154 800 произведений, 42 000 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 38

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 13 марта 2014, 09:56


Автор книги: Федор Раззаков


Жанр: Публицистика: прочее, Публицистика


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 38 (всего у книги 60 страниц) [доступный отрывок для чтения: 40 страниц]

По прозвищу матрос

Не менее странные дела на ниве борьбы с преступностью происходили и в другой союзной республике – Украине. Там в городе Днепропетровске вот уже почти год существовала банда рэкетиров, а местные стражи порядка упорно не желали этого замечать, то ли опасаясь испортить статистику, то ли связанные с рэкетирами какими-то невидимыми нитями. Ведь организованная преступность стала пускать корни в СССР именно в середине 70-х, когда началось сращивание организованных банд с теневиками и властными структурами.

Одним из первых таких формирований, как мы помним, была банда Геннадия Карькова (Монгола), которую в начале 70-х разгромил МУР. Печальная судьба этой банды объяснялась просто: у нее не было прикрытия во властных структурах – времена были еще не те. Однако к середине 70-х ситуация стала меняться: после того как началась разрядка и западные духовные ценности стали медленно, но уверенно разъедать советскую мораль, теневые короли (цеховики) стали все больше выходить на авансцену жизни. Их деятельность уже не вызывала у власти столь жгучую ненависть, как это было совсем недавно, в хрущевские годы (тогда их считали подрывателями социалистической экономики и приговаривали к длительным срокам тюремного заключения, а иных и вовсе расстреливали: например, с ноября 1962 по июль 1963 года в СССР прошло 80 «хозяйственных» процессов и на них было вынесено 163 смертных приговора).

В итоге цеховики с каждым годом чувствовали себя все вольготнее. Естественно, это не могло укрыться от преступного мира, который понимал, какой лакомый кусок представляют собой «красные буржуи». И вот уже на свет в разных регионах страны стали появляться банды, которые в своих действиях пошли гораздо дальше «монголов»: они не только «бомбили» теневиков, но и срастались с местной властью. Одна из таких банд была в Днепропетровске.

Во главе ее стоял 28-летний Александр Мильченко, больше известный под прозвищем Матрос (в детстве он упал в речку и, не умея плавать, сумел-таки выбраться живым на берег, после чего и получил свою «морскую» кличку). Мильченко родился в Майкопе в обыкновенной советской семье и с малых лет, отличаясь исключительно бойцовским характером, всегда верховодил среди многочисленной дворовой ребятни. Школьные науки ему давались с трудом, и основной свой авторитет Мильченко зарабатывал не глубокими знаниями точных и гуманитарных наук, а крепкими мышцами и кулаками. «Спортивная» подготовка привела в начале 70-х годов Мильченко на футбольную стезю: попал сначала в команду родного вагоноремонтного завода, а затем был замечен «наверху» и зачислен в дублирующий состав набиравшей тогда разбег команды «Днепр» (в 72-м Валерий Лобановский вывел «Днепр» в высшую лигу).

Из «Днепра» молодая знаменитость вскоре переметнулась в периферийный, по футбольным понятиям, Волгоград, однако дела там у Мильченко совсем не заладились, и ему пришлось возвращаться в родной Днепропетровск, на пыльные улицы тихой рабочей окраины, именуемой старожилами звучным именем Амур. И если в Волгограде совсем туго было со славой и с друзьями, то на Амуре все обстояло наоборот, и Матроса знала вся местная шпана, доверяла ему и беспрекословно подчинялась. Так в днепропетровской Марьиной Роще – Амуре – появилась команда Матроса, занявшаяся тем, что на Западе именуется словом «рэкет». Правда, к рэкету матросовцы пришли не сразу, первоначально они «стригли» деньгу с обеспеченных клиентов, обыгрывая их в карты на своем «катране» в кафе «Льдинка». Но вкус шальных денег вскоре вынудил Матроса и его бойцов перейти к насильственным действиям, так как некоторые клиенты весьма неохотно расставались со своими сбережениями.

Первая «заява» на матросовцев в милицию поступила в сентябре 76-го в Амур-Нижнеднепровский РОВД. В качестве пострадавшего выступал некто Зотов, который описал в своем заявлении, как под покровом ночи к нему в дом ворвались несколько вооруженных огнестрельным оружием (обрезами) молодых людей и стали требовать деньги. В противном случае Зотову и его домочадцам налетчики грозили расправой. Перепуганный насмерть глава семейства отдал грабителям всю свою денежную наличность. Когда его спросили, узнал ли он кого-либо из нападавших, тот набрался смелости и назвал фамилии Мильченко и еще нескольких его дружков. Но едва стражи порядка услышали фамилию лидера амурских, как у них тут же пропала всякая охота расследовать это дело. И его положили под сукно. В итоге банда Матроса будет куролесить в Днепропетровске и его окрестностях аж до 83-го года.

Увы, но ликвидация банды того же Матроса, а также других подобных бандформирований, появившихся в годы правления Андропова (1982–1984) не привела к тому, что организованная преступность в СССР была загнана в подполье. Вскоре страну возглавил «прораб перестройки» Горбачев, который с упорством прожженного антикоммуниста начал внедрять в экономику и идеологию страны нравы, приведшие к настоящему разгулу бандитизма – как политического, так и уголовного. Как итог: уже в конце 80-х по всей стране насчитывалось несколько сотен устойчивых банд, вооруженных по последнему слову техники. По данным МВД России, сегодня (февраль 2006 года) только на оперативный учет у нас поставлено 450 крупных и устойчивых организованных преступных формирований численностью более 10 тысяч человек. Они поделили страну между собой и доят из нее соки, заручившись поддержкой коррумпированных чиновников и «оборотней» в самом МВД.

Страна настоящих героев

Советский Союз можно было смело назвать страной героев. Практически каждый день в различных советских СМИ публиковались очерки о гражданах, проявивших твердость характера и силу духа в критических ситуациях. Взять, к примеру, случай, о котором в сентябре 1976 года сообщила «Комсомольская правда». Дело было в столице Армении Ереване. Там с плотины Ереванского водохранилища сорвался троллейбус, в котором находилось почти три десятка пассажиров. Виновником аварии был не водитель, а какой-то сумасшедший из числа пассажиров. Он вдруг поднялся с кресла и потребовал, чтобы водитель остановил машину. Тот ответил: «Это вам не такси». Тогда псих схватил монтировку в кабине и ударил водителя по голове. Троллейбус потерял управление и свалился в воду.

По счастливой случайности рядом с местом трагедии оказался рекордсмен мира, многократный чемпион Европы и СССР по подводному скоростному плаванию Шаварш Карапетян, который, не раздумывая ни секунды, бросился в воду. Троллейбус упал на дно на глубину 10 метров. Шансов спастись практически ни у кого не было, поскольку пассажиров обреченного троллейбуса охватил шок. И тут появился Карапетян. Несмотря на сопротивление воды, он сумел сначала камнем, а потом ударами обеих ног разбить заднее стекло машины. Порезав ноги, смельчак вплыл в салон и стал нащупывать людей. Они были как бесчувственные куклы. Вытаскивая пассажиров по одному, Карапетян выталкивал их на поверхность, где тех подхватывал родной брат спортсмена.

Вспоминает Ш. Карапетян: «Я выныривал, делал вдох и снова погружался, это 4–5 секунд. У меня даже не было времени сделать гипервентиляцию легких. Надо было спасать, но под конец я уже был в таком полуобморочном состоянии, что вместо человека поднял дерматиновое сиденье. Не почувствовал…»

За те несколько минут, пока Карапетян нырял в воду, он спас 20 человек. Мог бы больше, но силы спортсмена были небеспредельны – он был уже практически без сознания и весь в крови от порезов. Он сам едва не погиб, когда вытаскивал последнего пассажира, но люди на берегу помогли ему выбраться из воды. Карапетян и до этого был очень популярным человеком, но после этого случая и вовсе стал национальным героем. Правда, из всех спасенных им в тот день людей ни один (!) не поблагодарил его за этот подвиг. Кстати, и власти тогда тоже оказались не на высоте: наградили героя скромным орденом «Знак почета». Однако благодаря статье в «Комсомолке» о герое узнала вся страна.

Или другой случай, на этот раз с милиционером. 30 сентября в советских газетах был опубликован Указ Президиума Верховного Совета СССР о награждении орденом Красной Звезды младшего сержанта милиции Николая Чекулаева. Причем наградили его посмертно – за подвиг, который он совершил несколько недель назад.

Произошло это в вагоне пригородной электрички, следовавшей из Москвы в Крутое. Обходя состав, страж порядка обратил внимание на подвыпившего мужчину, который задирал прохожих. Чекулаев, естественно, вмешался. В ответ хулиган выхватил из кармана нож и нанес милиционеру несколько ударов – в грудь и живот. После чего бросился наутек. Превозмогая боль, Чекулаев догнал преступника и, повиснув у него на плечах, повалил на пол. Скрутить хулигана помогли подоспевшие пассажиры электрички. Это происшествие произошло поздно вечером. А в 8 утра на следующий день Чекулаев скончался в одной из столичных больниц. Было ему 22 года. Коллеги по работе называли его Огонек – за рыжий чуб и веселый характер.

Сегодняшние российские СМИ популяризируют кого угодно: олигархов, бандитов, проституток, геев, сомнительных звезд шоу-бизнеса, но только не настоящих героев. Например, столь же вдохновенных статей и репортажей о героях-милиционерах или воинах Российской армии, часто рискующих жизнью на боевом посту, в российских СМИ практически не бывает. А если такое и случается, то выглядит это случайностью. Вот почему член Общественной палаты РФ С. Марков в декабре 2006 года опубликовал в газете «Трибуна» статью под характерным названием «Верните России героев!». Приведу из нее лишь небольшой отрывок: «Абсолютно необходимо остановить тотальную дискредитацию традиционных духовных ценностей посредством массмедиа и прежде всего телевидения. С голубых экранов должна прекратиться пропаганда аморального образа жизни. Нужно вернуть обществу Героев, которые совершили нравственные поступки и подвиги: на войне ли, в борьбе с преступностью или в обычной жизни. У молодого поколения образцом для подражания должен стать не бандит или трансвестит, а гражданин, проявивший твердость характера и силу духа в критических ситуациях. Про этих людей должны рассказывать телевидение, радио, книги и газеты…»

И ведь что обидно: истинные герои в наше время отнюдь не перевелись. Например, взять нашумевшее дело «Трех китов», когда у государства были украдены миллионы долларов. Это дело курировал заместитель начальника отдела Управления Следственного комитета МВД России Павел Зайцев. Его запугивали преступники, давила Генпрокуратура, где давно уже окопались толпы коррупционеров. Нескольких свидетелей по этому делу убили. Могли сделать подобное и с Зайцевым, но он принимал необходимые меры безопасности: например, ездил на работу… в багажнике служебной машины. В итоге он сделал все, чтобы довести дело до суда. Чем не героизм? Но кто из россиян знает имя этого человека? О нем снимали фильмы на ТВ, писали очерки в прессе? Нет! Там снимают и пишут о других «героях»: о миллиардерах, скупающих футбольные клубы и роскошные яхты, а также веселящихся и проматывающих огромные состояния в Куршавелях. В нынешних «героях» также ходят безголосые певцы и певички, лжепророки и аферисты, сумевшие облапошить миллионы людей, и другая публика, которых в приличном обществе называют «нерукопожатными».

Начало банды Грачей

В 1983 году на советские экраны вышел фильм Константина Ершова «Грачи». В основу ленты легла подлинная уголовная история, которая случилась некоторое время назад и наделавшая много шума сначала в Ростовской области, а потом и во всей стране (после очерка О. Чайковской в «Литературной газете»). Как наверняка помнят многие из читателей, речь в фильме шла о двух братьях Грачах, которые в компании со своим родственником сначала убили частника – водителя «Жигулей», после чего расстреляли на шоссе двух инспекторов ГАИ. В принципе почти все детали этого уголовного дела в картине были переданы верно, за исключением имен героев: братьев звали не Грачами, а Билыками. И свой криминальный путь они начинали следующим образом.

Все началось 25 сентября 1976 года в поселке Комсомолец Комсомольского района Кустанайской области с банальной драки. Дрались два молодых человека, перебравшие лишку: 21-летний Петр Билык и его сверстник Владимир Виноградов. Молодые люди мутузили друг друга до тех пор, пока точный удар одного из них не опрокинул другого навзничь. Проигравшим оказался Виноградов, который упал так неудачно, что ударился затылком об асфальт и тут же потерял сознание. Билык немедленно скрылся с места происшествия.

К сожалению, свидетелей у этой драки не оказалось, и Виноградова нашли случайные прохожие спустя несколько минут после случившегося. Парня отправили в больницу, где он спустя два дня скончался. Узнав об этом, Билык, естественно, струхнул. И тут же рассказал о случившемся своему старшему корешу Афанасию Ставничему. Тот был мужик ушлый, имевший за плечами три судимости (у Петра их было две), поэтому посоветовал другу «рвать когти». «Тебя рано или поздно все равно вычислят, а скроешься – будет шанс. Страна-то большая», – сказал Ставничий. Причем сам тоже согласился рвануть, да еще посоветовал прихватить с собой и младшего брата Петра – 15-летнего Владимира. Дескать, пора парня к настоящему делу приобщать. Именно эти люди и станут впоследствии прототипами фильма «Грачи». Старшего брата будет играть Леонид Филатов, младшего – Ярослав Гаврилюк, Ставничего – Виталий Шаповалов.

Две разные Москвы

Несмотря на то что Москва во второй половине 70-х продолжает активно строиться и расширяться, преступность в ней растет черепашьими шагами. Львиную долю правонарушений в городе составляют мелкие преступления, а из тяжких больше всего «бытовухи» – убийства и нанесения тяжелых травм здоровью человека по пьянке. Много квартирных краж, но они, как мы помним, начали расти еще с начала десятилетия.

В октябре 1976 года в журнале «Человек и закон» появился очерк Я. Шнайдера об одном дне московской милиции. В этом очерке были приведены знаменательные слова начальника штаба из Главного управления внутренних дел Мосгорисполкома полковника В. Лукьянчикова. Он, в частности, сказал: «У нас в Москве тоже случаются убийства. Но, во-первых, именно случаются, а во-вторых, природа их совсем иная, чем на Западе, где процветает организованная преступность, где человек убивает человека из корысти, из желания устранить соперника по банде и так далее. Как правило, абсолютное большинство убийств у нас на бытовой почве: пьяная драка с трагическим исходом, ревность или другие семейные неурядицы, и мы с этим боремся, ибо нам дорога жизнь каждого человека».

И далее корреспондент Я. Шнайдер пишет: «Я читаю аккуратно распечатанные листки с лаконичным описанием случившегося и действительно ничего похожего на Париж и тем более Нью-Йорк не нахожу. Угон автомобиля, пьяная драка, ложная тревога в сберкассе – из-за дождя произошло короткое замыкание и сработала сигнализация… Опять угон автомобиля, нападение на женщину – вырвали из рук сумку, подвыпившие юнцы избили товарища… А главное – все происшествия за ночь умещаются на одном листке писчей бумаги.

Не удивлюсь: был готов к такому «разочарованию». В конце концов, я тоже москвич и тоже довольно часто возвращаюсь поздно, не испытывая ни волнений, ни страхов. Так же вполне уверены в своей безопасности все семь с половиной миллионов москвичей и тысячи гостей столицы».

Автор заметки отнюдь не голословен в своих оценках криминальной ситуации в Москве и Нью-Йорке. В подтверждение его слов приведу мнение зарубежного журналиста – Крива Дженкинса, который в том же году на страницах английского еженедельника «Трибюн» написал следующее: «После наступления темноты гулять по Манхэттену (район в Нью-Йорке. – Ф.Р.) небезопасно, как и во многих американских городах. В Нью-Йорке шагу не ступишь, не рискуя своим бумажником, девственностью или жизнью. Вечерами у экрана телевизора кровь стынет в жилах от демонстрации жестокости и насилия. Часами актеры изо всех сил стараются превзойти друг друга в зверствах. Такие удары по психике людей, вероятно, помогают усыпить совесть!..»

В той же статье приводился вопиющий случай, который случился в нью-йоркском районе Куинз. Там неизвестный преступник напал на 28-летнюю девушку и попытался ее изнасиловать. Но жертва сопротивлялась около получаса, сотрясая окрестности душераздирающими криками. Эти крики слышали около 40 человек, проживающих в близлежащих домах, но никто из них даже не позвонил в полицию. В итоге преступник убил девушку ударом ножа и скрылся. Социологи задали свидетелям этого злодеяния вопрос, почему никто не пришел на помощь пострадавшей или не позвонил в полицию, на что получили следующие ответы: «Сам не знаю!», «В тот день я очень устал!», «У меня по горло и своих забот», «Я никогда не лезу в чужие дела!»

С тех пор минуло 30 лет, и ситуация в России теперь зеркально напоминает ту, что была когда-то в тех же США. И нашу столицу Москву уже нельзя назвать одним из самых спокойных городов мира. Даже наоборот. В октябре 2006 года столичный прокурор Юрий Семин поделился данными о состоянии преступности в городе с читателями газеты «Мир новостей». По его словам, за 9 месяцев прошлого (2005) года в Москве было совершено 991 убийство, а за этот же срок в 2006 году – 909 (напомню, что в 1976 году в 9-миллионном городе за 9 месяцев произошло всего 268 убийств). Далее прокурор рассказал следующее: «В Москве стало меньше таких преступлений, как похищение человека (на 33,7 %) (в СССР такое преступление почти не практиковалось. – Ф.Р.), убийство по найму (на 40 %) (в СССР тоже почти отсутствовало. – Ф.Р.), хулиганство (на 7,4 %), угроза убийства (на 10,2 %), на 26,3 % сократилось число незаконного хранения оружия (в СССР оружие незаконно хранили единицы. – Ф.Р.). Рост преступности происходит за счет краж (на 16,6 %), грабежей (на 10 %), фактов мошенничества (на 20,5 %) и за счет преступлений, связанных с оборотом наркотиков (на 35,1 %) (в СССР преступления с наркотиками считались диковинкой. – Ф.Р.)».

Ошибка фальшивомонетчика Баранова

Тем временем продолжается одиссея фальшивомонетчика из Ставрополя Виктора Баранова. Как мы помним, вот уже в течение нескольких лет он наладил в своем сарае выпуск фальшивых бумажных купюр, которые практически невозможно отличить от настоящих. Однако на этих деньгах Баранов не собирался наживаться, а надеялся пустить их на благое дело: ему надо было напечатать только 30 тысяч рублей, которые он хотел употребить на раскрутку своих рационализаторских изобретений.

Когда искомая сумма была наконец напечатана, Баранов разобрал печатный станок, уверенный, что он ему больше не понадобится. Сложив деньги в портфель, он отправился в Симферополь, чтобы там обменять их на настоящие и пустить на правое дело. Но дорога в автобусе сильно его вымотала, и он заехал на ялтинский рынок, чтобы купить кое-какой провизии. Овощи выбирал дотошно, торгуясь с продавцами чуть ли не за каждую копейку. И так вел себя человек, в портфеле которого лежало 30 тысяч филигранно исполненных фальшивок. За эту жадность Всевышний его, видимо, и наказал.

Торгуясь с продавцом помидоров, Баранов достал из портфеля сетку, сложил в нее овощи и… ушел, начисто забыв о портфеле. Буквально через пять минут хватился, бросился назад, а портфеля и след простыл. Можно себе представить реакцию вора, который, открыв портфель, обнаружил там сумму, которой в то время хватило бы на покупку шести автомобилей «Жигули». А Баранова едва удар не хватил: он с горя забрался на какую-то гору и просидел там до вечера.

После этого происшествия Баранов был уверен, что власти забьют тревогу. Но недели шли за неделями, а никаких официальных сообщений по поводу обнаружения фальшивых денег не появлялось. Видимо, «барановки» весьма органично вписались в систему денежного обращения СССР. Поэтому через пару месяцев денежный станок в барановском сарае вновь был собран и заработал в прежнюю силу. Правда, вторая партия двадцатипятирублевок получилась с небольшим брачком, который и выдал их создателя. Обнаружилось это так.

В ноябре 1976 года в одной из торговых точек России были выявлены четыре барановских «четвертака». Их тут же отправили в Москву, в Управление эмиссионно-кассовых операций Госбанка СССР. Оттуда они поступили на Гознак для более тщательной экспертизы. Это исследование выявило, что все «четвертаки» поддельные, принадлежат к одному источнику изготовления и имеют огромное внешнее сходство с настоящими. Гравюры на них с лицевой и оборотной сторон воспроизведены способом глубокой печати, волнистая сетка на лицевой стороне и нумерация на оборотной стороне – высоким способом. Бумага имеет водяной знак в виде темных и светлых звездочек.

Из выводов экспертов выходило, что основными признаками поддельных билетов были следующие: бумага «вялая», изготовлена из 100 % целлюлозы, толщина от 100 до 130 микрон. В ультрафиолетовых лучах имеет голубое свечение. При просмотре бумаги под микроскопом хорошо видна различная ее структура с лицевой и оборотной сторон билетов. Выводы экспертизы заканчивались так: данную подделку следует отнести к разряду опасных, она выполнена квалифицированно и практически не распознаваема в обращении.

Стоит отметить, что обнаружение этих четырех «четвертаков» насторожило правоохранительные органы, но не настолько, чтобы ввести их в панику. Она начнется месяца два спустя, о чем речь еще пойдет впереди.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 2 Оценок: 1
Популярные книги за неделю

Рекомендации