Электронная библиотека » Кассандра Клэр » » онлайн чтение - страница 5

Текст книги "Медная перчатка"


  • Текст добавлен: 30 апреля 2016, 11:20


Автор книги: Кассандра Клэр


Жанр: Книги про волшебников, Фэнтези


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 5 (всего у книги 15 страниц) [доступный отрывок для чтения: 6 страниц]

Шрифт:
- 100% +

– Понимаю. – Мастер Руфус скрестил руки на груди. – Что ж, я здесь не за тем, чтобы мешать вашим занятиям. Я здесь, чтобы поговорить с Колламом.

– Со мной? – удивился Колл.

– С тобой. – Мастер Руфус отошел в сторону на несколько шагов, и Колл с неохотой последовал за ним.

– Хэвок, место, – шепнул Колл. Он не знал, что собирается сказать ему маг, но едва ли это могло ему понравиться.

– Твой отец здесь и хочет тебя видеть, – сообщил мастер Руфус.

– Что? – По идее, в этом не было ничего удивительного, но Колл опешил. – Я думал, родителям не разрешается приезжать в Магистериум.

– Это так. – Мастер Руфус смотрел на Колла так, будто пытался разглядеть в нем ответы на какие-то свои вопросы. – Однако не в обычаях Магистериума похищать учеников. Я полагал, что ты прибыл сюда как и все остальные, но Аластер проинформировал меня, что он не общался с тобой со дня твоего ухода из дома. Он сказал, что ты сбежал.

– Он не хочет, чтобы я был здесь, – принялся объяснять Колл. – Он хочет, чтобы я держался от Магистериума подальше.

– Как тебе наверняка известно, – мягко сказал Руфус, – это невозможно для мага, прошедшего Первые Врата. Ты должен завершить обучение.

– Я и хочу! – заверил его Колл. – Я не хочу уезжать с ним. Я ведь не обязан это делать, да?

– Не обязан, – подтвердил мастер Руфус, но его тону не хватало уверенности. – Но, как я уже сказал, мы не крадем детей у родителей. Я считал, что он смирился с идеей твоего ученичества.

– Не особенно, – буркнул Колл.

– Я пойду с тобой, если хочешь, – предложил мастер Руфус. – Чтобы мы поговорили все вместе.

– Я не хочу с ним разговаривать! – выпалил Колл. С одной стороны, он отчаянно хотел увидеть отца, убедиться, что после того ужасного удара о стену с ним все нормально. Но Колл понимал, что этого делать нельзя. Им никак не удастся поговорить, не упомянув слов «Константин Мэдден», «убийство» и «алкахест». Слишком много секретов могли услышать посторонние.

– Я хочу, чтобы вы попросили его уехать, – сказал Колл своему учителю.

Мастер Руфус в течение продолжительного времени молча смотрел на Колла, после чего вздохнул:

– Хорошо. Я сделаю как ты просишь.

– Не похоже, чтобы вы этому радовались, – заметил Колл.

– Аластер когда-то был моим учеником, – ответил Руфус. – У меня до сих пор к нему особое отношение. Я надеялся, что твое ученичество здесь смягчит его ненависть к магам и Магистериуму.

Колл не смог придумать достойного ответа, не открыв мастеру Руфусу правду, чего никак нельзя было рассказывать. Он лишь покачал головой.

– Пожалуйста, заставьте его уехать, – прошептал он.

Мастер Руфус кивнул и, развернувшись, направился к выходу из библиотеки. Колл оглянулся на Аарона и Тамару. Оба стояли, склонившись к столу, и с тревогой смотрели на него, из-за света ламп их лица стали зеленоватыми. Он подумал вернуться к ним, но понял, что сейчас не в том состоянии, чтобы отвечать на их вопросы. Тогда он отвернулся и побежал из библиотеки так быстро, как только позволяла больная нога.


Глава 6

Колл бродил по коридорам и пещерам Магистериума, мимо холодных озер и подземных рек. Наконец он остановился на берегу одной из них и, сняв ботинки, сел, опустив ноги в илистую воду.

В который раз он задался вопросом, был ли он хорошим человеком. Он всегда считал себя нормальным, как большинство людей. Не ужасным, но и не замечательным. Обычным.

Точно не убийцей.

Но Константин Мэдден был убийцей. Он был злым сумасшедшим, который создавал монстров и пытался обмануть смерть. И Константином был Колл. Получается, он был ответствен за все, что натворил Константин, пусть даже он ничего из этого не помнит?

А теперь Аарон боится и ломает голову, как справиться с угрозой, которой на самом деле нет, и все лишь потому, что Колл эгоистично молчит.

Колл пнул воду, брызнув на стену и распугав бледных безглазых рыб, собравшихся у пальцев его ног.

И в этот момент с потолка на камень рядом с Коллом упала ящерица.

– Вау! – от неожиданности Колл вскочил. – Ты что здесь делаешь?

– Живу здесь, – ответил Уоррен, облизнув длинным языком глаз. – Наблюдаю за тобой.

Наверное, для него это было в порядке вещей, а вот Колл передернулся от отвращения.

Колл вздохнул. В последнюю их встречу Уоррен привел его, Тамару и Аарона в пещеру одного из Поглощенных, в прошлом мага, который так часто пользовался магией огня, что в конце концов превратился в элементаля огня. В ушах Коллама прозвучало пророчество Поглощенного: «Один из вас падет. Один из вас умрет. А один мертв уже давно».

Сейчас Колл знал, к кому из трех относился он сам. Коллам Хант был давно мертв.

– Убирайся, – приказал он ящерице. – Пошел прочь, пока я не утопил тебя в реке.

Уоррен одарил его тяжелым взглядом выпуклых глаз, после чего полез по стене.

– Не один я наблюдаю, – бросил он напоследок, прежде чем скрыться во тьме.

Колл со вздохом поднял ботинки и пошлепал босиком к их общей комнате. Оказавшись там, он растянулся на диване и уставился в камин, следя за тем, чтобы не думать ни о чем ужасном. Он лежал так, пока не вернулись Тамара и Аарон. Хэвок бежал за ними. Аарон нес большую тарелку лишайника.

Колл и не подозревал, как успел проголодаться, пока не уловил доносящийся от зеленой массы запах жареного цыпленка и его желудок громко не заурчал.

– Ты не пришел на ужин, – сказала Тамара. – Рэйф и Кай передавали тебе привет.

– Все в порядке? – спросил Аарон.

– Ага, – ответил Колл и сунул в рот огромный шмат лишайника, добавив тем самым новую ложь к растущему списку Вселенского Зла.



Уроки начались со следующего утра. Причем впервые на памяти Колла они отправились для этого в специально оборудованный класс. Или класс-пещеру – просторное помещение с неровными голыми скальными стенами и круглым углублением в центре. Этот круг служил скамьей, где они должны были сидеть во время лекций. Еще здесь был небольшой водоем для упражнений с магией воды и противовеса в работе с огнем и гора песка. И – видимо, специально для Аарона – металлический постамент, на котором посверкивал черный камень, символ пустоты.

Аарон, Тамара и Колл расселись в углублении в центре класса, пока мастер Руфус выравнивал кусок стены. Под конец он махнул рукой, и с кончиков его пальцев посыпались искры, складывающиеся на поверхности камня в слова.

– В конце прошлого учебного года вы прошли через Врата контроля. Вы освоили азы, сделали первый шаг на пути становления настоящего мага. В этом году вы приступите к овладению стихиями.

Он начал расхаживать из стороны в сторону. Руфус часто так делал, когда о чем-то размышлял.

– Некоторые мастера считают, что мага хаоса, окажись он в их группе, следует отделить от остальных учеников и заниматься с ним или с ней в индивидуальном порядке, так как присутствие мага хаоса в ученической группе может нарушить ее баланс.

– Что?! – ужаснулся Аарон.

– Я придерживаюсь иного мнения, – продолжил Руфус, хмуро глядя на них.

Колл попытался представить, каково это – быть мастером, в чьей группе вдруг оказался творец. Большинство мастеров бы убили за такую возможность, но большинство мастеров кардинально отличались от Руфуса. Он учил Константина Мэддена, и это закончилось ужасно. Может, последнее, чего он желал для себя – это новой подобной возможности.

– Аарон останется в группе. Я правильно понимаю, Колл будет твоим противовесом?

Аарон повернулся к Коллу, точно боялся, что тот возьмет назад данное слово.

– Да, – сказал Колл. – В смысле если он все еще этого хочет.

Аарон просиял улыбкой от уха до уха:

– Я хочу!

– Хорошо, – кивнул мастер Руфус. – Итак, вы будете упражняться с противовесами, все вы. Земля, воздух, вода и огонь. Аарон, я хочу, чтобы ты освоил их прежде, чем попробуешь использовать Колла в качестве своего противовеса.

– Потому что иначе я могу его ранить, – согласился Аарон.

– Иначе ты можешь его убить, – поправил мастер Руфус.

– Но этого не случится, – заверила Тамара Аарона.

Колл нахмурился, заметив вдруг, как сблизились эти двое за лето, и задавшись вопросом, не поэтому ли Аарон не упоминал, что гостит в доме Тамары.

Тамара повернула к Коллу странно напряженное лицо:

– Я не допущу, чтобы с вами случилось что-нибудь плохое.

– Уверен, никто не думает, что ты можешь навредить другу специально, – мастер Руфус покосился на Колла. – Осталось лишь убедиться, что никто из вас не навредит другому случайно.

Колл облегченно выдохнул. Именно этому он мечтал научиться. Никому не вредить, даже случайно.

Но Аарон все еще выглядел напуганным:

– А можно мне просто обойтись без противовеса, раз он может погибнуть?

Мастер Руфус бросил на него взгляд, в котором читалось нечто, очень похожее на жалость:

– Занятия магией хаоса ложатся тяжким бременем на творца, и не всегда удается четко распределить свои силы. Противовес тебе необходим для твоей же безопасности, но будет лучше, если он никогда тебе не понадобится.

Колл ободряюще улыбнулся Аарону, но тот на него не смотрел.

Мастер Руфус продолжил объяснять, что им предстоит изучить и сделать за этот год обучения. Их будут отправлять на миссии в лес, окружавший Магистериум, для выполнения разного рода мелких заданий – менять русла ручьев, разводить огонь, исследовать окружающую обстановку и приносить кое-что с собой для дальнейшего изучения. Некоторые миссии будут совместными с другими ученическими группами, а в самом конце всех учеников Медного года отправят на охоту за дикими элементалями.

Колл представил себя сидящим под ночным звездным небом у костра в компании Тамары, Аарона и Хэвока. Перспектива вырисовывалась очень даже ничего. Они могут готовить сморы – ну или поджарить лишайник – и рассказывать страшные истории, наслаждаясь Медным годом в Магистериуме, не думая о следующем лете и делая вид, что внешнего мира со всеми связанными с ними ожиданиями просто не существует.



Тем же вечером Колл направлялся вместе с Хэвоком к выходу на задания, когда их нагнала Селия. Она успела переодеться из школьной формы, которую они были обязаны носить во время занятий, в пышную розовую юбку и блузку в розовую и зеленую полоски.

– Ты в Галерею? – спросила она, слегка запыхавшись. – Можем пойти вместе.

Ему, правда, нравились теплые бассейны, шипучие напитки и кино, которое крутили в Галерее, но сейчас он предпочитал держаться подальше от толпы.

– Я веду Хэвока на прогулку.

– Тогда я с вами. – Она улыбнулась ему, точно на самом деле считала, будто прогулка в темноте в компании роя москитов куда интереснее веселья в Галерее. Селия наклонилась, чтобы погладить Хэвока по голове.

– Э-э, хорошо. – Колл не сумел сдержать удивления. – Отлично.

Оказавшись снаружи, они какое-то время молча наблюдали, как Хэвок обнюхивает кустики травы. В воздухе кружили светлячки, похожие на искры от костра.

– Гвенда привезла с собой животное, – вдруг заговорила Селия. – Пушистика. Говорит, раз вам разрешили держать волка, ее хорек не должен стать проблемой. Он ведь даже не Одержимый хаосом. Вот только у Джаспера аллергия, так что я сомневаюсь, что она все же сможет его оставить.

Колл усмехнулся. Все, что было плохо для Джаспера, было хорошо для всего остального мира.

– Думаю, мне уже нравится Пушистик.

Оказалось, Селия была настоящим кладезем информации. Она рассказала Коллу, у кого из учеников была сыпь, на кого напали пещерные вши, а кто с Железного года намочил ночью постель. Селия была в курсе разрыва Алекса и Кимии и того, что Алекс по этому поводу грустил. Еще она заявила, что Рэйф – подлый обманщик.

– В смысле жульничает на тестах? – не понял Колл.

– Нет, – засмеялась Селия. – Он поцеловал одну девочку через месяц после того, как сказал другой, что она ему нравится. А вот кто жульничает на тестах, так это Сьюзен ДеВиль. Она пишет шпаргалки на запястье невидимыми чернилами, а потом с помощью магии заставляет их потемнеть.

– Ты все обо всех знаешь, – восхитился Колл. Он понятия не имел, что кто-то из учеников открыто признавался кому-то в симпатии. – А что насчет Джаспера? Расскажи мне что-нибудь плохое о Джаспере.

Она укоризненно посмотрела на него:

– Джаспер хороший. Я не знаю о нем ничего плохого.

Колл разочарованно вздохнул, но в этот момент к ним подбежал Хэвок, таща в пасти огромных размеров ветку с листьями. Он положил ее у ног Колла и завилял хвостом, точно принес ему самую обычную палку и просил ее кинуть.

После мгновения потрясенного молчания Колл и Селия дружно расхохотались.

С тех пор Селия почти каждый вечер составляла Коллу компанию в вечернем выгуле Хэвока. Иногда к ним присоединялись Тамара и Аарон, но так как Тамара гуляла с Хэвоком по утрам, а Аарону кроме обычных занятий приходилось еще и тренироваться в качестве творца, чаще всего эти двое отлынивали.

Но однажды вечером, ближе к концу сентября, рядом с Коллом на прогулке оказался кое-кто еще. В первую секунду, увидев идущего к нему размашистым шагом парня в джинсах и свитере – к тому моменту жаркая погода спала и стало заметно прохладней, – Колл решил, что это был Аарон, но через мгновение он узнал Алекса Страйка.

Страйк выглядел взъерошенным и немного бледным, хотя, возможно, дело было в проходящем летнем загаре. Колл остановился и, придерживая Хэвока за поводок, подождал, пока Алекс их догонит. Колл пребывал в недоумении. С начала школы Алекс разве что приветливо улыбался ему в столовой, и кроме как во время выполнения им поручений мастера Руфуса Колл его практически не видел. Он предположил, что Алекс избегает его из-за Кимии, ну и, возможно, еще из-за того, что был одним из самых популярных ребят по всей школе и ему некогда было возиться с учениками Медного года.

Но сейчас Алекс целенаправленно шел к нему. Подойдя, он приветственно вскинул руку.

– Эй, Колл! – Он наклонился, чтобы потрепать Хэвока. – Хэвок. Давно не виделись.

Хэвок заскулил, казавшись смертельно обиженным.

– Я думал, ты нас избегаешь, – прямо сказал Колл. – Из-за Кимии.

Алекс выпрямился:

– Ты хоть когда-нибудь не выбалтываешь первое, что пришло тебе в голову?

– Звучит как вопрос с подвохом, – задумался Колл. Хэвок дернул поводок, и Колл пошел за волком по тропинке. Алекс быстрым шагом двинулся за ними.

– Вообще-то я хотел поговорить с тобой как раз о Кимии, – сказал Алекс. – Ты знаешь, мы расстались…

– Об этом все знают. – Колл застегнул кофту. Недавно прошел дождь, и с веток капало.

– Тамара говорила тебе что-нибудь насчет Кимии? Она все еще злится на меня?

Хэвок натянул поводок. Колл отпустил его, и волк бросился за кем-то в погоню – скорее всего за белкой.

– Не думаю, чтобы Тамара упоминала при мне Кимию или тебя. – Он растерялся. Его первым порывом было сказать Алексу, что расспрашивать его бессмысленно, потому что он ничего не понимает в девушках и тем более в свиданиях и что Тамара никогда не обсуждала с ними романтические отношения своей сестры. А еще – что Кимия красивая и наверняка уже успела найти себе нового парня.

Но второй порыв предупредил, что первый уж слишком подходит для Вселенского Зла. Потому что Вселенское Зло не помогает другим в любви.

А он, Колл, вполне мог помочь.

– Тамара взрывная, – сказал он. – В смысле ее легко можно вывести из себя. Но она быстро отходит. Так что, если Кимия такая же, думаю, она уже не злится. Тебе стоит с ней поговорить.

Алекс кивнул, хотя было не похоже, чтобы Колл сказал ему что-то такое, о чем бы он сам не думал.

– Или ты можешь с ней не говорить, – продолжил Колл. – Когда я не разговариваю с Тамарой, она в конце концов сама ко мне приходит и бьет меня, так что, может, Кимия первой к тебе придет. Плюс, если она тебя ударит, это сломает лед.

– Или мое плечо, – вздохнул Алекс.

– Я хочу сказать, если это не сработает, знаешь, как говорят: если любишь кого-то – отпусти. Не запирай их под землей в пещере.

– Не думаю, что говорят именно так, Колл.

Колл посмотрел на Хэвока, обновляющего у скалы границы своей территории.

– Просто не показывай ей, какой ты на самом деле, – сказал он. – Прикинься тем, кого она могла бы полюбить, и она тебя полюбит. Потому что люди все равно любят лишь созданные ими же самими образы других людей.

Алекс присвистнул:

– И когда ты успел стать таким циником? Заразился от своего отца?

Колл нахмурился, разом растеряв все желание помогать ближнему:

– Это не имеет никакого отношения к моему отцу. При чем тут он?

Алекс сделал шаг назад и примиряюще выставил перед собой руки:

– Слушай, я знаю лишь то, что говорят. Что когда-то он дружил с Врагом Смерти. Был с ним в одной группе. И что теперь он ненавидит магов и все, что связано с магией.

– И что с того, даже если это так? – разозлился Колл.

– Он ни с кем не общается? – спросил Алекс. – Ни с кем из магов? Со своими прошлыми друзьями?

Колл помотал головой:

– Не думаю. У него сейчас совсем другая жизнь.

– Плохо, когда на людей наваливается одиночество, – сказал Алекс. – Так было с моей приемной мамой, когда умер мой отец, пока она не вошла в Ассамблею. Теперь она довольна, что у нее появилась возможность управлять жизнью всех остальных.

Колл хотел возразить, что Аластер вовсе не был несчастлив, общаясь со своими новыми, такими же, как он, помешанными на всяком старье друзьями немагами. Но затем вспомнил напряженные мышцы челюсти на лице отца, как с годами он становился все молчаливее и каким загнанным иногда выглядел, точно груз, который он взвалил на себя, оказался для него непосильным.

– Да, – наконец произнес Колл и щелкнул пальцами. Хэвок, оставляя во влажной земле следы от когтей, сбежал к нему по склону холма. Колл старался не думать об отце, как тот сидит в одиночестве в их доме. Или что он подумал, когда мастер Руфус передал ему, что Колл даже видеть его не желает. – Это плохо.

Он вспомнил об этом на следующий день, когда слушал лекцию мастера Руфуса об использовании элементалей. Мастер Руфус, вышагивая перед ними, рассказывал о том, как опасны дикие элементали и что обычно их просто уничтожают, хотя иногда маги могут заставить их служить себе.

– Так, например, полеты быстро расходуют магические ресурсы мага, – сказал мастер Руфус.

Аарон по выработанной в обычной школе привычке поднял руку:

– Но разве контроль над элементалями не стоит магической энергии?

Мастер Руфус кивнул:

– Интересный вопрос. Да, ты прав, энергия расходуется, но не постоянно. Раз подчинив себе элементаля, его контроль сжигает сил куда меньше. Практически все маги содержат одного-двух элементалей для разных нужд. А в школах, подобных Магистериуму, их много.

– Что? – Колл принялся озираться, наполовину ожидая, что прямо сейчас из каменной стены выпрыгнет водяная виверна.

Мастер Руфус приподнял бровь:

– А кто, как ты думал, чистит вашу форму? Или, раз уж на то пошло, убирает ваши комнаты?

Колл до этого момента особо над этим не задумывался, но теперь ему стало не по себе. Получается, его нижнее белье стирало какое-то существо вроде Уоррена? Мысль была далеко не из приятных. Но, может, это была их работа. Может, ему стоит быть более толерантным.

Затем он вспомнил Уоррена, жующего безглазую рыбу. А может, и не стоит.

Тем временем мастер Руфус продолжал лекцию:

– Разумеется, мы также используем элементалей на занятиях, но также и для защиты. К примеру, древних элементалей, что спят глубоко в пещерах в ожидании.

– В ожидании чего? – спросил Колл, широко открыв глаза.

– Когда их призовут на битву.

– Хотите сказать, когда вновь начнется война, – бесстрастным тоном уточнил Аарон. – Вы отправите их сражаться с Врагом.

Мастер Руфус кивнул.

– Но как вы заставляете их подчиняться? – удивился Колл. – Почему они послушно спят столько времени, чтобы проснуться только для того, чтобы отправиться на бой?

– Они связаны с Магистериумом древней магией, – ответил Руфус. – Первые маги, те, что основали эту школу, поймали их, сковали их силы и отправили на покой на многие мили под землю. Они поднимутся по нашему призыву и будут нам подчиняться.

– И как это отличается от Врага и его Охваченных хаосом? – спросила Тамара. Она умудрилась закрутить с помощью карандаша одну из косичек в узел, и тот теперь торчал у нее из волос.

– Тамара! – возмутился Аарон. – Это совсем другое! Охваченные хаосом – злые. За исключением Хэвока, – быстро добавил он.

– А эти существа? Они добрые? – не отступала Тамара. – Если они добрые, почему их держат запертыми под землей?

– Они не добрые и не злые, – объяснил Руфус. – Они безмерно могущественны, подобно греческим титанам, и им нет никакого дела до людей. Куда бы они ни направились, их сопровождают разрушения и смерть, но не потому что они хотят убивать, а потому, что не осознают последствий или же им просто все равно. Обвинять великого элементаля в уничтожении города то же самое, что обвинять вулкан в извержении.

– То есть их заточили ради всеобщего блага, – подытожил Колл, хотя и сам отлично слышал в собственном голосе нотки сомнения и подозрения.

– Один из элементалей металла, Автомотонес, сбежал после битвы Верити Торрес с Врагом, – рассказал Руфус. – Он разнес целый мост. Автомобили, которые были на нем, попадали в воду. Многие утонули, прежде чем его вернули под Магистериум.

– Его наказали? – Тамару, похоже, особенно заинтересовал этот момент.

Руфус пожал плечами:

– Как я уже сказал, это было бы то же самое, что наказывать вулкан за извержение. Нам нужны эти элементали. Они единственное, что мы можем противопоставить ведомой Константином армии Охваченных хаосом.

– А можно нам посмотреть хоть на одного? – спросил Колл.

– Что? – Руфус замер с поднятой ручкой в руке.

– Я бы хотел увидеть хоть одного. – Колл даже не отдавал себе отчета, зачем он об этом просит. Но мысль о существе, которое не было одновременно ни добрым, ни злым, не давала ему покоя. Такому созданию не нужно было волноваться о том, как себя вести. Порождение чистой стихии.

– Через пару недель у вас начнутся миссии, – сказал Руфус. – Вы будете путешествовать одни за пределы Магистериума, выполнять задания. Если вы справитесь, я не вижу причины, почему не показать вам спящего элементаля.

В дверь постучали. Руфус разрешил войти, и дверь открылась. В класс зашел Рэйф. С тех пор как мастер Лемуэль покинул Магистериум, он выглядел намного счастливее, хотя Колл и спрашивал себя, не боялся ли он вернуться в школу после смерти Дрю.

– Мастер Рокмэйпл просил передать вам это, – он протянул Руфусу сложенный лист бумаги.

Мастер Руфус прочел записку, после чего смял ее в пальцах, и та, вспыхнув, рассыпалась черным пеплом.

– Спасибо, – он кивнул Рэйфу, словно сжигание писем было совершенно обычной практикой. – Передай своему мастеру, что мы поговорим за обедом.

Рэйф так и ушел с вытаращенными глазами.

Коллу до смерти хотелось узнать, что было в той записке. Когда у тебя есть страшная тайна, ты постоянно боишься, что в любую минуту что-то может случиться, и Колл волновался, вдруг в ней говорилось о нем.

Но мастер Руфус, продолжив занятие, даже не взглянул на него. И так как в последующие несколько дней тоже ничего не произошло, Колл благополучно забыл об этом своем страхе.

Шли недели, и листья на деревьях окрасились в желтый, красный и оранжевый цвета, и казалось, весь лес был охвачен огнем. В такой обстановке Коллу все проще было делать вид, что у него вовсе нет никакой тайны.



Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 | Следующая

Правообладателям!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО "ЛитРес" (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 4.1 Оценок: 12
Популярные книги за неделю


Рекомендации