сценой удивительного спектакля».

На фестивале Таганка представила зрителям спектакль «Мать», который Любимов поставил еще в 1968 году. Отправка спектакля опального еще режиссера на фестиваль за пределы страны была со стороны Министерства культуры СССР акцией многозначительной. Власть как бы давала понять всем, и прежде всего самому Юрию Любимову, что почва для его возвращения на родину уже готова. Это стало понятно еще в феврале этого года, когда журнал «Театр» опубликовал ностальгические воспоминания В. Смехова «Скрипка Мастера» – панегирик Юрию Любимову.

Именно в Мадриде между Любимовым и временным руководителем театра Губенко была достигнута договоренность о том, что Любимов прилетит в Москву по частному приглашению Губенко в первой половине мая этого года на премьеру своего спектакля «Владимир Высоцкий», который официально разрешен для включения в репертуар театра.

По рассказам сведущих людей, это возможное возвращение Юрия Любимова на родину обсуждалось на самом Политбюро, и голоса разделились поровну, шесть «за», шесть – «против». Спор разрешил седьмой голос, который принадлежал Михаилу Горбачеву: он проголосовал за возвращение Любимова. После победы над Ниной Андреевой дела консерваторов были совсем плохи. Развитие политической реформы «по Горбачеву» стало набирать обороты, оказавшиеся «на коне» «шестидесятники», к которым относился и Юрий Любимов, стремились вернуть в строй своих бывших «солдат». Готовилась почва для широкомасштабной акции по возвращению на родину всех бывших диссидентов и эмигрантов.

В апрельском хит-параде ТАСС продолжают фигурировать пластинки Владимира Высоцкого. И не плохо, надо отметить, фигурируют: «Сентиментальный боксер» вот уже полгода (!) удерживает лидерство. На 2-м месте разместился диск «Песня о друге», на 7-м – «Спасите наши души», на 8-м – «Сентиментальный боксер». Однако в мае ситуация изменится: «Боксер» и «Песня о друге» из топ-листа вылетят, останутся «Москва – Одесса» (4-е место) и«Спасите наши души» (10-е).

10 мая 1988 года бывший гражданин СССР, а ныне гражданин Израиля (с августа 1987 года) Юрий Любимов вновь ступил на землю своей родины. Встреча была теплой и широко освещалась в советской прессе. Ступив на родную землю, Ю. Любимов не преминул «покаяться» перед властью, которая простила его за подпись под прошлогодним письмом так называемого «Интернационала сопротивления». В интервью газете «Известия» Любимов сказал: «Когда дал согласие подписать „Манифест 10“, тот, который был опубликован в „Московских новостях“, то думал, что он будет полезен перестройке. А вышло наоборот. Вам надо только понять, что я не знал о том броском заголовке, который предшествовал этому письму, – в западных газетах их вообще придумывают отдельные люди, им-то и важно, чтобы было позабористее, посенсационнее. Ну а кроме того, коллективные письма никогда не выражают личных чувств, тем более что мне читали его в конце концов по-английски, – кто-то вставляет какую-то фразу, тебе она может не нравиться, тебе кажется, что нужно вставить не это, а что-то другое… Я долго не мог расхлебаться с этим „Манифестом“ там, на Западе, ибо категорически отказывался участвовать в подобного рода коллективных воззваниях. И впредь не собираюсь… Я художник, а не политик… Я сегодня здесь, разговариваю с вами, несмотря на то что, как я полагаю, решение о моем приезде было делом непростым…»

Все десять дней своего частного пребывания в Москве Юрий Любимов жил на квартире Николая Губенко и Жанны Болотовой на Комсомольском проспекте. Пройдет всего четыре года, и судьба разведет в разные стороны этих людей, сделает их непримиримыми врагами, и тот хлеб, что они делили за общим столом, встанет им поперек горла.

12 мая 1988 года в Театре на Таганке состоялась официальная премьера многострадального спектакля «Владимир Высоцкий». Свершилось то, к чему театр шел на протяжении последних семи лет. 18 мая во главе с Юрием Любимовым состоялся прогон «Бориса Годунова». Казалось, что впереди театр ждут новые свершения, новые счастливые дни с прежним руководителем. Как показало время, все оказалось иначе, гораздо печальнее и трагичнее ожидаемого.

За две недели до приезда Любимова на родину, 27 апреля, в «Литературной газете» была опубликована статья Станислава Говорухина «Я – опровергаю», в которой известный кинорежиссер брал под защиту честное имя Вадима Туманова, давнего друга Владимира Высоцкого. Что же случилось с Тумановым, что ему понадобилась защита?

Дело в том, что золотодобывающая артель «Печора», которой руководил Туманов, еще в 70-е годы работала как хозрасчетная организация, что позволяло ее работникам получать весьма высокие зарплаты. А с началом перестройки и возникновением кооперативного движения эти заработки стали еще выше – они были такими, что рядовым советским гражданам и не снились. А поскольку у кооперативного движения в СССР были свои противники и они жаждали реванша, ими в качестве мишеней были выбраны наиболее успешные кооператоры вроде Артема Тарасова или того же Вадима Туманова.

Эта история брала свое начало 13 мая 1987 года, когда в газете «Социалистическая индустрия» появилась статья В. Цекова и В. Капелькина под выразительным названием: «Вам это не снилось». В ней авторы подробно описывали баснословные заработки работников золотодобывающей артели «Печора» и называли их чуть ли не новыми буржуями. Статья Говорухина была пусть запоздалым, но все-таки ответом противникам перестройки. Объясняя цель своей публикации, Говорухин писал: «Авторами статьи Цековым и Капелькиным руководила большая, как это, видимо, им казалось, общественная идея: убрать с дороги годами сложившегося малоэффективного способа производства набирающего силы соперника – кооперативное предприятие. Стоит, мол, очистить от таких артелей дорогу – так, видимо, рассуждали авторы, – и наш паровоз без остановки полетит к светлому будущему. Ну а то, что под колеса неуклюжего локомотива попал живой и достойный человек, – это бог о ним! Лес рубят – щепки летят…

Недавно я выступал в одном из городов Севера. Из зрительного зала пришла записка: «Как мог Владимир Высоцкий, такой разборчивый в выборе друзей, заблуждаться по поводу Туманова? Ведь насколько известно, он посвятил ему несколько песен…» Пришлось ответить:

– «Заблуждался» не только Высоцкий. «Заблуждался» и я. Более того – продолжаю «заблуждаться». Продолжаю его считать честным и порядочным человеком и самым интересным из тех, с кем мне приходится знаться. Он человек перестройки. Перестройки не на словах, а на деле. Когда все мы еще барахтались в гнилом болоте застоя, он уже стоял на живой и твердой почве деловой, трудовой инициативы. Это он и такие, как он, приблизили нынешнее беспокойное время, вселившее в нас надежду на лучший завтрашний день.

Владимир Высоцкий оставил после себя добрую память. За многое я должен быть ему благодарен. И, в частности, за его близкого друга, которого он передал мне, как дорогую эстафету».

Ровно через месяц после этой публикации, 28 мая, газета «Социалистическая индустрия» опубликовала оперативный ответ С. Говорухину. Статья называлась броско: «Хочу жить богато». В предисловии к ней писалось: «Письмо в „Литературной газете“ сформулировало платформу сил, для нас пока малознакомых. Они отнюдь не требуют поворота к старому, напротив, торопят идти вперед. Вот только кто в действительности и куда в данном случае нас зовет?»

И далее авторы статьи приоткрывают завесу над тайной этих «сил»: «Говорухин… не удержался и привел джентльменский набор аргументов в защиту артели. Но походя, скороговоркой. Понадобились они на этот раз лишь для разгона – чтобы легче было выкрикнуть столь же желанный, сколь и уязвимый лозунг: „Хочу жить богато!“

Удивительное дело, не так уж мало людей, исповедующих этот принцип. Но часто ли вам приходилось слышать, чтобы человек, поставив во главу угла богатство, еще и открыто провозгласил, что для этого все средства хороши.

Говорухин это сделал.

Его герой – теперь уже бывший председатель «Печоры» – богат. Очень богат по нашим временам.

Заработная плата Туманова составила в 1984 году 19,4 тысячи рублей, в 1985 – 22 тысячи, в 1986 – 21 тысячу. Кроме того, в виде премий ему выплачивалось из «запасного фонда» по пять-шесть тысяч рублей ежегодно. Это только официально учтенные суммы».

Помнится, с начала 70-х, когда популярность Владимира Высоцкого обрела всесоюзные масштабы и за свои концертные выступления он стал получать большие суммы денег, это тоже вызывало у многих его недоброжелателей зубовный скрежет. «Живет не по средствам» – гневно изрекали они и писали жалобы в вышестоящие инстанции. Суды обязывали артиста выплачивать штрафы за «левые» концерты и делали ему «последние» предупреждения в связи с его «нетрудовыми» доходами. Теперь под это же колесо угодил и Вадим Туманов, представитель нового класса советских предпринимателей, громко заявивших о себе после того, как в начале 1988 года был принят Закон о кооперации и частнопредпринимательской деятельности. На авансцену перестройки выходил класс, такой уязвимый для критики в нищей, задавленной 70-летним большевистским рабством стране.

Тем временем, подавив бунт консерваторов, реформаторы с новой силой и энергией взялись за пропаганду идей перестройки. Остро отточенная «борона» гласности вовсю рыхлила десятилетиями нетронутый чернозем «застоя». Со страниц газет и журналов к людям шагнули герои прошлых и новых времен. Сравнивая горбачевскую перестройку с хрущевской «оттепелью», публицисты заговорили о «механизме торможения» и командно-бюрократической системе, которую теперь вновь надлежало сломать.

Еще с прошлого, 1987 года стало доброй традицией для всех союзных газет разоблачать сталинские преступления. Но за этим святым делом как-то забылась простая мысль о том, что всякий перебор выходит боком. Череда статей, ниспровергающих «вождя всех народов» до уровня элементарного уголовника, а то и параноика, сослужила худую службу перестройке. Бездумно ниспровергая прошлых кумиров, нынешние идеологи так и не смогли придумать новых, без которых наш народ, увы, уже не мыслил своего существования. На пепелище охаянной истории так и не зацвели новые всходы. Взяв к себе в союзники Владимира Высоцкого, новые идеологи так и не вняли его словам:


Осторожно с прошлым, осторожно!

Не разбейте глиняный сосуд!


Одновременно с ниспровержением сталинских времен доставалось «на орехи» и временам брежневским. Перед взором читателя чуть ли не ежедневно вставали карикатурно-уголовные образы Брежнева, Суслова, Щелокова, Рашидова и им подобных. Реакция населения была соответствующей. В июле 88-го студенты МГУ дружно отказались именовать одну из своих стипендий именем Леонида Брежнева. В августе в том же МГУ после многократных обливаний черной краской мемориальной доски с именем Михаила Суслова эту доску в конце концов сняли и выбросили на свалку. В сентябре начался «процесс года» – суд над зятем Брежнева Юрием Чурбановым, освещаемый в прессе со скрупулезностью, достойной ранее разве что съездов КПСС. Череда массовых переименований улиц, площадей, названных в честь одиозных личностей советской истории (особенно в тот год доставалось А. Жданову), прокатилась по городам Союза. Завершило в том году этот процесс ноябрьское и декабрьское решения официальных властей отменить Указы об увековечении памяти покойных генсеков Леонида Брежнева и Константина Черненко.

Одновременно с процессом ниспровержения кумиров прошлого шел активный поиск новых героев. «С полок» снимались фильмы опальных режиссеров, из письменных столов вынимались книги гонимых когда-то писателей. Из эмигрантского далека зазывались обратно на родину опальные граждане СССР. Юрий Любимов стал одним из первых, кто откликнулся на эти призывы. Следом за ним должны были решиться Василий Аксенов, Эрнст Неизвестный, Владимир Войнович, Валерий Чалидзе, Владимир Максимов и еще с два десятка достойных имен.

В июньском хит-параде ТАСС ни один из дисков Владимира Высоцкого не присутствовал. И только в июле там объявились 5-я и 6-я пластинки из серии «На концертах Владимира Высоцкого»: «Мир вашему дому» и «Чужая колея», которые сразу вошли в тройку лидеров. На дисках были представлены почти по два десятка произведений. Например, в «Чужой колее» их было 16 из коллекции М. Листовых: «Утренняя гимнастика», «Жертва телевидения», «Про козла отпущения»,«Любовь в каменном веке», «О двух автомобилях», «То ли в избу и запеть», «Чужая колея», «Марафон», «Штангист», «Высота», «Сыновья уходят в бой», «Про Магадан», «Несостоявшийся роман»,«Невидимка», «На стол колоду»,«Про первые ряды».

В конце июня в Москве начала свою работу 19-я партийная конференция. И хотя в те дни в столице впервые за многие годы вдруг пропал сахар, это не огорчило участников партийного форума: объявляя перестройку, никто не обещал гражданам СССР сладкой жизни.

После партконференции изменение политической системы в Советском Союзе (а точнее, приближение краха великой державы) пошло ускоренными темпами: партия должна была добровольно отказаться от власти в пользу новых представительных органов. Средства массовой информации во весь голос заговорили о реальном разделении властей, упрекая КПСС в ее единоличной узурпации. Но упреки журналистов уходили в пустоту. 1 октября Михаил Горбачев был единогласно избран Председателем Верховного Совета СССР, оставляя за собой и пост Генерального секретаря ЦК КПСС.

В октябрьском хит-параде ТАСС в лидерах значился диск Владимира Высоцкого «Мир вашему дому». На 2-м месте стояла его же пластинка «Чужая колея». Это говорило о том, что страна продолжала взахлеб слушать не только группу «Электроклуб» или «Модерн токинг», но и Высоцкого.

25 октября 1988 года в издательстве «Прогресс» была сдана в набор книга Марины Влади «Владимир, или Прерванный полет», которая была переведена дочерью Всеволода Абдулова Юлией без единой купюры по оригиналу парижского издания. 30 ноября книга была подписана в печать и должна была выйти тиражом в 100 тысяч экземпляров.

25 октября 1988 года в газете «Московская правда» было опубликовано письмо молодого актера Театра на Таганке Дмитрия Певцова (будущего героя боевика «По прозвищу „Зверь“) под весьма броским названием „На волне прежней славы?“. В этом письме молодой актер упрекал своих товарищей, и в первую очередь главного режиссера Таганки Николая Губенко в том, что коллектив театра утратил смелость и остроту гражданских позиций, занимается реанимацией старых спектаклей, вместо того чтобы создавать новые. „Неужели нет сегодня в нашей жизни острых и актуальных тем, нуждающихся в пристальном внимании, в жестком и откровенном обсуждении со сцены?“ – вопрошал в своем письме Певцов. Актер откровенно выражал недовольство в связи с тем, что в ближайших планах театра всего-навсего выпуск Юрием Любимовым спектакля „Живой“ по Борису Можаеву и постановки тем же Любимовым „Бесов“ по Ф. Достоевскому.

Столь откровенный выпад против Юрия Любимова и его детища не мог быть оставлен без внимания. И вот 27 ноября в той же «Московской правде» Нина Беликова публикует статью под не менее броским названием – «Троянский конь у ворот Таганки». В ней она заявляет: «Тут уже становится ясно, что не ради плодотворных художественных споров предпринят этот эпистолярный дебют. Тогда уж надо сказать о подоплеке этой односторонней дуэли. Она направлена не только против Губенко, но против стремления окончательно закрепить свое начавшееся воссоединение с Ю. Любимовым. Ибо именно соединить коллектив с его создателем и организатором, одареннейшим режиссером советского театра, и стремится Н. Губенко. Это – его линия действия и его ясно продуманная цель. И по ней с неутомимой настойчивостью бьет письмо, устрашая всех угрозой тупика и даже чего-то „порочного“…

Но вот наконец, когда восстановлено имя любимовского театра, когда он сдвинулся с мертвой точки, когда Губенко сумел сделать столько, что благодаря ему Любимов не только как символ, но как действующий режиссер вступил на сцену театра и поставил на ней «Бориса Годунова», а зрители вновь, как прежде, заполнили залы, именно тогда актер этого же театра Д. Певцов решил идти против этого дела, идти грудью, как против того, «с чем невозможно мириться», что его «унижает и лишает желания работать».

Поиски «троянских коней», «врагов» в своем не только коллективе, но и Отечестве, в те дни было любимым занятием большинства населения нашей необъятной державы. Сталинисты, брежневцы, консерваторы и прочая братия, мешающая перестройке двигаться вперед, не имела права на снисхождение и клеймилась позором со страниц большинства газет и в передачах Центрального телевидения. На смену «отщепенцу» Сахарову и диссиденту Солженицыну приходили сталинисты Нина Андреева и Иван Шеховцов. Для многочисленных поклонников Театра на Таганке таким «врагом» отныне должен был стать актер Дмитрий Певцов, осмелившийся вынести сор из такой почитаемой всеми «избы».

6 января1989 года ТАСС подвело музыкальные итоги минувшего года. Для поклонников Владимира Высоцкого они были более чем радостными: в десятке лучших дисков страны значились сразу четыре «гиганта» их кумира. Причем три из них вошли в четверку лидеров: «Москва – Одесса» стоял на 1-м месте, «Сентиментальный боксер» – на 3-м, «Песня о друге» – на 4-м. Еще один диск Высоцкого «Чужая колея» расположился на 9-й позиции.

В отличие от января 1988 года, когда количество публикаций о Владимире Высоцком, приуроченных к его 50-летию, перевалило за два десятка, неюбилейный январь 89-го подарил поклонникам поэта не более пяти публикаций о нем. Преобладающей же темой публикаций тех дней была тема эмиграции и ее герои, начиная от А. Синявского и Г. Владимова и кончая певцами В. Рубашкиным и А. Днепровым.

Между тем ко дню рождения Владимира Высоцкого в фойе Театра на Таганке открылась первая организованная дирекцией будущего центра-музея В. Высоцкого фотовыставка Л. Мончинского «Артель. Туманов. Высоцкий. Старатели». В те же дни была смонтирована и вторая экспозиция – «Дети рисуют Высоцкого», которая открылась накануне дня рождения поэта, перед началом вечера «Таганские среды».

25 января в Театре на Таганке состоялся спектакль «Владимир Высоцкий», после которого около ста человек отправились на семинар «Каким быть центру-музею В. С. Высоцкого?» в Доме творчества «Щелыково». 31 января в Советском фонде культуры состоялась пресс-конференция по итогам семинара. За один январь гражданами СССР в фонд создания музея было прислано и переведено 12 тысяч рублей, что по тем временем было немалой суммой.

В январском хит-параде ТАСС значились два диска Владимира Высоцкого: «Чужая колея» занимала 7-е место, «Мир вашему дому» – 8-е.

В январе в Москву, теперь уже сроком на три месяца, вновь прилетел Юрий Любимов. Газета «Московский комсомолец» на следующий день после этого события поместила статью «Юрий Любимов: Я приехал домой».

«На белом фоне ярко-красным: „Здравствуйте, Юрий Петрович!“ Ожидающие в аэропорту Шереметьево-2 пассажиры удивленно взирают на улыбающихся людей с цветами, фотоаппаратами, кинокамерами, вылавливая знакомые лица Зинаиды Славиной, Вениамина Смехова, Николая Губенко. Смехов просит диспетчера объявить: „Прилетевшего рейсом Будапешт – Москва Любимова встречает Театр на Таганке. Враз и навсегда!“ Диспетчер резонно отказывается: слишком непривычны эти „враз и навсегда!“ – любимое выражение одного из героев спектакля „Живой“ по повести Бориса Можаева „Из жизни Федора Кузькина“.

Собственно, «Живой» – одна из целей приезда в Москву…»

Через месяц после приезда Ю. Любимова на родину – 23 февраля 1989 года – спектакль «Живой» отпраздновал свою долгожданную премьеру в Театре на Таганке. Эйфория в театре от этого события была огромной. В те дни всем казалось, что в истории этого многострадального театра наступили лучшие дни. Увы, это оказалось не так. На самом деле Таганка стояла одной ногой в могиле, и оставалось всего-то чуть-чуть, чтобы и вторая нога сорвалась туда же и увлекла за собой все «тело».

27–28 февраля Марина Влади провела презентацию своей книги «Владимир, или Прерванный полет» в столичном Театре эстрады (на французском языке книга вышла в ноябре 88-го). Тогда же состоялась премьера документального фильма «Я не люблю».

Тем временем свет увидели два очередных (7-й и 8-й) концертных диска Владимира Высоцкого: «Большой Каретный» и «На нейтральной полосе». В первый вошли 22 произведения из коллекции К. Мустафиди: «Большой Каретный», «У меня гитара есть», «Дайте собакам мяса», «А люди все роптали и роптали», «В Ленинграде – городе у Пяти углов», «Гололед на земле, гололед», «Камнем грусть висит на мне», «Лежит камень в степи», «Жил-был добрый дурачина-простофиля», «Так оно и есть: словно встарь», «Я верю в друзей», «В тот вечер я…», «Копи!», «Эй, шофер, вези в Бутырский хутор», «Я однажды гулял по столице», «Сегодня я с большой охотою» («Нинка»), «В наш тесный круг не каждый попадал», «Я любил и женщин, и проказы», «За меня невеста отрыдает честно», «Ты уехала на короткий срок», «Все срока уже закончены», «Всего лишь час дают на артобстрел».

В «Нейтральную полосу» вошли 23 песни из той же коллекции К. Мустафиди:«Один музыкант объяснил мне пространно», «На нейтральной полосе», «Сколько я ни старался», «Перед выездом в загранку», «Передо мной любой факир – ну просто карлик», «Проложите, проложите вы хоть тоннель по дну реки», «Твердил он нам: моя она», «Подумаешь, с женой не очень ладно», «Ну о чем с тобою говорить», «У меня запой от одиночества», «В этом доме большом», «На реке ль, на озере», «Сколько чудес за туманами кроется», «Сидели, пили вразнобой», «Пока вы здесь в ванночке с кафелем», «Рядовой Борисов! Я…», «И вкусы, и запросы мои странны», «Я изучил все ноты от и до», «Мне каждый вечер зажигает свечи», «Было так: я любил и страдал», «Сыт я по горло, до подбородка», «Дела меня замучили, дела», «Давно смолкли залпы орудий».

Уже в апрельском хит-параде ТАСС диск «На нейтральной полосе» обосновался на 1-м месте. «Большой Каретный» стартовал хуже – 8-я позиция.

В мае ситуация изменилась:«Полоса» отошла на 2-е место,«Каретный» поднялся до 5-й ступеньки. В июне «Полоса» осталась на прежнем месте, «Каретный» опустился на 8-е. В июле«Каретный» вовсе вылетел из списка лучших дисков, а «Полоса» все так же оккупировала 2-ю строчку. В августе из списка вылетела и «Полоса».

23 мая на здании Одесской киностудии, где в разные годы снимался Владимир Высоцкий, в торжественной обстановке была открыта мемориальная доска в его честь.

В июне в Театре «У Никитских ворот» состоялась премьера спектакля «Роман о девочках» по одноименному неоконченному произведению Владимира Высоцкого.

Тем временем свет увидели еще два концертных диска Высоцкого: «Бег иноходца» (9-й) и «Кони привередливые» (10-й). В первый вошли 14 песен из коллекции М. Крыжановского: «Разведка боем», «Встреча в ресторане», «В холода, в холода», «Сыт я по горло», «Песенка метателя молота», «Песенка прыгуна в высоту», «Баллада о гипсе», «Человек за бортом», «Горизонт», «О переселении душ», «Сон мне снится», «Милицейский протокол», «Бег иноходца», «Честь шахматной короны».

В«Кони привередливые» были включены 13 произведений, представленных все тем же коллекционером М. Крыжановским:«Товарищи ученые», «Мы вращаем Землю», «Тот, который не стрелял», «Песенка про прыгуна в длину», «Марафон», «После чемпионата мира по футболу», «Целуя знамя», «Нет меня», «Мишка Шифман», «Милицейский протокол», «Песня микрофона», «Кони привередливые».

В общесоюзном хит-параде ТАСС наибольшего успеха добился диск «Кони привередливые» – в ноябре 89-го он занял 2-е место, пропустив вперед пластинку «Пинк Флойд». В итоговую десятку лучших дисков страны вошли оба последних диска Высоцкого: «На нейтральной полосе» расположился на 6-м месте, «Кони привередливые» – на 10-м.

6 декабря свет увидел первый номер информационного бюллетеня «Вагант», посвященного жизни и творчеству Владимира Высоцкого.

За чередой эпохальных событий, происходивших в стране в 1989 году, как-то забылось имя Владимира Высоцкого. Ноябрь и декабрь 89-го подарил его поклонникам лишь два упоминания о нем в печати. 25 января1990 года, в день его 52-летия, в «Московской правде» Т. Глинка с грустью отмечала: «Время, наверное, изменилось. „Чтоб не стало по России больше тюрем, чтоб не стало по России лагерей“ – этого теперь требуют громко. И по телевидению, и в кино, и в газетах. А что Высоцкий первый на всю страну крикнул, забыли, что ли… „А на нейтральной полосе цветы необычайной красоты“ тоже уже не открытие. Берлинскую стену порушили и ту полосу с Афганов восстановили, наверное? Устарел? В каком-то смысле, может быть. Сбылось, свершилось многое из того, о чем он один только и пел нам. Пел во всю мощь своего голоса, всей своей стремительной, сжигавшей самое себя, обгонявшей время жизнью. И мы словно наматывали бесконечные магнитные ленты на свои души… Он первый сказал нам о том, что нам еще предстояло узнать…

По заученной традиции, отмечаем только круглые даты. Навели глянец и поскучнели, глядя на обилие незнакомых, в спецстолах лежавших фотографий…»

В январском хит-параде ТАСС продолжают присутствовать два последних концертных диска Владимира Высоцкого: «На нейтральной полосе» занимает 2-ю строчку, «Кони привередливые» – 4-ю. Однако уже в марте оба альбома из общесоюзного топ-листа вылетят.

Приезд Юрия Любимова в Москву год назад стал добрым предзнаменованием для остальных эмигрантов. С января 90-го в СССР потянулись остальные бывшие граждане: Андрей Синявский, Мария Розанова, Эфраим Севела, Саша Соколов, Наталья Макарова, Владимир Войнович и другие.

30 июня 1990 года секретариат Союза писателей СССР отменил постановление от 1969 года об исключении Александра Солженицына из своих рядов. Справедливость восторжествовала, но «вермонтский отшельник» не торопился возвращаться на родину, предпочитая наблюдать за событиями издалека.

В том же июне Указом Верховного Совета СССР Юрию Любимову было возвращено советское гражданство. Но и он не слишком торопился окончательно оседать на родной земле. «Родина там, где тебе хорошо», – изречет он гораздо позднее и, следуя этой поговорке, будет жить за пределами СССР, приезжая в Москву лишь на время репетиций очередных спектаклей и премьер. Может быть, трезвое осознание того, что его страна так и не сможет измениться в лучшую сторону благодаря горбачевской перестройке, пришло к Любимову уже тогда, в 89-м? И, может быть, он, как «отец» Таганки, почувствовал возможный близкий закат своего детища? Ведь возвращение Любимова в театр в январе 89-го на самом деле было не столь безоблачным, и прав был Ю. Смелков, заявляя в декабре 88-го, накануне приезда режиссера в Москву, что «если Любимов и появится, то возглавит коллектив, раздираемый внутренними противоречиями, чему свидетельство – письмо Д. Певцова».

25 июля на доме № 15 по улице Марии Ермоловой (бывший и нынешний Большой Каретный переулок), где в 50-е годы жил В. Высоцкий, были установлены мемориальные доски в его память. В этот же день открылась первая московская выставка, посвященная В. Высоцкому, под названием «Блажен, кто посетил сей мир в его минуты роковые…».

11 сентября Дирекция по созданию Государственного культурного центра-музея В. Высоцкого была преобразована в Государственный культурный центр-музей «Дом Высоцкого на Таганке».

«Мелодия» выпустила еще два концертных диска Владимира Высоцкого: «В поисках жанра» (11-й) и «Затяжной прыжок» (12-й). В первый вошли 11 песен из коллекции В. Гракова: «Всю войну под завязку», «Песня о Земле», «На дистанции четверка первачей», «Кто-то высмотрел плод», «Вот это да!», «Мы все живем как будто на…», «Ой, где был я вчера», «Горное эхо», «Так случилось, мужчины ушли», «Я не люблю», «Парус».

В диск «Затяжной прыжок» были включены 15 произведений, представленных коллекционером М. Крыжановским. Это: «Тюменская нефть», «Затяжной прыжок», «Памятник», «Всем делам моим на суше вопреки», «Баллада об уходе в рай», «В дорогу живо! Или в гроб ложись», «Я теперь в дураках, не уйти мне с земли», «Погоня», «Дом», «Ну вот, исчезла дрожь в руках», «Про йогов», «Он не вернулся из боя», «Штормит весь вечер – и пока…», «Мой друг уехал в Магадан», «Диалог у телевизора».


Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Правообладателям!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО "ЛитРес" (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 3 Оценок: 1
Популярные книги за неделю


Рекомендации